varandej (varandej) wrote,
varandej
varandej

Астрахань. Часть 12: за Волгой



В прошлых частях мы осмотрели предместья за Кутумом (Селение) и за Варвациевским каналом (Махалля), теперь же, в завершение рассказа, отправимся за Волгу. Эти предместья вошли в состав Астрахани лишь в советское время (до революции средняя и нижняя Волга вообще не знала городов на двух берегах), но были неразрывно связаны с городом: Нобилевский городок, Атаманская станица, Калмыцкий базар... Ныне все вместе они известны как Трусовский район, тянущийся узкой полосой на двадцать с лишним километров вдоль берега.

Доминанта правобережья - водонапорная башня бывшей Атаманской станицы на вводном кадре, которую, вместе с многими другими волжскими видами и аспектами, я показывал в посте "Волга и её дары". Там же я кратко рассказывал о многочисленны верфях и пристанях, где каспийские грузы когда-то перегружались с морских судов на речные, а теперь чаще на поезда. При этом в Астрахани никогда не было единого крупного порта, а пристани-"номера" - неотъемлемая часть городской топонимики. Вид со Старого моста на лесной терминал - как-то так родилось уникальное деревянное зодчество Астрахани. За кранами же просматривается Спасо-Преображенская церковь, бывшая сто лет назад войсковым собором астраханских казаков.

2.


Так как правобережье развивалось отдельно от города, оно представляет собой цепочку городских районов районов и пригородных сёл, где у каждого своя история. С юга на север - Ильинка с нефтебазой "Лукойла", Морской и Орджоникидзе с судозаводом III Интернационала между ними, городская Нахаловка и формально отдельные татарские Старокучергановка и Бештюбинка, бывший Нобилевский городок - ныне район судозавода имени Ленина; бывшая Атаманская станица - центр всего правобережья от Старого до Нового моста; Солянка, Пригородный, Приволжье (он же Кануковск, он же Калмыцкий Базар), "городок бумажников" Астраханского целлюлозно-картонного комбината на месте ордынского Хаджи-Тархана, Новолесное, Стрелецкое, Тинаки... На Октябрьской площади у кремля я сел в маршрутку и поехал к самому южному пункту моей заволжской экскурсии - на Заячий остров, отделённый от Нахаловки и Старокучергановки узкой грязной протокой с поэтичным названием Серебряная Воложка:

3.


Собственно, прежде здесь находились сенокосы и пастбища кучергановских татар, к концу 19 века смекнувших, что выгоднее их сдавать в аренду купцам из города. На острове одна за другой начали расти пристани и верфи, у которых селился рабочий люд, крупнейшей из которых была видимо Десятая пристань - как "десятка" этот район известен и поныне. В 1899 году у его северной оконечности "Волго-Каспийским нефтяным и торговым обществом" были основаны судоремонтные мастерские, в советское время (когда остров был переименован из Заячьего в Орловский, почти как в том советским фильме) разросшиеся до двух судоремонтных заводов - имени Артёма Сергеева на открытой Волге и имени Гужвина (уж не знаю, как завод называл до смерти этого чтимого астраханцами губернатора) на Воложке. Северная часть острова - одноэтажная пролетарская слободка с необычайной даже по астраханским меркам ("промеж биндюжников слыл грубияном") запущенностью улиц:

4.


5.


Старый дом - возможно, управление пристани:

6.


Есть в слободке и миниатюрный Никольский храм с довольно интересной историей - основанный в 1903 году, в 1930-е он был закрыт и оказался на территории расширевшегося судозавода. В 1946 местные верующие таки добились возврата, но открывать церковь на заводе, да тем более у берега Волги им не разрешили, и потому храм разобрали по брёвнышку и на руках (лошадей под такое дело тоже не дали) перенесли вглубь острова, где снова собрали.

7.


Делалось всё довольно поспешно (вдруг снова запретят!), поэтому храм сориетировали по ближайшей улице алтарём не на восток, а практически на север - такой своеобразный памятник эпохе.

8.


Внутри церковь гораздо красивее, чем снаружи, и стала чуть ли не единственным астраханским храмом, в который я зашёл в этот приезд (а вот в 2009-м был и в двух или трёх):

9.


Дальше я направился в сторону Волги, надеясь полюбоваться индустриальными берегами астраханских окраин - рядом должен быть рейд, а за ним Пролетарские остров и полуостров в створе Косы (видимо, её продолжение), образующие собственный затон. В квартале от церкви я упёрся в проходную СРЗ им. Артёма непонятного возраста:

10.


На самом деле выход к Волге - левее, и думаю, я увидел бы оттуда достаточно много. Но я пошёл направо - какими-то жутковатыми, замусоренными по щиколотку, заросшими двухметровой травой, деревянными и совершенно безлюдными закоулками. По левую руку тянулся высокий забор, где-то бетонный, где-то дощатый, а за забором кипела работа - лязг, грохот да крики как в том анекдоте про "у кого на стройке больше матерятся?", в общем по всему было видно, что судозавод не простаивает. Кое-где за деревьями и забором были видны краны, надстройки судов и очень красивая водонапорная башня то ли 1910-х, то ли 1920-х годов:

11.


Затем я вышел к главной на острове улице Ветошникова, проходившей между двух проходных, и надо было слышать доносящийся с двух сторон грохот судозаводов! За проходной СРЗ им. Гужвина ещё и впечатляющая группа кранов, но их я уже не сфотографировал - с обеих сторон с меня глаз не сводили охранники.

12.


А к югу от заводов начинался уже советский район:

13.


Где я поймал маршрутку и уехал...

14.


...к Старому мосту - это около 4 километров на север. Дело в том, что по обе стороны тогда ещё не построенного моста находилось одно из интереснейших мест старой Астрахани - Нобилевский городок. Ведь как уже не раз говорилось, экономической нишей Астрахани была перевалка грузов с Каспия на Волгу, а на Каспие находилось Баку, эта колыбель нефтяной эпохи. К 1870-м годам, когда петербургские промышленники шведского происхождения братья Нобели начали осваивать его нефтепромыслы, российская нефтянка переживала не лучшие времена: хотя Россия вышла в лидеры нефтяной промышленности в 1820-40-е годы, с середины века началось отставание от Америки и Австро-Венгрии с её галицкими нефтепромыслыми, где было получше и с транспортом, и с технологической базой. Нефть тогда добывали всего 3-4 страны, поэтому конкуренция была хоть и жёсткая, но небольшая, и чтобы переиграть американцев, Нобели пошли по пути максимальной оптимизации, задействовав в этом лучших инженеров Российской империи - и вот на Каспии впервые в мире появились трубопровод (вместо бочек-"баррелей"), цилиндрические нефтехранилища ("резервуар Шухова"), наливные суда, позже - теплоходы и дизель-электроходы... "Бранобель", первая нефтяная компания России, дальний предок всех этих "роснефтей" и "лукойлов", строила в крупнейших перевалочных базах на Волге и так называемые "Нобилевские городки" - закрытые для посторонних вахтовые посёлки со всей инфраструктурой и 10-часовым рабочим днём, где люди работали посменно, а пьянство и курение карались немедленным увольнением. Первый Нобилевский городок появился в 1880 году в Царицыне (Волгограде), второй - в 1881 в Астрахани, причём на правом берегу, так как близ города строить его запретили по соображениям пожароопасности,

15.


Здесь была пристань, нефтебаза с цилиндрическими резервуарами, судоремонтный завод. Сюда ходил из Баку первый в мире паровой танкер "Зороастр", построенный в 1878-79 годах в Гётеборге и прослуживший до 1949 года - вместе с ещё несколькими списанными кораблями он был затоплен на апшеронском шельфе, став частью фундамента знаменитого "города на сваях" Нефтяные Камни. Видел информацию, что саму технологию наливного судна изобрели астраханские купцы братья Артемьевы, но не сумев создать достаточной успешной нефтяной компании, продали её Нобелям.

15а.


Нефтебаза "Бранобеля" существует до сих пор, только теперь ей заправляет "ЛукОйл", а нефть добывают на астраханском шельфе - но её резервуары, которые прекрасно видно из окна маршрутки, явно современные. Сохранилась и нобилевская пристань с судоремонтными мастерскими - ныне судостроительный завод имени Ленина. В его жилгородке, у заводского ДК, я и оставил маршрутку.

16.


Нобилевские городки были явным прототипом советских жилгородков и соцгородов - впрочем, не единственным, нечто похожее ещё в 18 веке практиковал Тизенгауз в Речи Посполитой или немецкие профсоюзы хоть в том же Кёнигсберге конца 19 века. Идея проста и эффективна: жилой городок для рабочих вблизи завода, снабженный всей инфраструктурой - школой, больницей, местами досуга и прочим, чтобы труд рабочих был не на износ - в пожароопасной нефтянке это было особенно важно. Я рассудил, что от Нобилевского городка должно было сохраниться хоть что-то, и от тупика, ведущего к заводской проходной...

17.


...свернул в рабочий квартал между верфями и нефтебазой:

18.


Но увы - сколько я ни бродил по его дворам, а ничего похожего на рабочий городок начала ХХ века мне найти не удавалось, вот разве что трехэтажка с каким-то налётом модерна - но и та скорее всего 1920-х годов:

19.


В основном бывший Нобилевский городок выглядит так, и по сути это один квартал - тихий и далеко не самый приятный по контингенту:

20.


Лишь за забором кое-где видны дореволюционные корпуса. То ли Нобилевский городок был деревяный (но это очень странно рядом с пожароопасными нефтебазами!), то ли сгорел до основания в Гражданскую войну или был разбомблен в 1943-м, то ли был поглощён своей же разросшейся промзоной.

21.


С другой стороны от улочки с ДК, у подножья мостовой насыпи - сумрачный и по-астрахански перекошенный деревянный барачник. Вообще, по своей атмосфере астраханские рабочие слободки - одни из самых неуютных, что я видел. Теоретически, по мосту пару раз в день проходит электричка, с которой должен быть хороший вид на завод и слободку.

22.


В общем, я вернулся к остановке у моста, и на очередной маршрутке поехал дальше - в Атаманскую станицу. И по логике вещей я должен был бы сойти у церкви, но дело в том, что туда я ездил ещё в 2009-м. В те годы меня вообще интересовала казачья тема, и я "коллекционировал" главные здания разных войск - храмы, штабы, дома атаманов, но не знал, что кроме церкви и водонапорки на правом берегу есть что-то интересное... Бывшая станица опознаётся именно по водонапорке:

24.


Историю Астраханского войска я уже рассказывал в постах о кремле и о народах, здесь лишь повторюсь. Не столь многочисленное и известное, как донское, терское или яицкое, здешнее казачество было официально учреждено в два этапа в 1737 (как казачья бригада) и 1750-м (как полноценное войско) годах, но фактически существовало весь 17-й век, когда казаки и стрельцы составляли основу русского населения Астрахани. Как я понимаю, изначально тут несли службу донские казаки, а по окрестными плавнями орудовали казаки волгские - речные пираты, из которых вышел например Ермак, которому Строгановы "заказали" докучавших им сибирских татар. В итоге здесь сложилась какая-то совершенно особая, бунтарская общность, которой вскоре нашёлся и лидер - Стенька Разин, дважды без боя входивший в город (причём если в первый раз он вёл себя прилично, то во второй, на радость черни, казнил несколько сотен дворян и купцов). Казаки трижды - в 1606, 1670-72 и 1706-09 годах полностью уничтожали царских чиновников и создавали в Астрахани вольную республику, управлявшуюся Казачьим Кругом и выборными атаманами - что-то вроде днепровских "сечей" на Волге. Но с годами запал прошёл, властям удалось приручить и астраханцев. Основной их задачей стала не охрана границ, а контроль за "домашними" кочевниками - калмыками, ногайцами и казахами Младшего жуза. Первым официальным центром войска был Казачий Бугор, с 1750 года - станица Казачебугорская на протоке Болда (северо-восточная окраина Астрахани), а становым хребтом - цепочка станиц на правом берегу, в том числе основанная в 1719 году Городофорпостинская напротив Астрахани.

25.


Здесь, "на Форпосте" (как называлось это место в обиходе, ибо официальное название станицы было уж очнеь забористым), в 1883-85 годах казаки построили Спасо-Преображенскую церковь, в 1893 году ставшую официально Войсковым собором вместо Донской церкви на Казачьем Бугре. И хотя штаб, резиденция атамана и даже офицерский казачий клуб находились в городе, официальный центр войска в 1893 году с Казачьего Бугра перенесли на Городской Форпост, в честь чего станица стала называться Атаманской.

26.


Сейчас церковь уже не казачья - с 1992 года здесь подворье Николо-Угрешского монастыря. А вообще, красивый храм...

27.


Но в 2009-м я, осмотрев церковь и полюбовавшись Волгой, я уехал обратно в центр, и даже не догадывался о том, что центр бывшей станицы - чуть дальше, у Трусовского рынка:

28.


По сути дела городской район по другую сторону всё той же водонапорки, выросший в начале ХХ века у пристани на кратчайшей прямой от города:

29.


С одной стороны площади - полузаброшенный дом быта "Чайка", надо заметить весьма небанальный:

30.


А на другой стороне - собственно, Трусовский рынок с весьма неожиданным здесь крытым павильоном:

31.


Как я понимаю, Форпостинский (ведь в честь большевика Александра Трусова этот район стали называть лишь в 1929 году, включав в состав города) рынок образовывал двойную систему с ныне исчезнувшим рынком Малые Исады на набережной у центра - видимо, на сухопутном торговом пути, уходивем здесь от Волги на запад.

32.


Ныне рынок явно второстепенный, и торговля на нём уже к середине дня почти затихла. Интерьеры павильона оказались сугубо советскими, а продавцы и торговки говорят с отчётливым кавказским акцентом, так на самом деле непохожем на среднеазиатский...

33.


А вокруг - довольно цельный и совершенно городской старый район. Наверное, такой была Покровская слобода у Саратова до превращения в город Энгельс. Тут есть школа, поликлиника, дома всяких купцов и лавки, но ничего конкретно опознать не удалось...

34.


Впрочем, в основном станица даже в этой части деревянная:

35.


Дворы тут гораздо просторнее, чем в городе. На заднем плане задворки "Чайки":

36.


У многих домов - такие характерные крытые лестницы во дворах, прямо в квартиру на втором этаже:

37.


Была где-то тут и ещё одна Никольская церковь, построенная с большим перерывами в 1903-16 годах на Архиерейском посёлке - примыкающем к станице участке, где с 18 века находились сенокосы епархии. Возможно, церковь стояла на площади у рынка - её точно местоположение я так и не опознал. Да и простояла она немногим больше, чем строилась - до начала 1930-х годов.

37а.


Так как станица расположена напротив центра, из неё открываются неплохие виды на Волгу. От церкви в 2009-м я вышел к берегу точно напротив проспекта Гужвина... лет на двести раньше я бы увидел отсюда петровское Адмиралтейство:

38.


Но лучше всего отсюда виден, чуть левее, Астраханский кремль - слева направо Троицкий монастырь (рубеж 16-17 веков), колокольня (рубеж 19-20 веков) и Успенский собор (рубеж 17-18 веков), башни Красные Ворота (самая высокая, так как на бугре) и верхушки Житной и Крымской - эти две уцелели с 1580-х годов. Ближе лесистый край Городского острова, можно видеть, как отличная течение двух волжских проток.

39.


Остров закрывает виды на кремль от Трусовского рынка, открывшиеся мне спустя пять лет. Правее - 17-я Пристань, домики рабочего района Эллинг и купол Владимирского собора (1895-1902) за Косой и Приволжским затоном. Что за явно промышленное здание справа - не знаю, может быть какой-то склад или цех, всё же здесь раньше тоже был порт. А если приглядеться, можно заметить, как много на набережной рыбаков:

40.


Ещё ниже - следующая пристань или верфь почти у Старого моста:

41.


Волга сквозь тростники, за которыми чернеет остов какой-нибудь старой переправы от Форпоста до Малых Исад. Сейчас великую реку проще пересечь на маршрутке.

42.


По довольно оживлённой улице Толстого я пошёл дальше на север, размышляя о том, стоит ли мне ехать в Калмыцкий Базар или лучше возвращаться на тот берег, где тоже ещё не всё осмотрено - дотемна оставалось часа три.

43.


Застройка тут даже на окраине целостна и при  некоторой трущобности, красива. Контингент на Трусове ощутимо более кавказский, чем в центре - всё ж таки рукой подать до Дагестана и Азербайджана...

44.


В итоге я решил - куда пойдёт ближайшая маршрутка, туда и поеду, и поймав "Газельку", через 15 минут любовался с моста Селением. Последний взгляд на Атаманскую станицу:

45.


Пристани и промзоны у Нового моста - одна сфотографирована вечером, другая - следующим утром:

46.


47.


Про Калмыцкий Базар я писал в том же посте, что и про казаков - стан из кибиток и редких домов, куда калмыки пригоняли из своих степей скот на продажу. Хотя калмыцкая управа была в городе, центром Калмыцкой степи, этой национальной автономии в Астраханской губернии, можно было считать именно Базар. Там был деревянный хурул (буддийский храм) начала 19 века, а русские основали две школы - миссионерскую (1890) и народную (1906). В 1927 Калмыцкий Базар превратился в ПГТ Кануковск (в честь калмыцкого революционера Харти Канукова, занимавшегося в основном агитацией - его стихотворные листовки-воззвания считают отправной точкой современной калмыцкой литературы), а после депортации, в 1943-м - в район Приволжье в составе Астрахани. Хурул точно не уцелел, а вот школы и какие-нибудь купеческие домики могли и остаться, но я решил не жертвовать последними часами светового дня, рискуя остаться ни с чем. Колоритные, хотя и чересчур высокомерные, зарисовки Калмыцкого Базара оставил Немирович-Данченко, их приводит в своём журнале rus_turk.

47а.


Ещё дальше будет почти размытое Волгой и застроенное городище Шареный бугор - всё, что осталось от Хаджи-Тархана, то есть дорусской Астрахани. И курорт Тинаки, основанный в 1820 году на одноимённом солёном озере чуть западнее нынешнего городка бумажников - в обиходе он был известен как Ханские озёра (и может правда в них лечился какой-нибудь знатный калмык), и там сохранились деревянные церковь Святого Пантелеймона (1910) и фрагменты грязелечебницы (1910-13). Ныне, впрочем, Старые Тинаки заброшены, а советские санаторий Тинаки-2, конечная одной из маршруток, располагается буквально на северной, верхней по Волге точке города.

Но всё это в следующий раз. Бросив из окна автобуса последний взгляд на дома правобережья с весьма оригинальной мечетью-новостройкой...

48.


...едем в Калмыцкую степь. О Калмыкии и её народе - следующие 5 частей, и сначала - о селе Речное в Астраханской области и почти исчезнувшей архитектуре калмыцких хурулов.

Ну а в Астрахань, этот странный Город Народов, город дворцов и трущоб, пожалуй самый запутанный и сложный в российской провинции, я ещё вернусь. Скорее всего - по дороге на Мангышлак, но только неясно, когда.

ЮЖНАЯ РОССИЯ-2014
Обзор и оглавление.
Сарай-Бату и село Селитренное.
Астрахань.
Астраханский кремль.
Город Народов. Три двора, казаки и калмыки.
Город Народов. От немцев до дагестанцев.
Волга и её дары.
Дворы и трущобы.
Центр. Советская улица и Братский сад.
Центр. От Белого города до Больших Исад.
Коса. Между кремлём и Волгой.
Вокруг центра по набережным.
Махалля. Южные слободы.
Селение. Северные слободы.
Правобережье.
Калмыкия.
Речное (Астраханская область) и калмыцкие хурулы.
Калмыцкая степь. Пейзажи и селения.
Элиста. Два хурула и вокзал.
Элиста. Центр.
Элиста. Сити-Чесс и мемориал "Исход и Возвращение".
Ставрополь.
Кавказские Минеральные Воды.
Tags: "Вечность пахнет нефтью", "Молох", "Тюркский след", Поволжье, деревянное, дорожное, казаки, транспорт
Subscribe
promo varandej november 18, 10:35 80
Buy for 500 tokens
Думая о планах на 2018-й год, лишь один пункт я пока ощущаю константой, своеобразным ДОЛГОМ - это Байконур. После того, как я побывал на Семипалатинском ядерном полигоне, он остаётся моим последним крупным пробелом в Казахстане. Я уже не помню, какая по счёту это будет попытка. Кажется,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments