varandej (varandej) wrote,
varandej
varandej

Навои. Повелитель Кызылкумов.



...Здесь начинался новый город Мубек. Город сон, город – претворенная мечта, поднявшиеся на краю когда-то Голодной степи многоэтажные современные здания, дворцы. По Центральной магистрали могли свободно катить в каждом направлении не менее десятка рядов машин, окажись они в этот момент в Мубеке. Громадные пустые проспекты среди темных спящих домов. Обезлюдевший черный город в душной летней ночи.. - этот отрывок из популярной в Перестройку книги Георгия Вайнера "На тёмной стороне Луны" обычно относят к Джизаку, ведь далее по тексту говорится, что Мубек был родиной руководителя УзССР.

Но описание куда больше подходит Навои - в данном случае не великому узбекскому поэту эпохи Тимуридов, а названному в его честь городу, небольшому областному центру (135 тыс. жителей) в сотне километров от древней Бухары по Великому Шёлковому пути через показанные в прошлой части древности. Джизак был родиной Шарафа Рашидова, а Навои - "столицей" его крупнейшего проекта: освоения Кызылкумов, бесчисленные и порой весьма экзотические руды которых, включая золото и уран знаменитого Учкудука, свозились на навоийские  комбинаты. Почему-то считается, что в 1958 году Навои был основан на пустом месте, но это не так: фактически он поглотил по-прежнему формально независимый городок Кармана - ровесника Бухары и её фактически "вторую столицу", так как карманский бек был первым наследником бухарского престола. Ныне рядом мирно уживаются две крайности нынешнего Узбекистана без промежуточных вариантов: патриахальная Кармана с её древними мавзолеями и почти не говорящими по-русски жителями и собственно Навои - один из лучших "заповедников" позднесоветской архитектуры, где люди, напротив, по-русски говорят без акцента.

Навоийская область в Узбекистане с большим отрывом самая большая (110 тыс. квадратных километров, больше только Каракалпакия), но при этом самая малолюдная - по численности населения (916 тыс. человек) ей уступает только крошечная Гулистанская область, а по плотности (7 человек на квадратный километр) она куда больше напоминает соседний Казахстан. В принцие, из этого уже ясно, что большая её часть - пустыня, великий Кызылкум ("Красные пески") между Амударьей и Сырдарьей, отделяющий бывшую Согдиану от Хорезма. Навоийская область и самая в республике молодая - создана в 1982 году из кусков Бухарской и Джизакской (или Самаркандской?) областей с возвращением в исходное состояние в 1989-92 годах. Но Навои - не только административный центр Кызылкумов, сюда сходятся нити с бесчисленных рудников, возникших в пустыне в 1960-70-е годы, важнейшими центрами которых стали Учкудук и не столь воспетый Зерафшан. Навои - крупнейший в Узбекистане центр тяжёлой индустрии:

2.


По окружающим Навои степям разбросан десяток индустриальных гигантов: "Навоиазот" (1964, на кадре выше), Навоийский машиностроительный завод (1963, горнодобывающая техника), ТЭЦ (1970, на кадре ниже), Навоийский электрохимический завод (1971, инсектициды, гербициды и т.д.), "Кызылкумцемент" (1977), но всё-таки святая святых этого города - Гидрометаллургический завод №1, производящий уран и золото. Он невелик и невзрачен, со всех сторон окружён куда более зрелищной индустрией, но всё это здесь было построено ради него. И более того, всё это продолжает работать, в Навои с первого взгляда ощущается зажиточность, но вместе с тем и злая пролетарская атмосфера, хорошо знакомая по любому индустриальному гигант бывшего СССР (да и, наверное, не только его).

3.


Собственно город Навои весьма невелик, и (включая Карману) тянется на 10 километров с севера на юг от трассы Бухара-Ташкент до железной дороги полосой в 3-4 микрорайона шириной. Практически на всю длину его пересекают проспекты Алишера Навои, Дружбы Народов (Халклар-Дустлиги) и Галаба, причём главный, вопреки имени города, именно последний, а в Кармане они ещё и меняют названия. И так как город стоит между трассой и железной дорогой, я прибыл сюда на машине, а отбывать мне предстояло на поезде, направление определилось само собой - от автовокзала на северной окраине до ЖД-вокзала на южной.

4.


Навоийский автовокзал на удивление красив, я бы сказал - один из лучших образцов этого жанра в постсоветских странах, и это в общем-то знаково: главная достопримечательность Навои - всё-таки его советская архитектура.

4а.


Интересно выглядит и автовокзальный перрон - с пунктом досмотра на входе и навесами от солнца он представляет собой фактически лежбище коллективных такси! То есть тут они не "нарушение, на которое все закрывают глаза", а вполне официальной междугородний транспорт, хотя и без расписаний. Приехав сюда из мест, показанных в прошлой части, я сгонял сначала в Нурату, на сам Навои оставив вечер дотемна:

5.


Под стать автовокзалу тут и городской транспорт, представленный почти исключительно "Дамасами" и "Нексиями" - вторые тоже работают как маршрутки за 2-3 тысячи сумов (20-30 рублей). Полноценный общественный транспорт в Узбекистане я вообще припоминаю лишь в Ташкенте, маршрутки уровня хотя бы "Газели" видел в Самарканде, Бухаре, Гулистане и Джизаке, а в основном парк общественного транспорта в узбекских городах именно такой:

6.


И уже не помню, "нексией" или "дамасом" я поехал в Карману, формально так и оставшуюся отдельным ПГТ с 20 тысячами населения, а фактически являющиюся северо-восточном районом города. Правильнее сказать, поехал в центр Карманы, так как автовокзал тоже относится к ней. Центром же Карманы служит огромный мазар Касым-Шейха на широкой улице, продолжающей проспект Галаба:

7.


Кармана, она же Кермин, немногим моложе Бухары - поселение на этом месте в долине Зерафшана известно с 3 века до нашей эры, и за это время не раз поднималось до крупного города и опускалось до кишлака. Первым расцветом Карманы были 10-11 века, вторым - 16-й век, когда город был обласкан Абдаллаханом II как родина и место упокоения того самого Касым-шейха - суфийского мудреца и духовного наставника хана, и видимо тогда же Кармана стала официальной резиденцией наследника престола, остававшегося до смерти правителя её беком - то есть, как я понимаю, она уступала по населению и богатству Карши и Шахрисабзу, но по своему политическому весу была в Бухарии городом №2. Отсюда напрямую следовал и её последний (не считая превращения в Навои) расцвет в 1892-1910 годах - эмир Абдул-Ахад-хан, пытавшийся интегрироваться в элиту Российской империи (о его наследии в России у меня есть отдельный пост) рассорился с бухарским духовенством, и как Иван Грозный в Александровскую слободу, переселился в Карману, из которой с большей охотой выезжал в Крым и Железноводск, чем в Бухару (наследник Алим-хан же по этой причине руководил вторым по старшинству бекством Насаф с центром в Карши). Здесь же, рядом с Касым-шейхом, Абдул-Ахада и похоронили.

8.


Ансамбль Касым-шейха оказался неожиданно велик и сложен, и помимо странного мавзолея с кадра выше (возможно, это медресе Касым-шейха, которое он при жизни построил своими руками?) включает мечеть 1570-х годов и две хазиры (двора с могилами), слева - Абдулахада, справа - Касым-шейха:

9.


Мечеть ни с чем не перепутать из-за характерного длинношеего купола - таких нет ни в Бухаре, ни в Хиве, ни в Самарканде:

10.


Под сводами внутри гнездятся ласточки:

10а.


Старинные резные двери того самого неопознанного мавзолея (правая) и хазиры Касым-шейха (левая):

11.


Вместе со мной в последнюю зашла группа школьников с экскурсоводом - само собой, вместо того, чтобы слушать её, они пялились на меня:

12.


Дахма Касым-шейха. Интересно, что хотя Бухара была родиной и оплотом суфийского ордена Накшбандия (о нём подробнее здесь), Касым-шейх представлял другой, более старый и несколько менее крупный (но всё равно один из важнейших) тарикат Ясавия, зародившийся в 12 веке в казахстанском Туркестане и представлявший собой в чистом виде "тюркский народный ислам".

13.


У дахмы - коллекция надгробий. За стенами хазиры начинается обширное кладбище:

14.


Совершенно модерного вида двойные решётки:

14а.


Так же по-модерновому выглядят и башенки ограды на хазире Абдул-Ахада, в глубине которой у айвана летней мечети находится и его дахма. Кстати говоря, только сейчас мне пришла мысль, что ведь в Кармане мог сохраниться и дворец, ведь не в юрте же жил тут эмир? Как бы то ни было, искать его уже поздно, потому что надо было искать не в интернете.

15.


Чуть южнее Касым-Шейха, буквально на границе Карманы и "собственно" Навои есть ещё воинский мемориал (или уже только "был"?) и краеведческий музей... не могу отделаться от ощущения, что проезжал мимо него и счёл похожим на старинное здание, но точно не могу теперь вспомнить. От Касым-Шейха я поймал "Нексию" с двумя очаровательными пассажирками на заднем сидении и поехал обратно в северном направлении - к запрятанному в махаллях западнее проспекта Галаба мавзолею Мир Саида Бахрома:

16.


Его кирпичные орнаменты, в том числе свастики, выдают домонгольское происхождение, а кладка углов и вовсе напоминает мавзолей Саманидов. Считается, что мавзолей построен в 1020 году, то есть в те полвека, когда Караханидская империя уже пришла сюда вместо Саманидской, но ещё не распалась на Западный и Восточный каганаты. Однако то ли в общей архитектурой инерции дело, то ли в том, что этот загадочный Саид Бахром (сведений о нём история почти не сохранила) большую часть жизни прожил при Саманидах - а это образец именно саманидской архитектуры, по духу ещё не тюркской, а персидской (при виде свастик хочется сказать - "арийской"). Как бы то ни было, среди всех кирпичных зданий Узбекистана (глиняные руины бывают и древнее) он по возрасту 2-3-й - после бухарского мавзолея Саманидов и загадочной мечети Диггарон в кишлаке Хазора из прошлой части. К мавзолею пристроена уже видимо современная мечеть:

17.


А рядом небольшой уютный парк, разбитый видимо при Советах на месте кладбища, от которого остался только мавзолей. В принципе, сюда проще было бы от автовокзала дойти пешком - по большой улице налево, а дальше первый поворот направо и на перекрёстке ещё раз налево, всего меньше километра и заметно ближе, чем отсюда до Касым-Шейха, но за неимением карты я этого понять не успел. Теоретически, есть тут и третий мавзолей Ходжи Хисрава - но это реплика, даже не пытающаяся казаться исторической. О всех трёх памятниках Карманы подробнее читайте здесь.

18.


От мавзолея я пошёл обратно на проспект, по которому думал немного прогуляться обратно на юг, пока не надоест. На углу сфотографировал старый фургончик типа "ЕрАЗа", и тут же меня окликнул спортивного телосложения узбек на крылечке ближайшего дома, настойчиво потребовавший удалить фотографию. Я его послушался, но этим дело не ограничилось: своими разговорами он не отпускал меня битый час, перебирая самые разные темы от жизненной философии до положения дел в России, говорил почти без акцента, вежливо, но без того радушия, с которым обычно ко мне подходит увидевший иностранца узбек или таджик, а напротив - уверенно и настойчиво. Вдобавок, между делом он поинтересовался, есть ли у меня при себе документы, и я всё больше убеждался, что скорее всего это какой-нибудь силовик, заметивший подозрительную активность близ своего дома и устроивший мне завуалированный допрос с целью выяснить, что у меня на уме. Меня это беспокоило - вместо прогулки по Навои провести вечер в милиции совсем не хотелось, но подозреваю, что если это правда был силовик - то вероятность моей неблагонадёжности он оценивал как "низкую" и возиться на пустом месте с отчётами тоже желанием не горел. В общем, отняв у меня почти час бесценного светлого времени, он таки отстал, дойдя со мной до проспекта.

19.


Особенность Карманы - такие вот домики, словно стилизация под зодчество Русского Туркестана: из окна нексии я принял их за чистую монету, и ради них в основном и пошёл по проспекту:

20.


У остановки я было сел в стоявшую рядом нексию, но водитель, вместо того чтобы трогаться, тоже начал разговаривать со мной за жизнь, причём если "там" был тон скрытой угрозы, то тут повеяло какой-то насмешкой, а то и вовсе чем-то пошлым. Смущал меня и молодого вида гоповатый паренёк на заднем сидении. Просьбу ехать побыстрее, так как быстро темнеет, водитель пропускал мимо ушей, а когда я вышел искать другую машину - стал мне в спину бурчать, что никто меня сейчас тут не подберёт. Забегая вперёд, скажу, что в Навои по меркам Средней Азии довольно много откровенных гопников, я часто ловил на себе какие-то недобрые взгляды - в общем, как и во всяком индустриальном гиганте, народ здесь тяжёлый, и при общей зажиточности Навои больший дискомфорт я испытывал разве что в Нукусе. В Кармане, кстати, кроме этих двух любителей пообщаться мне не встретилось ни одного человека, знающего русский язык.

21.


Зато в собственно Навои, как уже говорилось, русского языка немногим меньше, чем в Ташкенте, и немало говорящих на "великом и могучем" без акцента узбеков. На той остановке я конечно же мгновенно поймал нормальную нексию, и стоило было пересечь почти не заметную границу сросшихся городов - как пейзаж изменился неузнаваемо. Следующие кадры я снимал из окна машины, но Навои подтвердил ожидания одной из лучших "коллекций" позднесоветской архитектуры, в Узбекистане уступающий разве что некоторым ансамблям Ташкента. Большая его часть состоит из номерных микрорайонов, первые от Карманы 10-й (между проспктами Алишера Навои и Дружбы Народов, то есть отсюда не виден) и 9-й, выходящий на Галаба:

22.


У трёхэтажек просто роскошные решётки балконов с иллюзией объёма:

23.


Это уже 7-й микрорайон, нынешнее ядро Навои. При этом не понятно, с какой стати районы "микро" - каждый в длину по паре километров и вмещает по несколько разных серий домов:

24.


Каждый проект - в нескольких экземплярах, и не похож на другие:

25.


Интересная местная фишка - у многих многоэтажек есть деревянные ставни, от чего издалека они напоминают фабричные цеха. Прежде подобную деталь (но на маленьких и редко расположенных окнах) я видел только в Славутиче, причём в Ереванском квартале. Один из образцов - на заглавном кадре, а первый раз я такие увидел на вот этой жилой домине:

26.


7-му микрорайону противолежит, внезапно, 17-й (при этом с 11-го по 16-й микрорайоны отсутствуют), видимо так и не достроенный в советское время, и потому примечтаельный и своим новостроем - несколькими ТЦ масштабов крупного российского города:

27.


Которые на самом деле просто продолжают Центральный базар:

28.


На границе 7-го микрорайона с 6-м я свернул на перпедикулярную улицу Амира Тимура (Тамерлана, то есть) и пошёл в сторону проспекта Дружбы Народов. Навои впечатляет не только архитектурой, но и планировкой с огромными скверами - ощущение, что идёшь не по тротуару шумной улицы, а по аллее парка:

29.


Главный навоийский перекрёсток Тимура и Дружбы Народов, где сходятся 7-й, 6-й и 1-й микрорайоны и в оставшейся секции - уже на самом деле парк имени Алишера Навои. Со стороны 1-го микрорайона на углу высится Хокимият, построенный не раньше 1982 года, когда была образована Навоийская область. Хокимияты в Узбекистане почти все такие вот "небоскрёбики", и за исключением Ферганской долины (где я пока просто не был) самые запоминающиеся в Бухаре, Навои и Самарканде.

30.


Стела с часами - на углу 7-го микрорайона:

31.


А на углу парка - впечатляющая композиция с каруселью гигантских мозаичных тарелок... увы, не могу опознать региональную школу, точно не соседний Гиждуван, так что может быть тут было что-то своё?

32.


На кадре выше в роли заднего плана 7-й микрорайон, а на кадре ниже - 6-й:

33.


В парке живописные фонари и странные композиции, а на другом углу (между 7-м, 9-м и 10-м микрорайонами) собственно памятник Алишеру Навои, который я так и не увидел. Вообще назвать областной центр в честь поэта - сильный ход, это как если бы у нас город типа Кемерова или Мурманска назвали бы Пушкиным или Толстым (впрочем, был же раньше город Горький). Из аналогов вспоминается разве что Ивано-Франковск. При этом хотя Навои и узбекский поэт (так как писал на чагатайском языке, от которого произошли узбекский и уйгурский), с Узбекистаном его роднит учёба и несколько визитов в Самарканд, а большую часть жизни он прожил в ныне афганском Герате, в 1469 году обособившемся в отдельную страну Хорасан, которую возглавил друг и однокашник поэта султан-тимурид Хусейн Байкара. Единственная, пожалуй, зацепка эти края - в том, что Навои был последователем Накшбандии.

34.


Но вернёмся в индустриальную современность. Центр парка, как водится в Узбекистане - озеро, скорее всего (как и в Бухаре, и в Ташкенте) искусственное, причём судя по наличиню раздевалок, народ в нём даже купается:

35.


За озером жилая часть города практически заканчивается, сменяясь промзонами, и улица Амира Тимура через квартал привела бы меня к городскому хокимияту и заводоуправлению Горнометаллургического комбината (по ссылке есть фото), а через два квартала - и к самому комбинату. Но на улице быстро темнело, и я предпочёл погулять по дворам ближайших микрорайонов:

36.


Две стороны одного дома:

37.


Первый раз вижу лифт прямо на улице. Работает ли - не проверял, но такое впечатление, что не работает:

38.


Велик был, конечно, соблазн зайти в подъезд да поснимать сверху, но я и так привлекал к себе слишком много внимания, да и просто взяли своё физическая и умственная усталость после крайне насыщенного дня:

38а.


Как ни странно, русских в Навои немного (в отличие от других построенных в советское время индустриальных городов) - преобладают по-ташкентски урбанизированные узбеки, но при этом уровень владения русским языком тут заметно выше среднего по стране, так что возможно среди них немало чисто русскоязычных семей. Но в целом - это не столько интернациональный СССР, сколько процветающий промышленный Узбекистан эпохи Шарафа Рашидова:

39.


В глубине микрорайонов архитектура поскромнее, в основном обычные пятиэтажки, но вид у дворов довольно ухоженный - зелёные, с неразворованными детскими площадками, без торчащих коммуникаций и поналепленного всюду самостроя:

40.


Южнее расположены 1-й, 2-й и 6-й микрорайоны, за ними ещё 5-й, 3-й и 4-й, но их застройка уже не столь интересна. Там находятся большая новая мечеть и церковь Сергия Радонежского 1990-х годов, к которым я уже не успел, а за пятиэтажками до вокзала и вовсе частный сектор.

41.


Так что я снова поймал "нексию", за рулём которой ехал добродушный узбек в летах, недавно вернувшийся с заработков в Подмосковье - он пять лет каждый год работал на фабрике "Морозко", рубил там мясо для блинчиков, и меня это как-то тронуло - ведь порой та продукция бывала и у меня на столе. Рассказывал, что заработал достаточно денег, чтобы купить новую квартиру детям и новую машину, на которой теперь и таксует, и надеется, что в обозримом будущем на заработки ехать не придётся.

42.


Большой вокзал, как и автовокзал, стоит на окраине, причём по ощущениям даже более глухой. О том, что перед ним за будки и забор, читайте в посте об Узбекистанских железных дорогах. Мой поезд в Хорезм проходил Навои глубокой ночью, и пройдя обе стадии контроля, я удалился спать в комнаты отдыха с видом на тёмный перрон, далёкие трубы и бесчисленные товарные вагоны с продукцией навоийских заводов. А про Хорезм я расскажу ещё не скоро...

43.


В огромной Навоийской области много интересного, и в первую очередь сам Кызылкум, настоящая пустыня, которую я видел из окна поезда да немного походил по ней у хорезмийских крепостей. Где-то в её глубине стоят те же Зерафшан и Учкудук (см. ссылки в начале поста), а совсем уж вдали от какого-либо жилья затерян каменный лес Джаркудук (или здесь), представляющий собой действительно окаменевшие древние стволы. Ближе к Навои тянутся горы Наратау, начинающиеся у того самого "лже-Мубека" Джизака, вернее Тамерлановых ворот близ него, а в этих горах немало живописных кишлаков, узбекских и таджикских, и очень живописное Сармышское ущелье с огромным (более 4000 изображений) комплексом петроглифов. Ближе к казахской границе, где и живёт немало казахов - крупнейшее в Узбекистане озеро Айдаркуль, образовавшееся из затопленных сырдарьинским паводком Арансайских низин (подробный рассказ о горах и озере есть здесь). Я из всего этого многообразия выбрал самое доступное место - степной городок Нурата, куда и отправимся в следующей части в гости к священным рыбам.

А после вернёмся в Сибирь, от Омска вниз по Иртышу.

СРЕДНИЙ ЗАПАД УЗБЕКИСТАНА.
Обзор поездки и оглавление серии.
Бухарская область
Каган. Центр и церковь.
Каган. Окраины.
Бухара. История, люди и ремёсла.
Бухара. Ляби-Хауз.
Бухара. Торговые купола.
Бухара. Пои-Калян.
Бухара. Арк.
Бухара. Парк Саманидов и внешние укрепления.
Бухара. Еврейский квартал.
Бухара. Новый город.
Бухара. Ситораи-Мохи-Хоса.
Бухара вне Бухары. Наследие бухарцев в России.
Святыни бухарского суфизма. Бахауддин и Чор-Бакр.
Вабкент и Гиждуван.
Навоийская область
Маликрабат и Хазора.
Навои старый и новый.
Нурата.
См. также:
Ташкент и окрестности - см. оглавление.
Хорезм, Самарканд, Южный Узбекистан - в последующих сериях.

Незнакомые слова и непонятные ситуции - см. по ссылкам ниже.
Tags: "Атомная быль", Узбекистан, дорожное, индустриальный гигант, транспорт
Subscribe

Featured Posts from This Journal

promo varandej november 18, 10:35 95
Buy for 500 tokens
Думая о планах на 2018-й год, лишь один пункт я пока ощущаю константой, своеобразным ДОЛГОМ - это Байконур. После того, как я побывал на Семипалатинском ядерном полигоне, он остаётся моим последним крупным пробелом в Казахстане. Я уже не помню, какая по счёту это будет попытка. Кажется,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 29 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →