varandej (varandej) wrote,
varandej
varandej

Колочава. Часть 2: Старое Село



Продолжаю рассказ о Колочаве - огромном и очень красивом селе в высокогорной части Закарпатья. В прошлой части мы осмотрели собственно село, но его главная достопримечательность - скансен "Старое Село", основанный в 2006 году и продолжающий развиваться, достоин отдельного рассказа. Собственно, это уже третий скансен за мою карпатскую поездку - другие были во Львове и в Ужгороде. И не менее интересный: этнография широкого охвата от евреев до лесорубов здесь сочетается с музеем "Колочавская узкоколейка" - единственным таким во всей Украине.


"Старое Село" отделено от собственно села одной из многочисленных колочавских речек. У входа - всё тот же Микола Шугай, разбойник, увековеченный чешским писателем Иваном Ольбрахтом. Как уже говорилось в прошлой части, "Старое Село" и его филиалы (такие как "Старая школа" или "линия Арпада") - инициатива земляка, депутата и банкира Станислава Аржевитина, задумавшего открыть в своём селе целых 10 музеев, и "Старое Село" - центр этой системы. Все экспонаты собраны в Колочаве и окрестностях. Вход на территорию свободный (но платный), а вот в помещения - только с эскурсоводом. Это стоит 50 гривен, и поначалу я колебался, но как только началась экскурсия, которую вёл удалого вида мужичок, отлично говоривший по-русски - понял, что жалеть этих денег не надо.

2.


Первый экспонат музея - хата бедняка. Это актуально, ибо в скансене Ужгорода по непонятным причина представлены только богатые и зажиточные усадьбы, от чего может сложиться впечатление, что Закарпатье сто лет назад жировало. На самом деле нищета тут была кромешной. И преобладали в Закарпатье такие хаты - без всяких веранд и резьбы:

3.


Почти во всех музейных хатах - вот такие вот замки. "Ключ" торчит из двери - экскурсовод таскал их с собой целую охапку:

3а.


В бедняцкой хате - земляной пол, лавочки для спанья, теснота, голые стены. В общем-то даже беднее, чем русские избы того времени, что-то подобное я видел разве что в белорусской Строчице.

4.


А как иначе? Ни чернозёма, ни больших рек, ни пространств, способных прокормить любого желающего. И надо сказать, "хата бедняка" тут - ещё не самая бедная:

5.


Рядом хозпостройки, хлев с утварью. В хлеву обитает чучело кабана. Обратите внимание на ярмо - оно тут использовалась не только для скота, но и как инструмент правосудия. Например, пойманный вор должен был в этом ярме ходить по селу и рассказывать всем встречным, что, когда и у кого он украл. В общем-то в селе, где все друг друга знают - пожалуй, более серьёзная мера, чем лишение свободы с казённой баландой.

6.


Крестик на коньке - такие, только из ажурного металла, нередко можно увидеть и на современных особняках:

7.


А вот особенно интересный мне экспонат - ручная лесопилка, или тартак. Сбоку висит пила, которую один берёт снизу, а другой сверху, и вжик-вжик-вжик! В Австро-Венгрии и Чехословакии у Закарпатья была совершенно чёткая специализация - лесозаготовки. Отдельным искусством был сплав лесоплотов по горным рекам. В Синевирской Поляне то ли был, то ли есть даже музей лесосплава - в 1994 и 2000 годах он был разрушен двумя паводками, одни говорят - что восстановлен, другие - что разобран окончательно. Если кто прояснит ситуацию, кинув мне ссылку на актуальные фотографии - буду рад.

8.


Следующий объект - приходская греко-католическая школа (причём табличка на стене - от школы общеобразовательной). Такие распостранились по закарпатским сёлам в конце 19 века, и для русин зачастую были единственной возможностью получить начальное образование на родном языке. Лавочки на лужайке - её "летний класс":

9.


Основной же класс выглядит так, но стоит иметь в виду, что пока здесь же экспонируется много предметов церковной утвари - собственную церковь или часовню музей ещё не построил, а выставлять их более негде. Не помню, сколько в этой школе классов, но учились вместе дети разных возрастов:

10.


Напротив входа в класс - тесная комната. Я думал было, что здесь жил учитель, но оказалось - нет: чаще всего греко-католическая церковь арендовала помещения этих школ у крестьян, и здесь жил хозяин дома:

11.


А напротив в это время музицировали вот эти обаятельные ребята, которых снимали оператор и девушка-репортёр из Киева:

12.


Следующая постройка - трактир, вмешающет самую обширную и сложную экспозицию. Дело в том, что исторически трактиры в Закарпатье содержали евреи:

13.


Они появились здесь в 17 веке, в основном беженцы из Украины, охваченной восстанием Хмеля-злодея - так евреи прозвали Богдана Хмельницкого, чьи погромы были самыми массовыми вплоть до ХХ века. Продолжали они сюда переселяться и позже, но интересно другое: в Закарпатье евреи, у которых как известно этнокультурным ландшафтом является город, расселялись в основном по деревням. Две-три еврейские семьи в каждом селе - без раввинов и какой-либо организации. В общем, жили они здесь незаметно - но потому спокойно, и прибывали всё активнее, к 1930 году составив 15% населения Закарпатья, или треть от всей еврейской общины Чехословакии. Мобильность, деловитость и связи, видимо, и стали причиной того, что евреи стали в Закарпатье главными корчмарями:

14.


В той же корчме - запасы, а дальше жилая комната:

15.


Большинство закарпатских евреев были хасидами:

16.


Здание трактира в плане Г-образное, и во втором его крыле ещё две экспозиции. В одной - номер постоялого двора, содержание которых также было по части евреев:

17.


И молельный дом - даже не синагога, а бужня, грубо говоря иудейский аналог часовни. В маленьких общинах Закарпатья преобладал этот тип:

18.


На заднем дворе - ещё и две надгробные плиты. Где-то в Колочаве есть еврейское кладбище, и по словам экскурсовода, эти плиты валялись в стороне, кем-то снятые с могил, и только поэтому местная еврейская организация разрешила переместить их в музей.

19.


"Повозка Эгана" на заднем плане тоже не случайнаа. Эдмунд Эган - эмиссар венгерского правительства, которого отправили сюда в 1897 году разобраться в причинах столь крайней нищеты региона. Эган не стал изобретать велосипед, а доложил в Будапешт, что это, как всегда, жиды во всём виноваты. В Будапеште поверили на слово, и в общем последние 20 лет Австро-Венгерской империи были здесь очень тяжёлым временем. Ну а дальше - Вторая Мировая война, и Венгрия как самый верный союзник Третьего Рейха (единственная страна, которая не перешла на другую сторону до самого конца войны!) создала для Холокоста все условия. Из ста тысяч евреев Закарпатья до конца войны дожили 10-15 тысяч.

19а.


Дворик с надгробиями уже глядит на основную площадку музея, показанную на вводном кадре. Что мне понравилось в "Старом Селе" особенно - это живость, которая бывает только в сельских скансенах. Вот скажем прямо через музей дядька ведёт коня:

20.


Ещё несколько хат располагаются выше по склону. Хата лесорубов, на которой висит в том числе инвентарь:

21.


Внутри. Вон тот ящик - прототип душевой кабинки: открываешь крышку, залезаешь так, что только голова торчит, наливаешь воды и через шланг поддаёшь жару. Лесорубами в Закарпатье были населены целые сёла, например "столица" закарпатской части Гуцульщины Ясиня

22.


Хата чабанов (а к моему удивлению, в Карпатах пастухов зовут именно так!) - самая маленькая и нищая во всём скансене. Даже дымохода нет - то есть топилась она по-чёрному:

23.


А вот на стене незаменимый в горах инструмент, "визитная карточка" гуцулов - трембита. Такая вот труба длиной в среднем около двух метров, хотя известны 4-метровые и даже 8-метровые трембиты. Это не музыкальный инструмент, а сигнальное средство - при помощи трембиты чабаны переговаривались в горах, имея свой язык сигналов:

24.


В самой же хате всё совсем безрадостно:

25.


Рядом ещё и хата охотника, внешне от тех двух не отличающаяся. А внутри почему-это экспозиция кожевенных изделий:

26.


Об охотничьем труде напоминает навес для костра:

27.


Вообще, пока пространство тут организовано весьма своеобразно. Вот скажем навес для сена, но под ним стоят ульи. Планов по расширению у "Старого Села" немерено:

28.


Домик слева (он же на вводном кадре, с голубыми окнами) - один из самых богатых, так как здесь жил швец. Колочава была всегда большим селом, поэтому фактически это был даже не дом, а небольшая швейная фабрика. О последнем его хозяине Дмитрие Даце здесь всё ещё говорят с большими уважением.

29.


В одной комнате жил хозяин, в другой помещалось нечто вроде цеха:

30.


Над всем этим нависает колыба - временное жилище чабанов на полонинах (горных пастбищах), где они жили в тёплый сезон. По сути дела - деревянная юрта, как у перешедших к оседлости сибирских народов. На самом деле просто схожие задачи: в центре колыбы горел очаг, вокруг которого и отдыхали пастухи после работы. У гуцулов считалось большим позором, если огонь в очаге угаснет. Как слово "колыба" закрепилось за кабаками - понятия не имею.

31.


Ну и едва ли не самый интересный элемент музея - узкоколейка. Их сеть разрасталась по австро-венгерским Карпатам с конца 19 века, в первую очередь для вывоза леса - это было гораздо надёжнее и удобнее сплава. Изначально их колея была 760мм, при советах подогнали под стандарт 750. Многие старые УЖД ещё отмечены на картах, но действует по сей день лишь одна, под Виноградовом, и я по ней катался. Конкретно в Колочаве узкоколейки никогда не было, а ближайшая работала в 1940-50-е годы при строительстве Теребля-Рицкой ГЭС, о которой я ещё расскажу в конце поста. Техника  - в основном оттуда и с чуть более дальней Усть-Черненской узококолейки. Паровоз, вагоны и дрезина - послевоенные, аналоги сохранились и на других УЖД бывшего Советского Союза:

32.


В деревянных двухосных вагонах - экспозиции:

33.


Вот эту должен заценить periskop:

34.


Ещё пара очень интересных агрегатов - тоже узкоколеечный феномен, автомобили на железнодорожных колёсах. "Волга-21" принадлежал председателю лесхоза, который на нём объезжал свои владения, а "скорая помощь" - это "скорая помощь", даром что по рельсам бегает.

35.


Всё это напоминает музей в Переславле-Залесском, только меньше. Вроде бы рельсовые автомобили были и там. А вот есть ли где-то ещё такой агрегат (название запамятовал) - даже не знаю.

36.


Это был личный транспорт Ивана Чусы, бригадира лесхоза, получившего за заслуги 13 разных наград - звания Героя Труда, Ветерана Труда, заслуженного работника промышленности УССР, ордена Ленина, Октябрьской Революции, Трудового Красного Знамени, Знак Почёта и многое другое. Вдобавок, в 1967 году он получил золотую медаль чемпионата по валке леса в Канаде... В общем, слушая всё это, я только вспоминал анекдот:
-Где вы так научились валить лес?
-В Сахаре!
-Но там же нет лесов.
-Да. Теперь нет.

37.


А обставлено это всё ещё и как станция Чертёжник. Почему такое названаие - не знаю, но вполне убедительное. В планах  построить замкнутую линию вокруг музея и периодически пускать по ней поезд или мотрису. Или две отдельные линии. Техника вся в рабочем состоянии, паровоз дважды в год растапливается и даёт гудок.

38.


А если подойти со стороны речки и посмотреть с другого берега, можно увидеть ещё и "запасники":

39.


40.


Здесь же БРДМ - сочетанием всего и вся "Старое Село" местами напоминает и Народный музей в Мышкине:

41.


А в доме на заднем плане воссоздана комната сельского старосты, которую, впрочем, выдаёт только карта на стене:

42.


Один из последних домиков, стоящий напротив входа - жандармерия, которую украшает трофейный немецкий "Опель":

43.


Жандармерия эта вписана в склон и имеет двойное дно:

44.


Лучше законы Австро-Венгрии было не нарушать, конечно. А то скажешь ещё, не дай Бог, что де портрет государя-императора обгадили мухи...

45.


В кабинете жандармов - ещё и дырка в полу, через которую можно было следить за порядком в камере... ну и как-нибудь издеваться над задержанными, наверное.

46.


Ближе к выходу - ещё пара ремесленных экспозиций:

47.


И в общем у музея большие планы. Если удастся их воплотить - через пару лет будет ещё интереснее. В целом, Колочава - безусловно, пункт "программы-минимум" в Закарпатье.

48.


Уезжал я отсюда с тем же водителем, который меня привёз, и первые километров 20 ехал один. Затем нам встретилась группа девиц старшешкольного возраста, которые брели вдоль серпантина - неподалёку находился летний лагерь. Водитель широким жестом подобрал их и подвёз километра три бесплатно. Вообще, народ в Закарпатье добродушный и непосредственный. И так как мы ехали одни, водитель притормозил на пять минут около самого интересного места на дороге - той самой Теребля-Рицкой ГЭС:

49.


Проекты этой плотины разрабатывали ещё австрияки, а затем чехи - но и тем, и другим помешали Мировые войны. Наконец, в 1946-51 годах ГЭС всё же построило советское руководство, и считается, что это вторая (после ДнепроГЭС) крупная гидроэлектростанция Украины. Устроена она интересно - дело в том, что за соседней горой, но гораздо ниже протекает параллельная река Рика, в устье которой стоит Хуст. От водохранилища в долину Рики ведёт тоннель длиной 3700м, и водохранилище находится здесь, а гидроагрегаты  - там. Плотина же на самом деле не так уж велика - 153 метра длиной, 45 метров высотой, но в узком ущелье смотрится огромной. А узкое водохранилище с очень красивым цветом воды здесь выглядит натуральным горным озером. Гребень плотины поближе - для масштаба отыщите человека:

50.


...Вернувшись в Хуст, сходив на замковую гору, я лёг спать перед последним днём в Закарпатье, броском на Яблуницкий перевал через жуткое индустриальное Солотвино и уютный горный Рахов. О Солотвине - в следующей части.

КАРПАТСКАЯ РУСЬ-2012
Предисловие.
На галицкой равнине
Львов. Главный вокзал.
Львов. Стрыйский парк и штрихи к центру.
Львов. Шевченковский Гай.
Червонная Русь. Сходства и различия.
Червонная Русь. Железные дороги Австро-Венгрии.
Червонная Русь. Деревянные церкви.
Червонная Русь. Срам, или мотивы обнажённого тела.
Старое Село из окна поезда
Галицкое Прикарпатье.
Возвращение в Дрогобыч. Соль и нефть.
Борислав. Восставший из нефти.
Сходница и Тустань. "Висячая крепость" белых хорватов.
Долина. Ещё раз про соль и нефть.
Болехов и скалы Довбуша. Ещё одна "висячая крепость".
Стрый. Настоящий Бандерштадт.
Самбор, откуда пришла Великая Смута.
Горная Бойковщина. Розлуч и Турка.
Закарпатье.
Закарпатье. Уже не за горами...
Комитат Унг
Ужгород. От вокзала на Галагов.
Ужгород. Старый город.
Ужгород. Замок и скансен.
Предместья Ужгорода. Горяны и Невицкий замок.
Комитат Берег
Мукачево. Николаевский монастырь.
Мукачево. Старый город.
Мукачево. Замок Паланок.
Берегово. Самый венгерский город Украины.
Комитат Угоча
Виноградов (Севлюш).
Боржавская узкоколейка. Базар-вокзал и депо.
Боржавская узкоколейка. Поездка до Хмельника.
Комитат Мараморош
Хуст.
Деревянные церкви. Александровка, Данилово, Крайниково. Сокирница.
Колочава и скансен "Старое Село".
Солотвино.
Рахов и Яблуницкий перевал.
Гуцульщина, или Путь наверх.
Яремча.
Ворохта.
Верховина и гора Поп Иван..
Покутье. Коломыя.

Tags: "Другая сторона", "Молох", "Черта оседлости", Западная Украина, деревянное, дорожное, скансен, транспорт, этнография
promo varandej апрель 26, 15:58 35
Buy for 500 tokens
Примерно до 2013 года я путешествовал круглогодично, в темпе "по неделе в месяц". С тех пор всё изменилось, и я начал ездить сезонами - несколько долгих, от пары недель до пары месяцев, путешествий с середины весны по середину осени и зима в сидячем положении за компом. К весне у меня…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 38 comments