varandej (varandej) wrote,
varandej
varandej

Бухара. Часть 2: Ляби-хауз



Нет, это не англицизм: хауз - не house, а пруд или даже бассейн, из которого жители среднеазиатских городов в прошлом набирали воду. В той же Бухаре (колориту, истории и ремёслам которой была посвящена прошлая часть) когда-то были десятки хаузов, но большинство из них из санитарных соорбражений зарыли в советское время. Ляби-хауз остался как центр одного из 5 главных ансамблей Старой Бухары, расположенных ярко выраженной диагональю с юго-востока на севеверо-запад: Ляби-хауз, Торговые купола, Пои-Калян, Арк и парк Саманидов. Диагональ эта, подозреваю, была дорогой на Самарканд, вдоль которой и рос город от подножья ханской цитадели. Об этих ансамблях и их окрестностях - следующие 5 постов, и здесь помимо Ляби-хауза я покажу кусок Старого города восточнее него с мечетью Чор-Минор, а также расскажу о двух гостиницах, с которыми было связано моё пребывание в Бухаре.

Маршрутка из Кагана (русский город-спутник Бухары) привезла меня вот к этой ротонде видимо советских времён. С Ляби-хауза, а не Арка, начинается знакомство с древними городом хотя бы потому, что площадь за ним - важный узел городского транспорта, в то время как внутри Старого города маршрутки не ездят. Здесь же и таксисты ждут клиентов, кажется, круглосуточно, и в общем к середине поста мы сюда ещё вернёмся.

2.


Тут же рядом начинаются и древности. Их в Бухаре так много, что не о всех мне удалось найти хоть какую-то информацию, кроме разве что названий - справа портал медресе Ибрагим-ахуна, слева медресе Дормулла-Хасан, занятое гостиницей "Кукельдаш":

3.


И за его же порталом мечеть Кокилаи-Хурд. На заднем плане - уже Ляби-хауз, задворки глядящего на него медресе Диванбеги и портал медресе Кукельдаш:

4.


Я пошёл вдоль канала, вглядываясь в вывески гостиниц, которые тут занимают буквально каждый дом:

5.


И наконец ткнулся в гостиницу "Рустэм и Зухра". Стандартное: "Почём у вас одноместный? - Есть за двадцать пять долларов, с комфортом, но вам за двадцать отдам, есть за пятнадцать, но попроще, давайте я вам сейчас всё покажу". Гостиница представляет собой несколько тенистых двориков с номерами на вторых этажах, куда попадают через лоджии. Не помню, видел ли я Рустэма, а сидящая обычно за столом у ворот Зухра создаёт домашний уют одним своим видом:

6.


Главным минусом оказалось то, что все номера тут как минимум двухместные, то есть было бы нас двое - отдал бы не 20 долларов, а 10. В номере простенько, но прилично:

7.


Однако так получилось, что здесь я только ночевал, а куда больше активного времени проводил в иной, несколько более дорогой гостинице "Чор-Минор" в переулках с другой стороны от площади-с-таксистами. Дело в том, что ещё вечером первого дня на входе в парк Саманидов меня окликнули двое туристов - парень и девушка - и поинтересовались, не Варандей ли я? Тут вообще был уникальный случай, так как до этого ко мне подходил с тем же вопросом человек в музеях Арка: на улице меня узнают не то чтобы часто, уж тем более не дважды за день! Между тем, встреченных у парка Саманидов я признал и сам: это были Дима и Галя из Петербурга, с которыми ещё дома я переписывался вконтакте. Они летели в Узбекистан в то же самое время, да вот незадача: я двигался от Ташкента с востока на запад, а они от Ургенча с запада на восток, и по всему выходило, что мы не сможем пересечься нигде. Но в итоге что-то поменялось, и в Бухаре мы оказались в одно время, а позже я ещё показывал им Алма-Ату. Здесь же они жили как раз-таки в гостинице "Чор-Минор", представлявшей собой довольно невзрачное снаружи и довольно живописное внутри 4-этажное здание:

8.


Сквозной холл через все этажи заканчивается куполом:

8а.


Номер даже с камином. Если мне не изменяет память, всё это стоит 40 долларов, то есть "по старому курсу" я вполне мог себе это позволить (но по нынешму - уже нет).

9.


Хозяин этого заведения - пожилой бухарец Султан, или вернее Султан-баба (потому что он уже дедушка), или если уж совсем точно Султан-хаджи-баба (так как совершал хадж в Мекку). Говоривший по-таджкски, очень религиозный (пару раз мы его ждали с намазов), но ещё советской закалки человек, у которого постоялец может очень быстро превратится в гостя. Да и не только постоялец: если Дима и Галя  стали его гостями, значит и я тоже стал таковым. Султан-хаджи нам много рассказал, свозил в одному ему ведомые кафе на окраинах, где накормил бесплатно пловом и халисой и показал, как их готовят (тут см. прошлую часть), а Диму и Галю ещё до встречи со мной успел покатать по святым местам бухарских окрестостей. Всё это - лишь за наш искренний интерес и за возможность поговорить на одном языке. При гостинице он держит небольшой музей, символизирующий комнату в доме зажиточного бухарца, причём балки, по его словам, здесь от более старого здания:

10.


Встретив меня у парка Саманидов, Дима и Галя предложили поспешить - Султан-хаджи обещал сводить их на крышу своей гостиницы, откуда неплохие виды на город. Почему-то в мой приезд были закрыты все массовые смотровые площадки - что Шуховская башня, что минарет Калян, так что это оказалась единственная возможность взглянуть на Бухару сверху. Впрочем, видно оттуда не так уж и много, главной целью было проводить закат. Под ногами - улица Чор-Минор, а белое здание, при почти абсолютном сходстве - не Дормулла-Хасан, а что-то другое:

11.


Вдали солнце садилось за куполами Бухары, и это было действительно красиво:

12.


Силуэты слева направо: джума-мечеть Калян (1514) с одноимённым минаретом (1127), огромное медресе Мири-Араб (1535) с двумя симметричными куполами, один из Торговых куполов, скорее всего Заргарон (1570), кош-медресе Абдулазиза (1562) и Улугбека (1417), причём последнему принадлежит и пара крайних порталов, похожих на ещё один далёкий кош. Ну а всё вместе напоминает такую цепочку ворот, всё выше и величественнее, которую должен пройти путник по мере приближения к мечети.

13.


Крыши махаллей с другой стороны, вдали сменяющиеся "частным сектором" Нового города:

14.


Чор-Минар - Четыре минарета - одна из самых необычных мечетей Бухары, к ней мы подойдём в конце поста. Обратите внимание, что все её минареты разные, а ещё - что это и не минареты:

15.


А сбоку (левее первой и правее второй пары кадров) виден хокимият, по узбекской традиции в виде небоскрёбика. Также прилагаются стадион (слева) и два корпуса гостиницы "Бухара" (справа). Не вполне очевидно, что в Бухаре есть и новая, в основном советская часть, которая тоже небезыинтересна.

16.


Ну что ж, закончим это лирическое отступление и пойдём к Ляби-хаузу вдоль того же канала с кадра №5. В скверике встречает Ходжа Насреддин. Вопреки расхожему мнению, он ходил не только по Туркестану, но и по всему исламскому миру, свои анекдоты о нём рассказывают и персы, и турки, и арабы, но всё же это важный символ Бухары. Конкретно здесь происходил один из моих любимых Насреддиновских анекдотов. Однажды в хаузе тонул один знантный чиновник, барахтаясь у самого берега. Народ стоял на берегу и кричал: "Дай руку! Дай руку! Мы тебя вытащим!", на что чиновник ни коим образом не реагировал, продолжая барахтаться. Тут народ растолкал Ходжа Насреддин и сказал: "Люди, вы что? Вы разве не понимаете, что это человек, который привык брать, а не давать, и он не знает такого слова!" - после чего со словами "Возьми руку!" вытянул незадачливого чиновника на берег. Увы, сфотографировать Эфенди без толпы экскурсантов из числа самих узбеков невозможно - узбеки его любят и явно понимают из этих анекдотов больше, чем мы, так что будем считать их частью композиции памятника:

17.


Собственно, хауз. Называть его Ляби-хауз - некорректно, это название всей площади, которое можно перевести как "Берег пруда" (дословно - "Губа водоёма"), проще говоря - Бассейная. Сам же пруд называется Диванбеги и был выкопан в начале 17 века при строительстве двух одноимённых зданий по разные его стороны. Его размеры 42х36м, объём - 4000 кубов, и поначалу он не имел водоотвода, которым служили вёдра и кувшины бухарцев. Чем-то Ляби-хауз неуловимо напоминает мне московские Патриаршьи пруды. Старейшие объекты на площади - не дома, а деревья, в том числе вон тот похожий на одинокий шпиль засохший персик, посаженный в 1477 году:

18.


На северной стороне пруда - медресе Кукельдаш (1568-69), которое опять же старше его самого. Имхо, самое бестолковое медресе Бухары - крупнейшее в городе (82 на 69 метров, аж в кадр не влезает), но довольно громоздкое и небогатое деталями. Это в сущности и немудрено, ведь его название можно перевести как Медресе Чекистов - "кукельдаш" (дословно - "сердечный друг", обладатель наибольшего доверия) называлась должность ответственного за безопасность правителя.

19.


Собственно, одно медресе Кукельдаш мы уже видели в Ташкенте, и кукельдаш в данном случае один и тот же: Низам Кульбаба, "правая рука" могущественного шейбанида Абдалла-хана II, впоследствии наместник Герата, а по совместительству поэт (псевдоним Муххиби) и меценат. В Ташкенте он родился, в Бухаре служил, так и появились эти два медресе. Позже здесь учился таджикский писатель Садриддин Айни, но в целом внутри медресе ещё унылнее, чем снаружи.

20.


Единственное хороше, что в нём есть - это потолки фойе, которое тут по бухарской традиции с одним проходом на улицу в центре и двумя во двор по бокам:

21.


Потому что Ляби-хауз - шедевр бухарского зодчества не Шейбанидов, а Аштарханидов, правивших Бухарой в 17-18 веках потомков Астраханских ханов. Сам этот комплекс строил диванбеги (визирь) Надир в 1619-23 годах, и включал он медресе, хауз и ханаку.
Медресе Диванбеги стоит восточнее пруда, откуда мы пришли, и отличается неправильной формой... но мне он показалось самым красивым из бухарских медресе:

22.


В первую очередь - из-за сказочных птиц на фасаде. Почему это допустили правоверные мусульмане, причём даже не шииты (у которых этого табу нет) - так и не ясно по сей день, тем более что это не единственные подобные изображения в Узбекистане. Местные персы считают - потому что строили персидские мастера-шииты, народная молва оправдывается "если не в сторону Мекки, то можно", а ведь есть ещё тигры на построенном несколькими годами позже самаркандском медресе Шер-Дор.

23.


Считается, что это семург, или хуммо - местный разом феникс и синяя птица, самое доброе существо на земле, дающее счастье каждому, на кого упадёт её тень, за что современные узбекские идеологи обозвали её "птицей-государством" и ставят в виде памятников на площадях. Тем не менее, по крайней мере у этих семургов доброта не безгранична - вон ланей (внешне скорее кабанчиков) в когтях тащат. На кадре выше - скромные птички боковых порталов, а на центральном птицы крупнее и вдобавок между ними человеческое лицо:

24.


По легенде, диванбеги Надир строил это здание как караван-сарай, но Имамкули-хан на его открытии случайно оговорился и назвал здание медресе, а слово хана, разумеется - закон. По другой версии, хана умышленно дезинформировали имамы, решившие завладеть столь роскошным зданием. Как бы то ни было, визирь остался без бизнес-проекта, но зато в народной памяти стал меценатом и защитником ислама. Ещё слышал, что в царские времена среди бухарцев ходила легенда, будто Надир был посланником при дворе Екатерины II, пожертвоавшей на это строительство денег (на самом деле посланником он мог быть разве что у Михаила Фёдоровича в разорённой Смутой стране). В пользу первой легенды говорит то, что портал у здания сквозной - бухарские фойе возникли в рамках технологии "гулом-гард" ("Стоп, раб!") или может быть "гулом-гяур" ("Стоп, неверный!"), словом через них отсеивались те, чей вход в медресе был не желателен. Ну а сейчас, как видите, слово хана было отменено и на караван-сарай Диванбеги похоже куда больше, чем на медресе:

25.


По вечерам тут устраиваются фольклорные представления, и сквозной портал как нельзя кстати:

26.


С другой стороны пруда - ханака Диванбеги (1619-20), то есть общежитие суфиев, что для простоты иногда переводят как "мусульманский монастырь" (что неверно, но наиболее близко к верному). Ныне в ней музей бухарской керамики, показанный в прошлой части:

27.


Михраб в зале ханаки:

28.


И её вид с обратной стороны:

29.


Здания по краям Бассейной площади... дело в том, что в большинстве своём эти здания - русские. С запада, примыкая к средневековому торговому куполу Саррафон, на Ляби-хауз задворками - Русско-Азиатский банк рубежа 19-20 веков, а за воротами купола виднеется трёхэтажный торговый дом Саввы Морозова (1912), который ближе увидим в следующей части:

30.


Ещё пара русских домиков, симметрично примыкающих к видимо (?) караван-сараю. Не сказать, чтоб в Старой Бухаре их было много, пожалуй что в пределах десятка, и почти все - здесь. Всё же от Ляби-хауза начиналась дорога в Новую Бухару, и с этих ворот сюда начинал проникать русский капитал.

31.


В караван-сарае продают бухарские ковры. На заднем плане купол ханаки Диванбеги:

32.


А вот из переулка выехал велосепидист, подозрительно похожий на еврея:

33.


Там действительно еврейский квартал, но настоящих евреев-бухарцев в нём осталось от силы несколько десятков. Это просто самая хорошо сохранившаяся и колоритная часть Старой Бухары, не тронутая артиллерией Фрунзе, так как из евреев было и большинство немногочисленных бухарских коммунистов. Туда мы, впрочем, отправимся нескоро - лишь после того, как пройдём диагональ главных ансамблей:

34.


Бутылка с солью и невесть чем внутри, подвешенная над дверью гостиницы - что это, интересно, за поверье?

35.


Итак, на юг (в Еврейский квартал) мы пойдём нескоро, на запад (к Торговым куполам) - в следующей части, а пока всё-таки сходим на восток, так как Ляби-хауз расположен отнюдь не у самого края Старой Бухары. От той самой площади с такси и ротондой уходит проспект Бахауддина Накшбанди, переходящий в дороги на Каган (где вокзал), аэропорт и собственно некрополь Бахауддина. То есть для большинства прибывающих в Бухару именно здесь начинается Старый город:

36.


Вдоль улицы и канала по её северной стороне тянутся довольно простенькие медресе 19 века - вот например Саида Камала:

37.


А это не знаю точно, чьё - не везде я догадался сфотографировать таблички. Но почему именно медресе по среднеазиатским городам в таких количествах - для меня так и остаётся загадкой:

38.


Там за ними переулки Четырёхбашенной махалли (как можно перевести Чор-Минор), где ещё остались глинобитные дома:

39.


Внезапно, набредаю на пару мавзолеев, причём в том, что поодаль, если верить табличке, покоится святой имам с годами жизни 1132-1212. То есть видимо мазары стояли на Великом Шёлковом пути, периодически ветшая и отстраиваясь заново (нынешние вряд ли старше 19 века), пока их не поглотил город.

40.


Переулки-переулки...

41.


Как-то в один из этих домов залез воришка и начал рыться в вещах, не заметив спящих хозяев. Жена проснулась и ткнула Ходжу Насреддина в бок, шёпотом сказав, что в доме вор. Насрединн так же шёпотом жене ответил: "Не спугни! Вдруг что-нибудь найдёт?".

42.


И где-то в этих переулках скрывается Четырёхбашенная мечеть со своим хаузом. "Минар" - это ведь не "минарет", а в принципе "башня", этим словом даже Ташкентскую телебашню в узбекском языке называют, и башни Чор-Минора никогда не были минаретами. Настоящее назване этого ансамбля - медресе Халифа Ниязкула, известное с 17 века, и по одной версии оно просто имело такое необычное устройство (тем более располагалось в те времена за городом, то есть не обязательно должно было иметь форму квартала с двором) с хаузом, крошечным общежитием и мечетью, служившие также учебным классом и залом церемоний. По другой версии, к 19 веку старое медресе обветшало и было снесено, кроме входных ворот, к которым в 1807 году пристроили четыре башни, символизировавшие бухарские династии Саманидов, Шейбанидов, Аштарханидов и Мангытов. В общем, как часто тут бывает - сооружение по-хорошему загадочное:

43.


При всей уникальности такого устройства для Средней Азии, оно встречается в странах южнее - например, свой Чарминар есть в Индии. Ворота с основаниями деревянных колонн:

44.


Внутри торжище. В посте о реалиях Узбекистана я уже писал про сложные отношения государства и религии - многие закрытые при Советах мечети и медресе не открылись до сих пор:

45.


Можно подняться наверх. Комната на втором этаже ныне пуста, но сохранила остатки декора:

46.


Вид из окна на переулок с одноглазым долоном вдали:

47.


А на крыше в общем-то ничего интересного:

48.


Вдали довлеющий над городом Калян и голубые купола медресе Эмира Арабского (Мири-Араб). Нам туда:

49.


В следующей части - про район четырёх Торговых куполов.

СРЕДНИЙ ЗАПАД УЗБЕКИСТАНА.
Обзор поездки и оглавление серии.
Бухарская область
Каган. Центр и церковь.
Каган. Окраины.
Бухара. История, люди и ремёсла.
Бухара. Ляби-Хауз.
Бухара. Торговые купола.
Бухара. Пои-Калян.
Бухара. Арк.
Бухара. Парк Саманидов и внешние укрепления.
Бухара. Еврейский квартал.
Бухара. Новый город.
Бухара. Ситораи-Мохи-Хоса.
Окрестности Бухары. Бахауддин и Чор-Бакр.
Бухара вне Бухары. Наследие эмира в России.
Вабкент и Гиждуван.
Навоийская область
Маликрабат и Хазора.
Навои старый и новый.
Нурата.
См. также:
Ташкент и окрестности - см. оглавление.
Хорезм, Самарканд, Южный Узбекистан - в последующих сериях.
Незнакомые слова и не понятные ситуции - см. по ссылкам ниже.
Tags: Узбекистан, дорожное
Subscribe

Featured Posts from This Journal

promo varandej november 18, 10:35 81
Buy for 500 tokens
Думая о планах на 2018-й год, лишь один пункт я пока ощущаю константой, своеобразным ДОЛГОМ - это Байконур. После того, как я побывал на Семипалатинском ядерном полигоне, он остаётся моим последним крупным пробелом в Казахстане. Я уже не помню, какая по счёту это будет попытка. Кажется,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments