varandej (varandej) wrote,
varandej
varandej

Душанбе. Часть 1: дело было в Понедельник



Бывает так, что понедельник начинается в субботу (как сейчас в моём блоге), а бывает так, что и в четверг - как было у меня в конце августа, когда я прилетел в Душанбе, полюбовавшись из окна самолёта на огромный (800 тыс. жителей, а с пригородами полтора миллиона) город: Понедельник - дословный перевод его названия, отчего в Таджикистане изрядно озадачивают различные стенды с режимами работы. И если Ташкент или Киев сто лет назад были центрами генерал-губернаторств, Алма-Ата, Ашхабад и другие столицы ближнего зарубежья - центрами областей и губерний, а Бишкек и Астана хотя бы уездными городами, то Душанбе прошёл в ХХ веке путь от кишлака до столицы. Нынешний Душанбе город обликом советский, а сущностью - непроницаемо чуждый, но по сравнению с Бишкеком в нём меньше бардака, по сравнению с Ташкентом - меньше строгостей, по сравнению с Алма-Атой - меньше понтов. Душанбе - приятный город, но душа его так и осталось от меня закрытой, как фигура мусульманки в ярком мешковатом платье.

Однако столицы не бывают неинтересными, и о Душанбе я расскажу в пяти частях. Первая, как водится, общая: история, пейзажи, транспорт, люди, а так же главная площадь как витрина таджикской идентичности - в продолжение постов о современных реалиях и национальном колорите этой далёкой страны.

В отличие от Кишинёва, такой же столицы, выращенной из села (правда, медленнее и через стадию губернского города), в Душанбе вроде бы нет легенды о местных купцах, купивших столичность за взятку русскими чиновниками. Но как и в случае с Кишинёвом, известный с 1672 года кишлак Дюшамбе-Курган выбился на карты мира отнюдь не случайно. Тогда это был скорее даже не отдельный кишлак, а окружённый кустом кишлаков базарный пятак с колонией бухарских евреев, куда по понедельникам съезжался торговать народ со всего Гиссарского бекства в восточных пределах Бухарского эмирата. В 1907 году, после того, как сам Гиссар был разрушен землетрясением, в сюда перебрался бек Шахимарданкул, то есть статус Дюшамбе в Бухарском эмирате поднялся до уровня уездного города. Расположен он был более чем удачно: на юг отсюда уходил путь в Афганистан по долине реки Кафирниган, на севере было рукой подать до Гиссарских гор, за которыми с 1860-х годов начиналась территория прямого подчинения Российской империи. Через перевалы шло снабжение дальних гарнизонов Восточной Бухары, на спуске находился аклиматизационный лагерь отправлявшихся туда военных, и во всяком случае уже в 1914 году в Дюшамбе-Кургане была построена Николаевская больница - единственное капитальное русское здание, когда-либо существовавшее в Южном Таджикистане. Вполне может быть, что эта больница и предопределила судьбу будущего города: в 1920 году, бежав из сожжённой красноармейским пушками Бухары здесь ненадолго закрепился последний эмир Алим-хан, провозгласивший Дюшамбе временной столицей Бухарского эмирата. Продержался он, тут, впрочем, от силы пару месяцев и бежал в Кабул, а Восточной Бухара стала эпицентром войны Красной Армии с моджахедами-басмачами, которых возглавляли враждавшие друг с другом локаец Ибрагим-бек и турок Энвер-паша, на родине занимавшийся геноцидом армян, а в Туркестане - попыткой поднять его народы на борьбу за единый Туран до Босфора. Исмаил Энвер был атеистом, но это не помешало ему, заняв в 1922 году Дюшамбе, провозгласить кишлак столицей местного Халифата, разгромленного Красной Армией примерно через полгода. Именно гражданская война показала значение Дюшамбе, и даже на дореволюционной фотографии той самой больницы хорошо видны "ворота" долины спускающейся с Гиссарских гор реки Варзоб, в черте города зовущаяся просто Душанбинкой:

1а.


На 1924 год, когда была образована Таджикская АССР, крупнейшим таджикским городом был Самарканд, но так как изначально Узбекистан и Таджикистан были одной республикой, он стал их общим центром. Крупнейшим и самым развитым городом на территории нынешнего Таджикистана был Ходжент (Худжанд), но по первоначальному размежеванию он, как и Ура-Тюбе (Истаравшан), так же оходил Узбекистану. Единственный в ТаджАССР городок Пенджикент были определённо мелковат, а строить новый город с нуля казалось определённо выгоднее, чем переделывать старые Гиссар или Куляб, не знавшие не то что советской, а даже русской власти. Так что побыв суммарно меньше года центром феодального эмирата и теократического халифата, в 1924 году Дюшамбе стал центром АССР. В 1929 Таджикистан окончательно размежевался с Узбекистаном в полноправную союзную республику, а город-Понедельник был переименован в Сталинабад, коим и оставался до 1961 года - не удивлюсь, если это был последний сталинский топоним в СССР. И то, что Душанбе (такой вариат названия, вместо русифицированного Дюшамбе, закрепился с 1961-го) - город насквозь советский, видно невооружённым глазом, как и то, что город безусловно удался:

2.


Моё знакомство с Душанбе началось в восточном углу его треугольного центра, на месте, где когда-то стоял кишлак Шахмансур. На кадре выше - перекрёсток проспекта Айни (на переднем плане) с улицей Дониша, направо уходящей в аэропорт, а налево к тому переулку, где находился мой хостел, и на этот перекрёсток я не раз выходил в магазин. Проспект Айни - одна из главных душанбинских улиц, но город в целом выглядит гораздо опрятнее и современее, чем ожидаешь от "беднейшей из постсоветских стран".

3.


Архитектурное лицо Душанбе - это сталинки с этническими мотивами и крайне своеобразная позднесоветская архитектура, среди виденных мной постсоветских республик (а не был я нигде в Закавказье) пожалуй что самая вычурная. На домах ниже по улице Дониша видна другая местная "визитка" - мозаики:

4.


В Таджикистане, особенно его столице, они чрезвычайно многочисленны и красивы:

5.


Другая особенность душанбинской архитектуры - такие вот длинные лоджии за узорными бетонными решётками:

6.


И в целом сравнивая Душанбе и Ташкент, позднесоветской архитектурой которого я востаргался не раз, я бы сказал, что в Ташкенте она монументальнее и стройнее, а в Душанбе - вычурнее и смелее. Предыдущий и следующий кадры сняты уже в совсем других районах, в разных частях длиннющего проспекта Рудаки, бывшего проспекта Ленина, ведущего от вокзала прямиком в горы.

7.


Мой же путь от хостела на проспект проходил по непарадным районам центра, как правило через Зёлёный базар, где я иногда выходил купить фруктов. Сам базар - на другой стороне улицы, но как водится - расползся далеко за пределы отведённой ему территории:

8.


Ездил же я чаще всего в ОВИР и расположенное рядом с ним турагенство, через которое оформлял регистрацию (см. в этом посте) на улице Турсунзаде, где ещё сохранился саманный барачник тех времён, когда столица, видимо, только строилась:

9.


В квартале отсюда - Бухарская улица, на которую я бегал из ОВИРа в банк платить госпошлины:

10.


В скверие на углу - памятник Рабиндранату Тагору, но Индия, в отличие от Китая и Ирана, в Таджикистане почти не заметна - это едва ли не единственный известный мне её след:

11.


Дальше по Бухарской - конструктивистская поликлиника:

12.


И покрытая мозаикой швейная фабрика, за которой уже выглядывают высотки проспекта Рудаки:

13.


От которых с пол-квартала до нынешнего сердца города, расположенного между проспектом и берегом Душанбинки района со звучным названием Боги Рудаки. Абу Абдуллах Джафар Рудаки - это поэт 8-9 веков, основноположник персидской литературы (ведь доисламская Персия говорила фактически на другом языке), и географически больше таджик, чем перс - родился и умер он близ Пенджикента. Ну а "бог" на таджикском - всего лишь "сад": парк имени Рудаки, в советское время называвшийся парком Ленина, вырос в 1930-х годах на месте той самой Николаевской больницы (точно не знаю, когда и почему она была разрушена, возможно ещё в Гражданскую войну), скорее всего из её же сада. В советском Душанбе это был просто парк с известной на весь город чайханой "Фарогат", но в нынешнем Таджикистане он превратился в правительственный квартал:

14.


На проспекте Рудаки хорошо виден сталинский фасад (1948-49) нынешнего парламента, а изначально правительства Таджикской ССР. Перед ним образовалась небольшая площадь Ленина, переименованная в 1961 году возможно из площади Сталина, а в 1966-83 годах приросшая огромной эспланадой к Душанбинке. Не знаю точно, какие на неё планы были у советских властей, но в 1991 году свежепереименованная площадь Озоди (Свободы) сделалась центром проправительственных митингов - начиналась гражданская война... В 1997, вернув Таджикистану хоть подобие территориальной целостности, власти вновь переименовали эспланаду - теперь в площадь Дусти (Дружбы). И тогда же, в 1997 году, соорудили на ней поражавший своей роскошью в полуразрушенном городе, где воду носили на верхние этаже многоэтажек по лестнице вёдрами из колонок, 13-метровый памятник Исмалиу Самани в позолоченной арке - символ новой эпохи в стране. Фрагмент таджикского герба в руке эмира здорово перекликается с советским гербом в барельефах напротив, а фотография его у меня есть только с этой стороны - с обратной я видел его лишь в невыносимо контровом свете, да и та сторона памятника "славится" вредными ментами, разовдящими туристов на деньги, поэтому я предпочёл обойти монумент стороной:

15.


Арку Саманидов высотой 43 метра венчает корона, вполне возможно задумывавшаяся как смотровая площадка. Корона по-персидски "таг", и к этому словоу таджики возводят своё название - "венценосные". Смысл в этом есть: в эпоху Халифата покорённые народы называли "таджиками" арабов. Не были исключением бактрийцы и согдиане, по мере интеграции в исламскую цивилизацию перешедшие на персидский язык, и уже их стали называть "таджиками" заселявшие Среднюю Азию тюрки. К 9 веку на окраине слабеющего Халифата созрела своя персоязычная элита, среди которой был и балхский феодал Саман-худат, возводивший свою родословную к Бахраму Чубину, в 6 веке спасшему Иран от тюрок, ненадолго захватившему шахский трон, а позже к тюркам и бежавшему. За помощь в подавлении антиарабского восстания Рафи ибн Лейса Саман-худат в 819 года стал наместником Маверанахра, и с этого момента началась история Саманидской державы, первого мусульманского государства Средней Азии, в 875 году при том самом Исмаиле Самани полностью отпавшего от Халифата. С эпохой Саманидов было связано и начало Азиатского Ренессанса, которому она дала немало великих имён (например, Авиценну) и мощнейшую литературуню традицию в лице Рудаки, Фирдауси и даже учившегося в Самарканде и жившего в Бухаре Омара Хайяма. Там же, в Бухаре, покоятся в древнем мавзолее и Саманиды: за последующие века равнину заселили тюрки, оттеснив таджиков в горный Кухистан. И основа таджикской идентичности - это память о былом величии: таджикскими государствами здесь считают и империю Саманидов (причём это ближе всего к истине), и Чагатайскуй улус с империей Тимуридов (мол, правили там монголы пришлые, тюрок низвергшие, а держалось всё на таджиках), и Бухарский эмират, где хоть и правила узбекская династия Мангытов, а фарси был официальным языком делопроизводства. Вокруг Саманидов тут вертится очень многое - от валюты сомони до пика Саманидов, как таджики переименовали высшую точку СССР пик Коммунизма.

15а.


За Аркой Саманидов - огромное серое здание национальной библиотеки, в этой космогонии видимо олицетворяющее Азиатский ренессанс, и жёлтый Дом Радио. Площадь Дружбы продолжает Сквер Герба с 45-метровой стелой (2011), подозрительно похожей на монумент Независимости в Киеве, даром что там майдан, а тут майдон:

16.


Венчает её действительно герб, сохранивший советскую оправу (как и герб Узбекистана) с новым наполнением: три горы олицетворяют Хатлон, Согд и Бадахшан, смысл короны и восходящего солнца понятен, ну а семь звёзд... надо сказать, последние встречаются у некоторых тюркских народов и олицетворяют исходные племена, но здесь 7 - это просто священное число, обозначающее совершенство. На позолоте памятников явно не экономили - и у короны, и у герба очень красивый блеск:

16а.


За Сквером Герба эспланада преодолевает внушительный уступ, не знаю точно когда и под каким названием оформленный в скалу с водопадом. С её вершины хорошо виден узкий "коридор" Гиссарской долины - горы над Душанбе невысоки (в пределах 2000м), не чета ледяным вершинам над Алма-Атой, Бишкеком и даже (в хорошую погоду) Ташкентом, но зато с двух сторон. Справа Гиссарский хребет, слева Бабатаг и Рангон, разделённые долиной Кафирнигана.

17.


С юга, на фоне Рангона (1897м, гора Ходжай-Зоринг), раскинулся ипподром, а когда-то стояли кишлаки Карымашкор и Чармгарон:

18.


Вдали видны пятиэтажки, и именно там - большая часть города, доходящего почти до Кафирнигана. Душанбе имеет форму неправильного ромба с осями по железной дороге (запад-восток) и Душанбинке (север-юг), и центром здесь служит северо-восточной сектор. У меня была идея съездить на самую дальнюю юго-западную окраину, но не успел, а бескрайнее море усеянных "тарелками" пятиэтажек я уже показывал с самолёта:

19.


Вид на север, в первую очередь на сам водопад, который по праздникам наверняка включают мощнее. Центр в районы за Душанбинкой вклинивается мощным проспектом Самани, при советах бывшим проспектом Чеслава Путовского - с турком-пантуранистом в 1920-х годах за Таджикистан воевал поляк-коммунист:

20.


Гиссарский хребет высотой вообще-то не уступает Кавказу, включая знаменитые Фанские горы, но повышается он постепенно, и из Душанбе не видно даже вечных снегов. Зато прекрасно видны ворота долины Варзоба-Душанбинки, в которые уходит трасса на Худжанд. На реке стоят три мини-ГЭС 1930-50-х годов, а слева - не трубы, а минареты строящейся мечети, которая должна стать крупнейшей в Средней Азии:

21.


В той же стороне к эспланаде примыкает Парк Рудаки, посреди которого возвышается увенчанный золотым куполом Дворец Наций (Кохий-Миллат), заложенный ещё генпланом 1983 года, но построенный к 2011 году явно в другом облике и с другим смыслом: это резиденция и зал торжеств президента. Хоромы Эмомали Рахмон себе отгрохал явно больше, чем у Каримова и как минимум не меньше, чем у Назарбаева. Дом с синим куполом правее, как я понимаю, жилой, а посредине, но уже за парком - площадь Государственного флага. Соревноваться, у кого флагшток длиннее - весьма популярная забава мусульманского Востока, и поднятый в 2011 году душанбинский флагшток до 2014 года был высочайшим в мире (165м), отобрав это звание у Баку (160м) и уступив саудовской Джидде (170м). Сам флаг в "паниранских цветах" (такие же полосы у флагов Ирана и Курдистана) размером 30 на 60 метров колыхается над городом медленно и величаво, а за флагом у гор виднеется дым цеметного завода - ещё одна часть пейзажа Душанбе:

22.


Заглянем и непосредственно в парк, где под звёздной аркой стоит памятник самому Рудаки (2007):

23.


Хотя смотреть в парке толком и не на что - не сохранились ни дореволюционная больница, ни конструктивистский дом офицеров, ни любимая советскими душанбинцами чайхана "Фарогат". Их да сохранившуюся арку 1950-х годов я покажу в одном из следующих постов.

24.


Итак, Арка Саманидов построена ещё в 1990-х, Дворец Наций, Герб и Флаг - в 2011-м, ну а на северной стороне бывшего парка, у начала того самого проспекта Самани, строится "третья очереди" правительственного квартала. Здесь располагался крытый рынок "Баракат" (1970-е), своеобразный наследик Понедельничной ярмарки, один из центров душанбинской жизни у главного городского перекрёстка, и в выпущенных ещё несколько лет назад путеводителях его окрестности слыли местом, где проще всего в центре города дёшево перекусить...

24а. с викимапии.
61_big

Сейчас на месте базара вон тот зелёный забор, а рядом пожалуй самое странное здание Нового Душанбе - Национальный музей Таджикистана (2013):

25.


Перед музеем - сквер со скульптурами правителей разных эпох. Флагшток на самом деле довольно далеко и перед ним ещё искусственное озеро:

26.


Но лучшие виды на музей - не с фасада, а со двора. Главный корпус мне напоминает гигантскую печать, и от стелы Герба виден ещё один герб на музейной крыше:

27.


Вход туда недёшев, на наши деньги рублей 300-400, а по крайней мере археологическая экспозиция по сравнению с тихим старым Музеем древностей (о нём - в следующей части) довольно скудна. Интереснее всего было бы зайти в Президентский зал под самым куполом, посмотреть на официальный "фасад" культа личности... но когда я был в музее, мне позвонили из турфирмы и сказали, что моя регистрация готова. Дело было под вечер, и я тут же поехал её получать, надеясь в тот же день подать документы и на памирский пермит, а возвращаться в музей поленился да пожалел денег.

28.


...Такая вот витрина страны. Но надо сказать, что и Душанбе "для своих" производит довольно приятное впечатление. Типичная душанбинская улица - буйная зелень, ровный асфальт, обилие торговых точек в домах:

29.


Место подальше от центра - асфальт несколько более пошоркан, магазин распирает наглее, но та же буйная зелень и относительная чистота:

30.


Душанбе - город, как уже говорилось, советский, но и тут попадаются куски махаллей, возможно оставшиеся от старых кишлаков вокруг Понедельничного базара. Конкретно этот вид, впрочем, меня впечатлил надписью на заборе, для Средней Азии мягко говоря не характерной:

31.


Тенистый душанбинский двор:

32.


В Душанбе очень мало заброшек, и кажется вообще нет (я по крайней мере не видел) следов войны... если не считать таковым чуждость, ведь мирную жизнь здесь налаживали уже практически без русских. Эта чуждость видна даже по ассортименту белья, развешанного на дворовых верёвках:

33.


И специфическое для Средней Азии обращение с балконами и лесничными клетками многоэтажек здесь достигает апогея. Внутри многоэтажек я ни разу не был, но надеюсь, что лифты и водопровод в них со времён войны успели починить.

33а.


Вдоль улиц тянутся арыки, не столь частые и чистые, как в Алма-Ате, но весьма заметные. Вот только течения в них почти нет - всё же рельеф Душанбе достаточно равнинный:

34.


35.


Помимо арыков в городе немало и колонок, спасительных в годы гражданской войны:

36.


Ну а уличная торговля тут неистребима. В Худжанде (здесь, думаю, такое тоже в порядке вещей), где мы снимали квартиру, к нам стучались продавцы пирожков, а вот дети с пирожками зашли искать покупателя в салон сотовой связи близ центра. На заднем плане - три американки, централизованно оформлявшие симки на гида, но приехали они сюда не путешествовать, а учить персидский язык, так как в самом Иране для иностранных студентов совершенно драконовские условия.

37.


На идущей по промзонам улице Дружбы Народов с грузовика продают бензин:

38.


А неподалёку стоит основной местный транспорт - маршрутки. В Душанбе редкость даже микроавтобусы типа газелек, и основной транспорт по городу - такие вот минивэны, где народ набивается по четыре человека на одну лавку, а чтобы выпустить пассажира, засевшего на заднем сидении справа, придётся вылезти всем остальным пассажирам заднего сидения и одному пассажиру спереди - худшим местом маршрутки служит откидное сидение без спинки прямо у двери. Езда на них - с долгими стоянками, регулярными вылезаниями-залезаниями, иногда с висящим на подножке зазывалой, а так же попытками пассажиров разгруппироваться по гендерному признаку - занятие весьма забавное, а уж если с рюкзаком - то проще сразу взять такси. Помимо минивэнов, по городу курсируют и легковые маршрутки, нп которых водитель при виде пассажира достаёт откуда-то снизу карточку с номером маршрута. Проезд в них от 1 до 3 сомони (8-25 рублей) в зависимости от расстояния, при рассчёте которого водители незыблемо придерживаются приципа ценовых зон, как в электричке, то есть одна остановка пешком может удешевить проезд вдвое:

39.


И здесь легко представить джипни и тук-туки, но вторым транспортом Душанбе является самый настоящий троллейбус! Основанный в 1955 году, ныне он единственный в Таджикистане, да и в остальной Средней Азии "рогатые" остались только в Ургенче с Хивой, Бишкеке, Оше и Нарыне. При этом здешний троллейбус, в отличие от многих других, был на грани уничтожения в гражданскую войну, но власти каким-то чудом смогли его сохранить и выходить. В начале нулевых в Душанбе встречалась такая удивительная вещь, как троллейбусы, или скорее троллобусы "Икарус", кустарно переделанные из автобусов:

40а. отсюда, копирайт сохранён.
164218

Ныне по Душанбе курсируют в основном саратовские "Троллзы" двух поколений - те, что постарше были поставлены в 2005 году:

40.


А те, что поновее, с 2015 года под названием "Пойтахт" собираются здесь же, на основанном специально для этого Душанбинском заводе троллейбусов и велосипедов. Качество, впрочем, видимо так себе - я умудрился, слишком сильно облокатившись, оторвать поручень. В новеньком кондиционированном салоне особенно потрясающе смотрится люд в ярких одеждах, а иностранцу, как женщине или старику, здесь уступают место:

41.


А это что за драндулет - не берусь даже предполагать, но дело самоделкиных в Душанбе живёт и побеждает:

42.


Напоследок - немного о людях. Но откровенно говоря, у меня так и не сложилось впечатления о том, что это за общность такая вообще - душанбинцы. Не осталось ощущения, добрый это город или злой, чинный или ризгильдяйский, и что здесь правит бал - сила или деньги. Все эти наблюдения десять раз субъективны, но за неделю пребывания в городе у меня так и не появилось эмоций, которыми можно было бы его описать. Душанбе - всё же город действительно искусственный, и не удивлюсь, если единой общности в нём в принципе нет, а есть лишь проекции всех этих Худжандов да Кулябов на столицу. Народ тут в общем дружелюбный и не агрессивный, много улыбчивых лиц, но и с хамством на пустом месте я в Душанбе сталкивался чаще, чем в глубинках. При всей религиозности таджиков, только здесь во всей Средней Азии я видел пьяных мужиков, валяющихся под кустами, а как-то попался мне странный дядька, лихо отплясывавший у памятника Айни - может быть, укуренный. По дороге из центра к хостелу я помнил перекрёсток, на котором постоянно пахло теми едкими травами, которыми люли окуривают машины, а стоило было встать на светофоре - как и сама люлишка, что-то лопоча под нос, заглядывала в окно, и водитель протягивал ей денежку. Здесь есть очень интеллигентные люди и своя фейсбучная тусовка, и никто, как и во всём Таджикистане, не вспоминает войну. Здесь кромешные ночи и непривычный вкус воздуха, в котором и звуки все кажутся мягче и мелодичнее. Но всё это - детали, так и не сложившиеся для меня в целостную картину.

43.


Больше всего бросается в глаза совершенно непривычная для столиц патриархальность. Здесь редко встретишь женщину без хиджаба, а тем более в джинсах и кофточке, и совсем исчезающе редкое явление - женщина за рулём. Но ещё реже встретишь женщину с закрытым лицом и тяжёлом платье до земли: по-европейски одеваться - стыдно, а по всем строгостям - опасно, ведь за такое что в Таджикистане, что в Узбекистане могут постучаться в дверь... Немногим разообразнее выглядят и в большинстве своём чёрно-бело-чёрные мужчины с одинаковыми короткими стрижками:

44.


Посиделки во дворе - но мальчики налево, девочки направо:

45.


Исключения в этой патриархальности, конечно, бывают, но редко. Таджички в европейском обличии бывают потрясающе красивы, и красота их скорее при том европейская, чем азиатская... но с лица мне таких заснять не удавалось ни разу.

46.


В 1989 году здесь жило 590 тысяч человек, сейчас - 800 тысяч. На таджиков 30 лет назад здесь приходилось 39% населения (ещё 10% составляли узбеки, 32% - русские, 4% - татары), сейчас - 90%, то есть как минимум 2/3 жителей Душанбе появились здесь уже в постсоветское время. Однако - совсем не факт, что приехали из глубинки, потому что и рождаемость тут очень высока:

47.


Первыми, поняв, окуда ветер дует, из Душанбе стали уезжать бухарские евреи - потомки в каком-то смысле основателей города, державший Понедельничный базар. Русские бежали позже, кто от погромов или их страха, а кто от разгоревшейся дальше чужой войны. Пришлось покинуть столицам и многим таджикам проигравших кланов - с одним из таких я общался на севере страны, и северянин сетовал, что Душанбе захватили кулябцы и превращают столицу обратно в кишлак. Мне сложно с ним спорить - я не знаю, каким Душанбе был, и более того, в отличие от Ташкента и Бишкека, я не могу даже представить себе, что когда-то этот город был другим.

48.


Здесь нет ощущения "умирающего прошлого" - оно уже давно умерло, отпето и забыто. Душанбе, в отличие от Бишкека и даже Ташкента, за прошедшую четверть века переродился полностью, и в этой цельности вместе с ухоженностью выглядит едва ли не самой уютной из среднеазиатских столиц.

49.


А видя в Душанбе русских - не веришь своим глазам, наши люди здесь - даже не остатки былого, а воспоминания о прошлых жизнях. Чаще всего это благовидные старушки с печатью пережитого на лицах, светловолосую голубоглазую молодежь я видел буквально раз или два, и да те, говорят, с детства учат таджикский... Вполне может быть, что и русских тут даже больше, чем кажется - просто они слились с фоном. И вроде бы это мечта многих народов Западного пояса - но только цена её гражданская война и десятилетия нищеты.

50.


Но как в Чёрной Арифке самая приличная страна - Руанда, а в России самые ухоженные города в Чечне, так и Таджикистан выглядит гораздо лучше соседней Киргизии, а местами и богатого по сравнению с ним Узбекистана.

51.


А ещё Душанбе очень активно строится, и даже в стройках его есть какой-то колорит:

52.


Среди душанбинских новостроек немало весьма приятного глазу хай-тека, лучший образец которого - аэропорт, я уже показывал в посте о перелёте.

53.


Но чаще строится что-то такое, и что печальнее всего - это НЕ точечная застройка. Среди местной интеллигенции, в основном естественно самих таджиков, уже не первый год ходят обречённые разговоры о том, что власти решили капитально осовременить центр - проще говоря, отдать его на растерзание китайским инвесторам, чтобы застроить чем-то таким, как на кадре ниже. На всём проспекте Рудаки памятниками архитектуры признано всего несколько зданий. Что-то - невиданное дело для Средней Азии! - даже отстояла неравнодушная общественность, а что-то уже начинают сносить. То есть в следующих частях речь пойдёт во многом о городе, которого скоро не будет...

54.


В следующей части осмотрим южную половину центра, наиболее богатую советской архитектурой.

ТАДЖИКИСТАН-2016
Обзор путешествия и оглавление серии.
Перелёт Москва - Душанбе и получение регистрации.
Таджикистан в общем. География и реалии.
Таджикистан в общем. Быт и колорит.
Гиссарская долина (Районы республиканского подчинения).
Душанбе. В общем.
Душанбе. Юг центра.
Душанбе. Проспект Рудаки.
Душанбе. За Душанбинкой.
Душанбе. Северные окраины.
Гиссар и его крепость.
Турсунзаде и Ширкентское ущелье. К следам динозавров.
Хатлонская область
Железная дорога Душанбе - Шаартуз.
Шаартуз и окрестности.
Аджина-Тепе и древности Юга.
Курган-Тюбе.
Куляб.
Окрестности Куляба. Муминабад и горы Чильдухтарон.
Окрестности Куляба. Восе, Хульбук и гора Ходжа-Мумин.
Нурек. Город несбывшейся мечты.
Согдийская область - посты будут.
Памир - посты будут.
Западная Фергана - посты будут в серии о Ферганской долине.
Узбекистан-2016. Обзор и оглавление.
Tags: Таджикистан, дорожное, транспорт
Subscribe
promo varandej ноябрь 18, 10:35 80
Buy for 500 tokens
Думая о планах на 2018-й год, лишь один пункт я пока ощущаю константой, своеобразным ДОЛГОМ - это Байконур. После того, как я побывал на Семипалатинском ядерном полигоне, он остаётся моим последним крупным пробелом в Казахстане. Я уже не помню, какая по счёту это будет попытка. Кажется,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 144 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →