varandej (varandej) wrote,
varandej
varandej

Муйнак. У засохшего моря, или внутренний Край Земли.



Муйнак - небольшой (18 тыс. жителей) и самый дальний от Ташкента город Узбекистана. Тут не покидает ощущение Края Земли - дальше лишь безлюдная глина Устюрта да пески на дне пересохшего Аральского моря: Муйнак когда-то был рыбным портом, и его символ - кладбище судов посреди пустыни. В прошлой части я писал про Миздакхан - фантастически красивое место с апокалиптическим образов Мировых часов, а пару лет назад рассказывал про Арал со стороны Казахстана, где есть свой пересохший порт Аральск и достаточно просто добраться до уцелевшей аральской воды. Казахская и узбекская стороны бывшего моря оказались неожиданно разными...

Туристы обычно ездят в Муйнак аж от самой Хивы и берут машину за 100 долларов (если платить сумами - то это те же старые добрые 3-4 тысячи рублей, так как сум упал пропорционально) - ехать километров 400 в один конец, чисто пофоткаться у разбитых судов и быстро обратно. От Нукуса до Муйнака путь тоже неблизкий, но уже не 400 километров, а 200. На пол-дороги (по километрам даже дальше) - Кунград (70 тыс. жителей), самая дальняя от Ташкента крупная станция узбекистанских железных дорог: линию от Чарджоу сюда привели в 1955 году, а в 1967-72 продолжили сквозь пустынный Устюрт до казахстанского Бейнеу, соединив таким образом Среднюю Азию с Русским Югом. За вокзалом ждёт поезд Кунград-Бейнеу, общей эпичностью достойный небезызвестного Воркута-Лабытнанги. Поезд за край....

2.


Ощущение "края земли" в Кунграде не покидает ни на минуту: дальше и аулов-то почти нет (какие есть - скорее казахские, чем каракалпакские, а про узбеков тут даже не вспоминаем). Кунградский район - с большим отрывом крупнейший в Узбекистане, 70 тыс. квадратных километров - это как два Подмосковья, а в не столь отдалённых величинах - пол-Каракалпакии и 12% страны. Но он же и самый малолюдный - средняя плотность населения 1,5 человека на квадратный километр, при том что 9/10 этого самого населения сосредоточены в Кунграде и его окрестностях. Своей общей неуютностью, пыльными улицами, высокими столбами Кунград напоминает глухие посёлки Казахстана, если бы тот был в несколько раз беднее.

3.


Его название явно отсылает к одному из важнейших в Великой Степи племени кунгратов, представители которого есть среди казахов, каракалпаков и узбеков (последние даже правили Хивой в 1763-1917 годах), и возможно где-то тут стоял аул. Городом Кунград стал в 1963-м, а старая его часть. основанный в 1927 году рабочий посёлок, осталась в степи в нескольких километрах от станции. В Кунграде есть довольно обширный базар, где я искал машину до Муйнака и ждал часа полтора, пока она заполнится. На базаре я всё облизывался на вывески "балык-куурдак" (то есть жаркое из рыбы), но утром они были закрыты, а днём в них не было собственно рыбы, и моё знакомство с местной кухней ограничилось пиалой шубата. Тем не менее, рыба здесь ещё есть - уже не в Аральском море, но в Амударье и озёрах её поймы.

4.


И если Кунград - это край, то Муйнак - уже за краем. Он был основан в 1933 году как база промышленного рыболовства (на другом конце моря-озера к тому времени уже действовал Аральск, славший трудящимся больших городов вагоны с рыбой), в 1963 году, разросшись, получил статус города, а потом море начало усыхать. По совести, уже тогда стоило его расселить, но советская власть, видимо, до последнего надеялась найти способ спасти Арал или перепрофилировать город, поэтому сырьё на Муйнакский рыбзавод везли издалека - где-то пишут, что из тропических морей, но логичнее предположить (и местные так говорят), что из соседнего Каспия. Но в 1990-х кончилось и это, рыбзавод закрылся окончательно, а море на тот момент было в 40 километрах от Аральска, сейчас же до воды порядка 200 километров по безлюдным пескам Аралкумов. Однако водитель сказал, что море своё они помнят и любят (при том что сам-то меня младше, то есть явно его не застал), и иногда ездят к воде на пикники, беря с собой рыбу из магазина. Выглядит это, видимо, примерно так - этот кадр я едва успел заснять на обратном пути на окраине Кунграда:

5.


До Муйнака отсюда ещё километров 70-80, и по дороге в основном не пустыня, а болота и плавни:

6.


Как и с казахской стороны - всюду тростник, который тут складывают в очень живописные конические стога. Этим местные обязаны не самому Аралу, а дельтам "Сыра и Аму" (как называли, без персидского "дарья", эти реки до революции):

7.


Каракалпакские аулы бывают и довольно старыми, в этом глухом углу не редкость и вот такие вот глиняные параллелепипеды без окон без дверей, и обязательно - с забором из тех же тростников:

8.


Но всё же дельты Амударьи и Сырдарьи благодатными не назвать. По ощущениям, это скорее что-то вроде гиблых "комариных топей" дельт Тарима или Окованго. Амударья - крупнейшая в мире река, не достигающая никакого моря. На въезде в Муйнак, однако, жизнеутверждающий герб с рыбонькой и ещё пара символов Аральской катастрофы - техника, всегда готовая к ирригационным работам и бочка для перевозки воды:

9.


Нынешний Муйнак - по сути дела одна длинная улица от въезда в город до бывшего моря, и её я прошёл из конца в конец, хотя и в обратную сторону - водитель развозил людей по адресам, а меня закинул на смотровую площадку. Но сначала расскажу про сам город от въезда, где стоит автостанция с советской надписью по-русски. Теоретически, в Муйнак дважды в день ходит автобус из Нукуса, но расписание его туристу совершенно не подходит.

10.


О том, как живёт сейчас порт, потерявший море, я слышал довольно разные мнения. Одни говорили, что здесь полный упадок, а дома на продажу стоит ровно столько, сколько стоят слагающие его материалы; другие - что город живёт и умирать не собирается. Местные жалуются на стаднартную безработицу, и - но это по всему Хорезму до самой Хивы - на разносимые ветрами соль и пестициды, от которых болеют дети. Если верить статистике, то как минимум Муйнак не вымирает, на улицах много детей (при виде иностранца тут же встающих столбиком и начинающих неистово хэллоукать), население с 1991 года только выросло в 13 до 18 тысяч человек. Но пейзаж его при этом совершенно постапокалиптичен - облезлые дома с беспорядочно торчащими трубами буржуек; огромные пустыри, занесённые песком; пыль и ветер, от которого щекочет в носу и общее настроение какой-то проклятости и обречённости, как в Макондо последних глав "Ста Лет Одиночества".

11.


12.


13.


14.


15.


Это всё снято на цетральной улице и в её окрестностях, в бескрайних пустырях, возможно возникших на месте снесённых домов и вырубленных скверов. По окраинам Муйнака я лишь на машине проехал, когда водитель развозил других пассажиров по адресам. Впечатлила высота и мощь дувалов - как будто ждут набега из степи:

16.


Каракалпаки из всех кочевников вообще были самыми миролюбивыми, тем более и не являлись скотоводами в чистом виде - в посте про Нукус я уже упоминал их определение как "кочевых земледельцев".  А Муйнак - город именно каракалпакский, и какие-то детали их колорита мелькают то тут, то там, будь то цветные ковры с абстракционистским орнаментом:

17.


Или драная юрта в чьём-то дворе:

18.


Самих каракалпаков, в основном муйнакских и кунградских, я показывал в посте про их столицу Нукус.
Но попадаются среди всего этого и натуральные казачьи хаты как где-нибудь на глухих выселках кубанских станиц:

19.


В них живут (или скорее "жили") староверы - аральские казаки, или уходцы, потомки уральских казаков, сосланные в этот мрачный край в конце 19 века. Вообще, парадокс, но именно Яицкий городок и окрестные станицы под Россией были главным рассадником бунта и сепаратизма в пределах нынешнего Казахстана. Оформившееся в 1584 году (а по легенде - и на сотню лет раньше, когда новгородский ушкуйник Василий Гугня взял пленную ногайку в законные жёны), они стали полноценными степняками, даром что православными, и были ударной силой и Разинского, и Пугачёвского восстаний. На Яике дух злой казачьей вольницы не уходил вплоть до советских времён, да и сейчас в Уральске и Атырау казаки заметно отличаются от обычных русских даже внешне, не говоря уж про характер и речь. И не последней причиной непокорности уральцев было то, что немалую их часть (даже к началу ХХ века - 43%) составляли староверы - реформы Никона на Яик попросту не дошли, в вольницу потянулись их противники со всей России, и всерьёз за веру уральских казаков взялись лишь в 19 веке. Апофеозом этой борьбы и стала высылка самых активных староверов в самые гиблые места новопокорённых земель: в 1874 году наказной атаман, герой Севастополя и покоритель Хивы Николай Верёвкин отправил "на Аму" самих казаков, а в 1877 туда подтянулись и их семьи.

20.


На самом деле край "уходцев" была куда обширнее: посёлок с говорящим названием Первоначальное (1875) был по сути предместьем Петро-Александровска (Турткуля). Затем в том же Петро-Александровске и тогда ещё ауле Нукусе возникли Уральские слободы, появились казачьи аулы Заир, Кызылжар, Акдарья, Казахдарья, ряд мелких промыслов на Аральском море, а в начале ХХ века уходцы начали проникать и в Хивинское ханство, и именно из их деревень выросли Кунград и Муйнак. После 1905 года и манифеста о веротерпимости аральцы потянулись в купеческий Казалинск, ближайший город на свежепостроенной Ташкентской железной дороге, ну а ныне, с распадом СССР и гибелью Аральского моря, наибольшая община их потомков скопилась в Волгоградской области. Но как видите - и в гиблом Муйнаке остались белёные хаты с голубыми оконцами и необычайно аккуратными крышами, а аральцы по-прежнему слывут лучшими рыболовами и лучше всех умеют здешнюю рыбу готовить:

21.


Мне их в Муйнаке повстречать не довелось, я вообще не знал, что они тут ещё живут, а у них, оказывается, ещё действует даже моленная в обычной с виду глинобатной хате, где можно повстречать таких вот людей:

22. фото Елены Данилко из поста mu_pankratov - там много потрясающих фотографий как у Прокудина-Горского, но 21 века.
ZCpdjM0t

Я же видел лишь кладбища на главной улице, совсем небольшие, зато несколько. Аральцы не входят ни в одну деноминацию, называя себя просто староверами, но по всем признакам ближе всего к "часовенникам" - это далеко не самое многочисленное, но самое известное обывателю, самое стереотипное течение старообрядцев, к коему относились и таёжные Лыковы, и ужасающиеся нашей действительности и потому распиаренные ТВ репатрианты из Боливии, и даже описанные Мельниковым-Печерским кержаки Нижегородского Заволжья с главной часовней в Городце. И знаете - в этом логове Ахримана легко поверить, что в мире уже воцарился Антихрист.

23.


...Я шёл по пыльной главной улице, вызывая вокруг себя немалое колебание пространства - за заборами гавкали собаки, а мне в спину хэллоукали хором и до хрипоты шедшие из школ дети, среди которых я вызвал форменный фурор (вот странно, туристы-то сюда валом валят!) - некоторым было не лень орать "Хэллоу! Хэллоу!", порой с надеждой в голосе переходя на "Здрасьте!" минут по пять кряду, и ладно хоть они не бегали за мной толпами, как в фильмах про Африку. Я же молчал, потому что каждому ответить я бы тут и до утра не успел.
Между тем, я вышел к главной площади, где напротив внушительного хокимията символично стояла бочка с водой:

24.


Напротив - ДК. Где-то тут есть ещё и музей Арала, но я его проглядел и поленился возвращаться, сочтя, что вряд ли увижу там что-то для себя новое.

25.


Это ещё не кладбище судов, а просто катер на постаменте близ хокимията:

26.


Скорбящая мать:

27.


Небольшая мечеть:

28.


Кинотеатр "Бердах" (с памятником поэту) задворками к берегу моря:

29.


И наконец смотровая площадка на высоком бывшем берегу. Стела - в основе советский мемориал погибшим в Великой Отечественной, но эту роль теперь выполняет Скорбящая мать (фото №27), а эту стелу из памятника погибшим героям превратили в памяти погибшей природе. Рядом (за кадром) стоят и пыльные информационные стенды о трагедии Арала. Тут пора бы вспомнить историю бывшего моря.

30.


...В отличие от Каспия, который представляет собой "оторвавшийся" кусок Мирового океана, настоящим морем Арал не был никогда - но был 3-м по величине озером Земли (после Верхнего в Америке и Виктории в Африке), самое маленького в Мировом океане Азовское море по площади (67 тыс. квадратных километров) превосходя вдвое, а по объёму (1089 кубических километров) - и вовсе вчетверо (правда, в 20 раз меньше Байкала) при максимальной глубине в 69 метров. Солёностью (10 промилле) Арал так же устуал Азову и Балтике - самым "пресным" из настоящих морей, но был очень богат рыбой. Слово "Арал" в переводе значит "остров", то есть - Островное море посреди пустынь. Его питали Сырдарья и Амударья, и жизнь Арала испокон веков зависела от последней. Даже его высыхание - не первое: на открывшемся дне арехологи обнаружили городища и фундаменты дворцов и мавзолеев (Кердери, Арал-Асар) не таки уж далёких 11-15 веков. Недалеко от Арала, уже в Туркмении, находится ещё и Сарыкамышская впадина (там происходили события повести "Джан" Платонова), а по одной из гипотез вади Узбой когда-то был рукавом Амударьи к Каспийскому морю. Каспий, Арал и Сарыкамыш образовывали единую систему, взаимосвязь которой не разгадана полностью до сих пор. Считается, что в прошлый раз Арал высох в 4 веке, а вновь начал заполняться в 1570-х годах, и это тоже была неслыханная катастрофа для пустыни - людям пришлось оставить свои селения, на которые неотвратимо наступала вода!

31.


Но за 400 лет к морю-озеру все привыкли, и жизнь Хорезма 19 века невозможно было представить без аральских рыбаков. В советское время Сыр и Аму разобрали на орошение полей Узбекистана, Туркмении и Казахстана, причём сам по себе этот шаг был отнюдь не безумным - в Средней Азии нет дефицита воды, столь характерного для стран в пустынях. Однако сток уже не мог превысить испарение, и с 1960-х годов неглубокое море начало на глазах мелеть и уходить. К 1989 году, сжавшись по площади вдвое, а по объёму втрое (то есть до размеров Азова), Арал распался на двое - Малый Арал в Казахстане и Большой в Узбекистане. Малый Арал казахам удалось стабилизровать, сконцентрировав в нём сток Сырдарьи, и сейчас в нём даже возрождается рыболовство, от Аральска до воды 25 километров, а от ближайших аулов и вовсе десяток.

32.


А вот Большой Арал оказался слишком широк, чтобы обойтись стоком Амударьи и в её нынешнем виде, и потому продолжил усыхать. Он давно уже стал меньше Малого Арала и сам распался на несколько частей, а рыба в нём погибла - его солёность сейчас более 100 промилле, что несовместимо с высокоорганизованной жизнью. Солёная пыль, оставшаяся на дне, оказалась заражена пестицидами, которые Амударья и Сырдарья несли с полей, и теперь отправляет землю на сотни километров вокруг. "Причалил" к берегу остров Возрождения, на котором в советское время был полигон для испытаний бактериологического оружия и остались заброшенные могильники. Прямо под смотровой площадкой - страшный символ Аральской катастрофы, муйнакское Кладбище Судов:

33.


В Казахстане подобного не сохранилось, там от старых катеров и барж остались дай бог если бесформенные обрезки металла, но зато в Аральске хорошо просматривается пересохший порт с заброшенными складами, заводами и парой ржавых кранов. В Узбекистане - наоборот, сколько ни вглядывался я в берега, а так не смог понять, где порт и рыбзавод Муйнака вообще были. Катера под смотровой явно свезены и сложены искусственно, так как туры сюда из Хивы давно уже перекрыли стоимость их ржавого металла. Но при всей искусственности, это смотрится сильно и страшно:

34.


35.


Туда я начал спускаться, вспоминая небезызвестную сцену из "Иглы", где Цой (точнее, Моро Смерть Амбалам) задавал в пространство самый, наверное, логичный в данном случае вопрос: "А где же команда?".

36.


Кладбище судов под горой, и в отличие от того же Аральска тут и не скажешь "на глаз", на какой высоте плескались когда-то волны:

37.


Прошлый и два следующих кадра сняты вот с этого катера, наполовину превратившегося в скелет:

38.


Можно вспомнить мрачнейший клип Seemann группы Rammstein, только завода на заднем плане тут нет. Но сам сюжет "экологического постакалипсиса" - отравленная человеком земля без лесов, без воды, без дикой природы, с рыбьими скелетами среди мусора на сухом дне океанов, с чёрным от смога небом и городами под куполом, где воду и кислород даёт реактор, а деревья растут лишь во дворцах боссов - всё это здесь как наяву.

38а.


А что, при этом делать? Ведь выше по Амударье цветущая земля, водоснабжение городов получше, чем в том же Крыму, большая часть страны - тучные поля с огромными кишлаками, и всё это питается в том числе той водой, которая не доходит досюда. Некоторые шутят, что если бы каждый точно знающий, как спасти Арал, просто приехал и вылил сюда ведро воды - море возродилось бы в полном объёме.

39.


Ещё можно вспомнить клип "Три янгалы" беларускай групы "Троица" и впасть в какую-то жуткую мистику. Похожие места наблюдал и Назар Чагатаев из "Джана" Андрея Платонова (который я обильно цитировал в Аяз-Кале и хивинской Дишан-Кале), и за той историей, где в зороастрийской легенде-притче дьявол Ахриман "был не самым злым, но самым несчастным", а загнанный в гиблую пустошь народ зовётся джан, то есть "душа", скрывается столь же мистический сюжет о попытке построить социализм в аду.

40.


41.


Такие рисунки явно не узбеки и каракалпаки делали, а какие-то заезжие неравнодушные - как с чёрными тенями в Припяти...

42.


А местные что... Местные живут, и за одним из этих судов я чуть не спугнул милующуюся парочку, тут же убравшись с их глаз долой. Какой там фильм про "Сида и Нэнси" с поцелуем среди нью-йоркских помоек! Рядом не стоял... Любовь в ржавом судне на дне засохшего моря - это форменный какой-то киберпанк...

43.


44.


У судов, как известно, есть душа. Мне их жаль, как живых существ...

45.


Знаю, что из Муйнака туристов возят и непосредственно к морю - правда, 150-200 километров по бездорожью влетит долларов в 200-300, хотя бы сумами (т.е. почти как по старому курсу). В принципе, воду Арала я видел в Казахстане, а по узбекским Аккумам (Белые пески - это неофициальное название Аральской пустыни мне нравится больше всего) стоит ехать не ради остатков озера в конце пути, а ради самих Аккум, живописного бывшего дна с каньонами и рифами и полным отсутствием населённых пунктов на сотни километров (однако - с обилием газовых скважин). Увы, у меня на такой вояж не было ни времени, ни денег - поэтому смотрите рассказ el_magico, или рассказ cr2, или рассказ nub1an на собственном (а не на нанятом) джипе, да и не только их.
Я же из Муйнака сходил в море буквально на километр. Песок, как и в Аральске, усеян ракушками:

46.


А вместо лопатоноса (местный осётр) - обыкновенная корова:

47.


Какой-то ручей, может быть амударьинская протока, которая вскоре исчезнет в песках. Среди местных ходят страшные слухи, что Туркмения хочет перенаправить Амударью в Сарыкамыш - тогда без воды останется вся дельта, включая Нукус. Не верю, что они это сделают - ущерб Узбекистану будет таков, что ради его предотвращения тут могут не побояться даже войны.

48.


Муйнак, вид с моря. Пора возвращаться:

49.


Как и в прошлый мой приезд на Арал, хотя то была его другая сторона, другое государство и другое время года (осень, а не весна, как тут), где-то вдали жгли траву, и чёрный дым довершал апокалиптический дух, слово закончили свой отсчёт Мировые часы Миздакхана:

50.


Над Муйнаком неспешно и печально кружили цапли. Само настроение города у засохшего моря вполне логично в "мёртвой земле" Хорезма. Мрачный и прекрасный край...

50а.


На этом заканчиваю с Хорезмом и вообще Первым Узбекским хождением. Но прежде чем перейти к рассказу про Самарканд, Кашкадарью и Сурхандарью, закончу другую серию - на следующий десяток постов перенесёмся на такой же Край Земли, где, напротив, воды хоть залейса - на Ямал, достигнутый по великой Оби.

P.S. (он же UPD)
Всякие клипы я вспоминал не зря - по наводке v_st узнал, что на реальном Аральском море снимали едва ли не последний клип не кто-нибудь, а Pink Floyd (творчество которых я очень люблю, но как и у многих других звёзд - не слишком широко знаю).



Город в клипе, правда, явный Аральск, да и рядом с кладбищем судов пейзаж не муйнакский, а значит, такие кладбища есть и где-то на казахстанский стороне Арала. (upd2) Так и есть, некоторое количество брошенных судов валяется в казахстанской части Большого Арала, куда туристы не забираются почти никогда. К счастью, только "почти". Вот очень красивый рассказ оттуда - часть первая и вторая. Надо, видимо, и мне искать компаньонов на внедорожнике...

ХОРЕЗМ-2015
Обзор поездки и оглавление серии.
Ташкент и окрестности - см. оглавление.
Бухара, Навои и окрестности - см. оглавление.
Чильпык и общий колорит Хорезма.
Элик-Кала
Топрак-Кала и Гульдурсун.
Аяз-Кала и ночь в юрте.
Хорезмская область.
Ургенч. Город и троллейбус.
Хива. Виды сверху, ремёсла, детали.
Хива. Дворцы Ичан-Калы.
Хива. Вдоль стен Ичан-Калы.
Хива. Ичан-Кала, улица Пахлаван-Махмуда.
Хива. Ичан-Кала, закоулки и медресе.
Хива. Дишан-Кала, или Внешний город.
Хива. Дворцы окраин.
Каракалпакия.
Нукус. Столица Каракалпакии.
Миздакхан. У мировых часов.
Муйнак. У засохшего моря...

По ссылкам ниже - другие озёра Средней Азии, в основном живые и не собираешься пересыхать.

Tags: "Зона заражения", "Раскол", дорожное, казаки, природа, рыбацкое, староверы, этнография
Subscribe

Featured Posts from This Journal

  • Весна Туркестана. Оглавление.

    Я в Москве второй день, приехав поездом через Оренбуржье. Здесь, в России, удивительно много зелени, воды и кислорода; никому совсем не интересно,…

  • Весна Туркестана. Первое узбекское хождение.

    Об Узбекистане, этом нашем древнем Междуречье, я мечтал практически с тех пор, как начал путешествовать. Собственно, я тот ещё…

  • Весна Туркестана. Второе узбекское хождение, или Я наконец увидел Самарканд

    Всё же идея разбить путешествие по Узбекистану надвое себя оправдала: исключительная плотность впечатлений и чуждость культурной среды приводили к…

  • В поисках Аральского моря

    Итак, в прошлой части я рассказал, как доехал по Ташкентской магистрали до станции Камышлыбаш, а там поймал автобус на Бугунь - ближайший аул к…

  • Аральск. Порт, потерявший море.

    В прошлой части я показал то, что осталось от Аральского моря. Теперь же отправимся в Аральск - городок (32 тыс. жителей) на полпути между…

  • Балхаш. Город и озеро.

    Балхаш - это как Байкал, только в Средней Азии. Та же форма неправильного полумесяца, такая же непохожесть земель по разные стороны озера, то же с…

  • Алаколь. Последний привал у заставы.

    Большое и чистое озеро Алаколь являет собой потрясающий контраст с жутковатыми Джунгарскими воротами (кто не заглядывал в мой журнал давно -…

  • Иссык-Кульское кольцо, или Дача бога

    Иссык-Куль овеян множеством легенд про богатырей, несчастных царевен и исторических личностей от Тамерлана до апостола Матфея, но мне больше…

  • Нижний Баскунчак

    Осмотрев Верхний Баскунчак и погуляв в полупустыне, отправляемся к самому главному - соленому озеру Баскунчак, над котором нависает гора Большое…

promo varandej ноябрь 18, 10:35 81
Buy for 500 tokens
Думая о планах на 2018-й год, лишь один пункт я пока ощущаю константой, своеобразным ДОЛГОМ - это Байконур. После того, как я побывал на Семипалатинском ядерном полигоне, он остаётся моим последним крупным пробелом в Казахстане. Я уже не помню, какая по счёту это будет попытка. Кажется,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 64 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →