varandej (varandej) wrote,
varandej
varandej

Холодные берега Югории



Между старинным Русским Севером и таёжной Сибирью вклинивается ещё один северный край по обе стороны Урала, в низовьях Оби и Печоры. Не столько русский, сколько финно-угорский Север, край великих болот, населённых почти осязаемыми духами во главе с таинственной Золотой бабой, которым поклоняются ханты, манси, селькупы и ненцы и с которыми считаются даже седьмой век как православные коми. Край, покорённый русскими очень давно, и на холодных обских берегах не так уж редко можно встретить изящную каменную церковь 18 века. И если по вертикали этот край скрепляет каменный пояс Урала, то по горизонтали - сталинские железнодорожные магистрали, "живая" в бассейнах Вычегды и Печоры и "мёртвая" в болотах Оби. Ещё это край, в котором пахнет нефтью, нынешнее экономическое сердце худеющей на глазах концепции "углеводородной сверхдержавы", где над тайгой пылают факелы месторождений, а города, дороги, предприятия растут и строятся буквально на глазах, оттесняя коренных жителей и духов всё дальше и дальше в болота и тундры. В общем, край с очень целостными и прошлым, и настоящим, явно заслуживающий собственного названия. Может быть, Малая Сибирь (по аналогии с Малой Азией), а может быть - Великая Югория.

Наше с Константином nord_ursus августовское путешествие в этот край было для меня не первым (см. по тэгу, и не удивляйтесь, что в нём же оказалось и украинское Закарпатье с его венгерским прошлым), но - главным. И кажется, югорские духи были к нам благосклонны - после сложнейшей подготовки всё прошло буквально на одном дыхании и даже лучше, чем я ожидал.

Началось всё с того, что нас было не двое, а пятеро - слева автостопщики Дима и Лена из Кирова, справа Констнатин nord_ursus и аргентинец (!) Пато, уже пару лет живущий в России и преподающий испанский язык; посредине, за меня - мой рюкзак, на заднем плане ненцы на причале Салехарда. Мы с Константином и кировчане с Пато совершенно случайно задумали в одно и то же время один и тот же маршурт, а так как теплоход из Омска на север отправляется всего раз в месяц, разминуться мы не могли.

2.


Но начинал путешествие я один, и хотя оно было богато на необычные виды транспорта, в Омск меня вёз прозаичный поезд:

3.


За целый час его стоянки в Екатеринбурге я успел покататься на метро, достичь открытой с моего прошлого приезда (декабрь-2011 ненадолго) станции "Чкаловская". На фото, впрочем, не она, а старая добрая "Уральская". Через Екатеринбург, с упором на метрополитен, лежал мой путь на Югру и в далёком 2009-м:

4.


Омск нынче принято не любить. Так сказал Варламов, а "у него совершенный художественный вкус". Уж не знаю, чем омичи так насолили топоблоггеру №1, но этот огромный и шумный город, одинокий мегаполис на краю степи, он охаял совершенно напрасно. Омск - один из красивейших городов Сибири с прекрасно сохранившимся историческим центром, как каменным, так и деревянным:

5.


За экскурсии по которому спасибо Алексею panteleich.

5а.


Традиционно отличавшийся от других миллиоников закрытостью и территориальной обособленностью, Омск - город со своей атмосферой и неповторимым колоритом. Местами, впрочем, оправдывающим славу "столицы наркоманского юмора".

6.


Зато - родина и единственный дом Егора Летова:

7.


Нет, на самом деле тут конечно не всё благостно, и на фоне других милионников Омск явно если не деградирует, то выбывает из их гонки, теряя одну за другой свои крупнейшие компании (от выведенной в Питер "Сибнефти" до лопнувшего недавно вместе с проектом Омского метро "Мостовика"), по населению скатившись за постсоветские годы с 6-го места на 9-е и до сих пор не построив ни единой высотки. Тем не менее, это город одного порядка с Самарой или Челябинском, мощный и разноликий, и даже в своём нынешнем упадке он куда богаче и современнее многих других городов. Здесь в общем-то хватает мрачнейших трущоб, но мало где в Сибири я видел так много цветов, в том числе во дворах спальных районов. И вот как на самом деле выглядит воспетый Одуваном район, где блоггеры искали Дохлого Мурзика (за автоэкскурсию по омским окраинам спасибо apalshin):

8.


В Омске я провёл два с половиной дня, и программа получилась очень плотной - серия о нём внезапно вырисовывается постов на 10. Короче, как Астрахань или Харьков, это полноценный претендент на звание "самого недооцененного города постсоветских стран". На второй день сюда же прибыл Констнатин, а на третий день мы повстречали Диму, Лену и Пато на речном вокзале у теплохода "Родина", который стал нашим домом на следующие 4 дня пути по Иртышу:

9.


Теплоходинг стал для меня совершенно новым способом перемещения, и перед поездкой я изрядно волновался - а каков там контингент? а не надоест ли 3 дня ехать без остановок? а как быть, если кончатся еда и вода? В итоге всё оказалось душевно, единственный минус - адская теснота 6-местной каюты, которая гораздо меньше вагонного купе. Но контингент на теплоходе оказался на удивление интеллигентным (многие используют его как круизник), в судовом буфете прилично готовили, а пил я припасённый каркаде, заваривая кипятком из специального крана. Ещё теплоход очень стар и с тех времён, кажется, почти не изменился - интерьеры 1950-х годов, как впрочем и всё остальное, заслуживают отдельного поста. Ну а скучать? Мы целыми днями гуляли по палубе, общаясь и любуясь сменяющимися берегами:

10.


Тем более нашу команду дополнили двое орнитологов, один из которых, седовласый и благородный, был ещё и голландцем. От них мы, например, узнали, что регулярно пролетавший мимо орлан-белохвост на сленге англоязычных орнитологов зовётся в шутку "flying door" ("летающая дверь", или проще говоря "фанера летучая") из-за непропорционально огромных прямоугольных крыльев:

11.


А пейзажи за бортом сменялись постепенно. Спальные районы и трубы Омска; лесостепи с ивами над водой бесчисленных и жутко крутых иртышских излучин, удлинявших путь, думается, в несколько раз; постепенно наползающая тайга и болота. Иртыш становился всё прямее и шире, из степной змеи-реки превращаясь в величественно-медленную и студёную сибирскую реку. В Тюменской области одна за другой пошли деревни сибирских татар с деревянными мечетями и некрополями:

12.


Непривычные виды привычных вещей - таких как Абалакский монастырь около Тобольска. По идее, мы должны были проходить его затемно, но за 3 дня пути теплоход опередил график на 7 часов, на малом ходу сумев сбросить обгон часов до 3-4.

13.


Благодаря чему мы погуляли по ночному Тобольску, в том числе по Подгоре, где находилась пристань. Тобольск, этот Сибирский Киев, как и раньше красив и сюрреалистичен. И гулять ночью в его закоулках оказалось совсем не так уж страшно (хотя вообще-то по крайней мере в 2009-м он имел репутацию города, с ночной прогулки по которому легко не вернуться).

14.


На палубе большой компанией было весело, и умные беседы об истории, этнографии, природе и геополитике сменялись забавными дорожными историями и почему-то особенно часто - шутками о языковых парадоксах. Так, я узнал, что по-белорусски "прививки для кроликов" будет "прищепки для трусов", что в Польше вещи "для полных женщин" аккуратно называются "для пани пушистых" и что "у Польски клещ шо пшдещ!", а по-шведски "я работаю" звучит как "йа ёбарь". Из проходивших мимо населённых пунктов же более всего запомнились своими названиями Малая Бича, Увальная Бития и Тара. Собственно, всю оставшуюся дорогу "малой бичёй" мы называли лапшу типа ролтона, а бутылка с водой стала "увальной битией", которая по мере опорожнения превращается в тару. Ещё одним лейтмотивом этого путешествия стал сыр "Омичка" - это вовсе не то же самое, что сырок "Штанцы", а разработанный ещё в советское время сладкий плавленный сыр. В Омске купить баночку мы не сподобились, но на борту нас угостили Дима и Лена, и нам очень понравилось. После "Омичка" попадалась нам в магазинах по всему дальнейшему пути, кроме почему-то Салехарда (а вот в Антипаюте - была), и стала играть роль той пачки сигарет из песния Цоя:

15.


Словом, общение и движение - что может быть прекраснее? Ты стоишь на палубе, и мир сам проходит перед твоими глазами. И ещё - все тебе рады. Ну то есть не лично тебе, а Большому Белому Пароходу, частью которого в глазах людей на берегу ты являешься. Рассказывают, бывало даже такое, что какие-нибудь пьяные рыбаки на радостях зашвыривали на борт пойманных рыбин:

16.


Так прошло четыре дня, а утром на пятый день группа вновь разделилась - мы с Константином сошли в Ханты-Мансийске, но договорились вновь встретиться в Салехарде и (так как ребята прибывали туда на день раньше нас) заранее купить на всех билеты до Антипаюты в 6-местной каюте.

17.


Небольшой и почти целиком современный Ханты-Мансийск был мне хорошо знаком ещё с прошлого приезда в 2009-м, и прямо сказать, с тех пор не сильно изменился - но впечатляет уже не так: кажется, с годами отрыв югорских и ямальских городов от общероссийских становится всё меньше и меньше. Тем не менее, по Хантам было приятно погулять, обновить впечатления (тем более в летнем облике), и восполнить два своих главных тогдшаних пробела - интереснейший и очень "атмосферный" Музей природы и человека и в общем разочаровавший Археопарк со скульптурами древних животных у подножья чугаса. Как и раньше, местами Ханты-Мансийск достоин Хельсинки, а местами - обычная угрюмая Сибирь кривых деревянных бараков.

18.


В Старом Самарове, где находится совмещённый Авторечвокзал, на ветхой деревянной лестнице на склоне чугаса мне на палец вдруг села стрекоза. И я понял, что это добрый знак - в образе стрекозы (хотя и не только её) является "За Миром смотрящий", один из главных духов хантыйского пантеона, которого ханты-двоеверы отождеставляют с Христом (а Бог-отец - соответственно, верховный дух-творец Торум).

19.


Утром мы продолжили путь вниз по реке, только теперь не на медленном теплоходе, а на "Метеоре" - этом шедевре гениального корабела Ростислава Алексеева, о котором я когда-то уже писал. В общем-то он летит не быстрее автобуса, километров 40-50 в час... но по ощущением кажется, будто он делает километров 200.

20.


Чуть ниже Ханты-Мансийска плавучая часовня отмечает устье Иртыша, внешне впрочем больше похожее на русло Оби (направление задаёт именно Иртыш), теряющаяся в бесчисленных протоках. Наш дальнейший путь лежал по Оби, и "Метеору" до Берёзова лететь было 12 часов:

21.


Сёла всё глуше, люди все колоритнее, берега всё красивее:

22.


Но и здесь видна история. Вот скажем под крупным ПГТ Октябрьским скрывается древнее село Кондинское, и церковь на берегу - не новодел, а честный 18 век. Обратите внимание и на общую ухоженность крупных югорских посёлков - хотя нефти в этой части ХМАО нет:

23.


Отдельным впечатление стала часовая стоянка в Приобье, куда подходит железная дорога. Поезд скоро пойдёт в Москву, а пассажирка у вагона по мобильнику обещала кому-то скоро "прыйыхать"... в Западной Сибири традиционно много украинцев, а также азербайджанцев и татар - народ ехал туда из старых нефтяных регионов. Вот так и воюем, что аж народ ездит друг к другу поднимать экономику:

24.


Берёзово - старинный ПГТ, где в ссылке умер Меньшиков, а кладбищенская церковь соседствует с древним хантыйским святилищем, от которого осталась лишь священная роща. Здесь глухомань, и летом сюда можно только доплыть или долететь. И местами Берёзово изрядно запущено и откровенно бедно, но в нём тоже есть отличный музей.

25.


Здесь начинался один из самых сложных этапов путешествия - поездка к ханты. Дело в том, что ещё в прошлый приезд в музее Нефтеюганска я узнал, что ханты и манси несмотря на весь нефтяной бум продолжают вести в тайге традиционную жизнь, поклоняясь своим богам, идолы которых прячут в Священных амбарах. Тогда я очень захотел увидеть это своими глазами, и ещё в Москве путём сложной комбинации звонков и писем вышел на людей, готовых мне в этом помочь. Теперь нашим транспортом стала моторная лодка, на которой вместе с деловитым хантом-рыбаком Петром Герасимычем мы преодолели около 60 километров по лабиринтам обских проток:

26.


Сначала мы прибыли в деревню Теги - следующая после Берёзова остановка "Метеора" вниз по Оби, и (ведь имея договорённости с местными чиновниками, мы были уже не праздными туристами, а корреспондентами) там через администрацию заночевали в огромном интернате. В этих краях большинство сельских школ - интернаты, куда на лето собирают детей из тайги и тундры.

27.


Конечной же целью был Юхангорт - крошечное местечко среди проток, по сути дела хутор с жилой избой, старым курным домом, используемым теперь для застолий, лабазами "на курьих ножках" и скрытым в рощице за забором и болотцем Священным амбаром, хранителями которого и является живущая тут семья из знатного хантыйского рода Новьюховых. Один из лабазов был для рода поважнее всех кладбищ - там в сундуках хранились вещи предков. И нам не открыли Священный амбар, не разрешили его сфотографировать, не показали ничего из культовых вещей... но почти такие же вещи мы видели в музеях, а вот блеска в глазах хранителя, трепетно берегущего родовые святыни древнего народа, в музее не увидишь.

28.


Последним впечатлением того дня в наползшей серой хмари стало хантыйское кладбище в Тегах. Всё же именно кладбища - самое наглядное наследие того или иного небольшого народа. Хотя вообще-то сами ханты не очень-то колориты - обычные, в сущности, сибиряки, живущие рекой и тайгой, и лишь иногда переходящие на непоянтный русскому уху язык, родственный венгерскому. Жаль, не довелось познакомиться с манси, но по словам Герасимыча, ханты с ними не очень-то общаются и мансийского языка не понимают.

29.


Единственное, кстати, место, где нас покусали комары и мошки - вопреки ожиданиям, болотный край оказался ими небогат, видимо их уже побили первые заморозки. Ну а после ночи в холодном интернате мы вышли на пристань и сели в следующий "Метеор". На Оби разыгрывался шторм:

30.


"Метеор" ехал страшно переполненным, беря пассажиров стоя, и если в Тегах и Азовах места хватило всем, то в Мужах взяли дай бог половины людей на пристани, а в Шурышкарах и вовсе никого. Страшно подумать, что было бы, не найдись места уже в Тегах - мы бы застряли здесь на два дня.

31.


В Салехард мы заехали часа на три - у речного вокзала уже стоял "Механик Калашников", систершип "Родины", наш дом на следующие пять дней до Антипаюты. Обратите внимание, кстати - в Салехарде находится едва ли не единственный речной вокзал постсоветской постройки. Это о том, как много значит мир Оби и её проток для этого края, а о бесчисленных встречных судах и их огромном ассортименте (теплоходы, "Метеоры", "Ракеты", "Зори", "Линды", "Черноморцы", не говоря о разного рода буксирах, паромах и баржах и т.д.) впору писать отдельный пост. И здесь говорят не "поехать в Антипаюту", а "поехать на Калашникове"... вот только из-за тихоходности водного транспорта путь этот занимает в один конец почти столько же, сколько до Москвы на поезде.

32.


Простор Обской губы, по которой нам навстречу один за другим шли буксиры-тягачи с 2-3 баржами, я уже показал на заглавном кадре. С опережнием графика мы прибыли и с опережением же покинули Новый Порт. "Новый" он уже лет этак 90, а стоит он на берегу Ямала - то есть не Ямало-Ненецкого округа, а собственно Ямальского полуострова к западу от крупнейшего в мире эстуария Обской губы. И это был мой первый НАСТОЯЩИЙ Крайний Север, куда нет дорог, а кругом лишь мерзлотная болотистая тундра:

33.


Тут и главная достопримечательность - Мерзлотник, крупнейший в мире естественный холодильник местного рыбзавода. Директор Сергей Степанович и заведующий цехом старый инженер Александр Николаевич охотно идут на контакт, последний лично водит экскурсии по этой вырытой в 1950-х годах ледяной пещере. Каждую путину сюда свозят до 2500 тонн рыбы, но в августе в коридорах пусто и свежо:

34.


А вот колорит Крайнего Севера, проще говоря - Края Земли. Чудные средства передвижения типа трэколов (обычные машины на гигантских колёсах) и дома на сваях, вбитых глубже оттаюващего летом слоя вечной мерзлоты. Над посёлком постоянно снуют вертолёты "Газпрома" в столицу его промыслов Ямбург на той стороне губы, а в тундре на горизонте виднеются факелы - единственный раз за всю эту поездку (в то время как в феврале-2009 между Сургутом и Ханты-Мансийском эти факелы были на каждом шагу). По Ямалу ныне проходит самая северная в мире железная дорога, уходящая за 71-й градус, но ни туда, ни в Ямбург посторонним практически невозможно попасть - думается, даже с военными договориться проще, чем с "Газпромом".

35.


Ну вот и наша цель - Антипаюта. Её стоит поискать на карте - Обская губа образует характерную "лямбду" с Тазовской губой, севернее которой Ямалу противолежит Гыданский полуостров, и вот на его южном (то есть обращённом к Тазовской губе) берегу, у древнего пути в бывшую Мангазею, и стоит Антипаюта - маленький и в общем-то убогий посёлочек, тундра вокруг которого буквально усеяна чумАми.

36.


Я и здесь заранее, через вконтакт, отыскал человека, готового нас покатать по окрестностям на моторной лодке, и мы поехали вверх по реке Антипаютаяха. Фантастическое на взгляд жителя Большой земли ненецкое кладбище ("хальмер"), где нам повстречалась севшая на одну из могил полярная сова:

37.


И ещё выше на правобережных буграх настоящее стойбище, куда часть населения посёлка перебирается на лето охотиться и ловить рыбу. Увы, оленЕй мы не видели - они намного дальше, на тундровЫх пастбищах (кстати, в обиходе "тундрой" ненцы только оленьи угодья и называют, а тут ещё посёлок). Ненцы мне очень понравились - самобытный, дружелюбный, какой-то очень тёплый народ со своей внутренней гордостью. Ненцы оказались совсем не туземцами, они не чужды многих благ цивилизации, и я бы сказал, живут как минимум не хуже также склонных к полукочевому скотоводству киргизов. Чум, как и юрта, просто прошёл испытание временем, а с ним и малица, и нарты, и многое другое, мирно уживающееся со спутниковым ТВ и гаджетами у детей.

38.


Покидали стойбище, дабы не промочить ноги в болоте (что мы сделали по пути туда от берега) мы на самом экзотическом в моей жизни транспорте - деревянных нартах, привязанных к бурану:

39.


А ещё на теплоходе с нами подружился Катцо Салиндер, один из самых уважаемых людей в Антипаюте - там его все знают, а телефон у него разрывается от звонков как у бизнесмена. На самом деле его зовут Хацов, что в переводе значит "Родившийся в пургу", а Катцо он стал в армии, где служил с грузинами. Он проводил нас и на обратный теплоход, где мы на прощание сделали такою вот фото - аргентинец и ненец, антиподы с противоположных сторон Земли, большую часть времени живущие вверх ногами друг относительно друга (ну и я докучи справа в неприглядном каком-то виде).

40.


"То неловкое чувство, когда Салехард - это на юг", как заметил Константин. На обратном пути в Новом Порту на теплоход подсело двое крепких мужиков, в которых я сразу узнал выходцев из Донбасса. Они были из Луганска, один из них и вовсе оказался настоящим ополченцем и много рассказывал собиравшимся вокруг него обитателям теплохода о войне, которая (по Толстому, а не по рассказчику, ясен пень!) "не подвиг, а самое гадкое дело в жизни". "Сначала было страшно, потом все привыкли, и когда по нам Градам хреначат, я даже не просыпаюсь"; "Был недавно в Москве, на 9-е мая. Слышу залпы, и не могу понять, что такое - ни на одну известную мне арту не похоже; потом дошло, что салют"; "И не верьте фильмам, что солдатам убитые во сне являются. У меня их столько уже было, а сплю спокойно. На войне дело такое - есть враг, которого нужно убить". Впрочем, он ещё не вернулся с войны в полном смысле слова, и чёрт знает, что он скажет (если останется жив) лет через пять-десять. Ну а как его из Луганска занесло аж на Крайний Север - история умалчивает, на вопрос об этом он грозно отшутился "Ты что, опер, что ли?". Но странно и страшно, что куда бы я ни ехал, хоть на Амударью, хоть на Обскую губу - отголоски украинской войны хоть раз да встретятся повсюду. Так что лучше дадим глазу отдохнуть на просторе Оби - такая она в своих низовьях, попробуйте разглядеть с обеих сторон берега:

41.


Салехард не то чтобы разочаровал, скорее - оказался ровным таким, каким и ожидалось. По сравнению с Ханты-Мансийском он кажется меньше и потому завершеннее, но Ханты-Мансийск какой-то более живой. Да и архитектура в Хантах поизящнее, Салехард же - царство туркостроя, больше всего похожий на Маленькую Астану.

42.


И как и в Астане, или в том же Ханты-Мансийске, немалую часть Драхеласа (как его иногда называют в шутку) составляют трущобы (в данном случае барачник). Но здесь их красной нитью пронизывает наследие Мёртвой дороги, или Стройки-501 - магистрали, что в 1950-е годы тянули отсюда через весь Западно-Сибирский север на Енисей, в Игарку и видимо дальше в Норильск. Строили её, естественно, з/к, и Хрущов широким жестом закрыл стройку и всех вывез на материк, историки и инженеры же по сей день спорят, можно ли было довести её до конца, завезя на место заключённых вольнонаёмных рабочих? Так или иначе, сейчас живы лишь два её участок - Чум-Лабытнанги западнее Оби (благодаря которому Салехард через заречный город-спутник Лабытнанги связан поездами с Москвой) и Надым-Коротчаево в центре Ямало-Ненецкого АО. А восточнее в тайге сохранились целые заброшенные станции с паровозами в кустах. Но кое-где остатки колеи встречаются и практически в черте Салехарда:

43.


В Салехарде нас встречал Александр sibir79 и, вместе с ним, чета байкеров Иван и Ольга. У них в гостях и завершилась прогулка по Городу на Полярном круге, нас угостили строганиной из муксуна (белая) и оленя (красная). Лов муксуна ныне, кстати, запрещён, и тем не менее продают его в Салехарде на каждом углу. Ещё я ел муксуна в виде ухи, но каноничен он именно в строганине. Вкус правда не похож ни на одну другую рыбу.

44.


Последний день на Севере обернулся внезапным подарком - по приыбтии от Александра я узнал, что мне готова предложить свою помощь компания "Ямалтур". В принципе если бы я знал об этом раньше, меня бы свозили куда-нибудь в горы Полярного Урала, например на Ледник Романтиков, да и обратный билет я бы брал не от Лабытнанги, а от какой-нибудь станции в горах, ну а так вариантов оставалось немного. Меня пристроили к группе суровых сибирских туристов, ехавших в горы порыбачить и поохотиться на красной "шишиге" - грузовике ГАЗ-66, которому ничего не стоит переехать вброд немаленькую реку:

45.


И этот рейс по дождю и бездорожью, у подножья сурового Рай-Иза, а затем через уютную Нефритовую долину, стал сильным впечатлением. С поезда эти суровые горы тоже видны - но не так близко. Об этой поездке будет как минимум один пост:

46.


Группа поехала дальше, я же сошёл в заброшенном посёлке Полярный. Посёлки-призраки, не выдержавшие условий капитализма - неотъемлемая часть Крайнего Севера, но здесь жизнь теплилась на турбазе, где я в последний раз за это путешествие повстречал Диму и Лену, приехавших в тот же день на поезде.

47.


Вот ещё пример северной экзотики - трицикл или каракат:

48.


Из Полярного (о.п. 110-й километр) я уехал культовым поездом Воркута-Лабытнанги обратно. В поезде повстречалась хантыйка в национальном одеянии:

49.


А это уже "Полярная Стрела" Лабытнанги - Москва идёт по Республике Коми. Надо сказать, фирменная она только через день, и дороже в полтора с лишним раза. Несмотря на пафосное название, плохо понимаю, за что такая переплата - вагон конечно новый, но не первой свежести... зато почти пустой, ведь в конце августа народ массово едет не на юг, а с юга.

50.


Напоследок - станция Печора на воркутинской магистрали, единственная из крупных упущенная мной зимой-2011, когда я путешествовал по Республике Коми. То путешествие было одним из лучших, а серию о нём я вообще считаю лучшей в истории своего журнала. Чем-то близок мне этот Югорский Север, и я верю, что где-то в болотах манси по-прежнему прячут от русского глаза Золотую богиню.

51.


А ещё есть Ненецкий автономный округ, есть День Оленевода с разных городах, есть Сургут, Нижневартовск, Новый Уренгой и Надым, есть те самые заброшенные станции в тайге Красносельскупского района. Так что запускаю новый цикл - "Координаты Югории", это дело ещё на пару лет (если, как теперь приходится добавлять, не случится всё-таки ПШДЕЩ).

Несколько постов выложу скоро, а большая часть серии подождёт до осени, где будет чередоваться с постами про Узбекистан. Сибирское лето закончилось вслед за Туркестанской весной. Ну а куда поехать после среднеазиатских песков и холодных сибирских болот? Конечно же, в Крым! Уже через пару недель.

Примерный план рассказа.
- Дружинино и Екатеринбург. Зарисовки по дороге.
- Екатеринбургское метро. Новая редакция.
- Омск (8-10 постов).
- Теплоход "Родина".
- Речные суда Иртыша и Оби.
- Иртыш (6-7 постов).
- Ханты-Мансийск (4-5 постов).
- О югорской традиционной культуре (1-2 поста).
- Обь. От Ханты-Мансийска до Берёзова.
- Берёзово.
- Теги и Юхангорт. Мир ханты.
- Обь. От Берёзова до Салехарда.
- Салехард (2-3 поста).
- Обь. Низовья и губа.
- Новый Порт.
- Антипаюта и окрестности (1-2 поста).
- Полярный Урал (2-3 поста).

P.S.
Благодарности:
- компании "Северречфлот" - за сотрудничество, предоставление броней и экскурсии по теплоходам.
- администрации Берёзовского района и общественной организации "Спасение Югры" - за информацию о местах традиционной культуры ханты и помощь в организации поездки к ним.
- компании "Ямалтур" - за поездку по Полярному Уралу.
- всем хорошим людям, упомянутым и не упомнянутым по тем или иным соображениям в посте.
- вам, дорогие читатели, так как это была по сути первая моя поездка, почти полностью проспонсированная через "Варандей-фонд", когда зимой я выразил опасения, что после запланированного на весну путешествия в Среднюю Азию на всё остальное мне может уже не хватить. Надеюсь, эта традиция будет продолжаться всем кризисам назло!


ИРТЫШ и ОБЬ-2015
Весна Туркестана и Крымская осень. Другие путешествия 2015 года.
По дороге
Казанбургия. Вокзалы и посёлки Урала.
Екатеринбургский метрополитен.
Омск
Ново-Омск и Ленинск-Омский. Вокзалы бывших пригородов.
Одинокий мегаполис. Общий колорит.
Вторая Омская крепость.
Казачий форштадт.
Ильинский и Новослободской форштадты.
Казачья слобода.
Любинский проспект и окрестности.
Бутырский и Кадышевский форштадты.
Северные окраины. Аграрный институт и Нефтяники.
По Летовским местам.
Речная часть маршрута
Теплоходы. "Родина" и "Механик Калашников".
Флот северных рек.
По Иртышу на теплоходе "Родина".
Омск с воды.
Омская область.
Тюменская область до Тобольска.
Ночной Тобольск.
Север Тюменской области и Ханты-Мансийск с воды.
Ханты-Мансийск.
Общий колорит.
Самарово и чугас.
Остяко-Вогульск. Прогулка по центру.
Торум Маа и Археопарк.
По Оби на "Метеорах"
Ханты-Мансийск - Берёзово.
Берёзово.
Юхангорт. Святыни ханты.
Бросок на Салехард.
Полярное Зауралье
Полярный Урал. Серые горы и красная шишига.
Железная дорога Чум-Лабытнанги.
Лабытнанги и Обская переправа.
Салехард. Общее.
Салехард. Старый Обдорск и Мёртвая дорога.
Обская губа на теплоходе "Механик Калашников".
Горнокнязевск и ямальские древности.
По великой Оби. Низовья и Обская губа.
Новый Порт на берегу Ямала.
Антипаюта. Посёлок.
Антипаюта. В гости к ненцам
Tags: Крайний Север, Сибирь, Урал, Югория, деревянное, дорожное, транспорт, этнография
Subscribe

Featured Posts from This Journal

  • Весточка с Полярного круга

    Мы достигли Салехарда, причём - второй раз, причём - с Севера. Самым дальним пунктом этого речного путешествия стало ненецкое стойбище в тундре…

  • Всё идёт по плану

    Продвигаемся по рекам всё дальше на север. Сменяются широты - Москвы, Питера, Петрозаводска, Архангельска. Но ещё когда я ехал на восток, за час…

  • Упекли пророка в Республику Коми....

    Так сложилось, что в марте я посетил две республики, и обе в Предуралье - сначала Башкирию, затем Коми. На самом деле это был своего рода выбор…

  • Дорога на Югру. Возвращение.

    Итак, я выполнил план-минимум - уехать на Югру, и план-максимум - вернуться оттуда в целости и сохранности. Я увидел все, что хотел увидеть, и достиг…

  • Закарпатье. Уже не за горами...

    Говорят, однажды армянское радио спросили: "Можно ли построить коммунизм в отдельно взятой Закарпатской области?", на что армянское…

promo varandej september 24, 14:08 58
Buy for 500 tokens
-Так-то мы уже месяц в дороге. По Алтаю путешествуем: российский Алтай, монгольский Алтай, казахстанский Алтай... -Пешком что ли? -Почему пешком? Едем на всём, что едется. Так-то я не автостопщик, но что ещё делать, когда автобус дважды в день, а интересное через каждый десяток километров? В…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 140 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →