varandej (varandej) wrote,
varandej
varandej

Нукус и каракалпаки



Узбекистан - из тех стран постсоветского пространства, где помимо традиционных областей затесалась ещё и национальная автономия: республика Каракалпакстан, самый обширный (166 тыс. квадратных километров, то есть почти 1/3 страны) и один из самых малолюдных (1,7 миллиона жителей, то есть 10 человек на километр) регион, хорошо заметная на карте квадратная "голова" Узбекистана. Живут здесь примерно поровну узбеки (32%), каракалпаки (30%) и казахи (26%), первые больше в оазисах Элик-Калы, вторых - в амударьинских низовьях, а третьих - в глухих степях у границ. В Каракалпакии мы начали знакомство с Хорезмом, в ней же лежат древнее крепости типа Аяз-Калы, а вот Хива, рассказ о которой мы закончили в прошлой части - это уже крошечная, но сопоставимая по населению Хорезмская область с центром в Ургенче.

Центр же Каракалпакии - Нукус, наряду с Бухарой 5-6-й по величине (275 тыс. жителей, а с городами-спутниками и под полмиллиона) узбекистанский город, о котором я вряд ли скажу что-то хорошее. Поэтому, чтобы пост не вышел совсем уж в стиле Варламова, здесь же расскажу про каракалпаков как народ.

Что каракалпаки - это не узбеки, видно невооружённым глазом. Скорее их можно перепутать с казахами, коих здесь тоже немало, и хотя в этнографической литературе каракалпакскую внешность характеризуют как "переходную от европеоидной к монголоидной с преобладанием монголоидных черт, меньшим, чем у казахов, но большим, чем у узбеков", мне каракалпаки внешне напомнили даже не казахов, а бурят и калмыков. Может, впрочем, дело не только во внешности, но и в каком-то особом настроении: каракалпаки - народ степной...

2. этот и следующие кадры сняты не в Нукусе, а в других городах Каракалпакстана.


Название "карака-калпаки" с большинства тюркских языков переводится как "чёрные шапки", и тут сложно не вспомнить народ "чёрных клобуков" - "прирученных" киевскими князьями печенег, получивших удел близ Канева, чтобы защищать Киев от новой степной напасти - половцев... но скорее всего это просто созвучие, и "те" каракалпаки к нынешним не имели прямого отношения. Более вероятный каракалпакский предок - ногайцы, кочевники Золотой Орды (подробнее я о них писал в Астрахани), жившие от Дона до Эмбы и после её падения. В 1530-х из Ногайской орды выделялась Алтыульская орда, или Орда Шести Сынов, названная то ли в честь шести наследников основавшего её хана Шейх-Мамая, то ли в честь шести родов, к коим себя причисляют каракалпаки (Муйтены, Конграты, Кытаи, Кыпшаки, Кенегесы и Мангыты - тут поясню, что "сетки" родов и народов в Степи не совпадают, все эти роды есть и среди казахов и узбеков, и именно узбекские Кунграты и Мангыты были ханами Хивы и бухарскими эмирами). Более вероятно, как это часто бывало в степи, что верны все гипотезы, и каракалпаки в равной степени потомки огузов-печенег и кипчаков-ногайцев - просто век за веком степные кочевники цеплялись за горы и моря, там оседала их некая часть, слой за слоем слагались иные народы: в Восточной Европе - гагаузы, на Тянь-Шане киргизы, а близ Аральского моря и гиблых дельт Амударьи и Сырдарьи - каракалпаки.

2а.


Достоверно же история каракалпаков прослеживается с весьма недавних времён: в 18 веке они откочевали на Жанадарью (южный рукав Сырдарьи), возможно спасаясь от джунгар, не учтя, что это были владения Хивинского ханства, над которыми оно временно потеряло власть из-за смуты. В 1811 году хан Мухаммед Рахим II вернул контроль над дельтой Сырдарьи, и конечно не мог не обрадоваться такому "подарочку". Каракалпаки под Хивой переселились с восточных берегов Арала на южные, в самые низовья Амударьи, и в отличие от туркмен, всегда были лояльны хивинскому хану. Когда в 1920-м году на смену ханству пришла Хорезмская Народная Советская республика, в её составе образовалось три автономные области - Узбекская (Хива), Туркменская (Ташауз) и Киргиз-Каракалпакская (Ходжейли), в 1924 году разошедшиеся между Узбекистаном, Туркменией и Казахстаном соответственно. В состав ККАО добавилось правобережье Амударьи, бывший Амудаьинский отдел Сырдарьинской области с центром в Турткуле (Петро-Александровске), который и стал до 1933 года первым центром Каракалпакии. Изначально она была автономной областью в составе Казахской ССР, в 1930-36 годах - непосредственно в составе РСФСР, и лишь затем, отрезанная от неё выделившейся в отдельную Союзную респубоику Казахстаном, вошла в состав Узбекской ССР, где и осталась. Ныне Республика Каракалпакстан значится "суверенным государством в составе Узбекистана" с официальным двуязычием и собственным парламентом Жокаргы-Кенес в Нукусе.

3.


Ныне каракалпаков порядка 600 тысяч человек - из них полмиллиона в Узбекистане и по полсотни тысяч в Казахстане и Туркмении. То есть, их немало - примерно как бурят и больше, чем якутов, коми или калмыков. Но при этом каракалпаки - едва ли не самый компактно расселённый народ Средней Азии: даже в родном Каракалпакстане их ареал - дай бог если треть республики, в той же Элик-Кале, по словам местных узбеков, их нет, а в основном они живут в дельте Амударьи и на южном берегу бывшего Арала, от Нукуса до Муйнака, до края пустыни Устюрта. Каракалпакский культурный ландшафт очень непохож на узбекский: они не древние землепацы, а вчерашние кочевники, и их аулы да окраины городов больше похожи на Казахстан, если бы тот был намного беднее: функциональные безликие дома, пыльные улицы, высокие печальные столбы...

4.


Каракалпакскую речь в этих краях слышишь чаще узбекской (тем более она и заметно другая на слух - жёстче и резче), а сам язык некоторые считают чуть ли не диалектом казахского, но я, читая вывески, видел не больше знакомых по Казахстану корней, чем в узбекском. Вдобавок у обоих языков теперь по две азбуки (каракалпакский так же неудачно перевели на латиницу в 1996-м), и любое здешние название можно записать аж в 4 вариантах: "Qaraqalpaqstan Respublikasi', Қарақалпақстан Республикасы, Qoraqalpog`iston Respublikasi, Қорақалпоғистон Республикаси" или "No‘kis, Нөкис, Нукус, Nukus". Ещё запомнилось, что если белый цвет на большинстве тюркских языков "ак", то по-узбекски - "ок", а по-каракалпакски - "хак". В вывесках двуязычность тут выдерживается поосновательнее, чем в большинстве республик России, на уровне той же Башкирии. Разговорить каракалпаков на темы политики и национальных отношений я не пытался, но навскидку президента шёпотом ругают так же, как и узбеки, а на своё положение и отношения с узбеками не жалуются. Мне кажется, их тут действительно не притесняют, по крайней рассуждений на тему "надеюсь, однажды русские вернутся" я от них, как от узбекистанских таджиков или персов, не слышал.

5.


Отличается тут в общем и уклад, и в любом путеводителе напишут, что по Нукусу и другими каракалпакским городам не стоит гулять ночью - как у казахов или киргизов, у каракалпаков хватает лихой молодёжи, на которую поло действует алкоголь, а вот узбекской домовитости, махаллизма - как-то нет. Но какого-то личного впечатления о каракалпаках как народе у меня сложилось: люди как люди, дружелюбные и гостеприимные, с хорошо знакомыми по всей Средней Азии реакциями и разговорами. Скажу лишь, что зашкаливающего казахского гонора у них нет, больше всего они мне напомнили, пожалуй что, калмыков.

6.


Если же говорить о национальном колорите и традиционной культуре, то как видите - в быту заметно немногое: ну, пожилые женщины тут одеваются и покрывают голову немного иначе (причём ближе к казашкам, чем к узбечкам), но национального костюма тут не сохранилось, чёрные шапки (папахи) стоит искать на сувенирных развалах Хивы, и даже юрт в степи я в Каракалпакии (как в той же Киргизии) не видел - хотя и не берусь утверждать, что их там нет: степь большая. Не повезло мне как-то и с национальной кухней, которая вроде бы сохранилась у каракалпаков из традиционного быта лучше всего - это, например, турама (мелко накрошенное мясо с клёцками), гуртук (местный аналог бешбармака), блюда из джугаровой муки (те же клёцки), а в Кунграде и Муйнаке кое-где попадаются вывески "балык куурдак", то есть традиционное среднеазиатское жаркое с луком и картошкой, но не из мяса, а из рыбы. Однако я так и не нашёл ни одного кафе, где всё это было бы в наличии - в основном обычные плов-шурпа-лагман-самса. Единственное - здесь кое-где наливают верблюжий шубат и наверное кобылий кумыс, не характерные для кухни земледельцев-узбеков.

7.


Не будет у меня тут и фотографий традиционной культуры из музеев - почему, объясню в конце поста, и это будет жирный камень в огород Нукусу. Скажу лишь, что у каракалпаков в старину были очень красивые женские украшения в лучших традициях ювелирики Хорезма (тут см. пост про Хиву), в том числе позолоченные головные уборы. Другим популярным искусством была вышивка (которой у хорезмийцев, наоборот, не было), в том числе по коже - последнее было сугубо мужским ремеслом. И конечно всякие ковры да убранство юрты - чёрно-красные геометрические каркалпакские орнаменты, мрачноватые на взгляд чужака, не спутаешь ни с чем:

8а.


Да и сам быт каракалпаков в старину был весьма интересен: некоторые учёные называют их "кочевыми земледельцами", постоянно перемещавшимся по переменчивой амударьинской дельте, а на новом месте не просто ставя юрты, но и хорошо окапываясь, возводя из глины небольшую крепость. Зимние аулы обычно включали кладбище с мавзолеем святого-покровителя и небольшое медресе, а крупнейшим собственно каракалпакским поселением был торговый Чимбай на "русском" берегу дельты. У каракалпаков был продуман и разнообразен транспорт - несколько типов арбы ("монгольская" телеген-арба и "хорезмская" тат-арба), лодки-каюки. Юрта по-каракалпакски называлась царан-уй, её купол - шацарац и шангарак (созвучно "шанырак" у казахов), и в целом конструкция юрты была вполне себе тюркской (см. у тех же киргизов), а отличиалась она скорее украшениями - не припомню подобных узоров и палитр больше нигде у народов Степи.

8.


И в общем близость Хивы да общее окончание века великих степных войн взяли своё: каракалпаки были культурные кочевники, и искусство их задолго до советской власти перестало быть сугубо прикладным. Например, уже в 19 веке оформилась каракалпакская литература, основателями которой значатся поэты Ажинияз и Бердах. Последний был так же и первым каракалпакским историком, и ныне считается главным светилом национальной культуры: имя Бердах среди каракалпаков очень популярно, а музей Бердаха - одно из двух-трёх красивых зданий на весь Нукус:

9а.


У нынешнего Каракалпакстана есть все полагающиеся атрибуты - своя академия наук (известнейший каракалпак-учёный - советский микробиолог Чаржой Абдиров), университет, театр, или вот например студия "Каракалпакфильм" с кинотеатром "Бердах". А вот смущённо-очаровательные девицы на переднем плане - это волейболистки из Андижана с тренером: меня угораздило приехать в Нукус аккурат во время всеузбекистанской Спартакиады.

9.


Поэтому в гостиницах не было мест: на весь город, правда всего-то со второй попытки, я нашёл лишь один свободный номер, да и за тот пришлось крепко поторговаться: номер стоил 75 долларов по официальному курсу (тогда это было 2500 сумов за доллар), я же сумел сбить цену на те же 75 за две ночи, но уже по курсу рыночному (тогда это было 4300 сумов за доллар), то есть примерно по 1800 рублей за каждую из двух ночей - немало и по российским меркам, что уж говорить про Среднюю Азию. В общем, рассказав о каракалпаках, начинаю рассказ и об их столице. Увы, со столицей этому замечательному народу категорически не повезло.

10.


Честно говоря, не могу припомнить города, который бы мне НАСТОЛЬКО не понравился. Давние читатели знают, что обычно я любой город стараюсь раскрыть без эмоций, увидеть в нём что-то интересное и самобытное, а к недостаткам относиться по принципу "это не баг, это фича". Это называется "я обычно запоминаю лица, но для вас сделаю исключение". Говоря коротко: Нукус - дыра, а учитывая его изрядный размер (это крупнейший в стране город западнее Самарканда) - большая дыра.

11.


Чем же Нукус настолько плох? В первую очередь он уныл, уныл настолько, насколько в принципе может быть довольно крупный город. Да, у него истории конечно всего-ничего - аул известен с 1862 года, а городской статус получен в 1932 году, когда сюда перенесли центр Каракалпакской автономии из затопленного Амударьёй Турткуля... но я знаю много городов, которые ещё моложе, однако смотрятся как-то интереснее. Нукус же - какой-то безликий, бесформенный, без явных доминант и запоминающихся "фишек", так что проехав пол-города, не очень понимаешь, что изменилось. Я, конечно, понимаю, что многие тут так видят "почти каждый постсоветский город", но у меня-то не так, я неповторимое лицо разглядел в Сыктывкаре и Сургуте, Джезказгане и Кызылорде, Таласе и Джизаке, а вот здесь - хоть тресни, ничего не вижу. Столь же скучны разве что Талды-Курган и Гулистан, но они как-то уютнее.

12.


Где-то ближе к центру попадаются подобия махаллей, хотя скорее обычный частный сектор, в котором мне очень хотелось разглядеть признаки старого торгового аула:

13.


Кое-где встречается эта характерная для Хорезма "псевдо-уездная" архитектура, она везде явно новая:

13а.


Но застройки старше малоэтажных сталинок я тут и не припомню... да, тут оцените белорусскую ухоженность - прилизанных мест в Нукусе в целом немало, хотя расположены они абсолютно бессистемно:

14.


Однако в основном Нукус попросту очень неуютный, и его дома и кварталы напоминают не столько городскую ткань, сколько наспех застроенный пустырь, как где-нибудь на Крайнем Севере:

15.


Вот типичный для Нукуса пустынный пыльный выжженный солнцем двор, который в отличие от многих других подобных дворов хоть немного скрашивает чистенькая новостройка:

16.


Новостройки в Нукусе тоже есть, характерные для Узбекистана широкие и парадные улицы, застроенные "залпом":

17.


Но большая часть города - это различные вариации пятиэтажек, иногда украшенных каким-то узором балконных решёток. Так же обратите внимание на торчащие из окон трубы - прежде я видел такое лишь в некоторых глухих посёлках Казахстана, и скорее всего это значит, что Нукус пережил развал сети ЖКХ и печки-буржуйки в квартирах, по мере стабилизации жизни заменённые газовыми котлами.

18.


19.


19а.


Среди всего этого понатыканы в основном современные (или осовремененные) общественные здания - всякие колледжи, спортзалы, пугающе пафосные органы управления республики:

20.


21.


22.


На самой окраине - железнодорожный вокзал, ещё не реконструированный со сносом, как большинство вокзалов в крупных городах Узбекистана. Железная дорога Чарджоу-Кунград пришла сюда в 1955 году, но здание явно лет на 10-20 моложе. И - опять же одно из самых унылых в стране:

23.


А за путями, на самом краю Кызылкумов, стоит ещё и неожиданно красивый автовокзал, пожалуй в принципе один из лучших образцов жанра, что я видел.... вот только видел я его лишь совсем мельком с "коллективного такси" и так и не сумел заснять. Фото не моё, и сейчас он другого цвета. Скажем так - автовокзалы-сталинки мне видеть доводилось, но автовокзалы в национальном стиле - нет. Затрудняюсь даже предположить, когда он мог быть построен:

23а. отсюда.


Ну, ещё можно обойти кружок по центру Нукуса, который хотя и весьма условен, но выглядит чуть-чуть поживее, чем остальной город. Начнём на главной улице, связующей Центральный базар с выездом на "материковый" Узбекистан, и за отправную точку возьмём Дом с чёртиком - так я прозвал вот это позднесоветское здание со скульптурой на бетонной стене. Это, между прочим, не что-нибудь, а Каракалпакская Академия наук:

24.


С другой стороны - пара доминант нукусского центра: высотка гостиницы "Ташкент" и Каракалпакский музыкальный театр имени конечно же Бердаха:

25.


У гостиницы - очень приятные мозаики, такой прямо проблеск в нукусской серости:

26.


26а.


Театр же был реконструирован совсем недавно, обзаведясь "лицом" на фасаде, а действует с 1930 года, основанный ещё в Турткуле, и в советское время почему-то был имени Станиславского. Советское здание 1960-х годов очень громоздкое, но украсили его что надо:

27.


Ещё неподалёку есть Дом связи:

28.


На одной из улиц близ него я свернул направо. Тут сделаю лирическое отступление о другом нукусском недостатке - тут, особенно по меркам сытного Узбекистана, совершенно безобразный общепит: я обошёл десяток кафе, но во всех был лишь стандартный набор пары-тройки блюд, утром неуютная пустота, вечером - наоборот, многолюдно и агрессивно. Попадалась, справедливости ради, и парочка очень приятных с виду кафе - но это были скорее какие-то кондитерские или кафе-мороженные, меня не интересовавшие. Кончилось тем, что у базара в забегаловке (причём не пустой, то есть по местным меркам она вполне годная) я взял куурдак... и не смог съесть ни кусочка, настолько отвратительно он был сделан. Так что ужин я себе покупал в продуктовом магазине с полупустыми к вечеру полками и отсутствием сдачи у продавщицы.

29.


Меж тем, улица, куда я свернул, оказалась примечательна целой сталинкой (на кадре выше), а упиралась в Белый дом - парламент (Жокаргы-Кенес) и кабинет министров Республики Каракалпакстан, в основе вроде бы тоже сталинка. Увы, и тут типовая реновация по-тюркски, хокимияты-башни в областных центрах (как Навои или Бухара) строились куда интереснее. Памятник - Бердаху: расцвет каракалпаков пришёлся на те времена, когда грозные ханы и орды остались в глубоком прошлом, и их герой - не батыр, а поэт.

30.


Практически напротив... Ничего себе, самая настоящая сталинка 1950-х годов, причём даже с декором, не охрущёбленная! Смотрится как барочный дворец в заполярном посёлке. Обратите внимание на отодранную табличку - улицы в Нукусе переименовывались ни один раз, и например та, на которой стояла моя гостиница, ныне значилась как Ата-Юли ("Отчий путь"? звучит!), а на визитке гостиницы имела ещё более звучное название "улица ПолуНиязова" (на самом деле Палуниязова, конечно, и шутить над фамилией не стоит - улица названа в честь погибшего бойца Великой Отечественной). Этот же домик изначально вмещал музей имени Савицкого, о котором расскажу чуть позже.

31.


Дальше широкая площадь бульвара Дружбы Народов (сама эта улица, кстати, называется проспектом Дослык, т.е. Дружбы - и это название каракалпакское, по-узбекски было бы Дустлик). Белый дом с куполом на заднем плане - местный ЗАГС:

32.


А у многоэтажек очень красивые мозаики на подъездах, на каждом разные:

33.


На лавочке мамаша с маленьким ребёнкам углядела меня и сказала (не по-русски, конечно, но всё и так понятно): "Смотри, малыш, вон дядя-иностранец! Давай с ним поздароваемся! Хэллоу! Хэллооооу!" - вернувшись из Муйнака, я слышал этот звук раз наверное сотый за день и потому их разочаровал глухим молчанием.

33а.


Ну а отсюда рукой подать до единственной (обычно пишу - "единственной официальной", но тут просто единственной) достопримечательности Нукуса - Музея искусств Каракалпакстана имени Игоря Савицкого. Огромный музейный комплекс - в процессе строительства, и пока открыто только здание слева с коричневым узором на фасаде. На самом деле сюда я сходил первым делом, только заселившись в гостиницу - ведь что попало "Эрмитажем в пустыне" не назовут!

34.


Художник Игорь Савицкий родился в 1915 году в Киеве, но вырос уже в Москве, по состоянию здоровья избежал мобилизации на фронт и провёл войну вместе с художественным институтом имени Сурикова (где тогда учился) в эвкуации в Самарканде. Позже он возвращался в Среднюю Азию с арехологами, в том числе с крупнейшим исследователем Хорезма Сергеем Толстовым, но увлёкся здесь не столько археологией, сколько этнографией. В 1950 году он переехал в Нукус насовсем - по одной версии, попав в немилость каким-то кругам в столице за своё творчество и по сути оказавшись тут в ссылке, а по другой - вполне сознательно поближе к местам своих изысканий. Как бы то ни было, здесь Игорь Витальевич прижился, и хотя каждый каракалпак в самой далёкой юрте знал, что по пустыням бродит русский "старьёвщик" и интересуется старыми ожерельями или кошмами, едва ли не более активно Савицкий коллекционировал живопись. Советская Средняя Азия оказалась просто на удивление богата художниками, в основном русскими (в широком смысле, то есть включая немцев, евреев и всяческих депортантов), но немало достойных нашлось и среди узбеков с каракалпаками: видимо просто сочность и сюрреалистичность здешнего пейзажа хорошо пробуждают этот талант. Особенно Савицкого интересовал русский авангард, в русле которого творил и он сам, и его усилиями это нелюбимое советской властью искусство стекалось в Нукус не только из Средней Азии. Всему этому покровительствовал сам Шараф Рашидов, тогдашний руководить УзССР, и наконец в 1966 году в Нукусе открылся художественный музей неожиданного для Средней Азии масштаба.

34а.


Вообще, "Эрмитаж", даром что "в пустыне" - это конечно громко сказано, но - твёрдый уровень лучших краеведческих музеев в областных центрах России, может не Екатерибурга или Казани, но близко. Здесь роскошная коллекция каракалпакской этнографии (в том числе потрясающе красивые украшения и юрта в полный рост), множество древностей из городищ Хорезма (хивинские музеи рядом не стояли), целый зал копий разных шедевров искусства (скульптур, картин, архитектурных элементов) Европы и Азии, и конечно же целый этаж той самой живописи - где-то слышал, что это вторая по величине коллекция русского авангарда, и уж точно - лучшая коллекция картин в Средней Азии. Самая известная из них - "Бык" ташкентского художника Василия Лысенко:

35а.
Бык Лысенко

Но всё впечатление оказалось испорчено одной-единственной деталью: за фотосъёмку здесь просят 120 000 сумов, то есть порядка 1500 рублей - это в несколько раз (!) больше, чем в любом другом известном мне музее. Более того, тут вам не Ташкентское метро, фотоаппарат надо сдавать в камеру хранения. От таких правил у меня возникло острое желание оплатить фотосъёмку, сфоткать каждый экспонат с трёх разных ракурсов и выложить в интернете хотя бы в 5 разных местах... но переплата за гостиницу несколько охладила этот пыл. Так что побродив пару часов по музею Савицкого, я направил в "общий" краеведческий музей, который оказался запрятан во двор школы по соседству, надеясь всё-таки сфотографировать хоть что-нибудь из местных этнографии с археологией. Туда попасть оказалось не так-то просто - пока искали какого-нибудь завуча, который меня сопроводит через школьный коридор, какой-то сорванец разбил стекло в фойе, и всем стало резко не до меня. Наконец, после минут так двадцати ожидания я прошёл в краеведческий музей, но там оказалась всего пара тёмных комнат, а за съёмку запрашивали, если мне не изменяет память, порядка 400 рублей (в сумах, конечно), и аргументировали это убийственно железно: "А вы в музее Савицкого были? Там цены видели? А мы что, хуже что ли?!". В общем, увы, нормальных фотографий каракалпакской этнографии да хорезмийской археологии, не говоря уж про русско-среднеазиатский авангард, у меня так и нет. Смотрите на сайте музея. Добавьте сюда ещё и то, что на  большинство вопросов про конкретный экспонат смотрители отвечали в духе "Ничего не знаем, берите экскурсию" (что тоже недёшево)... в общем, действительно интересный музей напрочь испорчен дремучей провинциальностью управления.
upd: в ЖЖ есть обзор этого музея аж в 5 частях: первая, вторая, третья, четвёртая, пятая.
Напротив - та самая школа, к слову имени Пушкина, то есть русскоязычная (хотя русских тут видел разок-другой, не больше):

35.


Отсюда я вышел к базару - он на той же улице, где гостиница и театр. Впрочем, скажем прямо, это не базар, а рынок - то есть, без всякого колорита и восточного драйва:

36.


37.


38.


Отсюда я поехал в Ходжейли с пересадкой через нечто под названием Старый город, никаких впрочем признаков старины (хотя бы 1930-х годов) в котором я не приметил. Вот так выглядит местная маршрутка - обратите внимание на табуреточку для бабушки. До 2007 года в Нукусе был свой троллейбус, причём пущенный в 1991 году, но ныне остались лишь такси да корейские маршрутки - типичная в общем ситуация в Средней Азии.

38а.


Пара видов из окна маршрутки. Нукус стоит на Амударье, её правом (при царе - "русском") берегу, но Амударья здесь предельно условная. Во-первых, она рассеяна на несколько небольших проток:

39.


Во-вторых и основное её русло выглядит обмелевшим, так что в общем хорошо понятно, почему усыхает Аральское море. Великую реку добивает Нукусская ГЭС, построенная в 1950-х годах чуть выше города (ныне её дамба связует Нукус с городом-спутником Тахиаташ, где есть ещё и ГРЭС) - она не столько вырабатывает энергию, сколько регулирует поступление воды в оросительные каналы, важнейший из которых - Главный Туркменский канал, ведущий в Каспий "по мотивам" древнего Узбоя - так и не был построен. В целом, подумалось, Нукус даёт некоторое представление о том, как выглядели все эти Элиста или Саранск, Йошкар-Ола или Сыктывкар в советское время, искусственно слепленные на коленке (чаще, впрочем, из уездных городков) центры национальных автономий, лишь в постсоветское время обретшие какое-то лицо.

40.


За Амударью, сначала в Ходжейли, а дальше и в Муйнак, лежит наш дальнейший путь. В следующей части - про Миздакхан: по-моему единственное, что оправдывает существование Нукуса.

В общем, вы уж извините. Бывают на свете города, которыми даже я не в состоянии проникнуться.

ХОРЕЗМ-2015
Обзор поездки и оглавление серии.
Ташкент и окрестности - см. оглавление.
Бухара, Навои и окрестности - см. оглавление.
Чильпык и общий колорит Хорезма.
Элик-Кала
Топрак-Кала и Гульдурсун.
Аяз-Кала и ночь в юрте.
Хорезмская область.
Ургенч. Город и троллейбус.
Хива. Виды сверху, ремёсла, детали.
Хива. Дворцы Ичан-Калы.
Хива. Вдоль стен Ичан-Калы.
Хива. Ичан-Кала, улица Пахлаван-Махмуда.
Хива. Ичан-Кала, закоулки и медресе.
Хива. Дишан-Кала, или Внешний город.
Хива. Дворцы окраин.
Каракалпакия.
Нукус. Столица Каракалпакии.
Миздакхан. У мировых часов.
Муйнак. У засохшего моря...

Незнакомые слова и непонятные ситуации - см. по ссылкам ниже.
Tags: Узбекистан, дорожное, ручная работа, транспорт, этнография
Subscribe

Featured Posts from This Journal

promo varandej november 18, 10:35 95
Buy for 500 tokens
Думая о планах на 2018-й год, лишь один пункт я пока ощущаю константой, своеобразным ДОЛГОМ - это Байконур. После того, как я побывал на Семипалатинском ядерном полигоне, он остаётся моим последним крупным пробелом в Казахстане. Я уже не помню, какая по счёту это будет попытка. Кажется,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 42 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →