varandej (varandej) wrote,
varandej
varandej

Полярный Урал. Серые горы, красная шишига.



На прошлой неделе, когда наш теплоход "Механик Калашников" с северной стороны подходил к стоящему на Полярному круге Салехарду, и над обским плёсом в коем-то веке появилась связь, мне позвонили из компании "Ямалтур" и предложили куда-нибудь с ними съездить. Тут можно пуститься в рассуждения о том, что я недооцениваю свои возможности и зря не обратился в эту компанию накануне поездки - в запасе у меня оставался фактически один день, ко многим красивым местам нужен был заранее оформленный пропуск (в основном - владеющих прилегающей землёй рудников и комбинатов), в общем вариантов оставалось гораздо меньше, чем могло бы быть. Но всё же небольшую поездку "Ямалтур" мне организовал, присоединив к ехавшей поохотиться да порыбачить группе из Салехарда - на внедорожном грузовике через горы Полярного Урала. За горами группа поехала дальше, а я сошёл в посёлке-призраке Полярный, откуда вернулся обратно на поезде.

И если прошлые две части о Среднем Урале и Екатеринбургском метро были нашему Обь-Иртышскому путешествию прологом, то это - скорее эпилог. Я хорошо знаю Южный и Средний Урал, издалека видел Северный, ну а теперь вот познакомился с Полярным.

Первым впечатление предстоящей дороги стал транспорт - ГАЗ-66, в народе более известный как "шишига" (что особенно хорошо звучит в переполненной духами Югории, ведь шишигой называли всякую мелкую нечисть типа кикимор). Делавшийся в 1964-99 годах на Горьковском автозаводе, этот армейский грузовик остался одной из лучших машин советского автопрома, мощной, неубиваемой и поддающейся ремонту "на коленке". На вводном кадре он в дороге, а ниже - на базе у объездной Салехарда, которая была для половинны группы точкой сбора:

2.


Шишигин кузов. Надо понимать, что Ямал - суровый край, и туризм тут соответствующий:

3.


Зато с тушлом из оленины:

3а.


Сейчас я пропущу самое начало пути - паромную переправу через широкую ветреную Обь, салехардский город-спутник и аванстацию Лабытнанги, посёлок Харп у края гор в конце асфальтовой дороги. Вокруг Салехарда в основном лесотундра с редкими лиственницами, естественный задний план которой - угрюмый горы Полярного Урала, массив Рай-Из (до 1236м), у подножья которого уже упомянутый Харп. Наша дорога - под обрывом у правого края кадра, а слева, если я не ошибаюсь, Чёрная гора (1030м).

4.


За Харпом продолжается только железная дорога - линия Чум-Лабытнанги, остаток недостроенной Трансполярной магистрали, связующая Ямал с Печорской магистралью и далее - Большой землёй. Вот по мостику над ручьём идёт московский поезд, а про междугородний асфальт теперь можно забыть на сотни километров.

5.


Шишига пересекает ручей, впадающий в Собь, за которой - громада Рай-Иза:

6.


Собь шишига тоже преодолевает без особого труда. Старые горы Урала пересекает несколько рек, связующих таким образом Европу с Азией - на Среднем Урале это в первую очередь камский приток Чусовая, а здесь - собственно, Собь, по долине которой железная дорога и проложена. Только - по левому берегу, мы же уходим на правый. Сплавы по Соби - самый известный маршрут "Ямалтура":

7.


Дорога за рекой поначалу достаточно сносна - неплохая в общем-то грунтовочка, за исключением пары луж даже легковушка пройдёт (но не доберётся из-за брода):

8.


Дальше становится веселее - мы успели продраться и через глубокую грязь, и через камни, и через небольшие обрывчики. Машину трясёт безбожно, двигатель ревёт медведем, но водитель посмеивается "Я тебя, шишига, ездить-то научу!". Хотя вообще-то перед поездкой на меня запасли палатку и спальник - риск где-нибудь завязнуть был совсем не иллюзорен, а 40 километров мы преодолевали без малого 6 часов.

9.


Но на таких пейзажах эти часы проносятся незаметно. Всё-таки Север словно добавляет горам несколько километров высоты - помню, что на Тянь-Шане похожие пейзажи наблюдал на 3500-4000 метров (Арабельское плато, Таш-Рабат), здесь же под нами не было и 1000.

10.


Раиса (как туристы называют Рай-Из) прекрасно видна и с поезда, но совсем иное дело, когда её грозный безжизненный "фасад", более всего похожий на гигантский промышленный отвал, нависает над головой:

11.


По мёртвым камням и осыпям сбегают водопады:

12.


Северные горы всегда коварны - вроде и низкие, и покатые, а туристы на них гибнут каждый год. Кто-то пойдёт слишком легко одетым и замерзнёт насмерть во внезапно наползшей хмари, кто-то сорвётся в нескреплённые растительностью осыпи. В общем, это называется, "не зная брода - не суйся в воду". Жалко, что о возможности сотрудничества с "Ямалтуром" я не знал заранее - так бы свозили куда-нибудь повыше и подальше, например на Ледник Романтиков в глубине Рай-Изского плато... впрочем, не в такую погоду.

13.


Между тем, в лиственницах у реки обнаруживается "буханка" с парой палаток - на дворе пятница (всего-то прошлая пятница!), и по причине редуцированности дач и огородов, отдых на природе в Салехарде очень популярен.

14.


Надо отдать должное, хотя фотосъёмкой тут интересовался я один, машина каждый раз послушно останавливалась по моей просьбе. Народ эти места видел не впервые и ехал, как уже говорилось, на активный отдых в куда более дальние горы. Здесь же - кто-то спал в кузове, кто-то тусил на крыше (см. заглавный кадр), используя мои остановки чтобы поменяться местами или что-нибудь друг другу передать.

15.


За Собью - гор Яр-Кеу, в ней всего 568 метров, но из-за общей суровости природы кажется, что гораздо больше. Под горами видна железная дорога:

16.


А впереди - укромная Нефритовая долина между гор Поур-Кеу (справа, 876м) и Нырд-Вомэн-Из (слева, 1154м). Нефрит в долине действительно есть, и мы его ещё увидим.

17.


Поур-Кеу отделяет долину и наш путь от Соби и железной дороги - с поезда этой долины не видать. В траве - полозья от балка (что это такое - ещё покажу), которые тягал по снегу вездеход, летом же по камням их тащить некуда.

18.


Нырд-Вомен-Из в переводе значит - Гора Поперёк Отрога. Если ничего не путаю, у туристов она более известна как Динозавр. Между тем, дорога делается всё хуже, хмарь - всё беспросветнее, холод - всё ощутимее, и совсем недалеко до снежников, не успевающих растаять за короткое полярное лето, хотя местами и видна нежная зелень - особенность Нефритовой долины. Мы поднимаемся на Озёрный перевал.

19.


Во мгле - собственно, озеро, давшее перевалу название. На самом деле перевал-то всего 242 метра, но как уже говорилось, в иных горах до таких пейзажей путь лежит по бесконечным серпантинам:

20.


За перевалом хорошо виден лесок. Водитель периодически с кем-то переговаривался по стационарной рации (ещё одна рация связывала кабину с кузовов), и вскоре переговоры пошли из серии "так, вас вижу... возвращайтесь метров на двести... потом налево". В лесочке у костра под тентом сидела на рюкзаках другая половина группы, пришедшая сюда по горам своим ходом:

21.


Погревшись у костра, сворачиваем лагерь:

22.


Тут мне пришлось из кабины переселиться в кузов, уступив место руководителю. Руководить, надо сказать, было чем - за пологим и судя по немногочисленным остановкам невзрачным спуском с перевала был ещё один брод через Собь, вернее - через её слияние с рекой Пайпудына. Шофёр и руководитель волновались - если вода большая, с бродом не справится даже шишига.

23.


Но всё обошлось. Кульминация - мост железной дороги, ставший для нас воротами Полярного Предуралья:

24.


Хотя административно всё-таки ещё Зауралья - это пока Ямало-Ненецкий автономный округ, до последней в нём станции Собь 6 километров на восток, а до первой в Республике Коми (и соответственно - в Европе) станции Полярный Урал - 11 киометров на запад. Посредине же - так называемый Сто Десятый (километр), о турбазе "Перевал" на котором мне рассказывали ещё на теплоходах. На практике вышло, что турбаза за неделю до моего приезда сгорела, но бросать людей на произвол судьбы - не в понятиях Севера, поэтому забредающие туристы без палаток останавливаются в путейских балках - таких вот жилых вагончиках на полозьях.

25.


У балков - и всякий суровый севернй транспорт типа вездехода или трицикла:

26.


В балках - в общем-то довольно душевно и если натопить - тепло. Конкретно этот балок - на другом конце посёлка, и в нём остановились Дима и Лена - наши с Константином nord_ursus попутчики на теплоходах. Они доехали сюда сами, а я их встретил здесь уже случайно, гуляя по заброшенному кернохранилищу.

27.


Здесь я и покинул Красную шишигу - рядом железная дорога, о.п. 106-й километр (или всё-таки 110-й? я так и не разобрался), откуда через несколько часов обратно в Лабытнанги меня должен был увезти воркутинский поезд.

28.


Оставив в одном из балков рюкзак, я пошёл гулять по посёлку, который представлял собой ни что иное, как город-призрак. На Крайнем Севере это совершенно обычное дело: здесь нет плодородных почв, отсюда далеко до больших городов, а содержание инфраструктуры и коммуникаций исключительно дорого, и потому лишившиеся с распадом СССР градообразующих предприятий северные посёлки где-то были за 10-20 лет полностью покинуты жителями, а где-то - централизованно "закрыты", то есть - упразднены как административные единицы, отключены от коммуникаций и переселены. Такую историю прошёл и стоящий у 110-го километра Полярный - основан в 1930-е годы как перевалочная база молибденового рудника, в 1948 году превратился лагерь (причём вроде бы не заключённых, а вольнаёмных рабочих) Стройки-501 (то есть - той самой Трансполярной магистрали), с её упразднением в 1956 году перешёл военным, в 1960-х годах запускавших отсюда ракеты по полигону на Новой Земле (и говорят, где-то в бурьяне ещё можно увидеть "пусковые столы" - металлические подставки, ведь ракет шахтного базирования в те времена ещё не было), а с исходом военных в 1970-90-х хозяевами посёлка были геологи, искавшие руды в окрестных горах. Наконец, закрылась и геологическая база, а в 2002 закрыли и сам посёлок, переселив несколько десятков оставшихся жителей в Лабытнанги и Салехард. Ныне здесь живут лишь железнодорожники, обслуживающие остановочный пункт, пути и мост через Пайпудыну:

29.


Недалеко от станции - заброшенный Дом культуры:

30.


В нём круглосуточно и круглый год выступает Театр Теней:

31.


А большая часть посёлка - кварталы заброшенных двухэтажек, в которые я и углубился:

32.


Тут можно спокойно заходить в полуразрушенные дома, не боясь напороться на нож грабителя или брошенный шприц наркомана - ведь "вороньё нам не выклюет глаз из глазниц, потому что не водится здесь воронья".

33.


И это не какая-нибудь Припять, ни какой-нибудь Агдам - обитатели этих домов живут и здравствуют за горами, а кто-то может быть и на Большой земле. Но зрелище покинутого жилья всегда печально, а оставших в нём деталей быта - почти до слёз:

34.


35.


36.


37.


38.


38а.


Можно спокойно вылезти на крышу, вдали Пайпудынский хребет, на вершинах которого уже идёт снег:

39.


С крыши барака я проводил взглядом Красную шишигу, но позже ещё видел её у пайпудынского бережка из окна поезда:

40.


И хотя в комнатах уже кое-где вырос мох, ещё лежат нетронутыми многие металлические вещи - неужто сюда не забираются вездесущие охотники за металлоломом?

40а.


41.


Хотя вообще-то лазать по заброшкам не стоит - всё это может в любой момент рухнуть:

42.


Что на Крайнем Севере пережило разруху - то снова привлекает людей, едущих за "длинным рублём". Что не пережило - то не пережило:

43.


Другие здания посёлка. Вот, наверное, сельсовет:

44.


Тут было что-то техническое:

45.


А это, наверное, руины котельной. Обратите внимание на кучу труб посредине - это ни что иное, как скелет дома, не тронутый собирателями лома: деревянные стены сгорели, а пронизывавшие их металлические коммуникации - остались.

46.


Но самое интересное место Полярного (не считая, разумеется, пусковых столов, отыскать которые в бурьяне не было никаких шансов) - заброшенное кернохранилище, о котором я бы не узнал без подсказки Юрия из "Ямалтура":

47.


Бесчисленные ящики с кернами горных пород, самая популярная из которых - уже упоминавшийся в топонимике нефрит:

48.


По словам Юрия, все эти керны - отработанный материал, геологи сделали своё дело и ушли, выяснив, что где по окрестным горам залегает, а вскоре существование посёлка окончательно потеряло целесообразность. Осталось в кернохранилище и кое-какое оборудование:

49.


Если же посмотреть под ноги - то убедишься, что это действительно Урал. Богатства его Полярной и Приполярной частей (в ЯНАО и ХМАО соответственно) пока что ждут своего часа, а вернее железной дороги "УПУП" ("Урал Промышленный - Урал Полярный" параллельно хребту от станций на севере Свердловской области до Лабытнанги). Руды здесь есть и такие, которыми Россия странным образом не богата - например, хром или молибден.

50.


Ягоды в горах уже перевелись (а вот в равнинных тундрах, даже гораздо севернее, их было ещё немерено), но на каждом шагу грибы. Стланники уже начинали играть красками осени:

51.


Я полез на сопку над посёлком, и вскоре набрёл на маленькое кладбище. Тут есть безымянные могилы, возможно оставшиеся от Стройки-501, а есть и вполне ухоженные захоронения вплоть до 2002 года. А вот храма в Полярном, наверное, никогда и не было, он уже не застал православного бума.

52.


Он сам уже умер:

53.


На кадре выше в центре хорошо видна долина Соби, куда уходит железная дорога (и можно даже резличить домики станции Собь), справа та самая гряда от Поур-Кеу до Нырд-Вомен-Из, через которую мы приехали, а слева сопка с тремя вершинами, названия которой я не знаю:

54.


Судя по всему, эти здания - лишь часть того, что было, очень уж редко они стоят. На заднем плане - мост через Пайпудыну:

55.


В широкой долине на самом деле хорошо видна граница Европы и Азии - на переднем плане петляет Собь, вдали блестит речка Елец, но текут они в разные стороны, и граница частей света здесь не неприступный Рай-Из на заднем плане, а едва заметный водораздел скромных речек где-то по средине кадра, на вкливиающимся в горы краю Восточно-Европейской равнины. Полярный Урал очень узок, по сути дела единственный хребет, прямо от которого на той стороне начинается Сибирь. Впрочем, я уже говорил, что считаю Югорию в широком смысле (Коми, Ненецкий АО, Ямал и "собственно" Югра) отдельным историко-географическим регионом, разделяющим Сибирь и Русский Север.

56.


Но по Югории вообще и Ямалу в частности попутешествуем осенью.

В подборке записей - другие широты Урала с юга на север. Получается, что совсем уж никак, даже на горизонте, я не видел только Приполярного Урала - при том, что именно в этой части Каменный пояс особенно высок, красив и неприступен.
Tags: Крайний Север, Урал, Югория, дорожное, природа, транспорт
Subscribe

Featured Posts from This Journal

  • Холодные берега Югории

    Между старинным Русским Севером и таёжной Сибирью вклинивается ещё один северный край по обе стороны Урала, в низовьях Оби и Печоры. Не столько…

  • Оренбуржье

    Оренбургская область - это, на самом деле, один из красивейших и интереснейших регионов России. Если же рассматривать Оренбуржье в его…

  • Горная Башкирия. Часть 4 - Шульган-Таш, сердце гор

    Давным-давно, когда не было еще ни Уралтау, ни Агидели жили в дремучем лесу старик со старухой. Было у них два сына, Урал и Шульган. Мать умерла…

  • Тирлян. Tier Land. Звериный край.

    Как уже говорилось, Белорецк был центром горнозаводского округа, включавшего 9 заводов, большинство из которых стали сёлами. Самые известные из…

  • Архив. По городам и весям Синегорья (август-2009).

    По совести, стоило этот пост написать еще в августе-2009, вернувшись из Дикого поля, когда мы с periskop проехали от Челябинска до…

  • Казанбургия. Дружинино и немного Екатеринбурга.

    Рассказ о речном путешествии от Омска до Тазовской губы я выложу не раньше осени, но в ближайшие дни успею показать его пролог и эпилог: ведь как…

  • Нижний Тагил. Часть 1: Лисья горка

    Нижний Тагил - индустриальный гигант (370 тыс. жителей) в 120км севернее Екатеринбурга. Это уникальный город: с одной стороны, он является…

  • Чердынь. Часть 1: пейзажи и атмосфера.

    Чердынь - маленький (5,2 тысяч жителей) городок на севере Пермского края, в 300км от Перми, в 100км от Соликамска. Здесь (в городе!) не ловит…

  • Североуральск. У Красной Шапочки.

    Североуральск оправдывает своё название - это действительно город Северного Урала, с суровым обликом и горнозаводским укладом. Его население около…

promo varandej november 18, 10:35 95
Buy for 500 tokens
Думая о планах на 2018-й год, лишь один пункт я пока ощущаю константой, своеобразным ДОЛГОМ - это Байконур. После того, как я побывал на Семипалатинском ядерном полигоне, он остаётся моим последним крупным пробелом в Казахстане. Я уже не помню, какая по счёту это будет попытка. Кажется,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 56 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →