varandej (varandej) wrote,
varandej
varandej

Луганск. Часть 3: Каменный Брод и Гусиновка



Луганск как город был слеплен в 1882 году из промышленного посёлка Луганский Завод и старого большого села Каменный Брод по разные стороны Лугани, ниже по которой вскоре немец Густав Гартман основал один из крупнейших в Российской империи паровозостроительный завод, а на холмах над всем этим при Советах сложился уже нынешний центр. Первый я показал в прошлой части, последний покажу в следующей, а сейчас осмотрим Камброд и окрестности Лугансктепловоза - самые непарадные районы самого непарадного областного центра Украины столицы ЛНР, но при этом почти без следов войны.

Хотя традиционно Каменный Брод от остального города отделяла Лугань, теперь его граница - железная дорога, в современных городах линии часто бывают куда более серьёзным препятствием, чем реки, и за ними почти всегда лежит неприглядная "та сторона". В 1878 году в Луганск прибыл первой поезд по Донецкой Каменноугольной железной дороге - её саму я показывал в пару постов назад, а сюрреалистический позднесоветский вокзал - в первой части. В 1896 линия пошла дальше через осушенный пруд-резерувар основанного ещё при Екатерине литейного завода - на паровозостроительный завод и далее на Миллерово за Северский Донец, окончательно отрезав эти районы от Старого города. Вот такой вид открывается с "зажелезнодорожного" конца вокзального конкорса:

2.


Довольно оживлённая по меркам тихого Луганска улица Кирова - единственная на узкой полосе между станцией и Луганью за теми заводами. Налево по ней с полкилометра до Старого вокзала (см. опять же первую часть), но нам сейчас направо:

3.


На Т-образном перекрёстке улицы Кирова с улицей Коминтерна, основным въездом на Камброд из центра, как ворота стоит пара старых заводов. Со стороны Лугани - пивзавод (1909), точно не знаю, в каком состоянии - вставал он и без всякой войны, а пиво местных марок в Луганск возили одно время из Полтавы:

4.


Со стороны станции напротив - хлебзавод начала ХХ века, ныне побитый прилётами. Читал у местных жителей, что украинская артиллерия планомерно расстреливала не только подстанции и насосные, но и хлебзаводы, в том числе и те, которых давно уже не было, но они по-прежнему видимо значились на картах:

5.


А на другой стороне улицы Коминтерна раскинулся компактный и подзапущенный, но всё же весьма уютный Парк 1 Мая, возникший как сад при усадьбе Николая Холодилина, первого мэра уездного Луганска. Он запомнился луганчанам как благодателеь, бескорыстно и даже в ущерб своему бизнесу (нет бы на жену записать да админресурс использовать, как все нормальные мэры делают!) помогавший новоиспечённому городу - например, добился у царских властей возрождения закрытого в 1887 Луганского завода (на месте которого в 1892 заработал новый патронный завод) и заманил инвестора-тяжеловеса Гартмана, а уж подаренный городу парк на фоне таких достижений и вовсе из разряда "приятных мелочей". В итоге пост городского головы он оставил в 1897 году небогатым человеком, в 1905 даже попадал в тюрьму за долги, зато советская власть, видимо оценив всё это по заслугам, Холодилина не трогала и он тихо умер в 1929 году. В глубине парка - заброшенный административный павильон, не был ли он усадебным домом?

6.


Так же парк был известен как сад Горно-Коммерческого клуба (1912) - последний от него отделяла железная дорога, и стоял он аккурат на месте показанного в прошлой части ДК Железнодорожников. Это было лучшее здание старого Луганска, его культурный центр, а внутренние помещения оказались настолько удачны, что в 1932 году именно здесь зарождалась знаменитая Донецкая опера, а в 1935-41 это был ни больше ни меньше Луганский оперный театр - при том, что сейчас в Луганске своей оперы и нет. Половину парка ГКК периодически брал в аренду, поэтому до Великой Отечественной парк делился на Городской и Клубный сады. Клуб сгорел в ту войну, и ныне на его месте показанные в прошлой части здания - тоже очень интересные, но другие.

6а.


Парк же при небольшом размере необычайно вместителен - небольшой и (на взгляд снаружи) довольно грязный зоопарк, заросший пруд, несколько кафе, эстрадный театр, которым не брезговали весьма серьёзные артисты, куча всяческих инсталляций...

7.


...и не сказать, чтоб парк был прямо совсем пуст, как на фото - но всё-таки действительно достаточно пустынен, с парками Донецка или Макеевки, где под вечер не найти свободной лавки, не сравнить. При этом не сказал бы, что Луганск весь опустел, скорее просто с лета-2014 луганчане стараются не соваться без надобности в Старый город и окрестности патронного завода.

8.


С другой стороны парка тихое начало улицы Карла Либкнехта - за спиной на этом кадре рельсы, а за рельсам ДКЖД, "Луганскипрошахт" и фантастическая гостиница "Украина". Можно сказать, что эта сталинка с рожками входит в ансамбль той же площади, пересечённый железной дорогой, тем более и сами рельсы теперь лишь часть пейзажа - в эту сторону от вокзала лишь изредка проедет одинокий маневровый тепловоз.

9.


За парком улица круто поворачивает, на углу стоит местная киностудия, в которой довольно сложно признать Троицкий собор (1912) женского монастыря. Дореволюционных его видов, кажется, не сохранилось в природе, да и монастырём это место было 10 лет, а киностудией - почти сотню.

10.


Налево с кадра выше отходит Натальевский переулок - пожалуй, самая странная улица Луганска, тихая и пустынная меж высоких заборов. Вдали виднеются постройки епархии, но я к ним не пошёл, испугавшись тех бетонных блоков - уже не помню, видел ли я там ополченцев, но воображение их дорисвовывает само, а к концу второй недели в ЛДНР мне меньше всего хотелось новых приключений. Но вполне может быть, что и зря волновался, а блоки запросто могли положить хозяева этих особняков ещё в мирное время:

11.


До 1929 года переулок скрывал небольшой костёл Рождества Богородицы (1902), ныне до неузнаваемости перестроенный снаружи, но сохранивший остатки декора внутри, да чуть более заметный домик ксендза:

12.


Один из здешних особняков построил в 1948 году известнейший луганский архитектор Александр Шеремет как дом для высокопоставленных гостей (например, здесь останавливался Хрущёв), потом тут был каменнобродский ЗАГС и наконец в 1990-х здание кто-то присвоил. Вид у особняка довольно странный, я бы ни за что не догадался, что это сталинка.

13.


А почти что у бетонных блоков стоит дом Сергея Ильенко, предводителя дворянства Славяносербского уезда во второй половине 19 века, служивший культурным центром городской жизни до постройки Горно-Коммерческого клуба. Фотографировал я украдкой, за блоки не заходя - так что и ракурс плох, и фокус не схватился, поэтому вот вид получше из википедии. Облик его у меня в который уже раз ассоциируется с Уралом, тем более если представить, что на момент постройки от центра его отделял заводской пруд.

14.


Хотя пруда в узком смысле слова у Луганского завода как раз не было, его плотина была, как сказали бы сейчас, дерривационной, то есть получала воду по каналам с холмов за счёт перепады высоты, однако где-то здесь находился обширный резервуар на случай засухи, спущенный в конце 1880-х. Даже вал вдоль Лугани, который я принял за остатки гидротехнической системы Карла Гаскойна насыпан в 1964 году после сильнейшего паводка:

15.


Сама же Лугань, говорят, когда-то была полноводной и даже судоходной рекой, по которой в черте города курсировал прогулочный кораблик, но сейчас и все мосты через неё большую часть длины идут над заросшими лугами. За рекой - уже безоговорочный Камброд, вроде и в составе города почти полтора века, а всё равно село селом.

16.


Но тут моста нет, так что идём дальше по улице Карла Либкнехта, уже не в Старом городе, ещё не на Камброде:

17.


Она приводит в так называемый участок Цупова - в первой части я уже писал, что особенность Луганска - "именные" кварталы всяческих Жукова, Ерёменка или Донбасского Пролтеариата, но большинство из них находятся уже в верхнем городе. Возможно, что само это деление пошло, от участков земли, которые местные помещики отдавали промышленникам под застройку, да так и осталось традицией. Участок Петра Цупова (это местный герой Гражданской войны) до 1935 года был Участком Булацеля - здесь находилась усадьба дворян этого рода молдавского происхождения, последний луганский представитель которого Фёдор Булацель в 1909 году уехал в губернский Екатеринослав, там стал главным архитектором, а погиб в 1919 году в боях с махновцами. Свою усадьбу он, уезжая, продал под строительства домов для специалистов заводу Гартмана, и в 1920-30-х годах это был один из лучших кварталов Луганска.

18.


Но войну пережил лишь один дом на углу квартала у железной дороги, с торца запечатёлнный на заглавном кадре. Что символизирует театральная "коробка" над средним подъездом - не знаю, но учитывая, что сразу за Цуповским участком лежит небольшой завод "Углеприбор", это вполне мог быть его микро-ДК.

19.


Рядом переезд через железную дорогу, за ним будет побитая осколками больница и ограда патронного завода, вдоль которой можно выйти на улицу Даля - но всё это прошлая часть.

20.


С другой же стороны, в излучине Лугани, к участку Цупова примыкает ботанический сад - остатки усадьбы самого Карла Гаскойна (где он, впрочем, бывал лишь по делам, предпочитая всё же другое своё детище - Петрозаводск). С тех пор сад несколько раз приходил в запустение и приводился в порядок, сейчас, само собой, стадия запустения. Напротив ботсада через ведущую за Лугань всё ту же улицу Карла Либкнехта - ликероводочный завод (1910-12):

21.


Мы же едем на Каменный Брод - небогатый на достопримечательности, но безусловно самый колоритный район Луганска. Как село Каменный Брод известен с 1753 года, недолгой эпохи Славяносербии, которую основали приглашённые Елизаветой "австрийские казаки" граничары во главе с полковником Райко Депрерадовичем. Впрочем, Камброд может быть и ещё старше, и про его преемственность, как водится в Донбассе, историки спорят за донских и запорожских казаков. В 1808-18 годах он даже успел побыть уездным городом Славяносербском (так как сам Славяносербск на город походил, видимо, ещё меньше), ну а с момента основания Луганского завода и тем более завода Гартмана Камброд стали заселять рабочие. Ныне этот район за рекой и промзоной от всего Луганска держится особняком, и относится к той породе городских районов, выходцев с которых в остальном городе побаиваются и потому уважают. "Я с Камброда" - это в Луганске значит примерно "со мной шутки плохи".

22.


Полностью Камброд вступает в свои права за длинной и почти прямой улицей Артёма, на которой стоят его немногочисленные городские атрибуты, как кинотеатр "Родина" с кадра выше или огромнная Петропавловская церковь (1905) на месте деревянной предшественницы 18 века.

23.


В нынешнем Луганске она самая красивая и самая старая - ведь ни один храм Старого города не пережил советских времён:

24.


Поэтому официально это целый кафедральный собор, хотя купола и колокольня выглядят явной репликой:

24а.


Во дворе припаркован замечательный поп-мобиль:

25.


Но большая часть Камброда - это бескрайний утопающий в зелени частный сектор на вьющихся по склонам извилистых улицах. Он совершенно потрясающе смотрится из центра Луганска, нависая над зелёной стеной, и в 2011-м году, имея на прогулку по Луганску всего несколько часов, я очень жалел, что на эту стену не удастся залезть, и представлял, как оттуда смотрится город.

26. фото 2011


Сейчас, тем более на машине с местным жителем, мы это наверстали - но Камбродский пейзаж совершенно разочаровал - даже неясно, почему, но Камброд из города смотрится намного эффектнее, чем город с Камброда, может быть просто потому, что здесь круче и выше сам склон.

27.


Так что снова спустимся к Лугани, ещё восточнее мест, где гуляли до подъёма на Камброд. Вот так в Луганске выглядит площадь Ленина, пожалуй самая неприглядная из всех площадей, когда-либо называвшихся в честь Вождя Пролетариата, разве только если где-нибудь в Восточной Европе какой-нибудь мэр из бывших диссидентов не назвал площадью Ленина, например, городскую свалку.
Луганская площадь Ленина - это мрачный пустырь среди запущенного частного сектора на задворках промзоны. Хотя так было явно не всегда - стела поставлена на том месте, где в 1925 году Клим Ворошилов толкал речь перед трудящимися города, который вскоре переименуют в его честь, да награждал город орденом Красного Знамени.

28а.


Примерно тогда же, наверное, возведена и эта школа в запоздалом стиле модерна:

28.


Собственно, в те времена здесь было сердце пролетарского Луганска, и на окрестных улицах ещё остались одноэтажные дома для сотрудников паровозостроительного Завода Гартмана:

29.


Немец Густав Гартман происходил из саксонского города Хемниц, где его отец Рихард основал большой машиностроительный завод и был его директором. Но прежде, чем устроиться к отцу, Густав поработал в Гамбурге и английском Манчестере, а став директором Хемницкого завода, быстро понял, что надо расширяться - сначала купил и модернизировал ещё один завод в Дрездене, а затем устремил свои взоры на далёкий Донбасс с его дешёвой рабочей силой и растущим, как на дрожжах, рынком Российской империи. В 1895 году Гартман приехал в Луганск, и для донбасской промышленности это стало вехой: прежде иностранные инвесторы строили лишь шахты да металлургические заводы, машиностроение исчерпывалось сборкой и ремонтом их оборудования, Гартман же привёз проект паровозостроительного завода, то есть гораздо более сложного и технологичного производства. Напрашиваются параллели и с донецким заводом Юза - там для российских железных дорог катали рельсы, а здесь клепали паровозы. Увы, вложение Гартмана оказалось неудачным, из-за разрозившегося вскоре кризиса в Российской империи (частью которого был и революция 1905 года) завод оказался на грани разорения и в 1908 году Гартман ушёл из правления да уехал на родину, где и умер спустя пару лет. Недалеко от площади Ленина остался небольшой парк, где стоял директорский дом, построенный Гартманом для себя:

30.


При Советах в нём устроили туберкулёзный диспансер, в постсоветское время - маслобойню (интересно, законен ли такой переход вообще?), но в итоге что-то не задалось. Лет 10 назад дом Гартмана выглядел так:

31. происхождения фото не знаю, если автор объявится - обязательно дам на него ссылку.


А я увидел его вот таким - если дом Юза в Донецке просто заброшен, то от дома Гартмана остались лишь бесформенные руины:

32


Но его завод пережил кризис, и большую часть ХХ века только рос и прибавлял в значениии, в 1935 году получив звучное название ВЗОР (Ворошиловоградский завод имени Октябрьской революции, отсюда и весьма популярная в луганской топонимике абревиатура ОР). Всего завод наклепал более 12 тысяч паровозов, в том числе впервые в СССР освоив производство тяжёлых машин паровозов "американского типа", а на тепловозы начал переходить с 1956 года (первым опытом была партия маневровщиков для металлургического комбината где-то в Индии), к концу 1980-х представляя собой крупнейшее в СССР предприятие своей отрасли. Самыми известными его изделиями были паровозы ФД и легенда советских железныд дорог ИС, тепловозы 2ТЭ116, а при Украине, за пределами которой остались важнейшие заводы пригородных пассажирских поездов, здесь был освоен выпуск дизелей и даже электричек, нередких на "Укразализнице". С 2007 года "Лугансктепловозом" (как завод стал называться с распадом СССР) владеет российский "Трансмашхолдинг".

32а.


Площадка завода тянется по "каменнобродскому" берегу Лугани на 4,5 километра, далеко за город, а основной его слободкой стал даже не Каменный Брод, а лежащая на другой стороне Гусиновка, предместье за ограничевавшей Старый Луганск с востока 16-й Линией. Это такой Камброд-light, Гусиновка поднимается по склону от Лугани до Советской улицы, и по краям в неё даже "вбиты" отдельные крупные здания - вот например вид с той самой 16-й линии, слева гостиница "Дружба", а справа побитая войной многоэтажка, достроенная в 2014 году, но так и не успевшая заселиться.

33.


Но в основном Гусиновка - это частный сектор, среди которого изредка даже попадаются и вот такие вот аутентичные лачуги, обитатели которых вполне могли слушать ту самую речь Ворошилова на площади Ленина в 1925 году.

34.


Среди них где-то на склоне затеряна Николо-Преображенская церковь, построенная в 1949-51 годах взамен потерянных храмов. Само собой, весь её внешний облик - колокольня, купол и кирпич, которым обложены старые стены - уже 1990-х годов. Церквей советской эпохи я видел уже так много, что они меня перестали удивлять, хотя ведь когда-то каждую такую воспринимал как чудо.

35.


Снаружи самое впечатляющей в ней - фигура Богородицы на колокольне, а внутри, говорят, там заглублённый пол, чтобы не выделяясь среди окрестных хат, храм был достаточно высок и вместителен. Правда ли это - выяснить так и не удалось, так как храм был закрыт.

36.


Показательнее всего тут двойное посвящение - Никольская она в честь собора в Старом городе, а Преображенская - в честь бывшей церкви Гусиновки (1887):

36а.


Последнюю снесли в 1935 году для прокладки трамвайных путей, а от прилагавшегося к ней кладбища остался сквер с более поздней братской могилой:

37.


Ниже которого небольшой, но зато честно конструктивистский ДК Лугансткепловоза (1927-29). От парка с руинами дома Гартмана через Лугань есть пешеходный мостик, и мы бы прошли по нему да вышли бы именно сюда по переулочку, если бы не осмтраивали Камброд и Гусиновку в разных прогулках.

38.


Между ДК и бывшей церковью проходит улица Фрунзе, через пару кварталов сближающаяся с берегом извилистой Лугани, где находится одна из двух главных проходных. Всему Луганску это место известно как просто Паровоз - потому что паровоз-памятник тут стоит не по месту работы (то есть на вокзале), а по месту рождения. Правда, это не ИС (кстати, вы ведь поняли, в честь кого аббревиатуры?), такой сохранился единственный в Киеве, и даже не ФД (такой я показывал в Дебальцево), а СО ("Серго Орджоникидзе"), делавшиеся помимо ВЗОРа ещё десяток мзаводом по всему СССР. Но конкретно этот СО17 с серийным номером 1000, выпущенный в 1949 году, был тысячной машиной, построенной заводом после войны, и поставлен в 1978 годукак памятник послевоенному возрождению ВЗОРа.

39.


Окрестности Паровоза в постсоветские времена обжили, внезапно, армяне:

40.


За воротами небольшая церковь, а в кафе что-то весело праздновали, и думаю, что если армяне не теряют присутствия духа и не уезжают в более благополучные края - значит, Луганск будет жить.

40а.


А вот на проходной за мостиком тихо и пустынно, в мой апрельский приезд завод выглядел законсервированным - то есть и не заброшенным, и не работающим. Встречавший нас человек возмущался, что пока тут была Украина - завод исправно клепал тепловозы для России, а как сюда "пришёл русский мир" - сами россияне покупать эти машины перестали. Работать "Лугансктепловозу" мешают юридические тонкости, которые в одном из прошлых постов мне изложил более сведущий в железнодорожных делах periskop.
Завод, после полной остановки во время дебальцевского кризиса 2015-го, снова восстанавливается, и даже стал делать программу поставки недоделанных тепловозов, после осени 2015. Но самая главная там проблема (которую усиленно решают, но пока никак не могут дорешать) - юридическая приписка предприятия, его готовой продукции и вопрос корректной таможенной очистки её. Сейчас, кажется, пробуют посадить юрадрес на Северодонецк. Не знаю, получилось ли. Кроме того, с весны 2016 Трансмашхолдинг разместил на заводе крупный заказ на всякие тепловозные запчасти, и сейчас выискивают спецов и возвращают их обратно на завод. Видимо, он пока будет массово делать запчасти на свои тепловозы, которых в России и СНГ очень много. С ними проще, с юридической локализацией, и можно "спрятать" таможенную очистку, в отличие от нового тепловоза. По факту, незаконно вывезенный и нерастаможенный тепловоз сейчас юридически можно арестовать на территории как России, так и любой другой страны пространства 1520.

41.


Но в апреле завод впечатлял своим сочетанием мощи и неподвижности. Впрочем, и основная промплощадка явно дальше. Тут слева виден ремонтно-механический цех (1913), правее конструктивистские отдел кадров и заводской спорткомплекс "Заря", а вдали торчит труба электростанции. За ближайшими зданиями - собственная главная площадь завода, куда ведёт ещё один мостик чуть дальше:

42.


Ещё немало было разговоров о вывозе целых предприятий из ЛНР в Россию, где-то со штатом, где-то и без - но так и не понял, дошло ли дело до конкретных действий или всё это были только намерения.

Набережная Лугани, часть всё той же улицы Фрунзе, примечательна социальным объектами завода - вот например больница №2 с роскошной скульптурой на фасаде, изначально ВЗОРовская общага с поликлиникой на первом этаже (1932):

43.


Или кинотеатр "Октябрь" с чрезвычайно симпатичным киоском тех же лет по соседству:

44.


Отсюда мы пошли наверх по 23-й линии - всего их 24, и в Гусиновке они, в отличие от Старого города, сохранили названия. Ещё какой-то конструктивизм:

45.


Дореволюционная тюрьма, ныне СИЗО:

46.


И бесконечные улицы да многоэтажки вдали, так что и не скажешь сходу, в каком мы из осколков бывшей Необъятной:

47.


В следующей части - о советском центре Луганска, нависающем над всем показанным в этих двух частях.

ДОНБАСС-2016
Обзор поездки и оглавление серии.
Дорога на Донбасс через Ростов-на-Дону.
История Донбасса.
Две стороны одной войны.
Реалии Новороссии.
Война с обеих сторон фронта.
Реалии новой Украины.
Памятники войне с обеих сторон.
Украина. Киев, география Майдана.
Украина. Межигорье.
Украина. Гуляйполе, глубинка для сравнения.
Донецкая Народная Республика
Донецк. Общее о городе.
Донецк. Улица Артёма.
Донецк. Севернее центра.
Донецк. Новый Свет.
Донецк. Английская колония и окрестности.
Донецк. Рабочие окраины.
Донецк. Разрушенный аэропорт.
Макеевка. Центр.
Макеевка. Колония.
Макеевка. МакНИИ и Гвардейка.
Саур-Могила и окрестные города.
Иловайск. Узел и котёл.
Новоазовск. Кривая коса.
Новоазовск и Седово.
Дебальцево и Углегорск.
Горловка.
Ясиноватая.
Из ДНР в ЛНР по железной дороге.
Луганская Народная Республика.
Луганск. О городе и ЛНР в целом.
Луганск. Старый город.
Луганск. Камброд и Гусиновка.
Луганск. Верхний город и окраины.
Луганск. Ближайшие окрестности.
Алчевск. Старый центр.
Алчевск. Два новых центра.
Краснодон.
Эпилог. Письма и комментарии.
Tags: "Зона заражения", "Молох", ДНР и ЛНР, дорожное, индустриальный гигант
Subscribe
promo varandej ноябрь 18, 10:35 95
Buy for 500 tokens
Думая о планах на 2018-й год, лишь один пункт я пока ощущаю константой, своеобразным ДОЛГОМ - это Байконур. После того, как я побывал на Семипалатинском ядерном полигоне, он остаётся моим последним крупным пробелом в Казахстане. Я уже не помню, какая по счёту это будет попытка. Кажется,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 21 comments