varandej (varandej) wrote,
varandej
varandej

Феодосия (2014). Часть 3: проспект Айвазовского



Осмотрев в прошлых частях Генуэзскую крепость и форштадты различных народов, погуляем теперь по Феодосии, которая никогда не была Каффой, в первую очередь по проспекту Айвазовского - одной из самых необычных улиц, что я когда-либо видел.

Как и в первой части - начнём прогулку от железнодорожного вокзала. Только пойдём от него не на юг (где виднеются зубцы Константиновой башни), а на север - можно прямо по перрону:

2.


Который выводит к самому сердцу Феодосии - Галерее Айвазовского:

3.


В прошлых частях я уже показывал могилу художника у армянского церкви Сурб-Саркис (ведь был он вообще-то на самом деле не Иван Айвазовский, а Ованнес Айвазян) и рассказывал о его многочисленных дарах - спасительном для города водопроводе да разрушенном войной Музее древностей на вершине холма, который с его подачи прозвали Митридат... Айвазовский был не просто "великим земляком", а одним из создателей русской Феодосии, и его дом на набережной (1845), в 1880 капитально расширенный для картинной галереи, а посмертно (1900) переданный городу в дар, став первым в России музеем одного художника, полностью затмевает обветшалую Генуэзскую крепость. Сколько Айвазовский написал за свою жизнь полотен - думаю, не знает точно никто, но подозреваю, если их собрать воедино - понадобится здание размером с Третьяковку, и только здесь их 417. С тех пор, впрочем, Галерея Айвазовского стала Галереей имени Айвазовского, впустив и других художников, но маринистические сюжеты остаются её основной специализацией.

4.


Я, впрочем, туда не пошёл за недостатком времени, да и прибрёл на эту набережную уже под вечер. Не пошёл я по той же причине и в расположенный по соседству в особняке Лагорио (он же гостиница "Генуэзская", а при советах до 1988 года и вовсе роддом) Музей древностей, основанный аж в 1811 году - первым в Крыму, когда ещё не забылась слава "ПолуСтамбула" Каффы. Да и во всей Российской империи за пределами столиц старше были только музеи, если я не ошибаюсь, в Иркутске (1782) и Переславле-Залесском (1802). Это для него Айвазовский построил реплику греческого храма на Митридате, откуда в 1925 году экспозицию перенесли в Галерею хукдожника, с которой Музей древностей и делил здание до 1988 года. Сюда я, думается, не сходил зря - здесь, например, хранятся кое-какие фрагменты убранства церкви Сурб-Саркис или древние каменные львы из Фанагории (у нынешней Тамани).

5.


Гостиница "Астория" практически напротив вокзала, с крокодиляриумом на первом этаже. Таких роскошных модерновых зданий в Феодосии раньше было много, но войну пережили единицы.

6. 2015.


К галерее Айвазовского примыкает особняк его сестры, ныне также принадлежащий галерее. Да и сама эта пешеходная улица, перпендикулярная морю, называется Галерейной:

7.


Я же вышел к ней по улице Земской - её начало с пятиэтажкой, в которой при невыясненных обстоятельствах жил Сергей Королёв, уже мелькало в прошлой части. Основная же часть Земской, начинающаяся примерно на одной линии с вокзалом, выглядит так:

8.


Название вполне подходит:

9.


У входа в один из дворов двое бывших военных в штатском обсуждали, при каких обстоятельствах происходило взятие части украинской морской пехоты, сильно ругая её командира - думаю, некоторые ещё помнят из новостей, что именно в Феодосии морпехи, элитное подразделение, в основном укомплектованное выходцами с материка, дольше всего сопротивлялись "зелёным человечкам", но даже тут каким-то образом обошлось без кровопролития. Я же вспомнил, что и в 2004 Феодосия на фоне других крымских городов запомнилась мне обилием именно украинских солдат в камуфляже слегка другого, чем у наших, оттенка. Постояв и послушав бывших вояк невзначай, я сфотографировал двор через высокие ворота, и они тут же потребовали удалить фотографию, "если не хотите проблем".

10.


Со слегка подпорченным настроением я дошёл до ближайшего кафе-бургерной, где в очереди со мной поздоровался укуренный паренёк из Лисьей бухты. Меня он тоже принял за укурка и поинтересовался, где тут можно раздобыть дури... надо сказать, длительный дикий отдых в Крыму действительно способствует такой мимикрии, год спустя даже маме моей, интеллигентной женщине вообще-то, после месяца в палатке близ Молочного в Симферополе вручили визитку реабилитационного центра для зависимых. Однако более всего то кафе мне запомнилось висящим на стене телевизором, из которого я узнал о контр-санкциях, и был изрядно огорчён, увидев в списке запрещённого к ввозу сыры - раньше я любил иногда прикупить какого-нибудь нестандартного плеснявого, козьего, зелёного-красного и прочего сыра, да и банальная "Виола" бывала на моём столе регулярно. В общем, ничем хорошим улица Земская мне не запомнилась:

11.


Дом на углу Галерейной и Земской и местное гнездо "электромобилей" - ещё такие бегают по Евпатории, а в других городах Крыма я их сходу и не припоминаю.

12.


Вид с того же места в другую сторону. Налево Галерейная, направо местная улица Русская. Белый домик на углу с якорёми и панно "Бригантина", как нетрудно догадаться, занимает с 1970 музей Александра Грина.

13.


Художник (а Грин, простите, именно художник, хотя и словом) жил в это доме (1981) в 1924-25 годах, но это, как я понимаю, не дом-музей - его залы оформлены в виде кают, трюмов и кубриков "Гринландских" кораблей. Внутрь я и тут не успел, зато добирался в тот раз до могилы Грина в соседнем, но не приморском Старом Крыму.

14.


Вообще же этот пешеходный участок "воображаемой идеальной Феодосии" совсем невелик, потрёпанные ветхие улочки начинаются сразу от плитки:

15.


В его окрестностях есть ещё пара музеев, деляющих один дом на улице Куйбышева, 13 - Музей денег (а в Феодосии был целый монетный двор, но там, разумеется, не только его изделия) и Музей дельтопланеризма с продолжением на пригородной горе Клементьева, "колыбели" этого спорта в России. Я, как вы уже догадались, не успел и туда.
Вернёмся пока что на набережную, которуя напротив Галереи выглядит так:

16.


Проспект Айвазовского стал так называться лишь в 2003-м - прежде он был проспектом Ленина, а до революции - Екатерининским. Более того, первую сотню лет своей истории, проложенный по берегу прочь из тесной пыльной Каффы, он был феодосийской набережной, вдоль которой в 1892-94 годах по дамбе проложили железную дорогу. Однопутка по самому-самому берегу, между старых вилл и новых пляжей - запоминающаяся деталь феодосийского пейзажа:

17.


Вот жаль, что я ни разу по ней не проехал (теперь-то это и возможно только на пригородных) - так и представляю, как после суток в душном вагоне пассажиры видят золотые пляжи, прохладные волны, беззаботных отдыхающих! Думаю, на каждом поезде находились те, кто прямо в вагоне надевал купальник и прямо с перрона бежал к воде. Хотя вообще-то именно мимо пляжей поезд проходит без остановок, и на практике (как я помню по 2004 году) всё было совсем не так красиво, как в теории - длинные составы на малом ходу (причём включая товарные - дальше-то порт!) то и дело преграждали дорогу, а пыхтящие-тарахтящие тепловозы портили пляжную идиллию. Зато необычно!

18. 2015


С поездами соседствуют катера:

19.


Вдали, за Широким и Длинным молами - Карантинный холм, видны стены Генуэзской крепости, откуда в Европу пришла "Чёрная смерть":

20.


Проспект Айвазовского за Галерейной превращается в узкую пешеходную улочку, 2/3 которой занимают сувенирные ларьки:

21.


Но виллы (которые тут называют дачами) тянутся одна за другой, причём первая из них - сталинка Адмиральского дома, построенного на месте разрушенной в войну гостиницы "Россия":

22. 2015


Тогда же погибла и дача Моисея Стамболи (не путать с дачей Иосифа Стамболи!) и столь полезные учреждения, как Курортное управление и Институт физических методов лечения. Так и не опознал, чему принадлежит вот этот явно сталинский фасад:

23.


Первая дача "Хаджи" (1909) - и название её не дань приключенческому романтизму, а фамилия. Иосиф Хаджи, как и многие другие богатейшие люди Феодосии, был караимом:

24.


Как и, например, Исаак (опять же ещё не Иосиф!) Стамболи, владелец следующей дачи "Модерн":

25.


Дальше картину нарушает бетонный, но довольно интересный корпус санатория "Восход" - ему принадлежит несколько зданий в центре Феодосии, название же вполне оправдано - ведь берег тут обращён на юго-восток. "Восходу" принадлежит и небольшая дача "Отдых", владельца которой я установить не смог (вы попробуйте погуглить что-то крымское со словом "отдых" в запросе!):

26.


Но на том же стиллобате - едва ли не самая красивая на проспекте дача "Отрада", или "Виктория", занятая кажется "восходовским" кинотеатром:

27.


Причём хороша она в первую очередь мелкими деталями:

28.


Строил её главный архитектор Ялты Николай Краснов, а владел - сам Крым. Это фамилия древнего караимского рода, последние представители которого Самуил и его сын Соломон были тут известны как меценаты и учёные, а во французской эмиграции назвали своё имение Крымом.

29.


Вообще, удивительно, как много в дореволюционном Крыму держалась именно на караимах.

30.


На другой стороне перпендикулярной улицы Революции - запечатлённая на вводном кадре дача "Милос" (1911), принадлежавшая Ибрагиму Крыму, через дерево от которой дача "Вилла" (звучит примерно как "лошадь Корова") Арона Крыма (1912-14) - если Стамболи растянулись по всей этой "караимской рублёвке", то Крымы жили кучно. Впереди выглядывает дача "Флора", за деревьями "Аида" (в коем-то веке не караима, а немца Ретгауза!), но с советских времён весь этот квартал принадлежит санаторию "Волна":

31.


Дальше в цепочке дач наступает длинный разрыв, на котором мне запомнилась разве что сталинка ДК санатория "Восход" - такой советский аналог курзала (в разгульном Крыму, в отличие от чинной Прибалтики, этот жанр был не столь популярен):

32.


А там уже рукой подать до дачи "Стамболи" (1909-14) - самой известной на этом берегу:

33.


Причём не только из-за роскошной архитектуры (если Крымы приглашали зодчего из Ялты, то табачные магнаты Венеамин и его сын Иосиф Стамболи - из Петербурга), но и из-за своей истории и наполнения: в 1921 году здесь открылся первый в Феодосии санаторий для трудящихся, в войну действовал немецкий госпиталь, приросший рядом целым кладбищем с рейховскими орлами (само собой, по окончании войны разгромленным), в 1970-80-е Александр Довженко в здешней клинике отрабатывал свою стрессотерапию для тех, за кого меня приняли в кафешке на Земской.

34.


С 2013 года дачу занимает Музей подводной археологии. Туда, кстати, стоило бы сходить не только ради экспонатов - "Стамболи" прекрасно сохранила интерьеры в том же стиле.

35.


Интересно, кстати, что вся эта Караимская Рублёвка строилась уже после 1894 года, то есть владельцев этих "дач" не смущало зрелище металлических путей, грохот товарных вагонов и запах паровозной гари. Впрочем, не исключаю, что поезд останавливался прямо у ворот этих вилл по требованию их (и всего города) хозяев. Линия тут, кстати, уже уходит с дамбы и даже напротив - прорезает мысок, на котором стоит "Стамболи". Живописный пешеходный мост построили одновременно с путями:

36.


А вёл он к даче Алексея Суворина, журналиста, а к тому моменту солидного издателя из Петербурга. Его вилла стояла, как видите, чуть-чуть в стороне от дворцов караимов, да и была заметно старше (1885-87). Но видимо, расположение на берегу её и погубило - дача была разрушена войной, как бы закрыв собой "Стамболи":

37.


А вот что писал про эти дачи Максимиллиан Волошин: "Екатерининская набережная с ее дворцами в стиле турецких бань, Публичных домов и лимонадных киосков, с ее бетонными Эрехтейонами, гипсовыми «Милосами», голыми фисташковыми дамами с декадентских карт-посталей представляет совершенно законченный «Музей Дурного Вкуса». Большевики и анархисты, в руках которых Феодосия побывала дважды, не захотели оказать ей единственной услуги, на которую были способны: они не взорвали этих вилл. Не думаю, чтобы этим тонким и злым способом они хотели наказать буржуазию, сохранив ее позор на будущие времена,— нет, они сами находились под обаянием монументальности этих построек: мещанин мещанина чует издалека". Можно вспомнить и похожие высказывания Гоголя о петербургском классицизме, так что не думаю, что современные любители "оторванных рук архитекторов-неудочек" умнее классиков. Смиритесь с тем, что будут ещё потомки восхищаться и Домом Земледельца в Казани, и "Алыми Парусами" в Москве, и высотками Астаны, и Национальной библиотекой в Минске...

38.


Между тем, дачи кончились, да и проспект Айвазовского тоже, а улица Курортная вдоль путей с каждым шагом становится всё более похожей на городские задворки:

39.


Устье местной речки-вонючки Байбуга, вдали острый мыс Илии Пророка с похожими на руины стен скалами и невидимым отсюда Ильинским маяком (1955, основан в 1899) на месте одноимённой византийской часовни:

40.


За Байбугой на болотистых пустырях ещё и строится целый многожтажечный квартал, причём по крайней мере прошлым летом работы там кипели. Колея же мимо депо и пакгаузов ведёт прямико на крупную станцию:

41.


Собственно, это и есть бывший главный вокзал Феодосии, открытый в 1892 году. В 1907 главная станция переместилась на нынешнее место, бывшую Феодосию-Порт, эта станция же стала называться Сарыголь, а когда именно ей дали нынешнее, явно более благозвучное название,точно не знаю. В любом случае, старый вокзал, как и очень-очень многое в Феодосии, был разрушен войной.

41а.


Нынешний - и не вокзал даже, а служебная постройка с кассовым залом внизу. Но как уже говорилось, сейчас дальние поезда в Феодосию не ходят:

42.


Такие второстепенные станции обычно "славятся" вредными от скуки милиционерами и охраной. Вот и мне тут милиционер проверил документы и даже переписал данные, против чего я не стал возражать. Спустя пару месяцев, в серой осенней Москве, на моё имя пришло уведомление о заказном письме из Керчи, и я понял, что это не сулит мне ничего хорошего. Я побежал на почту, и на почте меня обрадовали "это из милиции!". Распечатав там же конверт, я немного успокоился - статью мне шили административную, но мало ли, чёрт возьми, что? Дальше криминальная драма превратилась в фарс: в конверте было три разных письма, в первом из которых говорилось, что на меня по этой самой административной статье возбудили дело, во втором - что назначили мне наказание в виде пожизненного ЦИКа с гвоздями предупреждения, и в третьем - что более высокая инстанция в Керчи установила, что доказательства моей вины получены с нарушениями и отправила его на дополнительное рассмотрение, которое судя по всему затянется теперь до скончания века. Наконец, я полез смотреть, что собственно за статья, и обнаружил, что статья эта - "хождение по железнодорожным путям в неустановленном месте", максимальное наказание за которую подразумевает 30 лет без права переписки штраф в 100 (тут надо бы помянуть Карла) рублей.
Что это было - гадаю до сих пор. То ли это тайные киевские агенты так выявляют побывавших в Крыму россиян, чтобы потом их забанить "во всём свободном мире", то ли просто получившие огромные по меркам нищего Крыма зарплаты сотрудники внутренних дел симулируют иллюзию бурной деятельности. Да и правда, что им остаётся, когда ещё недавно шумные станции выглядят ТАК?

43.


Практически напротив станции, между вокзалом и виадуком - балаганистого вида Екатерининская церковь. В 2004, видя её каждый день в течение недели, я был уверен, что это новодел - но на самом деле собственно храм освящён в 1892 году, а вот остальные постройки и правда постсоветские.

44.


Дело в том, что прямо за ней относительно Айвазовской находится феодосийский автовокзал, и вот там жизнь, как и раньше, кипит! Исчезла, правда, механическая баба Яга в высокой ступе, рассказывавшая сказки приехавшей на отдых детворе - кто вспомнит, в каком году её тут ещё можно было увидеть? И ведь запросто может быть, что помешала она именно церковникам...

45.


В 2004-м, в двухнедельном путешествую по Крыму, мы сменили два курорта, бывших в общем лишь "базами" для поездок по старинным городам и весям - сначала Алупка, потом Феодосия. Комнату мы сняли в частном секторе как раз за пару кварталов от автовокзала, на улице-бетонке с видом на трубу, и хозяева домика - бодрый дед и интеллигентная бабушка - дружили с последними местными караимами, и возможно - сами были одними из них. Тогдашняя Феодосия мне очень не понравилась, в первую очередь из-за общественного транспорта - в местных забитых вдрзыг ПАЗиках можно было ехать, оторвав обе ноги от пола. Нет, это не сейчас туристов в Крыму мало, а обычно слишком много.

46.


По виадуку, купив внизу стакан гранатового сока, я пошёл на пляж, где отдыхал по вечерам десятью годами ранее:

47.


На пляже (а тут, наконец, не галька, а мягкий песок!) с той поры вроде ничего и не изменилось.

48.


И как и раньше курортную идиллию нарушают индустриальные пейзажи - вон например вдали судозавод "Море", строивший в том числе морские суда на подводных крыльях. Самое, впрочем, суровое феодосийское предприятие - торпедный завод "Гидроприбор" - находится не в городе, а в соседнем посёлке Орджоникидзе.

49.


Такая вот "богом данная" Феодосия, город с непростой, но очень интересной судьбой. И раз уж полюбилась мне Лисья бухта, видимо мой путь тут пролежет ещё не раз. В следующий надо бы походить по музеям...

50.


Со следующей частью (а у меня в запасе ещё 2-3 дня) пока не определился - вот и обещанные Саки не могу выложить, потому что в тот раз много упустил, и лучше на следующей же неделе наверстаю. Но явно - что-нибудь ещё из прошлогоднего Крыма.
Tags: "Тюркский след", Крым, дорожное, курортное, транспорт
Subscribe

Featured Posts from This Journal

  • Крым

    (после 2014 года) Общее. Народы Крыма || Транспорт Крыма || Керченская переправа. || Крымский юмор. Крымнаш. Реалии и настроения. || Тень…

  • Лисья бухта, или People's Bay

    Пьяный голый Дед Мороз, поджигание ёлки и варварская игра "Соси матрас!" - так отмечают Новый год в Лисьей бухте. Но только я его…

  • Судак (2014). Не крепостью единой.

    С прошлого года на мне висит изрядный долг перед этим журналом - ведь я тогда больше месяца гулял по Крыму, сочетая приятное (отдых на море) с…

  • Феодосия (2014). Часть 1: Итальянская улица и Генуэзская крепость

    " Окружена высокими холмами, овечьим стадом ты с горы сбегаешь..." и " Недалеко от Смирны и Багдада, но трудно плыть, а звезды…

  • Феодосия (2014). Часть 2: форштадты народов

    Как и многие крымские города, старая Феодосия была исключительно многонациональна. Над показанными в прошлой части генуэзской крепостью Кафа и…

promo varandej ноябрь 18, 10:35 81
Buy for 500 tokens
Думая о планах на 2018-й год, лишь один пункт я пока ощущаю константой, своеобразным ДОЛГОМ - это Байконур. После того, как я побывал на Семипалатинском ядерном полигоне, он остаётся моим последним крупным пробелом в Казахстане. Я уже не помню, какая по счёту это будет попытка. Кажется,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 19 comments