varandej (varandej) wrote,
varandej
varandej

Два хутора Михкли



Показав в прошолых частях острова Муху (через который на Сааремаа попадают нормальные люди) и Рухну (через который попадал я), перехожу к рассказу о больших Моонзундах - Сааремаа и Хийумаа, изрядно отличающихся и друг от друга, и от материка. В качестве вступления - порты и переправы, история и легенды и два хутора-музея с одинаковыми названиями, но на разных островах.

...Утром, после трёх часов пути по открытому морю, впереди показался Сааремаа (произносится проще - Сарема) - крупнейший остров Эстонии (2,7 тыс. квадратных километров), 4-й по величине на Балтике (после датских Зеландии и Фюса и шведского Готланда), а по количеству жителей (34 тысячи человек) - второй в бывшем СССР после Сахалина (там почти полмиллиона), ну или третий, если считать островом связанный с материком двумя дамбами Кронштадт. Что же касается исторического наследия - то соперничать с Сааремаа могли бы разве что Соловки, но сравнивать их сложно - слишком разное устройство. Старое его название - Эзель, восходящее ещё к исландским сагам как Эйсула, и по одной версии это значит просто "остров" (созвучано с английским isle), а по другой - "решето", так как остров испещрён озёрами. Люди тут жили не менее 5000 лет, и есть версия, что эстонское название Сааремаа (Островная земля) изначально относилась ко всему архипелагу, а Эзель назывался Курессааре (ныне под таким именем известна его столица, в переводе Журавлиный остров). Эзель всегда находился под влиянием Готланда - одного из центров скандинавской цивилизации, но в 1227 году его покорили крестоносцы, разделив остров между Орденом (восток с соседним Мооном/Муху и северо-запад) и Эзель-Викским епископством, имевшем два центра - Гапсаль (Хаапсалу) на материке и Аренсбург (Куресааре) на Эзеле. В 1344-45 годах здесь произошёл последний виток восстания Юрьевой ночи - когда на материке немцы с огромными потерями и пропорциональной жестокостью поставили эстонских повстанцев на место, взбунтовались островитяне, и война затянулась ещё на год, а после около века крестьянам было запрещено пользоваться металлическим инвентарём, чтобы кто не перековал орала на мечи. Епископство, однако, жило, богатело на торговых путях, приглашало готландских зодчих строить гигантские укреплённые церкви, а в 1559 году, когда Ливония посыпалась под ударом Ивана Грозного, епископ Иоганн фон Мюнхгаузен продал Эзель и Моон Дании (хотя формально епископство был упразднено лишь в 1572-м), владевшей островами до 1645 года, когда их наконец захватила Швеция - это было её последнее прибретение в Прибалтике. Под Россией острова также входили в Лифляндскую губернию, но по размежеванию 1918 года, как населённые в основном эстонцами, отошли Эстонии, образовав существующий по сей день уезд Сааремаа.
Впереди - башни высокого замка Аренсбург в центре Курессааре:

2.


Некогда он стоял прямо над гаванью, но с годами гавань обмелела и в 1892-93 годах в 8 километрах от Аренсбурга появился аванпорт Роомассааре - причём, как я понимаю, это было изначальное название по открывшемуся в 1876 году санаторию Владислава Мержиевского, который видимо эстонское слово счёл красивым и интересным. В порту ныне есть и грузовой терминал (в основном лесовозный), а в пассажирской гавани яхточки, приличное и чрезвычайно людное кафе и два рейсовых катера:

3.


Помимо нашего "Рунё" (на котором, через Рухну с ночёвкой, я ехал от самого Пярну) тут ещё стоит менее крупный, но оформленный в том же стиле катер "Абро" - он ходит на прибрежный остров Абрука - там когда-то была мыза, от которой сохранился один валунный флигель, а ныне это заповедник с птицами и оленями, да парой хуторов, где живёт пара десятков человек. Абрука, Кихну и Вормси - острова, которые я мог бы посетить (так как было, на чём), но не успел.

4.


Рядом винт какого-то большого и старого судна - может быть, затонувшего в одной из Мировых войн боевого корабля? Рядом с гаванью, как и на Рухну, находится аэропорт - вполне себе полноценный, и летают отсюда в Таллин круглый год, причём вроде как не сильно дороже автобуса.

5.


А вот санаторий "Роомассааре", увы, был разрушен войной:

6а.


В межвоенное время здесь работала узкоколейка колеи 600мм - такие строили немцы в Прибалтике в период кайзеровской оккупации (1917-19), и многие из них впоследствии послужили Эстонии и Латвии, и ныне небольшой участок непривычно узкой колеи сохранён в Вентспилсе, и паровозик там такой же, как на этом фото. В материковой Эстонии узкоколеек тоже было очень много (им даже близ Пярну целый музей под открытым небом посвящён), но более привычной колеи 750мм. На Сааремаа эстонцам достались две линии, сходившиеся к Аренсбургскому замку - из Роомассаре (8 километров) и из Хяэска в глубине острова (22км), от них остались даже какие-то постройки, в том числе в Курессааре. Линию на Хяэска разобрали ещё в 1923-м (что весьма странно, так как на материке строительство узкоколеек шло ударно), а вот в гавань поезда ходили до 1940 года, когда советская власть решила перешивать линию на широкую колею, да помешала война. После войны на острове ещё пытались "с нуля" строить полноразмерные железные дороги, но опять что-то не задалось. Так что ныне на эстонских островах железных дорог нет - лишь квест по поиску их следов.

6.


Говорят, тут в советское время и с асфальтовыми дорогами было туго... Острова тогда были настоящей "вотчиной" Советской Армии, от посторонних надёжно упрятанные в погранзону (хотя, сколь мне известно, таллинцы туда отдыхать ездили, то есть видимо для жителей ЭССР режим был помягче). Но парадоксальным образом как таковой советской власти тут будто бы и не было: военные имели с островитянами негласный уговор друг другу не мешать, и потому после войны и связанных с ней потрясений (от депортаций, проходивших через Палдиски, острова пострадали изрядно) жизнь вернулась на круги своя и потекла почти как при I республике - но с советской социалкой, а как результат, островитяне то время вспоминают с хорошо заметной теплотой (и вопреки расхожему мнению, по-русски тут объяснить легче, чем на большей части материковой Эстонии, так как среди островитян куда меньше людей овладели английским).

7.


Чувство размеренности, поступательности, отсутствие этой жуткой границы "ДО" и "ПОСЛЕ", непрерывно сопровождающей в бывшем СССР - пожалуй, самая приятная черта эстонских островов.

8.


Остановочка по дороге - пожалуй, лучший попадавшийся мне образец жанра "деревянных резных остановок", явно современная, но традиция делать чуднЫе остановки - советская, и имеет на Западе своих ценителей. А вот скандинавские дерновые крыши, хотя и красивы, но в Эстонии не более уместны, чем на наших северах.

9.


Ещё в Роомассааре меня встретили Саша altsirlin и Josef Kats, приехавшие из Таллина одновременно со мной, и почти сразу, не останавливаясь в Курессааре, мы поехали на запад острова. Километров через 30 по левую руку промелькнул какой-то особенно живописный хутор, и Кац предложил остановиться да посмотреть, что это такое. Так мы оказались на хуторе Михкли Эзельском. За каменной оградой - верстовой столб с надписями на разных гранаях на русском и немецком, а дальше... на самом деле даже не вполне ясно, музей там или люди живут:

10.


Неподалёку мужики сооружали что-то - как оказалось позже, мельницу:

11.


Нет, всё-таки это музей. Есть даже официальный сайт с подробным русскоязычным описанием.

11а.


Хутор Михкли деревни Вики известен с 1711 года, когда местные крестьяне Пеетер и Риита пожинились да начали строить дом, которым их потомки владели в 8 поколениях. Последний владелец хутора Яакоб Рехт потерял сыновей на войне, и когда в 1959 году коммунисты предложили ему отдать хутор советской стране для обустройства в нём музея народного быта, он согласился. Говорят, в феврале того года Яакоб просто прибрался, расставил веками накапливавшиеся вещи по своим местам, собрался, сдал ключи научно-музейным работникам и уехал на предоставленную советской властью жилплощадь. А как результат, среди множества скансенов и этнодеревенек Прибалтики, что я посетил (литовские Румшишкес в двух частях, рыбацкий Копгалис на Куршской косе и пчеловодческий хутор в Аукштайтии; латвийские скансены в Екабпилсе, Риге и Вентспилсе, эстонский скансен Рокка-аль-Маре, хутора-музеи в сетусской Вярска и на островах Рухну и Муху), а посетил я ещё и далеко не все - так вот, среди них Михкли Эзельский мне показался самым живым и потому самым красивым.

12.


Дома, хозпостройки, утварь - всё это создавалось и собиралось одной семьёй почти два с половиной века, пережив и отмену крепостного права, и две Мировые войны, и обретение независимости, и её потерю... Большинство построек 1830-40-х годов, видимо через поколение после отмены крепостничества у крестьян началось иное "качество жизни" - например, жилой дом построен в 1834-м году и капитально расширен спустя ещё 30 лет. Нужны ли тут комментарии - я не знаю, большинство сущностей и вещей вполне себе типичны, но до чего живые...

13.


На стене - фотографии былых владельцев. Сохранена даже почти двухвековая копоть...

14.


15.


Чёрная печь образует внутри дома глиняную камеру, служившую зимней кухней - характерная для всей Прибалтикие конструкция. Но снаружи видно, что в какой-то момент, видимо в 1864-м, печка приросла трубой:

16.


Хозпостройки и их "начинка":

17.


18.


Зерновое оборудование вплоть до деревянного "несамоходного комбайна":

19.


Клетка не для провинившихся батраков, а для собранных сена и соломы:

20.


Ещё какие-то амбары, риги, кузницы. бани...

21.


Амбар, рубленый одним топором без применения пилы - старейшая постройка усадьбы, конца 18-го века:

22.


Каморка батрака, почему-то с англоязычной надписью, вероятно отколовшейся от какого-нибудь разбившегося судна:

23.


То ли летняя кухня, то ли кузница - сейчас уже не помню, тут они есть обе. Снаружи выглядит заброшенной, но на самом деле аккуратно сохраняется:

24.


Историческая копоть:

25.


В кухне Кац обратил внимание на странную деталь по центру и тут же пошёл расспрашивать музейщиков, что это такое. Оказалось, в кажется 1842 году (плюс-минус несколько лет) в соседнем селе разбирали обветшалую средневековую церковь, и большая часть каменных построек сооружены из её камней, и здесь уцелел кусочек стрельчатого свода - уж не знаю, случайно или же сознательно, "для красоты":

26.


Чёрная (в прямом смысле слова) баня:

27.


А тут уже не знаю, что. В общем, впечатляющее место, тем более с него по сути моё знакомство с Сааремаа и началось.

27а.


Хотя вообще-то Сааремаа - земля недобрая. В Эстонии он известен, в частности, чрезвычайно злющими и порой даже энцифалитными клещами и обилием змей, но нам, к счастью, попадались лишь косули и зайцы. Тут много всего - церкви разных масштабов (в том числе гигантские и почти не перестроенные средневековые), наибольшая из известных мне регионов концентрация ветряных мельниц, настоящий метеоритный кратер, обрывы Великого уступа на северном берегу и маяки на западных полуостровах Харилайд и Сырве, остатки царских батарей, советских аэродромов и воинских частей... В общем, о глубинке острова будет ещё три поста, не считая двух про Курессааре.

28.


И есть у острова, конечно же, свои легенды. Если в материковой Эстонии главный герой - Калевипоэг (о нём подробнее в Выру), то здесь хозяин - Большой Тылль. Собственно, думаю, само это имя - эстонский вариант слова "тролль" (тем более когда буквы "ы" в эстонском не было, Тылль и писалось как Тёлль), само собой не в сетевом (тут это на самом деле и не "тролль", а "трал"), а в исконно скандинавском значении. Большой Тылль - добродушный, но неотёсанный, вспыльчивый и немного вредный великан, который вместе с женой Пирет ловил рыбу, вытаскивал из штормовых волн тонущие суда (за что островитяне очень его любили) и боролся с Нечистым - местным чёртом, сжёгшим его дом, погубившем Пирет и навлёкшим в итоге на остров крестоносцев, которых сам же и возглавил. Тылль - ещё и немного Халк, так как рассвирепев в бою, он покрошил немеренное количество Железных Людей, но Нечистый отсёк ему голову. Однако даже без головы Тылль дотянулся до Нечистого и задушил его одной рукой, а потом взял голову подмышку и ушёл с ней под курган, пообещав вернуться, если будет очень надо. В итоге всё кончилось ещё хуже - какие-то детишки вызвали его шутки ради, после чего Большой Тылль на всех обиделся и ушёл окончательно. Вот эстонский мультфильм, пересказывающий эту историю - но предупреждаю, некоторые его находят ООООЧЕНЬ страшным.



При I республике в честь Большого Тылля назвали ледокол, ныне стоящий в Морском музее Таллина. Как и с Калевипоэгом, его соратниками и антагонистами на материке, с Большим Тыллем, Пирет и Нечистым на Сааремаа связано происхождение всех сколько-нибудь выделяющихся форм рельефа - так, например полуостров Харилайд насыпал Нечистый, разроняв, убегая от Тылля, песок, который заготовил для строительства моста в ад. Есть тут и курганы Тылля и Пирет, а многие острова, по легенде, возникли, когда Тылль соревновался в метании камней с Калевипоэгом. На северном берегу Сааремаа есть фигуры Тылля и Пирет, переделанные из бескрылых мельниц - мы, увы, про них напрочь забыли, а стоят они в довольном глухом углу. Более простой памятник с фигуристой Пирет (вот честно, я её иначе представляю!) стоит в Курессаре у обмелевшей городской гавани:

29.


На Хийумаа же обитал младший брат Тылля - Лейгер. С ним вроде бы не связано красивой истории, но по рельефу тоже наследил. Самая известная форма - коса Мост Лейгера: по легенде, братья периоически друг к другу хаживали в гости, но однажды Тылль завредничал и сказал, что не будет больше ходить к Лейгеру, пока тот не построит мост. Вот, строит - коса прирастает потихонечку, а стало быть вне досягаемости людей и сам Тылль продолжает жить. Кто едет на лейгеровом валуне - увы, не знаю. Подробнее я всё это покажу в следующих частях, и легендарных великанов вспомним ещё не раз.

30.


А Хийумаа, бывший Дагё, в переносном смысле и выходит младшим братом Сааремаа. Между островами от 2 до 4 раз в день ходит паром. Пристань Трииги на северном берегу Сааремаа выглядит тихо и провинциально:

31.


Вот подошло колоритнейшее деревянное судно с грузом водорослей, которое принялись разгружать установленным на берегу манипулятором - эти сюжеты были в постах про эстонскую современность как иллюстарция того, что производственный труд тут в цене.

32.


А вот и наш паром. Что интересно, хотя здесь путь около часа, внутри имеет даже буфет (а на линии Хийумаа-материк на пароме есть целое кафе!). Берег Хийумаа с Сааремаа прекрасно виден, но это обманчиво - по прямой до него 10 километров, а наискось и все 16.

33.


Пристань Сыру как раз стоит в самом узком месте пролива (5 километров) и обращена в сторону открытого моря. Хийумаа по карте напоминает перевёрнутый Крым (что изрядно беспокоит некоторых таллинцев), и Сыру стало быть - местный анти-Перекоп, столица острова Кярдла стоит на месте анти-Севастополя, переправа на материк - у анти-Тарханкута, а древний маяк Кыпу - у дороги на анти-Керчь, центральная часть же, как водится, самая безлюдная, даже анти-Симферополя нет.

34.


Хийумаа с эстонского переводится как Земля Дубрав или Земля Великанов, оба варианта по-своему логичны, и хотя он находится севернее, но по сравнению с Сааремаа выглядит каким-то более тёплым и южным - возможно, он просто по дргую сторону Великого Уступа, и земля на нём не столь камениста и потому более плодородна. Дагё же переводится красивее - Дневной остров (а Моон - видимо, Лунный?), точнее "острова, до которого день пути" (видимо, с Готланда). Как и Сааремаа, он был покорён крестоносцами и вошёл в частью Эзель-Викское епископство (юго-запад), частью в Орденские земли (северо-восток), но в силу своего расположения всегда оставался в сфере влияния Швеции, при сильной Ливонии выражевшейся в заселении береговыми шведами, стихийно перебиравшимися через море, а когда Ливония дала слабину, шведы сделали Дагёнаш и включили его в состав Эстляндии. В последующие века он не был даже отдельным уездом, входя в Гапсальский уезд Эстляндской губернии, а владели им вплоть до революции богатейшие роды эстляндских шведов - Делагарди и сменившие их через брак в 18-м веке Стебёки, в 19 веке развивавшие тут овцеводство и построившие огромную суконную фабрику, вокруг которой выросла нынешняя столица острова - городок Кярдла. В целом, по площаи Хийумаа примерно с Москву в пределах МКАД, а живёт на нём порядка 10 тысяч человек. Думаю, не стоит говорить, что оба острова - самые мононациональные в Эстонии. У пристани Сыру - очередной импровизированный музей отслуживших своё посудин:

35.
https://img-fotki.yandex.ru/get/16155/50083820.43e/0_10066c_a0b45a1e_orig

На Хийумаа есть пара внушительных мыз, несколько миниатюрных церквей разных эпох, собственная Гора Крестов (на литовскую совсем не похожа), как минимум три маяка, из которых два царских и один средневековый, и два хутора-музея - Соэру и Михкли. Мы предпочли второй, расположенный в глубине северного полуострова у деревни Малвасте, во-первых потому, что через него лежал путь на один из маяков, а во-вторых - из-за совпадения названий. У Михкли Дагёсского история не столь впечатляющая и не столь известная - но как я понимаю, принадлежал он эстонцам, находившимся под сильным влиянием береговых шведов, являя сплав архитектуры двух здешних народов. У хоязев была даже своя руна (или, скорее, тамга), украшающая ныне кассу:

36.


Здесь всё проще и не так живо, но всё равно куда живее и колоритнее любого скансена на материке:

37.


Здешняя фишка - запущенность, как будто бы нашёл в лесу заброшенный хутор, и подозреваю, поддерживается она специально:

38.


Дополнительный повод для беспокойства таллинцам даёт то, что на острове, похожем на перевёрнутый Крым, есть ватники:

39.


Другие помещения, всё без прикрас:

40.


41.


Хозяйственная часть:

42.


43.


Так и не понял, что это за здание. Коптильня для рыбы?

44.


44а.


А баня, она же видимо летняя кухня, черна и внутри, и снаружи:

45.


46.


Как и на Муху - загадочная ржавая железяка, как бы не с войны оставшаяся от какого-нибудь подбитого корабля:

47.


Напоследок вернёмся на Сааремаа, в деревеньку Насва, где останавливались в гостевом доме, давным-давно разведанном Кацем. Здесь нас хорошо накормили "по-деревенски" - картошка, сметана, чёрный хлеб со свежим маслом, но самое главное - камбала. Если Хельсинки и Калининград славятся селёдкой/салакой, Питер - корюшкой, Таллин - килькой, а Рига - шпротами, то на Моонзундах самая "местная" рыба - камбала, очень вкусная, но страшно жирная, так что жир её стекает по рукам.

48.


Такое вступление в мир двух островов. В следующих двух частях - про Курессааре, миниатюрную столицу Моонзундов.

ОСТРОВНАЯ ЭСТОНИЯ
Остров Рухну.
Остров Муху. Ворота Моонзундов.
Два хутора Михкли. Сааремаа и Хийумаа.
Курессааре. Город.
Курессааре. Замок Аренсбург.
Сааремаа. Природа, мызы, мельницы.
Сааремаа. Средневековые церкви.
Сааремаа. Маяки и военные базы.
Хийумаа. Разное.
Хийумаа. Кярдла и две мызы.
Хийумаа. Маяки.
На денёк в Финляндию
Таллин-Хельсинки. На пароме.
Хельсинки. Впечатления первого дня о настоящей Европе.

Описание поездки и оглавление серии.
Tags: "Балтийские ветры", "Немецкая мелодия", Эстония, деревянное, дорожное, природа, скансен, транспорт, этнография
Subscribe
promo varandej september 24, 14:08 58
Buy for 500 tokens
-Так-то мы уже месяц в дороге. По Алтаю путешествуем: российский Алтай, монгольский Алтай, казахстанский Алтай... -Пешком что ли? -Почему пешком? Едем на всём, что едется. Так-то я не автостопщик, но что ещё делать, когда автобус дважды в день, а интересное через каждый десяток километров? В…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 19 comments