varandej (varandej) wrote,
varandej
varandej

День оленевода в Надыме. Часть 1: люди и народы



Несколько лет назад я видел чей-то пост под заголовком "Олени и их люди". Суть этого заголовка я понял лишь побывав на Севере: олени здесь живут намного дольше людей и куда лучше ориентируются в полярном пространстве и времени. Как результат, это не люди гонят оленей, а олени по веками отработанным тропам и миллионами лет испытанным признакам сами знают, когда и куда им идти и напротив - ведут кочевников за собой. Кочевнику, однако, олень - и еда, и одежда, и транспорт, и стройматериал, но его дело - лишь охранять стада от хищников, болезней и смешения. Кочёвка называется "кослание": на летних пастбищах зимой слишком лютые морозы и слишком глубокий снег, чтобы достать из под него ягель, на зимних пастбищах летом жарко и к тому же заедает овод - главный враг оленя, пускающий своих личинок под его шкуру; по дороге - реки, которые надо успеть перейти по льду. И вот по весне олени начинают тянуться на север, а в городах и весях, через которые проходят "их люди", наступают Дни оленевода. В маленьких посёлках этот праздник подлинный, с забиванием оленя и поеданием его сердца, а в городах больше напоминает фестивали типа прибалтийского Праздника песни. "Столицей" Дня оленеводов традиционно считается Надым, который первым встречает ненцев, уходящих с зимних пастбищ на север: обычно это происходит в начале марта, в этом году - 12-13 числа. Съезжается народ, сюда, впрочем, со всего Ямало-Ненецкого округа, а общий уклон - скорее спортивный: даже официальное название праздника - Открытые традиционные соревнования оленеводов на кубок губернатора ЯНАО. И хотя местные при упоминании надымского праздника высокомерно сцеживают "это для туристов", для гостя зрелище нарядных представителей иных народов на главной площади бетонного города - фантастическое.

Из показанного в прошлой части Нового Уренгоя я вернулся в Надым. О Дне оленевода расскажу в двух частях - статической и динамической.

Ненцы в окрестностях Надыма и даже в самом городе нам встречались не раз - об этом я немало написал в посте про салехардиский зимник, и становилось их с каждым днём всё больше и больше. Накануне праздника на улицах Надыма можно было наблюдать вот такие сюжеты:

2.


А оленевода в синей малице можно было встретить и в салоне маршрутки, и между рядов супермаркета. При этом все встречные были трезвыми - любая торговля алкоголем в городе прекращается чуть ли не с четверга. То есть, по словам местных, всё равно напиваются и так бродят за пределами праздника, но я этого как-то не видел.

3.


4.


На Площади бульвара Стрижова ещё в пятницу выросло два чума - брезентовый летний и "меховой" (примерно из 40 оленьих шкур) зимний:

5.


Неподалёку ещё и армейская палатка - на празднике она будет рабочим помещением:

6.


Ещё несколько чумов стояли, пуская редкий дымок из труб печек-буржуек, на берегу Янтарного озера, и я сильно пожалел, что не пришёл сюда пораньше: пару лет назад в Киргизии я наблюдал полный цикл сборки и разборки юрты, и мне конечно стало очень интересно посмотреть, как устанавливают чумы. Каркас последнего из них собрали ещё до моего прихода, и вот теперь готовились его накрывать.

7.


Чум состоит по сути всего из 2 элементов - шестов (обычно их 42, но бывает от 30 до 70) и нуков, то есть обшивки, своего рода общей одежды для всех обитателей, которую меняют по сезону: летом раньше использовали старые прохудившиеся шкуры, позже шинельное сукно, а ныне и вовсе брезент; на зиму же лучше оленьей шкуры с зимним мехом до сих пор не изобретено ничего. Шкур на один чум нужно примерно столько же, сколько жердей. Учитывая, что за оленя дают 10-20 тысяч рублей - зимний чум стоит примерно пол-миллиона, вот только хозяева его обычно создают, а не покупают:

8.


По идее разобранный чум возят в нескольких нартах, но в город оказалось сподручнее пригнать "Урал". Мужики разворачивают нуки:

9.


И накидывают их на каркас такими же жердями, зацепив за предусмотренные петельки. Нук весит много, и в одиночку его не поднять:

10.


Позже эти жерди будут закреплены снаружи нуков:

11.


Третий элемент - верёвки:

12.


И всё то же самое с другой стороны. Здесь чум можно видеть в разрезе, с печкой, столиком и половицами. Обратите внимание, что хозяева его одеты не в малицы, да и лица у них совсем не ненецкие, а вслушиваясь в их разговор, я заметил, что про ненцев говорят "они". Оказалось, что это селькупы - другой народ, живущий между Тазом и Енисеем, и к ним мы ещё вернёмся в конце поста.

13.


Слово "чум" происходит из удмуртского языка (ненцы их называют "мя", ханты - "нюки хот", селькупы - "корель-мат"), а вообще в тысячу лет назад в чумах жили даже финны или эстонцы. Собственно, чум - это древнейшее людское жилище, не считая всяческих пещер да шалашей, и практически полный его аналог - любимый всяческими хипушниками индейский типи, отличающийся разве что тем, что слегка асиметричен и оснащён двумя "лепестками" в потолочном окне, регулирующими тягу очага. Чум хорошо держит ветер, но без огня внутри остывает за полчаса. И если сравнивать чум и юрту, то юрта конечно совершенне в плане комфорта и эргономичности, в разы дешевле, но... Не случайно большинство машин в тундре - отечественные: да, они несовершенны и ненадёжны, но зато чинятся на коленке и запчасти к ним есть в любой дыре. Изготовление юрты - это довольно сложный процесс с десятком различных ремёсел, а чум при наличии материалов и общего умения работать руками можно сделать "на коленке".

14.


...Утром нас - то есть меня и автостопщиков Диму и Лену из Кирова, с которыми мы уже бывали у ненцев в августе - разбудила музыка с улицы. Площадь бульвара Стрижова была почти в прямой видимости окон, но звучал, видимо, весь город, вернее вся главная улица Зверева через ретрансляторы. На площади наморозили ледовые прилавки, за которыми теперь стояла ярмарка:

15.


16.


"Русские" палатки тоже есть со всем подряд, будь то сувениры или сахарная вата. Своя палатка есть и у магазина "Яля", упомянутого в рассказе про город, и именно там я покупал конфеты из ягод. Но главное блюдо из употребимого на месте - конечно же, шашлык из оленины! В основном 150-200 рублей за 100 грамм, но оказалось очень вкусно..

17.


В меховой чум выстроилась очередь, что было особенно забавно от того, что в "дверь" его проходят практически ползком. Там рассказывали о традиционной культуре ненцев, но прямо скажем - даже на "дачные" чумы, что я видел в окрестностях Антипаюты,  здесь не похоже.

18.


Не меньшая толпа, чем на площади, в том числе целая стоянка снегоходов с прицепами, образовалась на льду Янтарного озера:

19.


20.


На просторе носились снегоходы и оленьи упряжки:

21.


Экзотической техникой Крайний Север вообще богат, и на тундровых зимниках порой встречается такое, что становится обидно за "Безумного Макса", авторы которого в этих краях не бывали. В городе конечно всё несколько благообразнее, но вот например трэкол - старейший и самый распространённый вид колёсного вездехода: своими большими и мягкими колёсами такие не рвут нежную ткань тундры, и их появление уже в постсоветские времена стало своеобразной революцией в вездеходостроении.

22.


Трэколы делают в Люберцах, а в целом сейчас с колёсными вездеходами эксперементируют десятки мастерских и заводов по всей стране. Один из таковых мне предстояло протеститровать на собственной шкуре спустя несколько дней, а вот справа ещё какая-то неизвестная мне машина.

23.


И хотя озеро крепко замёрзло, по нему бегал катер - "подушка", катавшая народ. Надо сказать, снег с её винтов обдаёт как хороший заряд пурги метров с 50. Такие делают в Нижнем Новгороде, первоначально как круглогодичный паром через Волгу, но слышал, что на них тоже ездят по тундре.

24.


Никуда не делся и ДОСААФовский кукурузник (вблизи и изнутри я его показывал в посте про город), раз в пару часов взмывавший с ледяной полосы и выпускавший в небо цветных парашютистов:

25.


Ещё какой-то очень красивый белый самолёт (скорее всего Л-42, выпускающийся с 2005 года гидроплан) - я успел заметить, как он взлетает со льда и "выстрелить" ему вслед:

25а.


Вообще такое ощущение, что пролетающая мимо техника просто заскакивала "к нам на огонёк" - вот вертолёт тоже постоял пару часов да улетел. Это американский Robinson R44, самый массовый в мире лёгкий вертолёт, выпускающийся с 1990-х годов.

26.


Но главный транспорт праздника - вот. "Снегоход - хорошо, вертолёт - хорошо, А ОЛЕНИ ЛУЧШЕ!!!"

27.


Собственно, именно олени - главные гости и инициаторы праздника, а люди так, за компанию с ними пришли. Оленье стадо имеет довольно чёткую структуру, состоя из трёх не перемешиваемых без надобности частей: хоры (быки-производители), хабты (кастрированные рабочие быки) и важенки (плодовитые самки) с телятами. Они живут полудико, часто норовят разбрестись и прибиться к чужому стаду, каждого своего оленя ненец знает в лицо - я сам общался на зимнике с оленеводом, нашедшим своего оленя спустя пару лет в совхозном стаде и ведшим его обратно. В целом, о нюансах и трудностях оленеводства есть очень интересная статья, и краткая её суть - труд оленевода невероятно тяжёлый и кроме веками занимавшихся этим кочевников никто не сможет им заниматься. Минимальное необходимое для жизни семьи стадо, как пишет автор - около 300 голов, из которых лишь около трети используются для работы и соответственно десятая часть работает единовременно: олень силён и неутомим, развивает скорость до 80 (!) километров в час (в нартах - до 30-40), может ходить по шею в снегу и добывать из под снега ягель, а шкура его не подвластна морозу, но вконец уставший олени не лягут передохнУть, а просто упадут в изнеможении да передОхнут. Помимо хоров, хабтов и важенок есть ещё одна оленья каста - авки. Это ручные олени, не боящиеся человека и даже порой заходящие в чум. Они - с одной стороны любимцы хозяев, а с другой - неприкосновенный запас: даже если всё стадо, включая ездовых быков, разбежалось, собирать их оленевод впрягат авок. И как нетрудно догадаться, к этой касте относятся и все "праздничные" олени, пришедшие с хозяева в город и не кидающиеся в рассыпную при виде снегохода.
Здесь же - инвентарь: нарты, то есть деревянные сани с характерными косыми перекладинами, и хорей - палка с костяным набалдашникам для погона:

28.


А вот белый олень - такой обычно один на всё стадо и служит живым талисманом:

29.


В первый день праздника оленьи упряжки в основном катали народ, причём не дёшево - 150 рублей за кружок, думаю "за километр" цена сравнима с вертолётом.

30.


А в воскресение олени готовились к гонкам на нартах - кульминации праздника. Обратите внимание, что большинство оленей в это время без рогов, и лишь несколько упряжек пришли во всей красе. Зачем оленю такие рога, которыми разве что в тундре не за что цепляться - честно говоря не понимаю. А огромные выпуклые глаза оленя, слышал, меняют цвет по сезону, подстраиваюсь под зимнее сияние тнудры:

31.


Портрет рогатой авки... В следующей части ещё полюбуемся ими в деле, а сейчас снова вспомним Киргизию, где мне повстречались не менее чудные и в общем похожие на оленей своей неприрученностью животные - хрюкающие косматые яки.

32.


Главный атрибут тундрового мужчины - "пояс оленевода", на котором соседствуют инвентарь и обереги, в том числе обязательно - мдевежий клык:

33.


Или даже несколько клыков. На шее у оленевода - тынзян, то есть аркан для ловли оленя, который носят вот так, в оперативном доступе. А на ногах у них кисЫ - это даже не унты, а нечто покруче, под малицей они выше колена и крепятся под ней к поясу:

34.


Про саму ненецкую зимнюю одежду я уже писал несколько постов назад, ну а тут повторюсь. На мужчинах обычно малица - балахон, надеваемый через голову с закреплёнными на нём варежками и капюшоном, на женщинах соответственно ягушка, в отличие от малицы распашная, потому что мужчине - ловить оленей, а женщине - кормить детей грудью. Малиц и ягушек много на других фото, а здесь, на фотографирующемся у чума туристе - соок, он же совик или просто "гусь" - самая тёплая одежда, надеваемая поверх малицы: говорят, в нём можно в 40-градусный мороз валяться пьяным и проснуться без признаков обморожения. Вся эта одежда шьётся из двух оленьих шкур мехом наружу и вовнутрь, только малицы и ягушки - из осеннего меха телят, а совик - из зимнего меха взрослых оленей. Минусы этой одежды в том, что при температурах выше -20 в ней уже жарко, а в городе она храниться не может, начиная быстро гнить и скверно пахнуть.

35.


Малицы сверху прикрывают цветастым сукном, и в целом на деловитых ненецких мужчинах одинаковая одежда смотрится как униформа. А вот ягушки - другое: женщины ходят в них мягкими и пушистыми, и вдобавок толстая свободно сидящая одежда, перехваченная тугим поясом, создаёт эффект роскошной фигуры. Здесь же обратите внимание на украшения - накладные косы из цветной ткани:

36.


Сумочка... У всех этих вещей есть свои названия, но я в данном случае их подзабыл. На одежду при выборе невесты смотрят намного тщательнее, чем на лицо, и дело в том, что здесь не забыты изначальные причины того, почему женщина должна быть красива - ведь всё это ненцы не покупают, а делают своими руками, и стало быть чем чумработница наряднее - тем искуснее и хозяйственнее.

36а.


А роль пояса оленевода у женщин играют шапки с бахромой металлических украшений и опять же амулетов, порой передающихся веками из поколения в поколение. Висят они как раз на уровне пояса:

37.


38.


Ненцы относятся к "малым народам Севера", но их народ - крупнейший из малых: около 45 тысяч человек, населяющих всю тундру от Кольского полуострова до Таймыра, вдоль Баренцева и Карского морей: по размеру своей земли это один из крупнейших народов мира. Большая часть ненцев (30 тысяч человек) живёт в ЯНАО, 8 тысяч - в Ненецком округе, 3,5 тысячи - в Красноярском крае. Их язык относится к самодийской группе, вместе с финно-угорскими языками входящий в уральско-югорскую семью: проще говоря, ненецкий с финскими соотносится примерно как русский с фарси или хинди. Самодийцы пришли в эти края аж с Саянских гор, важитые оттуда тюрками, а из лесов - уграми. Оленеводство ненцы то ли принесли с собой (на Саянах издавна разводят маралов), то ли переняли у сихиртя - легендарного народа, жившего здесь до них, известного русским как печора и скорее всего родственного нынешним саамам. Название "ненцы" значит просто "люди" (нэнэч) или даже "настоящие люди" (нэнэй нэнэч), русские же до 1930-х годов называли их "самоеды". Говорят, что происхождение этого слова вполне безобидное, всего лишь переиначенное на русский манер название саамов - первого известного Руси тундрового народа, но ритуальное поедание вырванного сердца убитых врагов в глухом Средневековье летописи то ли отмечали, то ли приписывали. Ненцы, как и всякие кочевники, на момент встречи с русскими были народом воинственным и непокорным, не раз бунтовали (крупнейшее восстание Ваули Пиерттомина в 19 веке бушевало лет 20), грабили Пустозерск, и даже при Советах умудрились поднять два крупных восстания, известных ныне как Мандалада (это слово означает "военный совет" или даже "военное положение" в отличие от мирного "майолдава").

39.


При всём том ненцы - народ деловитый, умеют наживать богатство и устраиваться в жизни, и даже в наше время из крупнейшего в мире поголовья оленей (600 тысяч голов) Ямала больше половины голов - частные. Слышал, что чукчи (пасущие за копейки государственных оленей) ненцам завидуют и считают их ушлыми, и что среди ненцев много богатых людей, сделавших хороший бизнес на тундровом материале. При всём том, они неожиданно хорошо, куда лучше многих более крупных народов, сохранили язык, быт, традиционную культуру и даже фамилии без русского суфикса (кажется, таким в России могут похвастаться разве что тувинцы) - Харючи, Худи, Салиндер, Лапсуй, Вануйто, Валей... фамилий, правда, у них мало, буквально пара десятков, и каждая выросла из какого-то древнего рода, а в целом они все друг другу дальняя родня. Ну а ассмилияции ненцы не поддаются из-за того, что заняты делом, которым не может заниматься ни один больше народ, чумы да малицы сохранили потому, что весь прогресс не смог предложить для их реалий ничего лучше, и потому живут как бы в параллельном мире. Ненцам удалось то, что не удалось практически никому из народов СССР - сохранить свой традиционный образ жизни. Мне кажется, реальной обосолбленности в СССР у оленеводческих совхозов было поболее, чем у Прибалтики с Узбекистаном, а к советской власти тут многие относятся так же враждебно, как те же литовцы или западно-украницы: ненцы - такой же народ "труженников-собственников" со своими традициями самоорганизации без оглядки на государственную власть. В общем, это сильный народ со своим внутренним стержнем.

40.


Один из самых ярких этапов Дня оленевода - это конкурс "Кочевая семья", на который действительно съезжается несколько семей со всего ЯНАО. В актовом зале Детской школы искусств на той же площади в субботу и на ледяном подиуме в воскресение они поялвяются в собственноручно сделанных парадных нарядах, рассказывают о своей жизни в тундре, делают постановки, поют и пляшут, делятся секретами народной медицины, а в целом оставляют очень тёплое и яркое впечатление. Вот например семья Харючи из Ныды - эта фамилия, наряду с Вануйто, относится к двум исходным родам ненцев, и известные в прошлом как "карачеи", харючи были самым знатным из ненецких племён с собственным "замком" на берегу Надыма. Сейчас это просто одна из фамилий, но для образованного ненца она звучит что для русского Гагарин или Трубецкой. Старшие в семье - Родион и Радмила:

41.


Что ни говори, а ненки бывают очень красивы (хотя ненецкие типажи в целом исключительно разнооборазны):

42.


Говорят, кстати, почти все с акцентам, а некоторые свои речи произносили даже и по-ненецки без перевода. По звучанию и топонимике по-моему один из красивейших языков мира (в конце концов и мой никнейм Варандей - ненецкое слово).

43.


Семья Николай и Антонины Анагуричи из Кутопьюгана - как и Ныда, всё это Надымский район, но если та стоит на берегу Обской губы, то Кутоп - в глубине лесотундры:

44.


Семья Салиндер из знакомой нам по лету Антипаюты появилась с мистерией о том, как молодой ещё отец семейства однажды отправился в путь искать свою суженую, спрашивая, где она живёт, у Северного Сияния, Северного ветра и Северного Солнца, и в конце концов её нашёл - как сияние прекрасную, как ветер страстную, как солнце ласковую. Так и живут уже двадцать лет Родион и Вера вместе. Забегая вперёд скажу, что конкурс выиграли именно Салиндеры.

45.


В летней Антипаюте душой посёлка нам запомнился Катцо Салиндер в кепке-аэродроме - он когда-то в армии служил с грузинами и там заработал это прозвище, означающее "приятель". После конкурса мы с Димой и Леной подошли к Салиндерам и спросили, не знают ли они Катцо. Те пожали плечами: "он наверное из поселковых..." - всё же в этих краях люди делятся не по национальности, а по образу жизни.

46.


Семья Ивана и Анастасии Окотэтто из Яр-Сале -этот посёлок за Обской губой служит своего рода "столицей" оленеводческой цивилизации, и в Надыме на Дне оленевода правят был именно яр-салинцы, так как здесь проходит олений путь между их летними и зимними пастбищами.

47


Ну а мне интереснее всего оказалась встреча с семьёй Батмановых - по фамилии с русским суффиксом да по совершенно другой одежде, которую я принял бы скорее за что-то южно-сибирское видно, что они из другого народа. Это селькупы, в прошлом известные под говорящим названием остяко-самоеды (хантоненцы) или, вместе с енисейскими кетами - Пегая Орда. Селькупы, как и ненцы - народ самодийский, стало быть тоже пришли с Саян, но на слух языки их абсолютно разные (ненецкие Салемал, Ярудей, Хэбидя-мя или селькупские Ратта, Толька, Варга-Сылькы). Но главное - если ненцев на Север выжили угры в незапамятные времена, то селькупы где-то до 17 века были вполне себе таёжным народом под влиянием не столько хантов и манси, сколько живших за Енисеем эвенков, и славились как лучшие среди лесных народов гончары, ткачи (используя ткань из крапивы) и кузнецы, делавшие оружие для других народов. С покорением Сибири русскими Пегая Орда раскололась: половина селькупов остались на Средней Оби, в основном на севере нынешней Томской области, а часть ушли на север, к рекам Таз и Турухан, и фактически это два разных народа, несколько веков разделённых землях кетов и хантов. Селькупские ремёсла, кроме изготовления лодок и ткачества, в основном погибли, не выдержав конкуренции с русскими товарами, которые всегда можно было купить за пушнину. Ныне селькупов 4,5 тысячи человек, примерно поровну южных и здешних, но вот на родном языке среди них говорит дай бог четверть, и национальной одежды мы ни на ком, кроме Батмановых, и не видели.

48.


Фёдор Батманов, отец семейства. Одежда таёжная, совершенно непохожая на ненецкие малицы. У селькупов в принципе есть оленеводство, но всё же в первую очередь они промысловики. Подробнее о селькупах - например, здесь.

49.


На второй этап конкурса приходили ещё Иосиф Подранхасов и Екатерина Кандыгина - настоящие ханты (дело в том, что хантами надымчане называют всех коренных жителей). Но о хантах я подробнее рассказывал в августе, когда пересёк по Оби их земли: музей Торум Маа в Ханты-Мансийске и живое святилище Юхангорт. Салехард, хоть и столица Ямало-Ненецкого региона, а стоит на северном краю хантыйских земель, и имеет "национальное" село-спутник Горнокнязевск. Ханты крыли летние чумы берестой, и если ненецкий чум ставился всегда на открытом месте, то хантыйский - погуще в лесу. В этом и разница: ненцы мне запомнились очень открытым и охотно показывающими себя чужаку, а ханты - народом скрытым, потайным и по-финноугорски чувствующим личное пространство.

50.


А вот ещё вечером пятницы в Доме природы, где было небольшое представление, я встретил людей опять же явно другого народа. Это оказались лесные ненцы со священного озера Нумто у истоков Надыма - их около 2000 человек, в основном они живут в Ханты-Мансийском автономном округе, и по образу жизни ближе к северным хантам или тем же селькупам (то есть - охота, рыболовство и мелкое подсобное оленеводство), но по языку, вере и народному искусство это всё-таки именно ненцы.

51.


Узоры неуловимо другие, не размашисто-тундровые, а вычурно-лесные. Женщина сказала, что шила это всё со старинных образцов - своим делом она считает сохранение традиционной вышивки, пока её не вытеснила полностью современная этномода.

52.


В следующей части, последней в надымском цикле - о том, чем все эти народы тут занимались.

НАДЫМ-2016
Обзор поездки и оглавление серии.
Железная дорога Чум-Лабытнанги и немного Салехарда.
Мёртвая дорога
Жизнь зимника.
Мосты и разъезды Трансполярной магистрали.
Лагеря 501-й Стройки.
Газовый край
Надым.
Железная дорога Надым - Новый Уренгой и украинцы на Севере.
Новый Уренгой.
День оленевода в Надыме.
Люди, чумы и олени.
Состязания и сцены.
Продолжение - на вездеходах по Ненецкому округу.
Tags: Крайний Север, Сибирь, Югория, дорожное, событийное, этнография
Subscribe
promo varandej ноябрь 18, 10:35 80
Buy for 500 tokens
Думая о планах на 2018-й год, лишь один пункт я пока ощущаю константой, своеобразным ДОЛГОМ - это Байконур. После того, как я побывал на Семипалатинском ядерном полигоне, он остаётся моим последним крупным пробелом в Казахстане. Я уже не помню, какая по счёту это будет попытка. Кажется,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments