varandej (varandej) wrote,
varandej
varandej

Шахрисабз Перекопанный



Давным-давно, впервые в жизни просматривая списки Всемирного наследия ЮНЕСКО, я был весьма удивлён, когда обнаружил, что по Узбекистану в них нет Самарканда, но есть какой-то Шахрисабз. Самарканд с тех пор в список вошёл, но и Шахрисабз - уж никак не "какой-то": среди древних городов Узбекистана по своим достопримечательностям и историческому значению он как минимум №4, вполне может быть старше Самарканда (от которого стоит через показанный в прошлой части перевал), а в мире более всего прославлен как малая родина Тамерлана, с которой Железный Хромец не терял связь и на вершине могущества, построив грандиозные дворец и мавзолей. Ныне это двойной город - собственно Шахрисабз (100 тыс. жителей) и Китаб (65 тыс.), второй по величине в Кашкадарьинской области в углу двух горных хребтов. Ну а увидел я его в весьма неожиданном облике...

От Самарканда до Шахрисабза по прямой около 50 километров, но ехать даже на коллективном такси часа два - по дороге не слишком высокий по азиатским меркам, но всё-таки перевал. На равнине почти сразу встречает Китаб, несмотря на звучное название совершенно невзрачный одноэтажный город, важнейший объект которого - Китабская международная широтная станция, основанная в 1928 взамен разорённой Гражданской войной аналогичной станцией в Чарджуе - достояние всё же науки, а не туризма. Ещё есть железнодорожная станция Шахрисабз, расположенная на стыке двух городов - туда, наверное, всё-таки стоило заехать. Интересно, что тупиковую ветку из Карши сюда запустили в 1924 году, то есть она была построена ещё в независимой Бухарской Советской Народной Республике, где небольшой по всесоюзным меркам Шахрисабз был одним из главных городов.

1а. Фото из викимапии:


Нынешний Китаб основан в 18 веке, и его название значит вовсе не узбекское "книга", а таджикское "плечо реки". Но два города существовали как двойная система испокон веков, и их общим предком была Гава-Сугда, один из центров ахеменидской Согдианы, где Александр Македонский настиг узурпатора Бесса (он же Артаксеркс V), который ранее убил царя Дария III (то ли предательски, то ли спасая от плена), не дав его пленить самому Александру, за что тот предал Бесса страшной смерти. Под греческой властью город назывался Наутака, однако уже не смог восстановиться после войны и в последующую сотню лет опустел - теперь это городище Узункыр, древнейшим культурным слоям которого без малого 3000 лет. Но в Средней Азии часто жизнь вот так перетекает из одного города в другой через несколько километров, потому что базовыми единицами её служат не города, а оазисы: к началу нашей эры на месте нынешнего Китаба уже стоял город Сухе или Кеш, центр небольшого, но богатого государства, от которого история сохранила даже имена царей Дичже, Шиш-Пир и Ахурпат. В 699 году его покорили арабы, причём не хорошо знакомый по Бухаре и Самарканду Кутейба, а менее известный полководец Мухаллаб - на той стороне Зерафшанского хребта воины Халифата объявились лишь через несколько лет. А в конце того же века Кеш оказывается последним оплотом восстания "людей в белых одеждах", пошедших за "покровенным пророком" Муканной, создателем  секты на стыке манихейства, зороастризма и мусульманского суфизма... о нём, впрочем, я рассказывал в прошлой части, но для Кеша это всё закончилось печально: город возродился на месте нынешнего Шахрисабза лишь через несколько веков, старое место пустовало и вовсе до 18-го века, ну а нынешнее персидское (таджикское) название Шахрисабз (в переводе ни много ни мало "Изумрудный город") вытеснило согдийское "Кеш" постепенно - просто умер тот язык, на котором он так назывался.

2.


...Всю поездку по Узбекистану меня отговаривали ехать в Шахрисабз - там, говорили, всё перекопано, жара, пыль, пойти некуда. Я не верил, так как местные (независимо от места) чем меня только ни пугали. Однако выйдя с коллективного такси близ главной площади мы с Лидой abyaneh и её сыном Сашей поняли, что узбеки не преувеличвали - весь шахрисабзский центр, примерно 2 километра на 500м, выглядел так, как на кадре выше: город благоустраивался методом всенародной ударной стройки, представляя собой копанный-перекопанный пустырь с молодыми деревцами и сотнями людей, гнущих спины под солнцем. Закрытыми оказались и все хостелы (не говоря уж про общепит), и нам оставалась лишь пафосного вида официозная гостиница на углу перекопанного района:

3.


Впрочем, цены оказались вполне гуманными, а в холле же нашёлся узбек, нашедший нам машину в Лянгар, куда мы, лишь заселившись, и укатили, оставив прогулку по городу на утро. В отеле мы были единственными туристами - другие предупреждениям местных видимо всё-таки вняли. В холле есть ещё пара магизнов, в том числе местного художника - часть картин с видами Средней Азии у него здесь на продажу, а часть, в том числе бумажный макет дворца Ак-Сарай - в процессе создания:

4.


Ну а теперь - в Перекопанный город, иначе этот район, исторический центр Шахрисабза, сейчас не назвать:

5.


Итак, третья или четвёртая реинкарнация города в углу хребтов случилась около тысячи лет назад, к 12 веку он вновь стал одним из центров Маверенархра, а после нашествия Чингисхана здесь поселились барласы - про это племя, ныне входящие в 92 узбекских рода, я тоже писал в прошлой части: потомки монгольских гвардейцев, присланных Тимужином своему сыну Чагатаю, получившему эти края в улус. Барласы быстро тюркизировались, но ещё в 14 веке использовали языческие имена, лица у окрестных горцев и ныне совершенно монгольские, а народ здесь вплоть до покорения Россией отличался воинственностью. Так что немудрено, что именно среди барласов в кишлаке Ходжа-Ильгар (нынешний Яккабаг в 12 километрах от города) в 1336 году родился Тимур, сын Тарагая, которому суждено было наряду с Чингисханом и Александром Македонским войти в число величайших завоевателей в истории. В 25 лет за помощь могулистанскому хану Тоглук-Тимуру "местный" Тимур стал правителем Кешской области, но год спустя из-за интриг бежал оттуда в Каракумы, где встретил у колодца низвергнутого тем же Тоглук-Тимуром самаркандского эмира Хусейна... но впрочем, дальнейшую историю пути наверх я уже рассказывал в Самарканде. Как бы то ни было, связь с родиной Тимур надолго потерял, проходя Кеш лишь в военных походах.

6.


На северной стороне Перекопанного города реставрируют крепостную стену:

7.


За которой гигантский портал Ак-Сарая - Белого дворца, который Тамерлан начал строить на малой родине в 1380 году, только лишь окрепла его империя. Пожить здесь Железному Хромцу толком и не довелось - строительство завершилось в 1404 году, а он умер в начале 1405-го. Но за этим ли дворец строился? В любом путеводителе вы прочтёте, что над входом в него красовалась надпись: "Если ты сомниваешься в нашем величии - узри наши постройки". Чтобы оценить масштабы сооружения, дам небольшую подсказку - в этом кадре есть люди:

8.


Тамерлан вообще был личностью весьма яркой, и в отличие от холодного стратега Чингисхана был он каким-то очень человеческим, со своими порывами и страстями. Не раз читал, что Тимур не был великим стратегом, вёл за собой огромные армии силой харизмы и веры в непобедимость, которую внушал воинам, а единственно верные решения чаще всего принимал на месте - но именно поэтому удар его всегда был внезапным. Могущество и жестокость в нём сочетались с вполне человеческими страстями - то он называл гигантскую строившуюся мечеть именем бездетной, но любимой жены Биби-Ханум, то затевал строительство крупнейшего в мире дворца не в столице, а на малой родине. У него не было планов перенести в Шахрисабз столицу - он просто здесь строил свой дом:

9.


Я так и не находил реконструкций облика Ак-Сарая, но его крупнейший в истории портал был высотой порядка 70 метров, а периметр одного только двора (250 на 120 метров) был немногим менее километра. За двором, если верить испанскому послу де Клавихо, был тронный зал за необычайно высокой (не удивлюсь, если тоже десятки метров) дверью, а на крышах дворца находился бассейн, вода из которого стекла вниз каскадами фонтанов. В общем, масштаб сооружения даже по меркам наших дней просто сверхчеловеческий, да и трудились над ними мастера и рабы со всех концов империи от армян до индийцев. В нынешних башнях "всего-то" порядка 40 метров, что чуть ниже бухарского минарета Калян...

10.


Более того, в отличие от Биби-Ханум, начавшей сыпаться самопроизвольно уже через несколько десятилетий после смерти Тимура, Ак-Сарай ещё и построен оказался на века - считается, что его разрушил в 16 веке бухарский хан Абдулла II, сильнейший из Шейбанидов, пытавшийся даже колонизировать Сибирь. По легенде, подъезжая к Шахрисабзу, он увидел гигантское здание, и неверно оценив их масштаб, решив, что город совсем рядом, послал туда своего лучшего скорохода, который в результате надорвался и умер; по другой версии хан поскакал сам и загнал любимого коня, но в обоих случаях со злости приказал снести злополучный дворец. Убидетельнее версия, что снёс он его вполне сознательно, чтобы стереть память о Тимуре, которому просто завидовал, но я думаю, что скорее дворец всё же рухнул сам - просто не было у измельчавших узбекских ханств ресурсов поддерживать такое огромное здание...

11.


Убранство Ак-Сарая - уж не знаю, сколько тут подлинного (ведь в те времена делались "вечные" изразцы, не тускнеющие на солнце веками), а что результат реставрации.

12.


Портал с внутренней стороны, потерявший весь декор - на заглавном кадре, там же и памятник Тимуру в полный рост, явно образующий триптих с памятником у Гур-Эмира в Самарканде (где Тимур на троне) и в центральном сквере Ташкента (где он на коне).

12а.


О памятнике Тимуру все бывавшие в Шахрисабзе последних лет писали, что он страшно популярен у молодожёнов - мол, невозможно его заснять без пары-тройки свадеб. Не раз читал и про расположенное здесь же знаменитое кафе-мороженное с павлинами, державшее марку с советских времён. Теперь ничего этого нет, лишь перекопанная земля да свежевысаженные деревца будущего парка. Вот так Шахрисабз выглядел накануне реконструкции - по состоянию на прошлый май опустошена была широкая полоса от начала кадра до построек на заднем плане:

13а. фото из википедии.


Пойдём по этому пространству зигзагами - на следующем десятке кадров каждый объект расположен с другой стороны Перекопанного города чуть наискось от предыдущего. Слева от монумента - что-то вроде театра или ДК, за которым обнаружилась единственная в Перекопанном городе простенькая забегаловка под открытым небом. Старый узбек за соседним столиком ел плов традиционным способом - руками, сгребая в одну ладонь другой. А вдали синеет Яккабагский хребет - "фасад" Гиссара над Кашкадарьёй, слева пожалуй что виднеется сам "угол" его с Зерафшанским хребтом:

13.


На другой стороне площади - простенькая мечеть Малик-Аджар (1904):

14.


Я не поленился обойти её по не снесённым улицам, чтобы обнаружить, что ворота закрыты:

15.


Снова наискось уже на левой стороне Перекопанного города - огромное медресе Чубин или Коба (видимо, одно слово на разных языках) 16 века, построенное на фундаменте тимуридского караван-сарая и потому напоминающее его своей планировкой. Фасад его, впрочем, похож на откровенный новодел:

16.


А с обратной стороны после примелькавшейся в целом архитектуры Средней Азии меня даже больше, чем купола да айваны заинтересовал высокий корпус какого-то даже индустриального вида, построенный, в 1927-30 годах. Архитектура очень необычная, не похожая ни на один из стилей тогдашнего СССР - возможно, так в далёком краю понимали конструктивизм? Как бы то ни было, найти какие-то подробности в общем доступе нереально.

17.


Медресе изнутри - широкий двор, в углу которого ханака с высоким куполом и тот же странный корпус. Всё-таки люблю такие постройки - несовершенные, но не похожие ни на что. Ныне его занимает музей, фотографии из которого, в том числе фантастические резные оссуарии, я показывал в прошлой части:

18.


...Шахрисабз после Тимура оставался городом большим, богатым и, самое главное, своенравным - может сказывалась память о великом земляке, может воинственный нрав барласов, да только в Бухарском ханстве шахрисабзцы всегда были себе на уме. После смуты 18 века в городе утвердилась династия Кенегасов (как и Мангыты в Бухаре, элита соответствующего племени), и вернуть над полунезависмым Шахрисабзским бекством полный контроль бухарские эмиры уже не могли, а Кенегасы, например, самостоятельно закладывали города и крепости вроде того же Китаба. Кульминация наступила в 1868 году, когда кенегас Джурабек двинул через перевал немалое войско (от 20 до 40 тысяч человек) на Самарканд, где русская армия оставила лишь небольшой гарнизон - возможно, рассчитывал в наступившей смуте не только сбросить власть Бухары, но и самому овладеть Самаркандом. В итоге эффект получил строго обратным: бухарский эмир Муззафар, понимая, что с русской армией ему не совладать, заключил с Кауфманом мир и пригрозил двинуть войско на Шахрисабз, после чего Джурабек снял с Самарканда осаду и перебросил силы на оборону родного города, что, впрочем, ему не помогло - в 1870 году уже русское войско под командованием Александра Абрамова пересекло Зерафшанский хребет и штурмом взяло Шахрисабз. Джурабек бежал в Коканд, там его выдали русской администрации, но в Ташкенте он удивительно быстро нашёл общий язык с недавними врагами и до конца жизни верно служил России, помогая как в завоевании остатков Туркестана, так и в их дальнейшем изучении, пока в 1906 году, уже глубоким стариком, не был убит в своём ташкентском доме ворами. Шахрисабз же после изгнания Джурабека, в том же 1870-м году, вернули Бухарскому эмирату, но былую самостоятельность он потерял и превартился в заурядный городок.

19.


Но вернёмся в наше время. Улица-ось от ворот Ак-Сарая официально называется Великий Шёлковый путь (Биюк-Ипак-Юли), но в расчищенном от махаллей Перекопанном городе она не очень-то видна. Размах же работ поражает - наверное, похожим образом выглядело это место по состоянию на 1380 год, когда Тамерлан заложил свой дворец. Работают тут реально методом "всенародной ударной" - так, за неделю до меня другие знакомые туристы наблюдали среди рабочих облачённых в белые халаты врачей из местной поликлиники. Зрелище сотен женщин в ярких платьях, с замотанными от солнца и пыли лицами, согбенно трудящихся в пыли, действительно впечатляет.

20.


На кадре выше виден и собственно центр Шахрисабза - слева караван-сарай и рынок, а справа остатки ханаки медресе Абдушукур-Огалык и мечеть Мир-Хамид начала ХХ века с эффектным чёрным куполом и красивой, почти модерновой резьбой:

21.


Напротив караван-сарай 16 века:

22.


Он же, на пару с мечетью, с другой стороны. На самом деле сохранившихся караван-сараев, этих купеческих гостиниц, служивших так же "заморскими" торговыми рядами, сохранилось в первоначальном виде не так уж и много, а здесь караван-сарай ещё и стоит "в чистом поле", давая возможность рассмотреть его со всех сторон. И уж не знаю, кого охраняли его высокие стены - купцов-чужестранцев от местных грабителей или же горожан от идей с чужбины...

23.


Какие-то купола и арки за мечетью Мир-Хамида - может, остатки старых медресе, а может просто парадный фасад махаллей у базара:

24.


Логично, что где караван-сарай - там и базар, причём на этом месте он добрых полтысячи лет. По соседству с мечетью - внушительный торговый купол Чорсу, очень похожий и на бухарские крытые рынки, и на своего тёзку в Самарканде. "Чорсу" - значит, "четыре воды", видимо иносказательное "Стеченье", "Толкучка". Ну а торговые именно купола, защищающие от любой погоды, но при этом хорошо проветряемые - одно из многих технологических ноу-хау средневекового Востока. Показательно, что подавляющее большинство из них 16 века - тогда тут строили масштабнее и надёжнее, чем в Новое время.

25.


Слышал, что раньше базар Шахрисабза был одним из самых зрелищных в Узбекистане - то редкое сочетание подлинности и при этом заботы о том, как это увидят нередкие туристы. Но увы - сейчас и от базара остались лишь пустые галереи торговых рядов. Вокруг них работают уже не принудительные добровольцы из окрестных учреждений, а тяжёлая техника, наполняющая воздух запахом соляры:

26.


Но мы прошли почти весь Старый город - впереди стоявшие когда-то на углах два самых роскошных ансамбля - Дорус-Саодат ("Дом Власти") и Дорус-Тилляват ("Дом почтения"). Из-за угла торгового ряда за бульдозерами и эскаваторами виден именно последний:

27.


Он же с другой стороны, с площади, которую уже успели привести в порядок. За галереями о 40 небольших куполах друг на друга глядят Кош-Гумбаз и Кок-Гумбаз - соответственно Двойной купол и Голубой купол 14-15 веков:

28.


В галереях - кельи, ставшие где-то сувенирными лавками, а где-то кабинетами чиновников, может быть курирующих всенародную стройку, а может быть съехавших сюда, пока их учреждения на реконструкции.

29.


Кок-Гумбаз (1434-35) - почти типовая мечеть времён Улугбека, построенная на месте пятничной мечети домонгольских времён:

30.


Красивее всего в ней внутреннее убранство в каком-то очень местном стиле:

31.


32.


32а.


Двойной купол же точно напротив мечети - ни что иное, как пара мавзолеев. В том, что левее покоятся двое "отцов" Тамерлана - биологический отец Мухаммед Тарагай из рода Барлас и духовный наставник суфийский мудрец Шамсуддин Кулял ("Гончар"). Последнего часто путают с Эмиром Кулялом из Бухары, и уж по крайней мере записывают в один с ним орден Накшбандия, хотя к какому ордену на самом деле принадлежал Шамсуддин и стало быть сам Тамерлан, точных сведений нет - возможно, это была Сухравардия, оформившаяся как раз в те же века в Багдаде.

33.


Мавзолей Шамсуддина Куляла изначально имел входы со всех четырёх сторон, но в 1420-х годах Улугбек пристроил к нему правый мавзолей, замышлявшийся возможно как одна из многочисленных усыпальниц тимуридской родни, а ставший в итоге некрополем местных сеидов - богословов-потомков Пророка.

34.


Раньше к Двойному мавзолею примыкал и третий, построенный в 17 веке и разобранный как лишний элемент при реставрации комплекса в 1954 году. За мавзолеями - кладбище:

35.


На площади не только положили плитку, но и соорудили небольшую сардобу (полуподземную цистерну для воды), видимо на месте какого-нибудь обнаруженного фундамента.

36.


А на другой стороне площади - остатки комплекс Дорус-Саодат, который замышлялся Тамерланом как главная родовая усыпальница, посмертный дворец Тимуридов, размерами достойный прижизненного Ак-Сарая. Купол, впрочем, пригадлежит мечети Хазрет-Имам начала ХХ века:

37.


За рощей вековых чинар - ворота с небольшим минаретом:

38.


В закоулочке продают сувениры, в том числе местную вышивку: Шахрисабз и Китаб - крупный центр народных ремёсел, в первую очередь вышивки и керамики, но об этом я рассказывал подробнее в прошлой части.

39.


А гигантский пилон закрывает от Дорус-Тиллявата исходную постройку Дорус-Саодата - мавзолей Джахангира, умершего в 1376 году старшего сына Тимура:

40.


Со старшими сыновьями велкими завоевателям вообще не везло. Чингисхан под конец жизни так рассорился с Джучи, что двинул свою армию на его улус, а Джахангир, старший сын Тамерлана, попросту умер в возрасте 20 лет ещё в годы становления его империи. Выше я уже писал, что гений полководца в Тимуре как-то уживался с сильными человеческим страстями, и если верить преданиям, Джахангира он по-настоящему любил. Говорят, со дня смерти сына Тимур ни разу до конца своих дней не улыбнулся, и именно после этого в нём проснулась та вошедшая в легенды жестокость вроде башен из отрубленных голов или топтания конями детей в покорённых с боем городах. Потеряв Джахангира, Тимур сделал наследником внука по его линии Мухаммеда-Султана, но и тот умер раньше отца, и именно для него Тамерлан заложил самаркандский мавзолей Гур-Эмир, где сам покоится ныне.

41.


А при жизни Тимур строил себе усыпальницу рядом с Джахангиром, и так как в те годы тимуридская архитектура ещё не оформилась, а самаркандские зодчие не имели опыта строительства гигантских зданий, он пригласил сюда мастеров из Хорезма, коих с головой выдаёт шатровый купол и вообще композиция "многогранник на четырёхугольнике", впоследствии через Золотую Орду попавшая на Русь как основа облика русских церквей. Большинство построек этого стиля ныне находятся в малодоступной туристу Туркмении, так что остаётся лишь поблагодарить Тимура за то, что он воздвиг подобное здание здесь.

42.


Дверца на кадре выше ведёт в подземный склеп, который Тимур, словно последний патрон, оставил для себя. Но как уже говорилось, похоронили эмира в Самарканде, а гигантское и грузное надгробие лежит над пустой могилой.

43а.


Но поражает в этом склепе простота и лаконичность - так, мне кажется, и должен быть похоронен полководец, большую часть жизни проведший в суровых походах:

43б.


А теперь оцените, что и мавзолей Джахангира, и усыпальница для Тимура, и весь этот фундамент - всё части одного здания. От двух склепов друг до друга по прямой метров 40, то есть сама по себе усыпальница действительно была крупнее, чем иные дворцы для живых.

44.


Обратно я шёл уже не Перекопанным городом, а параллельными улицами махаллей, прямо сказать не особо зрелищными. Но в этих махаллях явно идёт своя жизнь, вроде и такая же, а чуть-чуть другая, чем в Самарканде, Бухаре или тем более Хиве. Шахрисабз - всё же действительно древний город со своим характером и сутью, своими ремёслами и нравами.

45.


46.


47.


Прямо посреди города - многовековые чинары, немногим уступающие знаменитым чинарам Ургута. Но там была священная роща на дальней окраине, а прямо на городских улицах я видел такие деревья лишь здесь. Шахрисабз, пожалуй, заслуживает большего, чем несколько часов прогулки в пыли. Так что не исключаю, что когда-нибудь сюда вернусь. Надо же в конце концов посмотреть, что получится из Перекопанного?

48.


Напоследок - вид дворца Ак-Сарай с Кок-Гумбаза. Старый Кеш занимал весь этот прямоугольник, через который тянулась широкая главная улица от ворот дворца до ворот внешних стен... и я не могу отделаться от ассоциаций: да это же Агроба! Город из диснеевских мультиков про Алладдина, где над такими же кварталами вдоль одной улицы нависал грандиозный дворец. И кстати, в сказке, уже не американской экранизации, а отечественном переводе, упоминается, что дело было "в одном из городов Китая", а Китаем называли ведь не саму страну Хань, а её степную ойкумену. Понимаете, в чём юмор? Аладдин был если не узбек, то хотя бы уйгур...

49.


Последний кадр поста - последний взгляд на Зерафшанский хребет, к видам другой стороны которого мы уже привыкли в Самарканде. В следующей части поднимемся на другие горы того же угла - в Лянгарское ущелье Гиссара.

ЮЖНЫЙ УЗБЕКИСТАН-2015
Обзор поездки и оглавление серии.
Ташкент, Бухара, Самарканд, Хорезм - см. оглавление.
Дорога из Самарканда и общий колорит Кашкадарьи и Сурхандарьи.
Кашкадарья.
Шахрисабз.
Лянгарское ущелье.
Карши.
Сурхандарья.
Байсун.
Термез. Город.
Термез. Старый Термез.
Дорога на Денау, или В поисках парья.
Tags: Узбекистан, дорожное
Subscribe

Featured Posts from This Journal

  • Весна Туркестана. Оглавление.

    Я в Москве второй день, приехав поездом через Оренбуржье. Здесь, в России, удивительно много зелени, воды и кислорода; никому совсем не интересно,…

  • Весна Туркестана. Первое узбекское хождение.

    Об Узбекистане, этом нашем древнем Междуречье, я мечтал практически с тех пор, как начал путешествовать. Собственно, я тот ещё…

  • Весна Туркестана. Второе узбекское хождение, или Я наконец увидел Самарканд

    Всё же идея разбить путешествие по Узбекистану надвое себя оправдала: исключительная плотность впечатлений и чуждость культурной среды приводили к…

  • Узбекский глоссарий. Часть 1: теория (А - М)

    "В чайхане, на топчане за дастарханом с сюзьмой, чучварой и хаштаком, я глядел в дарвазу на высящийся за дувалами махаллей и хаузом регистана…

  • Узбекский глоссарий. Часть 2: практика (I)

    Узбекистан - мир не только показанных в прошлой части айванов, махаллей и ханак, но и - нексий, менял и регистраций. Так что следом за огромным…

  • Жизнь в махаллях Узбекистана

    Одно из самых сильных впечатлений Узбекистана, главная причина его самобытности - в том, что здесь испокон веков была своя городская культура…

  • Железные дороги Узбекистана

    От показанной в прошлой части патрихальности махаллей перейдём к совсем другой узбекистанской грани - железным дорогам, которые, как и всё здесь…

  • Узбекистан. Люди и реалии.

    Выезжая из Узбекистана в Казахстан, я не мог отделаться от ощущения, что я уже в России. Жизнь там совсем другая по своей сути, и порой кажется,…

  • Юг

    В Аргентине все знают, что Юг начинается за улицей Ривандавиа, а в Узбекистане - что за перевалом Тахта-Карача в полусотне километров от…

promo varandej november 18, 10:35 81
Buy for 500 tokens
Думая о планах на 2018-й год, лишь один пункт я пока ощущаю константой, своеобразным ДОЛГОМ - это Байконур. После того, как я побывал на Семипалатинском ядерном полигоне, он остаётся моим последним крупным пробелом в Казахстане. Я уже не помню, какая по счёту это будет попытка. Кажется,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 24 comments