varandej (varandej) wrote,
varandej
varandej

Луганск. Часть 2: Старый город



Луганск, как и Донецк, начинался с металлургического завода, который основал британец... но только не промышленник, а инженер, и не на волне капиталистического бума конца 19 века, а по указу Екатерины II, более чем за полвека до появления следующих в новоросских степях металлургических заводов. Старый город Луганска в глубокой яме речной долины - это такой Урал в Донбассе, на Ижевск или Нижний Тагил похожий куда больше, чем на Алчевск или Макеевку. И рассказав в прошлой части про общий колорит Луганска и особенности ЛНР, теперь начну развенчивать миф о его "неитересности" - в следующих частях осмотрим нынешний "советский" центр и Каменный Брод, а пока что спустимся в Старый город, по тем же местам, где я гулял в двух частях в далёком и мирном 2011-м.

Прошлую часть я начал сюрреалистическим луганским вокзалом, а продолжил - правительственных кварталом ЛНР на каскаде спускающихся в долину Лугани от главной улицы площадей и скверов. Между ними и пристроился компактный Старый город, и начнём прогулку именно с каскада - его интереснее, конечно, проходить целиком (см. первую из двух ссылок на Луганск-2011), тем более и зашифрована в нём целая советская космогония с тремя вехами - сверху вниз площади Героев Великой Отечественной, Героев Гражданской войны и Борцов Революции. Но сейчас пройдём лишь нижнюю половину каскада от администрации, напротив которой за памятником Ленину стоит Русский драмтеатр (1939) в унылом советском здании (1970), более всего похожем на театры среднезиатских облцентров, построенные там "чтоб было":

2.


За театром - сквер Героев Гражданской войны с бюстами оных, а за ним фасадом в противоположную сторону Луганский краеведческий музей (1920) в бетонном кубическом здании (1976), куда я так и не сходил ни в один из своих приездов. По идее рядом с музеем стоит ещё и пушка-"единорог" (1814) местного производства, но в 2011-м (как можно понять по украинскому флагу, это тогдашнее фото) её тут не было, а есть ли она сейчас - не знаю, мы и близко-то сюда подойти не сподобились.

3. фото 2011


С колонны же гордо глядит на своё детище, раскинувшийся внизу завод, построенный в 1797-96 годах, шотландский инженер Карл Гаскойн. У себя на родине он был главным акционером одного из крупнейших в Шотландии Карронского металлургического завода, которому в 1776 году изобрёл главное изделие - корабельную пушку-карронаду. Тем временем в России другой англичанин на царской службе Самуил Грейг, адмирал Балтийского флота, доложил императрице о том, что не плохо бы и у нас наладить производство подобных орудий, и так как приглашение иностранных специалистов было тогда поставлено на поток, в 1786 году Гаскойн прибыл в Россию, но сначала не сюда, а в Олонецкий горный округ, где модернизировал старый Петровский Завод и вспомогательные производства типа Кончезера, влачившие жалкое существование со времён окончания Северной войны. Именно их модернизация была главной работой Гаскойна в России, и даже похоронен он был в 1806 году Петрозаводске, но до того Екатерина II успела отправить шотландца в Дикое поле, в несостоявшуюся Славяносербию, где с 1721 года был известен уголь Лисичанской балки. На реке Лугань у раскинувшегося на том берегу села Каменный Брод (1753) Гаскойн и основал первый в Новоросии завод, которому отводилась незаменимая роль тылового арсенала черноморских крепостей и эскадр на случай русско-турецких войн.

4.


Каскад, между тем, упирается в хорошо заметный памятник Борцам Революции (1937), несколько раз за свою историю переделывавшийся и частично переставлявшийся с одной стороны улицы на другую, пока в 2010 году ему не вернули первоначальный вид - поэтому и смотрится он почти новоделом.

4а.


Но главная "фишка" этого памятника и всего каскада (а то и всего Луганска) - это пара "Марк-5", британских танков времён Первой Мировой войны, поставленных белым и доставшихся красным в 1919 году. Всего в миру сохранилось 11 таких машин, и 2 из них - в "неитересном" Луганске: 14 подобных танков, стоявших на вооружении Красной Армии, списали в 1938 году и по указу Клима Ворошилова распределили по паре в Смоленск, Архангельск, Ленинград, Киев, Ростов-на-Дону, Харьков и тогдашний Ворошиловград. Однако простояли большинство из них недолго - одни пропали в Великую Отечественную, другие пошли на переплавку в 1950-х годах (говорят, Хрущёв так сводил счёты с Ворошиловым), и в итоге уцелело всего 5 танков - по одному в Архангельске, подмосковной Кубинке (там целый танковый музей) и Харькове и целая пара - здесь.

5.


Собственно, парами они ходили не случайно - ведь оружие у этих жутковатых неповоротливых машин крепилось сбоку, и потому в усиленном танками взводе шло две машины с разных флангов. Кроме того, они и делились на модификации, сразу заработавшие прозвища "самец" (с пушкой и пулемётом), "самка" (только с пулемётом) и "гермафродит" (его особенности так и не понял). В Луганске предельно толератно подобралась пара танковых самцов, капитально отреставрированных в 2009 году и установленных здесь - прежде они стояли у музея. Слышал, что раньше о них заботилась Англия, посылая в Луганск деньги и специалистов-реставраторов, но как с этим теперь - не берусь предполагать.

6.


Ещё ниже Борцов Революции находится и проходная Луганского завода с памятником Труженикам Тыла и, внезапно, художественным музеем (слева). Впрочем, и сама проходная в переулочке, спускающемся направо, а на самой этой маленькой площади к заводу не относится ни одно из зданий.

7.


Сам завод, несмотря на впечатляющую историю, приземист и невзрачен. Он начинался по технологиям, которым в те годы как раз приходил конец - как и уральские заводы, Луганский был вододействующим, работали на нём крепостные да каторжники, но всё же многое здесь было иначе. Во-первых, вместо традиционного заводского пруда Гаскойн создал целую хитрую систему водохранилищ, каналов и резервуаров на трёх речках, а во-вторых Луганский завод отличало беспрецедентное для тогдашней России использование угля, который добывался в первом в России шахтёрском посёлке Лисичанске и доставлялся сюда "непременными работниками" на подводах. В 1800 году на свежезапущенной домне впервые в русской металлургии был использован кокс - в Англии его знали с 16 века, а вот за её пределами Россия стала одной из первых внедривших эту технологию стран: немцы освоили кокс в 1796 году, а американцы - лишь в 1817-м. Луганский завод весь 19 век был убыточен в первую очередь из-за трудностей логистики, ведь железных дорог здесь тогда не было, а полноводных рек, которыми вывозилась продукция уральских заводов, в степи не предусмотрено. Но завод был незаменим, так выпускал одни из самых качественных в мире орудий, по-настоящему "выстреливших" в Крымскую войну, когда Луганск оказался крупнейшим тыловым арсеналом. Лили здесь и посуду, и весовые гири, и фрагменты памятников, но лишь с обрушившимся на Донбасс в конце 19 века шквалом иностранных инвестиций Луганский литейный завод потерял свою роль и закрылся в 1887 году... чтобы уже в 1893 на его площадке был запущен новый Луганский патронный завод, исправно действующий и ныне, а в начале 1990-х даже чеканивший первую украинскую монету. ЛДНР в этом плане вообще повезло - в отличие от других непризнанных государств, им досталось множество заводов, позволяющих самостоятельно ремонтировать бронетехнику и орудию, выпускать взрывчатку для снарядов или патроны для солдатского оружия.

7а.


Но именно поэтому Старый город из всех районов Луганска сейчас осматривать сложнее всего - военные берегут завод, в окрестностях немало зданий, у подъездов которых можно видеть суровых ребята в камуфляже, и человек с фотоаппаратом неизбежно привлечёт их внимание. Вот у этих домов на той стороне площади мы последний раз за поездку оказались на грани задержания - на другом конце Старого города к нам вдруг подошёл мелкий мужичок кавказского облика и в майке с Путиным и вежливо, но настойчиво попросил показать документы. "Извините, а вы собственно кто?" - поинтересовался я в ответ, и он показал мне военный билет ополченца, а потом добавил, что видел нас тут в нескольких местах, мы везде проводили фотосъёмку, поэтому надо бы пройти да провериться. Что ж, ополченцам лучше не перечить, и он куда-то позвонил да повёл нас по прямой улице в сторону завода. Он был вежлив, рассуждал в духе "сами понимаете, сейчас время такое, так что тысяча извинений, но проверить вас надо". До завода мы не дошли - у дома с башней и прилётом с нами поровнялась "Газель" и из неё вышли ребята, более всего похожие на белокурых (то есть - самых суровых) чеченцев, но все в штатском. Дальше как всегда - записали документы, поизучали наши фотографии, поспрашивали о мотивах:
-Ходят тут всякие, бывает, фотографируют, а потом вот такое получается, - показал на прилёт в стене дома.
-Так потому и фотографируем, что всё это нужно восстанавливать, а это же культурное наследие, его абы как восстанавливать нельзя, и чем больше будет его фотографий - тем легче будет восстановить, или хотя бы останется память.
В принципе серьёзных подозрений в наш адрес у ополченцев явно не было, с самого начала действовала моральная "презумпция невиновности", поэтому сказав напоследок "Благое дело делаете", ребята сели в "Газель" и уехали. Эта проверка в ЛНР оказалась единственной, но вот например Гоше griphon, попавшемуся здесь без аккредитации, пришлось потереть все имевшиеся фотки Луганска. Я же ещё не знал, что это нас проверяли в последний раз, не считая бдительного ФСБ уже на въезде в Россию - как уже говорилось, в ЛНР обстановка гораздо спокойнее, чем в ДНР.

8.


Местным жителям близость военного завода тоже явно не упрощает жизнь - именно в Старом городе больше всего прилётов:

9.


Впрочем, до начала Старого города от завода стоит ещё пройти. Старый Луганск, о котором есть роскошная статья в  википедии застраивался по регулярному плану из 5 "горизонтальных" улиц и 16 карабкающихся по склону "линий", а его ядро, которое называется Старым городом ныне, находилось между 7 и 13 линиями. От памятника Труженикам Тыла уходят улицы Ленина (позапрошлый кадр, бывшая Петербургская) и Почтовая (прошлый кадр), на углу которой с улицей Шеремета (бывшая 11-я линия) стоит и сам Почтамт (1913) на грани конструктивизма:

10.


Здесь мы спустились вдоль мрачной заводской ограды ещё ниже - на бывшую Английскую улицу, где жили приехавшие с Гаскойном иностранные специалисты и управленцы. Ещё ниже был небольшой заводской пруд, или вернее резервуар, спущенный с конце 1880-х с закрытием литейного завода - на его месте ныне виднеется синяя крыша больницы у самой железной дороги:

11.


У бывшей Английской и сейчас вполне самобытное название улица Даля. Владимир Даль, автор грандиозного толкового словаря, был сыном тех самых специалистов, правда не британца, а датчанина - медика Йохана Даля и его жены Марии Фрейтаг. В Луганском Заводе он провёл лишь ранее детство, вскоре уехав в Николаев, но память о малой родине сохранил. Он не только собирал чужие слова, но и сам был так и не оставшимся в истории поэтом, и ранние свои стихи подписывал псевдонимом Казак Луганский. Памятник ему установлен в 1981 году:

12.


Колонное здание типично уральского облика за Далем известно нынешним луганчанам как Водолечебница, но на самом деле история его куда богаче: оно было построено вместе с заводом для Горного ведомства, в 1826 году в нём открылся первый на Юге минералогический музей, позже находилось Артиллерийское ведомство, с учреждением патронного завода сюда поселился его первый директор, а в 1918 году, после отступления "красных" из Харькова, и вовсе размещалось правление Донецко-Криворожской советской республики и штаб Клима Ворошилова, что видимо и предопределило переименование Луганска в Ворошиловград. Водолечебницей же, или вернее физиотерапевтической клиникой, здание стало в 1926 году, то есть простояло с такой специализацией дольше, чем с любой другой. Внешне это целая усадьба с боковыми флигелями, весьма похожее на директорские дома да горнозаводские администрации старого Урала:

13.


Напротив - казначейство конца 19 века и одноэтажный музей Даля (1986), вряд ли в том же доме, где лингвист родился, скорее просто в единственном сохранившемся из линии жилых домов, построенных на рубеже 18-19 веков вместе с заводом.

14.


В основном улица Даля представляет собой очень тихий неухоженный бульвар на самом дне холмистого города. В конце её - такое вот странное советское здание, напоминающее довоенный иностранный функционализм, но мне в 2011 году - скандинавский, а моей тогдашней спутнице, интеллигентной юной кореянке-москвичке - японский. Сейчас мне кажется, что она была ближе к истине, а вам?

15.


Здесь улица Даля выходит на длинную безымянную площадь, одной стороной раскрывающуюся к железной дороге. Весь её ансамбль создан в первые годы после войны, и с той стороны, откуда мы пришли - классическая сталинка "Луганскгипрошахт":

16.


Напротив - внушительный ДК Железнодорожников, построенный на месте разрушенного войной Горно-Коммерческого клуба. До вокзала отсюда рукой подать - но только по рельсами, цивильные же пути на вокзал ведут в обход по эстакадам:

17.


Барельеф на фронтоне. Всё же в сразу-послевоенном сталиансе есть тот особый романтизм, за который я люблю советскую архитектуру 1920-х годов:

17а.


Памятник Героям-железнодорожникам (1978) у ДК. Интересно - это он посечен осколками в нынешнюю войну или так и было задумано?

18.


Ещё интереснее пара выше по улице Пушкина - слева чёрное правительственное здание, успевшее побыть всем подряд от КГБ до Дома учителя, а справа красная гостиница "Украина", в изначальном проекте "Москва", а до 1991 года "Октябрь" - пожалуй, самый впечатляющий архитектурный памятник всего Донбасса:

19.


Вот так она выглядит с улицы Даля, и по её архитектуре совершенно невозможно оценить эпоху - и явно не модерн, и точно не советский авангард, да и для новодела уж слишком много вкуса:

20.


На самом деле она возведена в 1946-51 годах, и странный облик даже породил легенды, что пленные немцы её не только строили, но и проектировали (тем более такое правда было в далёкой северной Инте, но луганчане об этом вряд ли знали).

21.


На самом деле автор у неё был вполне советский - Иосиф Каракис, киевский архитектуор с мировым именем, создавший с 1930-х по 1960-е годы немало шедевров и целых серийных проектов (в первую очередь школ), по которым были реализованы тысячи зданий. Но эта гостиница стала его самым неординарным творением, за которое он к тому же пострадал - был обвинён в национализме и космополитизме, несколько лет был в опале, воплощая свои проекты под чужими именам (причём как оказаось позже, обладатель одного из этих имён его и "подсидел", скорее всего как раз за этим), но тем не менее со временем вернулся в строй и умер в 1988 году уважаемым человеком.

21а.


Ну а в Луганске получилось у него нечто "снаружи всех измерений", всех тогдашних архитектурных стилей, отчасти предтеча заполонившего постсоветские города ориентализма. В 2011 я назвал эту гостиницу шедевром уровня Черновицкого университета, но и в ЛНР подобные сравнения уже неуместны...

22.


Отсюда вверх ведёт Пушкинская улица, совершенно выбивающаяся из плана Старого города - она проложена в коцне 1880-х годов на засыпанном канале, питавшем пруд-резервуар у завода. Там выше дом Китайская стена, который я оставлю до следующей части, налево уходит улица Маркса, куда пойдём позже, а по центру виден флаг мелькавшего в прошлой части памятника донским казакам (кстати, он, оказывается, и не ЛНРовский, а весьма давний).

23.


За гостиницей же обратно в Старый город ныряет улица Ленина, изначально Петербургская. Пойдём по ней в сторону, противоположную той, откуда пришли по улице Даля:

24.


Хотя кусочек её - на другой стороне Пушкинской, за спиной относительно кадра выше:

25.


Облик следующих улиц по сравнению с бывшей Английской куда как более "городской" и совсем уже не "уральский". Городом Луганск стал довольно поздно, в 1882 году при объединении заводского посёлка и села Каменный Брод, и туда переехал центр Славяносербского уезда. Но подавляющее большинство донбасских городов, даже огромный Донецк, получили такой статус лишь в советское время, в крайнем случае в 1917 году меж двух революций. К началу ХХ века в уездном Луганске жило 22 тысячи человек, но денег явно крутилось больше - компактный Старый город застроен наредкость добротно:

26.


Загадочная дверь с гербом ЛНР - деталей тут вообще немало:

26а.


Но и печального запустения в Старом городе немало:

27.


В середине улицы Ленина на квартал вниз спускается площадь Революции - сквер с целым выводком памятников: нетиповой Ильич (1937) да целых три могилы - справа революционеров Яковенко и Александра Пархоменко (красный командир, воевавший с махновцами, в числе которых был и его брат Артём), слева - советских солдат, освобождавших Ворошиловград в 1943-м. Над ними нависает доходник:

28.


А с обратной стороны, откуда снят прошлый кадр, просматривается невыносимо безобразная Филармония, более всего похожая на какую-нибудь тойхану (дом торжеств) в Казахстане или Киргизии - будем считать это наследием Дикого поля, да и акустика и орган в ней, по словам местных, отличные:

29.


Сама же площадь в дореволюционном Луганске называлась Старобазарной, и на ней стояла старейшая в городе церковь - Успенская молельня (1840-41), первый православный храм Луганска, в дереве отстроенный в 1821 году, то есть первую четверть века в посёлке Луганского завода безраздельно господствовали англиканство, лютеранство да католичество, да и определение "молельня" намекает, что фактически это была большая часовня без постоянного батюшки. Её снесли не при Советах, а разобрали накануне Первой Мировой для строительства полноценной церкви, в итоге не состоявшегося.

29а.


Ниже сквера прекрасно виден памятник Далю в перспективе крутой "линии", выше - Дом техники на холме, куда дойдём чуть позже.
С нижней стороны проходит уже знакомая Почтовая, единственная из улиц Старого Луганска не сквозная - тут она превращается вдруг в улицу Свердлова (видимо, непереименованный обрубок) и через пол-квартала гаснет в промзоне. На стыке дом с роскошным советским барельефом - видно, что прошлая гражданская война луганчанам крепко запомнилась:

30а.


Домик на Почтовой, а там и до почтамта с кадра №10 рукой подать:

30.


А вот нечто странное на улице Ленина чуть-чуть недоходя площади перед заводом:

31.


Теперь поднимемся ещё выше, на улицу Маркса - помните этот серый дом на кадре №23 с Китайской стеной? Пойдём в ту же сторону, что и по улице Ленина:

32.


Но сначала чуть сдадим назад: прежде улица Маркса называлась Казанской, а за улицей Пушкина можно обнаружить и слепленную из подручных материалов Казанскую церковь:

33.


Взамен снесённой при Советах предшественницы (1861) жанра "клон ХХС" с колокольней (1900):

33а.


Сама же улица Маркса - на мой взгляд, самая красивая и цельная в Старом городе:

34.


На кадре выше справа Азово-Донской банк (1889), а рядом с ним бывшая земская управа, где обитает ныне музей истории города, основанный в 1980 как музей Ворошилова. Туда мы тоже так и не попали, и в данном случае зря - как и краеведческий музей Донецка, он пострадал от войны. Правда, если в Донецке здание было серьёзно порушено, то здесь снарядом лишь пробило крышу, и сейчас снаружи об этом не напоминает уже ничего.

35.


Напротив - местное горноспасательное ведомство 1940-х годов, обязательное учреждение в Донбассе. Улица вниз ведёт к площади Революции и далее к Далю.

36.


Мы же прошли по Маркса ещё немного, впереди Дом с колоннами - контора местного жилстроя (1950-53), задворки которой на улице Ленина видны на кадре №31.

37.


Но в первую очередь здесь впечатляет груда обломков, когда-то бывшая не самым большим, но все же домом:

38.


Боюсь даже представить, что сюда могло прилететь. Стёкла побиты в радиусе квартала, где-то уже восстановленные, где-то заделанные фанерой...

39.


...а где-то по-прежнему зияющие:

40.


Правее на кадре выше виден бывший хедер - Луганск, как и вся Екатеринославщина, входил в черту оседлости, и в городе имелось три синагоги, ни одна из которых не сохранилась. Вот например такой была Хоральная:

41.


Мы же вышли на следующую улицу Шевченко, которая прежде была Демократической, Романовской и Банковской. На ней застройка уже куда скромнее, но возвышается 4-этажный дом Васнёва начала ХХ века, вмещавший помимо жилища купца ещё училище и гимназию. Позже тут обитало НКВД, в одной из хозпостроек расстреливали приговорённых, с 1970 он служил поликлиникой, а в 2011 за три месяца до моего первого приезда при невыясненных обстоятельства сгорел, превратившись в обязательный для постсоветского города образец жанра "один из самых ценных памятников архитектуры, который вот-вот рухнет, но всем пофиг".

42.


Здесь ещё выше поднимается местная Красная площадь (до 1922 года - Соборная), большую часть которой занимает сквер Матусовского. Таковых в Луганске было два, и памятник (1947) тут не кому-то из них (это первый прижизненный Дваждый Герой Советского Союза лётчик Александр Молодчий) - Лев Матусовский был фотографом, его сын Михаил - поэтом-песенником, но оба - луганчанами. На каменной ограде сквера - те надписи и рисунки георгиевских лент из прошлой части:

43.


А высоко над сквером, да и над всем Старым городом нависает похожий то ли на вокзал (особенно, привет Гаскойну, вокзал в Петрозаводске), то ли на адмиралтейство Дом Техники, построенный в 1950-53 годах как выставка и лекторий новейших мировых изобретений шахтёрского дела.

44.


С 2000 года - Институт культуры и искусств Луганского университета:

44а. фото 2011


И видимо тогда же появились вот эти скульптуры, автор которых наверное вдохновлялся чем-то вроде "Удивительных приключений Геракла" или "Зены Королевы Воинов":

45.


С обратной стороны Дом техники больше всего напоминает терминалы аэропортов сталинской эпохи:

46.


И в общем всем он хорош, кроме одного - построен на месте Никольского собора (1840), типичного для русских городов-заводов храма, навинсавшего над заводом, как бы благославляя его.

47.


К Старому городу относилась и проходившие ещё выше улица Коцюбинского (тогда Лесная), на которой мы как раз начали прогулку у театра, но она была застроена уже лачугами и полностью интегрировалась в советский Верхний город. На площади за Дворцом Техники ещё есть памятник чернобыльцам (2006) с распятием на атоме (!), Георгиевская часовня в память погибших на службе милиционеров (2001)...

48.


...и мемориальная доска видимо лучшему из них:

48а.


Напоследок - вид с крыльца Дома техники на пройденный путь, на крыши Старого города и извилистые улицы встающего стеной Каменного Брода с поблёскивающей среди ветвей Петропавловской церковью (1905):

49.


Но про Камброд и район знаменитого "Лугансктепловоза" - в следующей части.

ДОНБАСС-2016
Обзор поездки и оглавление серии.
Дорога на Донбасс через Ростов-на-Дону.
История Донбасса.
Две стороны одной войны.
Реалии Новороссии.
Война с обеих сторон фронта.
Реалии новой Украины.
Памятники войне с обеих сторон.
Украина. Киев, география Майдана.
Украина. Межигорье.
Украина. Гуляйполе, глубинка для сравнения.
Донецкая Народная Республика
Донецк. Общее о городе.
Донецк. Улица Артёма.
Донецк. Севернее центра.
Донецк. Новый Свет.
Донецк. Английская колония и окрестности.
Донецк. Рабочие окраины.
Донецк. Разрушенный аэропорт.
Макеевка. Центр.
Макеевка. Колония.
Макеевка. МакНИИ и Гвардейка.
Саур-Могила и окрестные города.
Иловайск. Узел и котёл.
Новоазовск. Кривая коса.
Новоазовск и Седово.
Дебальцево и Углегорск.
Горловка.
Ясиноватая.
Из ДНР в ЛНР по железной дороге.
Луганская Народная Республика.
Луганск. О городе и ЛНР в целом.
Луганск. Старый город.
Луганск. Камброд и Гусиновка.
Луганск. Верхний город и окраины.
Луганск. Ближайшие окрестности.
Алчевск. Старый центр.
Алчевск. Два новых центра.
Краснодон.
Эпилог. Письма и комментарии.
Tags: "Зона заражения", "Молох", "Черта оседлости", ДНР и ЛНР, дорожное
Subscribe
promo varandej ноябрь 18, 10:35 80
Buy for 500 tokens
Думая о планах на 2018-й год, лишь один пункт я пока ощущаю константой, своеобразным ДОЛГОМ - это Байконур. После того, как я побывал на Семипалатинском ядерном полигоне, он остаётся моим последним крупным пробелом в Казахстане. Я уже не помню, какая по счёту это будет попытка. Кажется,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 80 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →