varandej (varandej) wrote,
varandej
varandej

Селькупия. Часть 1: в голубом вертолёте



Главной целью моего недавнего путешествия на Север и Урал был заброшенный посёлок Долгий на реке Таз, в таинственной Селькупии - юго-восточном углу гигантского Ямало-Ненецкого округа. Там находится станция мёртвой Трансполярной магистрали, в обиходе просто Брошенные паровозы, к которым я прицепил, как вагоны, все остальные пункты, сочтя нерациональным ехать за тысячи километров на несколько дней. Но сам по себе Долгий - безусловно, самое труднодоступное место, где мне доводилось бывать: полсотни километров на моторной лодке от ближайшего посёлка Красноселькуп, куда в свою очередь надо ещё долететь  из Нового Уренгоя на вертолёте. С вертолётного вояжа, этого совершенно для меня нового способа перемещений, и начну рассказ.

Начало поездки оказалось спланировано очень нерационально: дело в том, что авиабилет из Москвы в Уренгой я менял на билет в Москву из Надыма - в последний я ездил в марте на День оленевода, но ближе к делу на меня свалилась перспектива отправиться в вездеходную экспедицию по тундре из Вокруты, и конечно же упустить такой шанс я не мог. Вертолёты в Красноселькуп по меркам Крайнего Севера летают часто, почти каждый день, по очереди из Нового Уренгоя и Тарко-Сале, вот только летнее расписание оказалось не совпадающим с зимним, и хотя менял билет я с таким рассчётом, чтобы провести в Новом Уренгое несколько часов, в итоге оказалось, что я прилетел сюда на сутки. Впрочем, это в принципе специфика путешествий по Крайнему Северу - долгие ожидания транспорта в малоинтересных местах.

2.


Однако в этом смысле я был не одинок: в маленький и неуютный аэропорт Нового Уренгоя подавляющее большинство пассажиров попадали транзитом, кого-то ждали вахтовки на площади перед аэропортом, но путь большинства вахтовиков лежал дальше на самолёта и вертолётах - в Сабетту, Ямбург, Ванкор и многие другие места извлекать из промёрзлой земли наш российский бюджет. Я, как и в прошлый приезд, снял койко-место у азербайджанца Арыса за 1500 рублей, но всё, что можно было забронировать заранее, было ещё дороже, а искать что-то на месте я категорически не хотел. В квартире по случаю опрессовки ещё и не оказалось горячей воды, а все мои соседи ждали рейсов до Сабетты - недавно построенного вахтового города на 19 тысяч человек, обслуживающего газовый порт у северного края Ямальского полуострова.

3.


Первым же, что я увидел в Уренгое, был густой коричневый смог, и выйдя на трап, вдохнув сухого сибирского воздуха, я ощутил крепкий запах гари. Масштаб бедствия был, конечно, не такой, как в Москве-2010, но вполне на уровне Москвы-2002, и посмотрев с Арысова вай-фая спутниковую онлайн-карту, я понял, что прилетел в самое сердце охвативших Сибирь лесных пожаров. В день возвращения из Селькупии ветер дул в другую сторону, и из уренгойского аэропорта был прекрасно виден один из них - а когда я только прибыл в Уренгой из Москвы, весь этот дым накрывал город:

4.


Выглядело это примерно вот так, и в облике знойного летнего НУра было что-то казахстанское - многоэтажки на песчаных пустырях, обилие южных лиц и одежд, общее чувство неуютной необжитости.

5.


Но даже жара не может скрыть колорита нефтегазовой Югории. По промзоне, разделяющей аэропорт и город, снуют "шестилапые" трэколы:

6.


Через город непрерывно куда-то едут корпоративные автобусы с логотипами "Газпрома" и дочерних компаний под лобовым стеклом:

7.


И даже здесь не хочет отпускать Донбасс. В остальной России такого на заборах не пишут, но в ЯНАО одних только беженцев определили три тысячи, а сколько людей из тех краёв приехали сами, на вахты да к давно осевшей здесь родне?

8.


В общем, поболтавшись по Уренгою без дела, искупавшись в мелкой речке Седе-Яха, песчаным пляжам которой позавидуют иные моря, отоспавшись у Арыса (я оказался один в комнате, так как утренний сосед, три дня ждавший своего борта в Сабетту, наконец улетел), утром следующего дня я вновь поехал в аэропорт. Билеты на вертолёт выглядят так (ценник прилагается + 430 рублей страховки), продаются за 45 дней (как на поезд), и их не стоит искать на сайте "Ямальских авиалиний" - не вполне очевидно, что последние не тождественные авиакомпании "Ямал", и в обиходе у местных первые зовут "самолётной компанией", а вторые соответственно "вертолётной компанией". Билет из Уренгоя в Красноселькуп оформляется через интернет, а билеты из Красноселькупа в Уренгой - только в кассе, но тем не менее их можно купить прямо в Москве. Бывают ли здесь заторы, когда из-за нескольких дней нелётной погоды скопившийся в аэропорту народ сажают на борт в порядке "живой очереди" (само собой, растягивающейся на недели), я так и не разобрался. По словам местных, проволочки в один-два дня или вылеты не про графику тут не редкость, но я с этим не столкнулся.

9.


И хотя в Новом Уренгое три отдельных вертодрома, летают с них вахтовики, а на рейсовые вертолёты посадка точно такая же, как и на самолёт - стойки регистрации, проверка багажа, накопитель, шаттл по аэродрому... Единственная разница - у вертолёта нет багажного отсека, поэтому и в зал вылета, и в шаттл пассажиры садятся с огромным багажом, который однако значится ручной кладью - нож провести может ещё и дадут, а вот газовый баллон уже вряд ли. Пассажиры вертолёта возвращаются из отпусков, а в отпуска эти ездят раз в год с большими деньгами из мест, где всё дорого и всего мало, поэтому везут иного столько, что не укладываются в 20 килограмм на человека. Это, впрочем, тоже не беда - половина пассажиров друг друга знают и конечно возьмут излишек багажа на себя.
Вертолёты ждут пассажиров на отдельной площадке. Нам достался Ми-8, что немудрено - это едва ли не самый массовый вертолёт России, с 1961 года их построено больше 12 тысяч, и служат они повсюду от "летающих БТРов" армии до "летающих автобусов" северных авиалиний.

10.


Салон вертолёта мягко говоря не очень-то уютен, на борт он берёт до 24 пассажиров:

11.


В заполненном виде это выглядит так - багаж складывается кучей посредине, люди сидят по бокам спиной к иллюминаторам, поровну с каждой стороны, чтобы не вызвать крен. Справа - листочки инструкции по технике безопасности, их выдаёт перед взлётом командир, и видимо нерадивые пассажиры так задолбали вертолётчиков утаскиванием этих инструкций на память, что после посадки эти листочки служат коллективным пропуском на выход.

12.


Пассажиры шумно общаются, делятся впечатлением из отпусков, но вот в какой-то момент пронзительно ревёт мотор и лопости с тяжёлым свистом начинают крутиться всё быстрее и быстрее, а по стёклам иллюминаторов идёт мелкая жёсткая вибрация. Разговаривать становится возможно разве что криком в самое ухо соседу. Я ожидал, что вертолёт взлетит прямо с места, но вместо этого он порулил на взлётно-посадочную полосу, выехал в самое её начало и лишь там почти незаметно оторвался от земли и пошёл вверх крутой диагональю. Вот так выглядит сверху аэропорт НУР - слева розовый аэровокзал у белых самолётов, справа вертодром, по этой дорожке наша машинка и рулила, но едущий по земле вертолёт снаружи видеть мне не доводилось.

13.


Иллюминатор не блистает чистотой, а большинство кадров сняты на обратном пути, когда ветер разогнал смог пожаров. Сам Новый Уренгой остаётся по левому борту, и вот так выглядит с высоты "от 150 до 300 метров". Здесь живёт 115 тысяч человек, подозреваю ещё тысячи находятся на вахтах и проездом. Хорошо видно устройство города, вытянутого между речками Варенга-Яха (петляет на кадре ниже) и сливающихся Томчара-Яха и Седе-Яха, за тёмным лесом вдоль которых слева виднеется особленный Северный район - по сравнению с Южным он меньше, опрятнее и именно там находится большинство общественных объектов от мэрии до мемориала Победы. На переднем же плане - бескрайняя промзона различных складов и технических баз. Природа вокруг Уренгоя - как видите, лесотундра с редкими иглами лиственниц, воткнутыми в ягельную подушку:

14.


Идём над центром - с вертолёта виды примерно как с небоскрёба. Южный район делится на более старые "номерные" и более новые "именные" микрорайоны. Тут в кадре именно последние - цветастые многоэтажки непохожего на остальной город своей опрятностью и уютом микрорайона Оптимистов, более скромная застройка микрорайонов Созидателей и Полярного чуть ближе, и наконец барачник микрорайонов СМП-700 и Ягельного. Дома на заднем плане зажаты в узкой полосе между тоскливой железной дорогой Новый Уренгой - Надым и обрывом Тамчара-Яхи, а слева за серой пятиэтажкой можно различить минарет мечети:

15.


Правее между микрорайонов Оптимистов и Энтузиастов есть и Богоявленская церковь, за ней видна насыпь железной дороги, а дома в излучине Тамчара-Яхи отмечают место, где 22 сентября 1973 года геологами был забит колышек с надписью "Ягельное" - начало будушего города у сверхгигантского Уренгойского месторождения газа. Но обратите внимание, сколько здесь песка! Под мхом и травами Ямала и Югры скрыта натуральная Сахара:

16.


Старые "номерные" микрорайоны - питерские "дома-корабли" на пустырях, в одном из которых я и ночевал. Огромное красное здание на переднем плане - это офис "Газпромдобычи-Ямбург", по причине закрытости самого Ямбурга, вахтового города в паре сотен километров севернее Уренгоя, размещённое здесь. Ямбургское месторождение - второе по величине в России после собственно Уренгойского, то есть славу "газовой столицы" НУР имеет вполне заслуженно. В проёме улицы правее моногоэтажек можно различить синий вокзал, у левого края кадра - зелёненький Ми-8 на крыше ТЦ "Вертолёт", а на заднем плане компактный и высокий Северный район.

17.


Дальше лишь бесконечные склады и промзоны, параллельные шоссе и железная дорога, которые так и будут неразлучны до самого Ноябрьска, и памятник на разведочной скважине Р-1, которой в 1966 году экспедиция Владмира Полупанова открыла Уренгойское месторождение. Подробнее обо всём это у меня рассказано в посте про город, но впечатляет то, сколь мелкие детали видны с летящего невысоко (от 150 до 300 метров) и неспешно (вернее, быстро по "наземным" меркам) вертолёта.

18.


А дальше промзоны заканчиваются, и расстилается земля бесКрайнего Севера. На этой широте чередуются тундра и тайга:

19.


20.


Но и там и там - болота, бесчисленные мелкие озёра, извилистые речки, хитрые узоры безлюдной земли:

21.


22.


22а.


В речках местами просвечивает дно. Намётанный глаз, наверное, смог бы различить и животных, убегающих при шуме винтов:

23.


Но большинство этих кадров я снял, как уже говорилось, на обратном пути. А по пути "туда" в знойном безветрии земля выглядела скорее вот так:

23а.


Небольшой экземпляр лесного пожара, этого самого страшного хищника лесов и степей:

24.


И его следы:

25.


Вид этих пространств примерно одинаковый все полтора часа лёту, но первые так полчаса, километров 70, внизу виднеется ещё и дорога со снующими машинами - увы, с видом на неё я летел лишь в "дымный" день, поэтому сфотографировать не смог (вернее, как раз-таки смог и сфотографировал). С другой же стороны (если лететь из Уренгоя - слева) через полчаса лёта проплывает Лимбяяха (2,8 тыс. жителей):

26.


На озере с малопроизносимым названием Ямылимуягунто:

27.


Она была основана в 1983 году для строительства Уренгойской ГРЭС, довольно небольшой (489 МВт) и с виду абсолютно  современной:

28.


В 1988 году Лимбяяха стала ПГТ, а в 2004 вошла в состав Нового Уренгоя как его удалённый район. С вертолёта легко заглянуть прямо во двор:

29.


Вообще же здесь находится узел трёх посёлков - чуть дальше по правому борту виднеет Коротчаево (6,9 тыс. жителей), посёлок железнодорожников, конечная станция РЖД и начальная станция Ямальской железнодорожной компании, арендующей и вокзал Уренгоя, и линию в Надым. Последняя проходит как раз по трассе бывшей Стройки-501, сталинской Мёртвой дороги, которая должна была соединить устье Оби с устьем Енисея, и к которой относилась и моя цель Долгий. Где-то здесь находится станция Тихая, на которой восстановленная в 1960-70-х годах линия сворачивает с трассы 501-й стройки к югу. Здесь же виден огромный копер - это Тюменская сверхглубокая скважина, одна из "младших сестёр" легендарной Кольской сверхглубокой, пробуренная в 1987-96 годах до глубины 7502 метра.

30а.


Центр Коротчаева с Благовещенской церковью. Увы, как ни старался я, а мне в кадр не попал вокзал, да и с расположенным здесь же Уренгойским портом удачных кадров не вышло. Коротчаево мы ещё увидим поближе в посте о железных дорогах Югорского Севера:

30.


А мы пересекаем Пур - с Тазом у него одно устье в Тазовской губе, которая в свою очередь впадая в Обскую губу образует столь характерную голубую то ли "h", то ли лямбду ("λ") на карте Евразии. Пур в свою очередь сам сливается из двух рек Айваседпур и Пякупур, и вместе с последним его длина 1024 километра, расходы же воды в устье 1040 кубометров в секунду - то есть это река масштабов Дона. Особое значение Пур имел и в истории Трансполярной магистрали, разграничвая Стройку-501, тянушвую путь от Салехарда на восток и таки дотянувшую досюда насыпь, и Стройку-503, шедшую от берега Енисея на запад, но дошедшую лишь до Таза. В междуречье же Таза и Пура (на этом кадре оно справа) железнодорожники - вольнонаёмные и зеки - дойти так и не успели, там проходила лишь телеграфная линия.

31.


По правому борту хорошо видны два узких наплавных моста через Пур и ещё один посёлок:

32.


Это собственно Уренгой (10,1 тыс. жителей), давший название крупнейшему газовому месторождению, но сам от нефтегаза оставшийся в стороне. Он был основан в 1932 году как фактория - то есть пункт, где ненцы сдавали продукты своего хозяйства и получали или покупали необходимые товары, на Трансполярной магистрали ему готовилась роль центральной станции с базовым депо, а в 1966 именно тут базировались геологи-газоискатели. ПГТ Уренгой стал на год раньше, чем Новый Уренгой стал городом - в 1979 году, но так ПГТ и остался. Там есть Введенская церковь и гостиница "Полярная" с чумами-кафе во дворе, но в целом в имевшемся у меня путеводителе Уренгой охарактеризован как "один из самых неинтересных и бедных посёлков Ямала". И хотя официально это Уренгой "по умолчанию", а тот город - Новый Уренгой, на практике всё наоборот - там Уренгой "по умоланию", а это в обиходе Старый Уренгой.

33.


Дальше я ожидал увидеть совсем глухую землю без признаков человека, но это оказалось не так - и за Пуром лесотундра и тайга пронизаны коммуникаициями месторождений:

34.


35.


36.


Вообще, не вполне очевидно, что от зарубежных северов наш Крайний Север отличает не пустота, а напротив - обжитость, особенно здесь, где добывает нефть или газ. Кое-где видны и сами трубопроводы, идущие кажется от Ванкора в Красноярском крае.

36а.


Так мы и летели полтора часа, возможности смотреть в окно постоянно у меня не было (ведь я сидел к иллюминатору спиной), но выглядывая, видел раз за разом одно и тоже: болота, речки, озёра, лес, тундры, дороги, компрессорные станции, пожары, да лопасти вертолёта, мелькавшие наверху... В какой-то момент впереди показалась большая река, в которой я конечно же сразу признал Таз: его длина 1401 километр, а расход в устье до 1450 кубометров в секунду, то есть в среднем за годн он выходит рекой масштабов Оки. Над Тазом мы пролетали сквозь шлейф большого пожара, который ещё увидим с моторной лодки:

37.


По Тазу неспешно идёт автопаром - добраться сюда можно не только вертолётом, эта посудина (такие я уже показывал в прошлом году в посте про флот северных рек) будет сутки тащиться до посёлка Газ-Сале (Газовый мыс) уже на Тазовской губе, а оттуда ещё километров 300 дороги до Нового Уренгоя. Точно не помню, сколько стоит провести на такой машину - вроде бы на одного существенно дороже вертолётного билета, а на троих-четверых явно дешевле. Пассажиром же можно и бесплатно проехать - это автостпщикам на заметку.

38.


Вертолёт над рекой ощутимо снижается, и за рекой встречает большой и цветастастый Красноселькуп (6 тысяч жителей) - село-райцентр самого необычного района Ямало-Ненецкого округа - только здесь в ЯНАО не добывают нефть и газ, и только здесь помимо привычных ненцев и хантов живёт другой народ селькупов, по которым и саму долину Таза часто называют Селькупией.

39.


Название своё село оправдывает - любимый цвет в нём действительно красный, и несмотря на отсутствие рядом месторождений, это едва ли не самый ухоженный сельский населённый пункт России. Огромное разноцветное здание по центру кадра - школа, за ней долгостройный дворец спорта, правее школы под двускатной крышей музей с микро-скансеном во дворе, а у берега деревянная церковь Василия Мангазейского.

40.


В Красноселькупе есть аэродром с ВПП длиннее самого посёлка, но только ВПП эта грунтовая и поэтому самолёты на ней бывают редко:

41.


Деревянный аэровокзал разве что без резных наличников и вертолёт авиакомпании "Турухан", видимо присланный сюда из соседнего Красноярского края тушить пожары - позже я ещё покажу его в деле:

42.


Садимся. В Красноселькупе такой плотный смог, что фотографии кажутся сепией; такой плотный гнус, что даже по посёлку многие ходят в энцифалитках. С первых секунд понимаешь, как далеко забрался.

43.


Обратите внимание, что вертодром насквозь мокрый - и это при том, что дождей тут второй месяц ждали как манны небесной. На самом деле грунт специально поливают, потому что иначе каждый взлёт и посадка вертолёта оборачивались бы локальной пыльной бурей:

44.


Компания, занимающаяся аэропортами Красноселькупского района, имеет необычайно красивое название. На самом деле оправданное - ведь до Мангазеи сотня километров вниз по Тазу.

45а.


Здесь тоже есть стойка регистрации, сканер багажа и накопитель, только все они маленькие-маленькие. Впрочем, подобный аэровокзал я уже видел в Кодинске, откуда летел не вертолётом, а самолётиком размером с маршрутку. Почему-то в зале вылета висит старая схема Красноселькупа:

45.


Вид аэровокзала из посёлка. За неимением наземных дорог въездная стела стоит прямо здесь:

46.


И в целом, хочу сказать, на вертолёте мне летать не понравилось. Плюс в том, что у вертолёта нет такого мучительного снижения, как у малой авиации, но сам полёт на эшелоне идёт довольно тяжело - то ли качка, то ли вибрация, то ли шум, то ли неудобное положение (боком), а скорее всё вместе за полтора часа полёта совершенно выбивают из колеи, от обоих полётов я отходил практически весь день. Напоследок - тот же самый Ми-8 в небе, возвращающийся в Красноселькуп из Тарко-Сале:

46а.


В следующей части про сам Красноселькуп, где я провёл в сумме 4 дня.

СЕВЕР-УРАЛ-2016
Обзор поездки и оглавление серии.
Селькупия
Вертолётом над тундрой.
Красноселькуп.
Мёртвая дорога. Река Таз и станция Долгий.
Мёртвая дорога. Посёлок Долгий и поход по линии
Нефтегазовый край - посты будут.
Горнозаводской Урал - посты будут.
Tags: Крайний Север, Сибирь, Югория, дорожное, природа, транспорт
Subscribe
promo varandej сентябрь 24, 14:08 58
Buy for 500 tokens
-Так-то мы уже месяц в дороге. По Алтаю путешествуем: российский Алтай, монгольский Алтай, казахстанский Алтай... -Пешком что ли? -Почему пешком? Едем на всём, что едется. Так-то я не автостопщик, но что ещё делать, когда автобус дважды в день, а интересное через каждый десяток километров? В…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 53 comments