varandej (varandej) wrote,
varandej
varandej

Самарканд. Часть 10: Русский Самарканд - вокзал, храмы и Бульвар



Очевидно ли при виде показанных в прошлых частях среднеазиатских древностей и колоритных махаллей бесчисленных народов, что именно Самарканд - самый хорошо сохранившийся город Русского Туркестана? В царские времена он был центром области, как Ташкент, Верный (Алма-Ата) или Ашхабад, но в отличие от последних на его долю не выпало разрушительных землетрясений и великих строек. Ныне Русский Самарканд - целостный старый район западнее Регистана с радиально-кольцевой сеткой улиц, расходящихся от бывшей цитадели. О нём расскажу в двух частях - в первой будут вокзал, Университетский бульвар и важнейшие храмы, а во второй - просто улицы, дома и по сей день населяющих их русские люди.

Правильнее сказать, Русский Самарканд - это два района в нескольких километрах друг от друга: железная дорога, этот символ русской экспансии в средневековый Туркестан, проходит по северным окраинам Самарканда, и вокзал стоит в нескольких километрах от центра. Первая "шайтан-арба" пришла сюда в 1888 году из закаспийского Красноводска, и фактически Самарканд - второй в Узбекистане железнодорожный город после Бухары, вернее её города-спутника Кагана. Вот как его станция выглядела в конце 19 века:

2а.


А вот как она выглядит сейчас. Самарканд - важнейший в Узбекистане железнодорожный узел, который проходят почти все идущие по стране поезда, кроме отходящих из Ташкента на север да экзотических Кунград-Бейнеу и Москва-Душанбе. Собственно, тем же могут похвастаться и Гулистан с Джизаком, но Самарканд крупнее них и стоит у развилки путей на запад и юг, поэтому его станция чрезвычайно внушительна:

2.


Вокзал Самарканда тоже явно крупнейший в стране, и довольно интересный в архитектурном плане:

3а.


Внутри ещё и очень зрелищные интерьеры, но так как из Самарканда на поезде я ни разу не уезжал, внутрь меня бы просто никто не пустил - такие на Узбекистанских железных дорогах своеобразные порядки.

3б.


Зрелищнее всего самаркандский вокзал изнутри, чуть менее - со стороны путей, а со стороны города я бы даже сказал, что невзрачен:

4.


В сквере прямо на платформе можно увидеть памятник на чрезвычайно эффектном постаменте. Это Нуратинская скала, привезённая вряд ли из самой Нураты, скорее откуда-то из под Тамерлановых ворот у начала Нуратинского хребта, в 1913 году, и  сменившая на себе уже 3 памятника: изначально - генералу Михаилу Анненкову, курировавшему строительство этой железной дороги; с 1924 года - Ленину, чьи убеждения "такие же неколебимые, как эта скала" (на заднем плане, кстати, советский вариант вокзала), а в 1991 на него водрузили традиционную для Узбекистана "птицу счастья" Хумо как символ государства.

5.


Теперь взойдём на путепровод, который тут крыт и тенист. Обратите, кстати, внимание, что русские люди весьма заметны уже здесь. Как я понимаю, район За Линией один из самых "русских" в городе, а в советское время там жило много цыган - но не здешних люли, а привычных европейских рома.

6.


Виды с путепровода. Если вокзалов старше времён "развитого социализма" в Узбекистане не сохранилось, то всяческих инфраструктурных построек царских времён по-прежнему немало, и огромному вокзалу в Самарканде противолежит такое же огромное депо:

7.


С другой стороны - пара водонапорок, в том числе "шуховская", коих в Узбекистане вообще уцелело немало:

8.


Улочка за виадуком. Район вокзала славится ещё и Железнодорожным базаром со стороны города (то есть не здесь), более дешёвым, чем Сиаб-базар и потому выполняющим роль главного в городе торга "для своих".

9.


Вернёмся в город. Какая-то дореволюционка на привокзальной площади:

10.


Кирпичный домик с обратной стороны выдаёт обезглавленную церковь, эту сущность подтверждает и старожил cannoter, хотя ничего о существовании привокзального храма (не редкого в империи) в Самарканде я не нашёл:

11.


А длинный корпус с окошками был железнодорожной больницей:

12.


От вокзала я поехал в центр - сейчас это можно сделать на автобусе, а в прошлом... От вокзала до Сибаского базара в 1924-30 годах вела грузопассажирская узкоколейка, в 1942-47 - линия широкой колеи, а в 1947-73 и вовсе ходил трамвай, поначалу деливший пути с небольшими товарняками, да и линия по сути оставалась железнодорожной, местами проходя, например, по высоким насыпям. Полноценной системой Самаркандский трамвай так и не стал - линия закрылась в 1973 году, (и такое бывало в СССР), но если Ташкентский трамвай - единственный в Средней Азии действующий, то Самаркандский - единственный в Средней Азии бывший: не прижился тут в принципе этот транспорт...

13а.


Троллейбус в Самарканде тоже был в 1957-2005 годах, но ныне во всём Узбекистане из этого транспорта осталась лишь линия Ургенч-Хива.
А ехать от вокзала к центру и сейчас далеко, не меньше получаса, и состав салона в автобусе за это время раза два обновился полностью. Рядом со мной пол-дороги сидели да балакали о своём двое крепких русских дедов - один ездил на базар, а другой подсел через пару остановок.

13.


Но это было лишь вступление, а настоящий Русский Самарканд как раз-таки около центра - ведь первым оплотом России в покорённом городе была цитадель, встроенная в городскую стену на западе, и уже в 1868 году гарнизону пришлось её оборонять от восставшего города. Немудрено, что первой снесли в цитадели именно западную, внешнюю стену - ведь опасность теперь исходила не из степей, а из узбекско-таджикских кварталов, да и то недолго - других восстаний до самой Гражданской войны здесь не было, а в глубине махаллей таджики да евреи стали строить себе кирпичные дома в русском стиле. Большинство городов Русского Туркестана отличалась двойственность: новые власти не вторгались в дебри старых махаллей, а создавали привычную городскую среды за их пределами, и таким образом возникало два как бы самостоятельных города по соседству - старый "сартовский" или даже "туземный" и новый "русский" или даже "европейский" - я видел такое, помимо Самарканда, как минимум в Ташкенте, Чимкенте или Оше. Иногда наоборот - русские строили город на пустом месте, а при нём росли слободки окрестных народов, как например в Пржевальске. Но и русские города в Туркестане изрядно отличались от старых российских: не менее половины их населения составляли военные с семьями, следом ехали всяческие чиновники, специалисты и инженеры, и если разнорабочим можно было нанять таджика из Старого города, то вот адвокат, учитель или врач "выписывался" только из России.  "В этом «губернском городе» далекого «забранного края» ничего подобного тем пыльным, в отчаянье приводящим улицам и тем безотрадным вереницам кирпичных двухэтажных и трехэтажных сундуков, что беззащитно жарятся на солнце в заправских губернских городах старой России, во всех этих Орлах, Курсках, Тулах, Калугах и Тамбовах… (отсюда)" - города Русского Туркестана отличала интеллигентность, благоустроенность, осмысленность жизни и вместе с тем нестерпимая скука вдали от привычной цивилизации. Другой их особенностью была неповторимая "героическая" топонимика - большинства улиц назывались в честь командиров Туркестанской кампании (Кауфман, Черняев, Абрамов и другие) или мест важнейших битв; и конечно архитектура - странный колониальный стиль, не местный, но и не русский, и обязательно из жёлтого кирпича - такая уж тут была глина...

14.


Как правило, "европейские" части города уступали "туземным" по населению в несколько раз, и в Самарканде из 55 тысяч жителей к началу ХХ века лишь порядка 10 тысяч составляли пришлые - в первую очередь русские, поляки и евреи. Генплан Нового Самарканда был утверждён в 1870 году, и представлял собой веер улиц, расходящихся на запад из "вскрытой" цитадели, важнейшими из которых стал "тризубец" улиц Каттакурганской (ныне Улугбека, ведущая на вокзал), Ташкентской (ныне Амира Тимура) и Абрамовского (ныне Университетского) бульвара. Собственно, район между последних двух и осмотрим в этой части, и начнём прогулку у памятника Тамерлану, к которому подошли в конце поста про цитадель и Гур-Эмир - ближайшую к Русскому Самарканду часть Старого города. Бульвар, начинающийся за спиной Тимура, действительно университетский - на кадре выше биофак Самаркандского университета в здании бывшей женской гимназии типового ташкентского проекта (1904), на кадре ниже, напротив него - Самаркандский институт иностранных языков, созданный в 1994 году выделившись из того же СамГУ и в одном из его довоенных зданий:

15.


Изначально, как уже говорилось, бульвар назывался Абрамовским в честь генерала Александра Абрамова, прошедшего большую часть Туркестанской кампании, бравшего Пишпек (1862) и Ургут (1868), а в Самарканде ставшего первым губернатором. Между Абрамовским и Университетским бульвар успел побыть и Горького, но сколько ни менялись названия и стоявшие на бульваре памятники, сущность его оставалась неизменной, и всему Самарканду он известен как просто Бульвар.

16а.


По сути это целый парк 130 метров шириной и 2 километра в длину из трёх параллельных аллей в тени высоких деревьев на малопроходимых газонах - похожим образом устроен бульвар Эркиндик в Бишкеке, но здесь всё как-то более чинно и монументально.

16.


Тем более вдоль всего бульвара тянется кампус Самаркандского университета, основанного в 1927 году, когда Самарканд ненадолго стал столицей Узбекской ССР - она выделилась в 1924 году из Туркестанской АССР с центром в Ташкенте, с ликвидацией последней потерявшем и столичный статус. В 1930 году, впрочем, всё вернулось на круги своя, но университет в Самарканде уже был основан, быстро развивался, и в 1933-61 годах носил даже гордое имя УзГУ. Логично, если бы он был ещё и имени Улугбека (преемственность с его медресе на Регистане так и напрашивается!), но с 1941 года вуз посвящён Алишеру Навои. Как я понимаю, поначалу Самарканд хотели сделать образовательным центром всея Советской Средней Азии, здесь открывались и другие вузы, а бульвар превратился в студенческий кампус. С обеих сторон бульвара - проезжие улицы, за улицами арыки и тротуары. Кое-где стоят инсталляции от абстрактных до национальных.

17.


Советское здание на левом кадре служит физико-химическим факультетом СамГУ, и за него стоит заглянуть - там сохранился старый Русско-Китайский банк (1895), ныне занятый ректоратом:

18.


Удивительно красивая лепнина... вот только фасад глядит теперь в бетонные задворки:

19.


По соседству - городской хокимият. Самарканд - кажется, единственный в Средней Азии город, где администрация обитает в дореволюционном русском здании, более того - использующимся по назначению всё это время: прежде тут был горисполком, а ещё раньше управа и резиденция губернатора (1888). Центральный фасад с башенками - такой же символ Русского Самарканда, как силуэт Регистана - символ Самарканда древнего:

20.


Тут имеет смысл сойти с бульвара за хокимият - на заднем дворе губернаторского дома был сад, ныне ставший центральный городским парком имени Навои, а рядом находилась по сути центральная площадь, оформившаяся вокруг братской могилы русских солдат, погибших в 1868 году при обороне крепости от городского восстания.

20а.


И хотя могильный обелиск давно снесён, ещё стоит старейшая в городе "военная" Георгиевская церковь, основанная в 1868 году в цитадели, как только там расквартировался гарнизон. Впрочем, та церковь представляла собой обычную саманную лачугу с пробитыми окнами и пристроенной зовнницей, и уже к концу 1870-х начала разваливаться. Капитальную каменную церковь с тем же посвящением построили в 1882 году по соседству с губернаторском домом и военным собранием:

21а.


С советских времён обезглавленная церковь служит картинной галереей, в 1990-2000-х в ней обитал Русский культурный центр (ныне съехавший куда-то на окраину), но облик храма вполне узнаётся:

21.


Её вряд ли когда-нибудь вернут верующим - узбекская власть религию не жалует (причём к мусульманам даже строже, чем к христианам), и вполне может быть, что через несколько лет Георгиевскую церковь снесут при какой-нибудь перепланировке, как снесли пару таких же закрытых церквей в центре Ташкента. Кстати, показанный в прошлой части удивительный Монумент Свободы, построенный пленным автрийцем Эдвардом Рушем в 1919 году и снесённый в 2009-м, тоже стоял в этом сквере:

22.


Напротив кадра выше через тихую улочку Ататюрка - странное здание в "национальном" стиле, о сущности и возрасте которого я ничего не нашёл:

23.


А на другой стороне площади напротив храма пара светских собраний - Военное и Общественное. Первое, на опушке парка Навои да с эффектным вогнутым крыльцом, и ныне служит Домом офицеров:

24.


Общественное собрание же стоит по соседству, в архитектурном плане откровенно бездарно, и с советских времён его занимает театр. Надо сказать, театральный кружок в Самарканде действовал аж с 1872 года, и вот как его описывал один путешественник в своих заметках со звучным названием "Среди сыпучих песков и отрубленных голов": "Вечером я пошел в городской театр, и должен признаться, что никому не посоветую попасть в этот «храм муз». Дело в том, что в январе месяце в Самарканде бывает весьма холодно, и я в театре чуть было не замерз, так как театр деревянный и, при этом, почти не отапливаемый. Кроме того, он построен в какой-то яме, где, как мне говорили, прежде было болото. Публика (я и еще человек тридцать товарищей по несчастью) сидела в калошах и шубах и стучала зубами все время, точно кастаньетами.". Тем не менее, сюда и гастролёры иногда наведывались, и своя любительская труппа была, в 1876 году поставившая первый спектакль, а при Советах оформившаяся в Русский театр имени Чехова. Впрочем, имя Чехова театр получил лишь в 1978 году и тогда же съехал в новое здание на окраине, а здесь ныне обитает театр кукол. Но безобразность облика для честной дореволюционки удивительна, сейчас и то красивее строят:

25.


С другой стороны этого сквера мы ещё пройдём ближе к концу поста, а пока что вернёмся на Бульвар. Почти напротив хокимията стоит и главный корпус Самаркандского университета в редком в Средней Азии стиле конструктивизма:

26.


Конструктивистских зданий в Русском Самарканде вообще немало, и в основном они, как я понимаю - наследство 6 лет его роли столицы УзССР, когда были если не построены, то спроектированы. По соседству с главным корпусом СамГУ - его библиотека и "музей-лаборатория" Алишера Навои:

27.


Дальше бульвар входит в круглую площадь, и с точки зрения самаркандцев это его начало, хотя мне казалось, что скорее конец. На викимапии до сих пор отмечен памятник поэтам Джами и Навои, но как и Монумент Свободы, я показывал его в прошлой части - он снесён в том же 2009 году. Барельеф с двумя поэтами (фишка в том, что Джами писал на таджикском, а Навои на узбекском) как его тень отмечает стену одного из окрестных домов:

27а.


Бульвар по сути упирается в тупик, проезжая часть поворачивает налево под прямым углом, и дальше переходит в дорогу на Шахрисабз и Карши, то есть Бульвар - часть главной оси города. Мы же сворачиваем с бульвара направо, в радиально-кольцевые кварталы "тихого центра":

28.


Внушительное здание у Бульвара, частью новодел (по-моему колонны, похожие на макаронины - современное веяние), с другой стороны прхрже на маленькую крепость. О нём я ничего не нашёл:

29.


Но возможно, оно входило в один комплекс со стоящим напротив Штабом войск Самаркандской области, отмеченным двумя парами львов на воротАх, что роднит его с медресе Шердор:

30.


На другой стороне квартала, напротив начала улицы Махмуда Кашгари (бывшая Черняевская) - одноэтажный домик, здесь указанный как бывшая тюрьма:

31.


Её и сейчас занимают какие-то представители власти, поэтому сфотографировать будку с роскошными старыми трубами в её дворе надо было ещё постараться. Похоже на старую электростанцию:

32.


Но в первую очередь этот район примечателен своими храмами. Если по улице с бывшей тюрьмой пройти сотню метров на восток (то есть параллельно Бульвару "назад") - увидишь Алексеевский собор (1911-12), в котором сложно не признать полковой храм - такие церкви, непропорционально длинные, с маленькой колоколенкой на одном конце и завершением на другой, чаще всего попадаются в западных губерниях, городах типа Гродно или Даугавпилса, и строились с расчётом на то, чтобы солдаты заходили в них строем. Дело в том, что весь этот квартал, включая тюрьму и штаб, принадлежал гарнизону, сменившемуся советской воинской частью, которой храм служил уже клубом. Ныне военные ушли, а церковь открыли и освятили. Высотка на заднем плане - нынешний ГЗ СамГУ почти напротив старого:

33.


Я было подумал, что со строительством Алексеевского храма Георгиевскую церковь передали "вольным" (как тут называли штатских), но нет - они обе оставались гарнизонными разных полков, ведь военных тут был пол-русского города. А Софийский собор, этакая София Туркестанская, который должен был превзойти высотой все старые медресе и мечети (то есть не менее 46 метров) так и не успели даже начать строить, хотя его проект в Самарканд прислали из Одессы ещё в 1890 году:

33а.


Дальше пойдём вдаль от Бульвара по бывшей Черняевской (Махмуда Кашгари), примечательной ещё двумя храмами - христианскими, но не православными. Ближе - костёл Иоанна Крестителя (1915-16), более скромный, чем в Ташкенте, но освящённый ещё до революции... что, впрочем, не позволяет считать его "первым в Средней Азии", так как католические миссии и посланцы европейских монархов прибывали сюда ещё в 13-14 веках. Но всё же из ныне существующих костёлов этот в песках Туркестана старейший, а строился он конечно же поляками и литовцами, коих (учитывая, что воинская служба в низших чинах была в империи и официальным наказанием, аналогом ссылки) тут жило до 1,5 тысяч - 3% населения города, то есть немалые 15% его "европейской" части:

34.


Я увидел, что двери костёлы открыты, и зайдя внутрь, попал на службу, которую ксёндз со товарищи вели перед совершенно пустым залом. Я сел на одну из лавок и стал слушать - служили по-русски и с потрясающим рвением, будто на балконе, где должен быть орган, стоит и смотрит, постукивая пальцами по поручню, внимательный Иисус Христос. До заката было мало времени, но я не мог уйти - настолько фантастически всё это смотрелось.

35.


После службы я подошёл к этим людям расспросить, часто ли здесь так бывает, и они ответили, что да - обычно по будням они служат без прихожан, и лишь по выходным наведывается несколько местных, в основном корейцев. Нетрудно догадаться, что ксёндз - командированный поляк, отец Мариан (как и в ташкентском костёле!) из ордена францисканцев. Потрясающая всё же нация поляки в деле преданности своим идеям...

36.


Через пару кварталов - армянская церковь Сурб-Аствацацин (Святой Богородицы), освящённая в 1903 году:

37.


Армян в тогдашнем Самарканде было всего пара сотен человек, но община их вполне историческая, с родословной от армянских купцов и ремесленников (в первую очередь каменщиков), попавших во времена Тамералана, захватившего и их страну. Как я понимаю, поближе к своей церкви армяне живут и ныне - в этом районе я чаще всего наблюдал машины с красно-сине-жёлтым флажком под стеклом и самих молодых армян в роли продавцов сока. Церковь, кстати, была открыта, но убранство её не особо зрелищно:

38.


Немного о домиках всё той же улицы Махмуда Кашгари (на ней же, кстати, напротив Армянской церкви и старый госбанк 1908 года постройки с заглавного кадра):

39.


Жилой дом "столичных" пяти лет:

40.


А попадаются и новоделы, стилизованные под экзотическую для узбеков русскую архитектуру:

41.


Хотя изразцы да голубые купола всё-таки чаще:

42.


На углу Кашгари и Тимура - один из символов Русского Самарканда, старая библиотека в мудрёном здании (1911). Надо заметить, частных библиотек-читален в небольшом городе в разное время было целых 11: как уже говорилось, русские люди тут были в основном образованные, а жизнь в дальней колонии оставалась скучной и провинциальной. Слышал, что царских офицеров не просто так учили наукам и искусствам - это был курс обучения тому, как не спиться в дальнем гарнизоне. Ну а хорошую библиотеку создать намного проще, чем хороший театр или синематограф, так что это здание было культурным центром Русского Самарканда. Ныне используется по назначению:

43.


Дальше по бывшей Черняевской пойдём в следующей части, или вернее придём на неё с другой стороны - там стоит винзавод имени Ховренко. Сейчас же свернём на улица Тимура, которая почему-то была изначально Ташкентской, хотя вела в сторону, противоположную Ташкенту. Пойдём по ней назад, к бывшей цитадели, к началу Бульвара.

44.


Вид у бывшей улицы Фрунзе (как она называлась при Советах) необычайно оживлённый:

45.


Здесь же огромная старая баня. Не знаю её историю, но в ехавшем мимо автобусе мне рассказали байку, что раздевалка располагалась от неё через улицу. Шутки шутками, а в краю холеры, ришты и ядовитых пауков гигиена была вопросом выживания.

46.


Не знаю так же, русская баня это была или восточный хамам, но судя по виду фойе - скорее второе:

46а.


Баня стоит на углу парка Навои, то есть за теми деревьями рукой подать до Георгиевской церкви, Общественного и Военного собраний. В доме с колоннами - пафосного вида, но совершенно демократичный по ценам ресторан советского вида с ассортиментом из десятка блюд, проверенных десятилетиями:

47.


Напротив кинотеатр "Самарканд":

48.


На самой бывшей улице Фрунзе дома в основном довольно невзрачны, а в конце ещё несколько вузовских зданий - причём не СамГУ, а отдельных вузов. С одной стороны Самаркандский институт экономики и сервиса, основанный в 1931 году в Ташкенте как Среднеазиатский плановый институт (один из 4 в СССР), а в 1935 переехавший в Самарканд:

49.


С другой стороны мединститут, основанный в 1931 году. Конструктивистские здания у обоих явно тех же лет, и "конструктивизм в Самарканде" звучит примерно как "стиль тимуридов в Петербурге", тем более он там действительно есть.

50.


Напоследок - пара домиков в стиле модерн на окраине Русского Самарканда, вдоль улицы Фирдауси (на её углу с Кашгари снят и вводный кадр):

51.


Она ведёт в Панджоб, персидский город-спутник Самарканда, выросший в конце 18 века, и лишь через Русский Самарканд сросшийся с центром. Разделяет их небольшая промзона старых и ныне брошенных заводов с названиями типа "Красный Двигатель", в кадр впрочем попала шелкоткацкая фабрика:

52.


А где же русские люди, спросите вы? В следующей части, как и кварталы севернее улицы Тимура - отвечу я.

САМАРКАНД-2015
Обзор поездки и оглавление серии.
Ташкент, Бухара, Хорезм - см. оглавление.
Посиделки у Баходира. Встречи в дороге.
Самарканд.
Общее. История, колорит, традиции, ремёсла.
Регистан.
Кук-Сарой и Гур-Эмир. Оплот Тамерлана.
От Регистана до Сиаб-базара.
Подножье Афросиаба. Шахи-Зинда и могила Даниила.
Махалли и народы.
Разное. Медресе, мечети, мавзолеи.
Разное. Совсем разное.
Русский Самарканд. Вокзал, храмы и бульвар.
Русский Самарканд. Дома и люди.
Окрестности Самарканда.
Хазрат-Дауда.
Ургут.
Перевал Тахта-Карачач и спуск в Кашкадарью.
Южный Узбекистан - будет отдельная серия.

По ссылкам ниже, помимо традиционных обзора и глоссария, другие посты о Русском Туркестане.
Tags: "Молох", Узбекистан, дорожное, транспорт
Subscribe

Featured Posts from This Journal

promo varandej november 18, 10:35 95
Buy for 500 tokens
Думая о планах на 2018-й год, лишь один пункт я пока ощущаю константой, своеобразным ДОЛГОМ - это Байконур. После того, как я побывал на Семипалатинском ядерном полигоне, он остаётся моим последним крупным пробелом в Казахстане. Я уже не помню, какая по счёту это будет попытка. Кажется,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 53 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →