varandej (varandej) wrote,
varandej
varandej

Ташкент. Часть 2: прогулка вдоль канала



В прошлой части, посвящённой истории и колориту Ташкента, я упоминал сложнейшую систему каналов от реки Чирчик (сама она касается Ташкента на окраине), прорытых в незапамятные времена, частью на основе настоящих рек, а частью ставших полноценными реками, текущими до самой Сырдарьи. Об их количестве и границах нет единогласия даже среди ташкентских старожилов. Роль "городской реки" в Ташкенте играет цепочка каналов Бозсу, Анхор и Бурджар, в которой каждый последующий сохраняет направление и большую часть воды предыдущего, образуя границу "узбекской" Старо-Городской и "русской" Ново-Городской частей. С прогулки по этой границе двух сред к довлеющей над Ташкентом телебашне, под которой меня ждал Центр Плова, и начну рассказ о районах узбекской столицы.

...Я вышел из метро на станции "Ойбек" у широкой, но не особо зрелищной Сапёрной площади и в ближайшем магазинчике поинтересовался у русских ребят-продавцев, где тут улица Занжирбог (на которой находился мой хостел). Те озадаченно ответили: "Судя по названию, где-нибудь в Казахстане" и "Мы вообще сами ташкентские, но такой улицы не знаем!", однако любезно поймали мне проезжавшее мимо такси. Таксист такой улицы тоже не знал, а у меня ещё и не было сумов, чтобы с ним рассчитаться, поэтому мы поехали сначала к Госпитальному рынку, где буквально за пол-минуты я поменял стодолларовую бумажку на несколько внушительных стопок 1000-сумовых купюр. Затем начались петляния по мелким улочкам с периодическими звонками в хостел - как я понимаю, коренной ташкетский таксист знал только старое название этой улицы, а работавшие в хостеле выходцы из Самарканда, при том русские - наоборот, только новое. Наконец, они нашли ориентир, и вскоре я стоял у дверей "АртХостела", найденного заранее через Букинг как самое дешёвое для иностранца место в узбекской столице. Всего я заезжал сюда 4 раза - ведь в Узбекистан я ездил дважды с передышкой в Алма-Ате, со стороны которой Ташкента попросту не миновать. "АртХостел" мне очень понравился - уютный и со вкусом оформленный дворик, где к 4-му моему приезду в конце мая успели даже наполнить бассейн; вкусный чай с леденцами; и очень разнообразный контингет - от узбеков-командировочных и пассажиров прилетавших ночью самолётов (такие приходили за полночь большими волнами) до молодых европейских бэкпекеров. Первыми увиденными оказались двое молодых людей, говоривших явно по-славянски с проскакиванием оборотов "Украина", "Крым забрали" и т.д. - послушав их минут пять, я переспросил: "Вы поляки?", на что они с улыбкой кивнули - "Поляки!". В другой приезд мне, напротив, повстречалась полька-русофилка, подключившаяся к моему разговору с немкой-левачкой, воодушевленно критиковавшей политику США и ЕС. Ещё был турок, который не говорил по-английский, но мог объяснить с узбеками по-своему, в четвёртый приезд были очаровательная китаянка Лин и похожая на коренную киевлянку немка Штефи, уже знакомые мне по хостелу в Самарканде. Были, наконец, и русские туристы из самых разных краёв вплоть до Хабаровска. Ну а я уже на второй раз всех тут знал в лицо и чувствовал себя почти своим.

2.


Ближайшей к хостелу станцией метро оказался не "Ойбек", а "Космонавтов", но и до первой идти на самом деле было совсем не далеко. Сам же окружающий хостел малоэтажный район оказался местным "посольским кварталом", где представительства стран были разбросаны среди роскошных новеньких особняков. Вот например японский культурный центр (вернее, "Караван-сарай культуры"), напротив которого неплохая пиццерия "Московская", куда я оба раза заходил по возвращении в Ташкент, соскучившись по неузбекской кухне.

3.


Практически стенка к стенка к стенке от хостела обосновалась новая синагога бухарских евреев - их в Узбекистане осталось несколько сотен, и по большей части не в древней Бухаре (хотя там они тоже есть), а в деловитом Ташкенте. Синагогу я нашёл, что характерно, лишь в третий приезд - она от хостела как раз-таки в сторону "Ойбека", и в первые два приезда я туда попросту не ходил.

4.


Типичное для бухарских синагог устройство - дворик и два молельных зала (обычный и праздничный) по бокам. Охранник был не очень дружелюбен, и фотографировать на дворе ещё разрешил, а в залы пускать отказался.

5.


В сторону "Космонавтов" же я ходил мимо того самого "ориентира" - Ташкенского хореографического колледжа (1947), фасад которого глядит на главную в этом районе улицу Юнуса Хос-Ходжиба, ташкентцам более известную как Педагогическая:

6.


А вот эта пристройка - собственно, на Занжирбог:

6а.


Дальше по бывшей Педагогической сетевой супермаркет "Корзинка", место которого на викимапии значится бывшим Туркменским базаром (туркмен, увы, с их родины не очень-то выпускают), а оттуда вид на роскошный образец архитектуры Узбекской ССР:

7.


Деревья в окнах, кстати, так и задуманы - там не балконы, а обширные площадки, где можно гулять. На кадре выше за высоткой видны ещё и многоэтажки Украинского микрорайона - ведь Ташкент после землетрясения 1966 года отстраивали всем Союзом, и там проектировали киевляне.

7а.


На позапрошлом кадре видите высокий забор справа? А если пойти налево, будет здание МВД за таким же высоким забором... только там ещё и ворота усилены противотанковыми ежами и бетонными блоками и бродят по периметру автоматчики в бронежелетах. Зрелище это было, конечно, очень колоритным, но сфотографировать его не было ни малейшей возможности - судя по возмущённому окрику, который я услышал, снимая прошлый кадр спиной к МВД, охрана реально бдит и не спускала с меня глаз.
За МВД - ещё и Интерпол в круглом стеклянном здании на площади с памятником космонавтам во главе с Владимиром Джанибековым. Последний, уроженец окрестностей Ташкента, вообще-то был русским по фамилии Крысин, и по понятным причинам взял фамилию жены, которая происходила из ногайцев, однако узбеки его считают "своим":

8.


За памятником виден спуск в метро, так что этот путь я проделывал раз десять. В первое своё утро в Ташкенте от памятника я пошёл направо (относительно прошлого кадра) по проспекту Шарафа Рашидова - к центральным площадям. Во второе - поехал на метро к рынку Чорсу. Ну а в третье - пошёл в сторону канала по улице Афросиаб, которая на кадре выше уходит вдаль справа. Улица впечатляла своей перекрытостью, и даже странно, что пешеходам оставили хотя бы разбитый тротуар. За забором старое здание казарм, и о его происхождении - позже:

9.


Миниатюрный кукольный театр (1979, основан в 1939), не знаю, действующий ли за всеми этими заборами:

10.


И Ок-Сарой, то есть Белый дворец - официальная резиденция Каримова (можно сравнить с новым и старым дворцами Назарбаева в Астане). Если не прокачан навык незаметной фотосъёмки - не стоит пытаться повторить эти кадры:

11.


Между тем, Папа выбрал место для своей резиденции символично - до советских времён здесь находилась Ташкентская крепость, построенная в 1860-е годы по приказу Черняева так, чтобы держать по прицелом Сартовский город за каналом и одновременно закрывать от него Русский город, строительство которого начиналось следом. Вид у этой даром что русской крепости был вполне среднеазиатский:

12.


И лишь трое ворот были каменными, а назывались в честь погибших при штурме офицеров (потерял тогда Черняев всего 25 человек против многотысячного кокандского гарнизона) Обуха, Месяцева и Хмелёва. К крепости, как вы догадались, относились и те самые казармы у метро. Единственный свой бой она приняла в 1918 году, когда в "красной цитадели" Ташкенте, со всех сторон окружённом белыми да басмачами вспыхнул антисоветский Осиповский мятеж, подавленный здешним гарнизоном. Затем крепость упразднили, валы без должного ухода размыло дождями, и к 1970-м годам их остатки срыли, разбив парк, в независимом Узбекистане занятый ставкой президента.

12а.


Последние ворота дожили даже до ХХ века, став входом сначала в парк, а потом и в резиденцию Каримова... но были то ли снесены, то ли до неузнаваемости уделаны в 2008 году. С подобным мы, увы, сталкнёмся тут ещё не раз и не два.

12б.


Канал встретил меня небольшим сквериком, где ташкентцы делали зарядку, и шумом воды чуть ниже по течению (южнее) - там находится самая настоящая Бурджарская ГЭС (1933-36), одна из Чирчик-Бозсуйского каскада, включающего 19 гидроэлектростанций от вполне "взрослой" Чарвакской (в горах она создала огромное водохранилище, ставшее ташкентской зоны отдыха... там же легендарные Чимган и Бричмулла) до классических довоенных мини-ГЭС. Последних только в черте Ташкента 4 штуки - Бозсуйская, Шейхантаурская, Бурджарская и Актепинская, то есть эта - вторая снизу среди них.

13.


ГЭС образует впечатляющий водопад на Бурджаре, но только я уже дома понял, что слегка сглупил - это только водоспуск, а собственно электростанция виднеется за деревьями. Судя по фото из википедии, здание у неё очень красивое и вида скорее модернового, чем советского.

14.


Дальше я пошёл вдоль канала вверх (на север) по его западному берегу, где был когда-то Сартовский город. Чуть выше ГЭС, на её верхнем бьефе, разветвляется Бурджар и Анхор, ниже развилки уходящий тоненьким ручейком на запад, а выше являющийся основным руслом. В районе разделения за каналом, точно напротив Ок-Сароя - Дома специалистов, редкие в Средней Азии образцы конструктивизма:

15.


16.


Вдоль Анхора всё парки да задворки административных зданий с угрюмыми патрульными. За Узбекистанским проспектом - стадион "Пахтакор" (1956) - это название означает "Хлопкороб", и далёкому от спорта человеку более всего известно гибелью одноимённой футабольной команды в авиакатастрофе.

17.


Близ стадиона на Анхоре импровизированный пляжик и даже пара самодельных деревянных столов, в мутной воде купались какие-то мужички в плавках - на викимапии это место отмечено как Моржатник. А выше по течению уже виден узбекситанский Сенат на площади Мустакиллик (Независимости)... вернее, его задворки:

18.


Со стороны канала виднен сад, оставший от Белого дома - резиденции и канцелярии Туркестанского генерал-губернатора, снесённой ещё в 1920-х годах. В саду - беседка, под которой, за дастарханом да кальяном, наверняка решилось куда больше политических вопросов, чем в залах Сената:

19.


Следующий участок Анхора я видел вечером другого дня, спустившись к нему через парк от площади Независимости. Погода тогда была поприятнее, поэтому следующая пара фоток оттуда и с восточной стороны калала. На западной стороне - симпатичные сталинки:

20.


В перспективе кадра выше - старейший в городе Урдинский мост (1913) проспекта Алишера Навои. Вид с моста на западный берег:

21.


Название же его не случайно: Урдой (то есть "ставкой") называлась коканадская цитадель, построенная в начале 19 века, когда это молодое и агрессивное ханство захватило богатый город. Как и русская крепость, Урда держала под прицелом сартовский город и прикрывала дорогу из него на Коканд, и в этом расположении чувствуется большое недоверие и причина того, почему Ташкент был взят Черняевым так легко. Об Урде есть огромная статья на сайте "Письма о Ташкенте", а с 1970-х годов на его месте столичный Дворец культуры "Туркестан" с птицей Хумо:

22.


Следующий мост, который вполне можно было бы назвать Ново-Урдинским, ведёт к летней площадки ДК, а вдали виден небольшой шлюз протоки:

23.


За поворотом в перспективе Анхора открывается Телебашня:

24.


Но пока что отклонимся от основного русла по той самой протоке - на восточный берег, в бывшую Кашгарскую слободу. Кашгарцы - народ из Синьцзяна, в ХХ веке вместе с ещё десятком подобных народов консолидированный в нацию уйгуров - это ближайшая (по языку) родня узбеков с той разницей, что жителей оазисов там называли не "сарты", а "таранчи". Их поселение близ Ташкента возникло ещё в Средние века, ну а под Россией Кашгарка стала бедняцкой окраиной Нового города. Однако свою главную роль она сыграла в 1966 году - под ней находился эпицентр землетрясения, точно на месте которого стоит ныне памятник "Мужество":

25.


О Ташкентском землетрясении я уже писал в прошлой части: несмотря на огромную мощь, колебания под Ташкентом шли практически вертикально, то есть город не "качнуло", а как бы подбросило, от чего тысячи зданий покрылись непоправимыми трещинами, но почти ничего не обрушилось сразу, и катастрофа оказалась почти бескровной - 9 погибших, меньше, чем в ином ДТП. Намного больше людей умерли от сердечных приступов, когда толчки повторялись (а это продолжалось до мая того же года), а главное - более 300 тысяч человек остались без крова, так как потрескавшиеся дома восстановлению уже не подлежали. Дальше была ударная всесоюзная стройка, длившаяся 3,5 года, в которой и сформировался нынешний облик Ташкента - самого, пожалуй, красивого города брежневской эпохи. В 1970-м года, когда восстановление признали завершённым, и был сооружён монумент, но все его скульптуры впечатляют меньше, чем чёрный куб с оборванным циферблатом.

26.


В парке у мостика в честь видимо тех же событий построили ещё и Музей Дружбы народов. С этим, впрочем, у независимого Узбекистана не задалось (он умудряется быть на ножах со всеми своими соседями и в довольно прохладных отношениях что с Россией, что с Китаем, что с Америкой), так что ныне это Музей Олимпийской славы Узбекистана.
А ровно (до дня!) через 20 лет после Ташкенсктого землетрясения случилась ещё и Чернобыльская катастрофа, и такой же всоюзной стройкой стал украинский Славутич... не хватает ныне как-то дружбы народов.

27.


Возвращаемся на основной канал через вот такое вот странное место - протока, конец которой виден на кадре №23, начинается невесть откуда бьющим фонтаном! Процитирую что ли википедию: Среди картографических источников не существует единого мнения, где заканчивается канал Бозсу. Некоторые полагают, что канал Бозсу доходит лишь до старогородской части столицы, а новый канал, собирающий воды, является самостоятельным — ему дают название Нижний Бозсу. Место окончания Бозсу в этом случае также определяется по-разному: либо до разделения на Анхор и Бурджар южнее Узбекистанского проспекта, либо до разделения на Анхор и Калькауз на верхнем бьефе Шейхантаурской ГЭС (в этом случае участок от Шейхантаурской ГЭС до начала Бурджара считается верхним течением Анхора). В других источниках канал Бозсу рассматривается как единый на всём протяжении от реки Чирчик до реки Сырдарьи (а это 159км., - моё примечание). В этом случае русло канала опять-таки могут проводить по разному: через участок, относимый в других трактовках к Калькаузу, арык Джангоб и Нижний Бозсу до его слияния с Актепой, либо через верхнее течение Анхора, верхнее течение Бурджара и канал Актепа (полностью). - это о том, сколь мудрёная в Ташкенте система каналов, создававшихся без чёткого плана тысячи лет.

28.


Между тем, впереди ещё одна, гораздо более крупная Шейхантаурская ГЭС (1948), выше которой (опять же на бьефе) образованый из естественной реки канал Бозсу разделяется на Анхор и уходящий на запад Калькауз, в сартовские времена славившийся своими водяными мельницами. Трёхэтажка левее ГЭС - вероятно, дом её сотрудников:

29.


Вид сверху, это ещё Анхор. Затвор слева, видимо, направляет излишки воды в голубую трубу в правой части кадра выше и выводит к месту позапрошлого кадра. Да, эту фразу наверное надо перечитать несколько раз, но ничего не могу поделать. Восток - дело тонкое, даже в области гидротехники. Вот ещё система Алматинских арыков для сравнения.

30.


По следующему мосту проспекта Зульфия-ханум (узбекская поэтесса ХХ века) я пересёк Анхор, который на дальних поворотах этого кадра сменит Бозсу. Справа за высоким забором огромное кладбище Минор (от минарета, а не минора), где хоронили мусульман Ново-Городской части - поначалу в первую очередь татар, казахов и кашгарцев. Слева - гребная база, по каналу увлечённо гоняла целая флотилия школьников на байдарках. Общались они, кстати, исключительно по-русски. А впереди - Цетральная мечеть, телебашня и деловой центр.

31.


Вплотную к каналу подходят махалли. Кто-то сделал себе потрясающе красивую металлическую дверь:

32.


"Минор", кстати, по-узбекски видимо означает в принципе любую высокую невоенную башню - этим словом называются все три вертикали в кадре:

33.


Вид со следующего моста Малой Окружной (Кичик-Халка юли), вниз уже по Бозсу, который где-то у поворота распадётся на Анхор, по которому мы шли, и уходящий направо Калькауз.

34.


Ташкентская мечеть "Минор" построена лишь в 2013-14 годах и даже не претендует на звание "крупнейшей в Центральной Азии" - сказываются сложные отношения узбекских властей с религией. Интересна попытка сочетать "эмиратский" гламур с традиционной для Средней Азии композицией (по образцу самаркандской Биби-Ханум), а вот местные ли на ней орнаменты - не уверен. В любом случае, это красиво:

35.


Дальше канал пересекает УзЭкспоЦентр, проще говоря Ташкентскую ВДНХ, устроенную в конце 1960-х годов при восстановлении города. Несмотря на то, что Ташкент наступал на пятку Киеви, ничего подобного Киевской ВДНХ тут не было, скорее что-то вроде выставок народного хозяйства в Бишкеке или Кишинёве. Один из корпусов, однако, вида прямо-таки конструктивистского, а пристань около него указывает, что в этой части канала практикуются речные прогулки:

36.


Впрочем, самый интересный павильон, напоминающий архитектуру Бразилиа, стоял на другом берегу с 1970-х годов, а в независимом Узбекистане его по местной традиции снесли. Нынешний главный корпус предельно уныл.

36а.


За ВДНХ Бозсу окончательно превращается из подобия городской речки в коммуникацию, его берега в этой части видны на заглавном кадре, а дальше и вовсе тупик - с обеих сторон начинаются запретные зоны. Рядом с каналом парк развлечений "Ташкентленд", устроенный в 2000-х годах на месте бывшего Парка Победы (не мемориала, а просто парка!), главная достопримечательность которого - кольцевая (1,5км) канатная дорога.

37.


Кабинки исправно ездили, я увидел открытые ворота и оказался в полностью безлюдном парке аттракционов - знаете, такое сочетание пустоты и средств увеселения как-то пугает... Вскоре меня нагнал охранник, и рассерженно поинтересовался, что я тут делаю. Я ответил, что ищу выход, и охранник сразу сменил тон "А здание ворота что ли открыты?", после чего выпустил меня через главный вход. Фасад "Ташкентленда" и единственная станция канатки:

38.


Ворота глядят на проспект Амира Тимура, за которым сталинский фасад (1955) Ташкентского института связи (ныне - информационных технологий):

39.


Теперь чуть-чуть пройдём в обратном направлении... в сторону центра, так как вдоль канала я центр уже миновал. Здесь находится станция метро "Бадамзар" и местный деловой центр. Точно не знаю, когда он был построен и какой высоты "небоскрёб", но по стилю больше всего похоже на 1990-е. Не удивлюсь, если следом за Андижанским автозаводом это был первый законченный деловой квартал постсоветского времени:

40.


Озерцо между Ташкентсити и Ташкентлендом, к нему же выходит часть ВДНХ на этом берегу:

41.


В самой же глубине этого конгломерата парков и деловых центров скрывается Японский сад... изначально он так назывался из-за того, что благоустраивали территорию и копали пруд в 1947 году пленные японцы (они в Средней Азии работали как минимум не меньше пленных немцев), а уже в наше время в знак памяти и примирения там навели порядок в традициях японского садово-паркового искусства. И я бы сходил и туда... но 20 000 сумов за вход (порядка 240 рублей на тот момент) показались мне ценой совершенно неадекватной.

42.


Так что пойдём обратно мимо Ташкентленда и продолжим путь вверх вдоль Бозсу... к которому, впрочем, тут уже не подойти - метромост через него оцеплен колючей проволокой, которую патрулировали уже не полицейские в зелёной форме, а чекисты в коричневых мундирах. Отсюда уже рукой подать до Ташкентской телебашни:

43.


Построенная в 1978-85 годах, это была третья по высоте (после московской и Киевской) телебашня Советского Сюза (375м), а на тот момент - 4-я в мире (картину портила "Си-Эн Тауэр" в Торонто) среди телебашен и 7-я среди строений с внутренним доступом вообще (после нескольких небоскрёбов в США). Мир, конечно, с тех пор стал многоэтажнее, но и поныне среди телебашен ташкентская остаётся 12-й в мире... но не выше Царицы Труб в казахстанском Экибастузе. Да и следующие по высоте постсоветские телебашни в Алма-Ате (371м) и Риге (368м) уступают ей буквально на несколько метров. У входа в Ташкент-Минор - макеты нескольких (выбороно) высочайших башен Земли: Небесное дерево Токио (634м, 2013), Останкинская башня (542м, 1967), центр Джона Хэнкока в Чикаго (457м, 1969), Эмпайр-Стейт-Билдинг (449м, 1931), шанхайская "Восточная Жемчужина" (467м, 1994), телебашня в Куала-Лумпуре (421, 1995) и ещё парочка, которые я так и не смог опознать. На высоте 109 метров есть вращающийся ресторан, но вроде бы виды оттуда не слишком интересны.

44.


Напротив башни - парк Памяти жертв политических репрессий с (как мне рассказывали) классическим Музеем оккупации в лучших традициях Западного пояса, но я туда не пошёл. Вокруг башни - всяческие спорткомплексы да шумное шоссе. Ткнулся спросить дорогу в первую попавшуюся дверь - и обнаружил за ней вот такой очаровательный магазинчик тканей:

45.


Искал же я не что-нибудь, а Среднеазиатский Центр Плова, не посетить который в Ташкенте мне казалось большим упущением:

46.


Вроде бы, Центры Плова есть и в других местах, и это даже не ресторан, а специфически среднеазиатское заведение - рядом под навесом постоянно и в промышленном масштабе готовят плов (но - часов до 13-14, во второй половине дня его считается есть считается вредным, и ни один узбек сюда уже не придёт!), выдавая "на гора" партию раз в полчаса. Когда я пришёл, готовили так называемый "свадебный плов" - как я понимаю, советских времён рецепт, взявший лучшее от многочисленных региональных видов плова. Масштаб и слаженность работ выглядели впечатляюще:

47.


48.


А тут справа - начало следующей партии, которой готовили ферганский плов на основе красного риса "девзира". Я об этом узнал уже когда сделал свой заказ, и пожалел об этом: Ферганская долина в мои планы не входила, и попробовать его я мог бы только здесь. Утешал себя тем, что слишком голоден, чтобы ждать ещё полчаса и тем, что в прошлом среднеазиатском путешествии приобщался к узгенскому плову, который считается лучшим в Ферганской долине.

49.


"Свадебный плов" крупным планом. Честно говоря, не все его ингредиенты я в состоянии опознать на глаз (а ещё курдючный жир и хлопковое масло, у которой свой вкус слегка "мясной"), но обратите внимание на красные ягодки - они сладкие, но чрезвычайно к месту.

50.


В "свадебный плов" кладут ещё и яйца - куриное и перепелиное - и колбасу "казы", здесь за дополнительную плату:

51.


Но весь этот праздник включая чай и лепёшки стоит на наши деньги около 200 рублей (только пловы - от 8000 до 13500 тыс. сумов, то есть 100-150р. на тот момент):

52.


В следующей части спустимся в суровое Ташкентское метро.

Ташкент-2015.
Общее о городе.
Прогулка вдоль каналов.
Ташкентский метрополитен.
Ново-Городская часть. Центральные площади.
Ново-Городская часть. Разное.
Ново-Городская часть. Северный вокзал и окрестности.
Старо-Городская часть. Чорсу и окрестности.
Старо-Городская часть. Разное.
Корейцы и окраины.
Центры ближайших областей
Гулистан.
Джизак и Тамерлановы ворота.
Tags: "Тюркский след", "Черта оседлости", Узбекистан, дорожное, злободневное, транспорт
Subscribe

Featured Posts from This Journal

promo varandej september 24, 14:08 58
Buy for 500 tokens
-Так-то мы уже месяц в дороге. По Алтаю путешествуем: российский Алтай, монгольский Алтай, казахстанский Алтай... -Пешком что ли? -Почему пешком? Едем на всём, что едется. Так-то я не автостопщик, но что ещё делать, когда автобус дважды в день, а интересное через каждый десяток километров? В…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 63 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →