varandej (varandej) wrote,
varandej
varandej

Душанбе. Часть 2: юг центра, или Сталинабад



Давным-давно, когда в Таджикистан ездить было ещё рисковано, а цифровые фотоаппараты ещё не стали обыденностью, в заметках какого-то отважного стопщика я прочёл, что красотами сталинской архитектуры с Душанбе мог бы потягаться лишь Минск. Побывав в таджикской столице, общему колориту и главной площади которой была посвящена прошлая часть, могу сказать, что здесь не Минск, конечно, и даже не Волгоград с Челябинском, но советский ансамбль маленькой столицы, построенной на месте кишлака, впечатляет не столько даже монументальностью, сколько неповторимостью. Архитектура его не просто сталинская, а сталинабадская - так назывался Душанбе в 1928-61 годах, и главное отличие "сталинабадки" от "сталинки" даже не в восточных мотивах, а в том, что здесь нет как такового разделения на до- и послевоенное зодчество: война была слишком далеко, облик Сталинабада сложился к концу 1940-х, и для довоенных времён слишком вычурный, а для послевоенных слишком сдержанный. Лучше всего Старый Сталинабад сохранилась в южной половине душанбинского центра, в треугольнике между площадями 800-летия Москвы, Победы и привокзальной Куйбышева.

Прилетев в город, заселившись в хостел и подав документы в ОВИР через турагентство (всё это - см. здесь), я пошёл гулять. В прошлой части я уже показывал кое-какие дома на улица Турсунзаде и Бухарской в окрестностях ОВИРа, но в первую прогулку я ходил в другую сторону - к композиционному центру Сталинабада, Таджикскому оперному театру имени Садриддина Айни (1939-46):

2.


Он был основан в 1936 году, как и сам Душанбе - искусственно, и был таджикским с самого начала, лишь во время войны в недостроенном здании давали спектакли эвакуированные труппы со всего Союза. Жизнь в театре, судя по всему, кипит и ныне, вот например приехали гости из Южного Казахстана, среди которых наверняка был и знакомый мне "человек-оркестр" Кендебай Карабдалов из Чимкента. Юрта у театра - кажется, единственная виденная мной в Таджикистане, не считая населённого киргизами Высокого Памира.

3.


Театр глядит на площадь 800-летия Москвы (1947) - если улицы в Душанбе переименованы практически тотально, то названия большинства площадей почему-то девственно советские. Сквер вокруг фонтана считается одним из любимых прогулочных мест столицы, но мне он запомнился сонным и тихим:

4.


Сквер с довольно известным в Душанбе кафе под открытым небом "Москва" охватывает театр полукольцом. Дома за сквером:

5.


С севера, куда пойдём в следующей части, угрожающе торчат новостройки. В Средней Азии облику городов угрожает не столько дикий капитализм, сколько планы местных властей перестроить город по своему, как правило весьма посредственному, вкусу - нагляднее всего это проявляется в Ташкенте, но и в Душанбе перспективы тревожны.

6.


С юга же всё кажется более патриархальным и обшарпанным. В этой части нам туда:

7.


Перед театром, севернее сквера с фонтаном, стоит гастроном с "кремлёвской" решёткой - это при том, что строили площадь 800-летия Москвы ленинградцы. Мне он запомнился фастфудницей (или вернее слоуфудницей с фастфудным ассортиментом) на первом этаже, весьма редким в Таджикистане местом с качественной европейской едой, а сами душанбинцы больше любят столовую в его подвале:

8.


К югу от фонтана - красное здание гостиницы "Вахш" (1941), изначально "Сталинабад". В Великую Отечественную она служила эвакогоспиталем, а в постсоветскую гражданскую - не знаю точно, чем именно, но при штурме Душанбе сторонниками правительства она была одним из эпицентров уличных боёв, и говорят даже, что где-то внутри здания до сих пор есть следы от пуль. Сейчас в это сложно поверить, а туристам "Вахш" более всего известен колоритным дедом с дрессированным медведем, который по крайней мере ещё несколько лет назад частенько стоял в сквере:

9.


Длинное же здание на заднем плане - Национальный банк 1950-х годов, построенный на месте более старого - своя архитектура была не только у Сталинабада, но и у Дюшамбе, своеобразные запоздалые модерн и эклектика столицы ещё не полноправной союзной республики, а лишь автономии в составе Узбекистана.

9а.


Нацбанк стоит уже на проспекте Рудаки - это главная улица Душанбе, начинающаяся от вокзала и уходящая прямо в горы. Его длина порядка 9,5 километров, и слеплен он из трёх советских улиц - Лахути, Ленина и Кирова. Та часть, что мы пройдём в этом посте - бывшая Лахути, и здесь - граница прогулки этого поста: по проспекту, слева, мы сюда вернёмся, а пока что пересечём его. Между розовым Нацбанком и оранжевым конструктивистским Минъюстом (1930, изначально Наркомзём) на той стороне уходит проспект Академиков Раджабовых, которым дальше и пойдём:

10.


За Минюстом - Минфин у глубокого сухого арыка:

11.


А за ним - одна из важнейших, если не самая впечатляющая достопримечательность Душанбе - археологический институт, при котором действует этнографический музей и музей древностей. Небольшой этнографический расположен на втором этаже, куда ведёт отдельная лестница, пол его устлан коврами, и при входе туда, как в мечети, снимают обувь; кое-что я показывал оттуда в посте про национальный колорит, кое-что - покажу в постах про другие города и веси. Ну а Музей древностей - это без преувеличения лучшая из всех существующих экспозиция Средней Азии, с которой может потягаться лишь среднеазиатский отдел Эрмитажа, а Национальный музей не годится и в подмётки. Изнутри эта сокровищница совершенно провинциальна: полутёмные залы да разморённые смотрительницы, валяющиеся на диванах в фойе или о чём-то судачащие у кассы. Но последнее и хорошо: официально в музее запрещено фотографировать, и меня об этом даже предупредили, но просто не попадаясь на глаза сотрудницам я сделал больше сотни кадров. Фрески Пенджикента, находки Саразма, зороастрийские алтари Согда, ганчевая резьба Хульбука, 12-метровый лежащий Будда из Аджина-тепе - все эти удивительные вещи я покажу в постах о соответствующих городах и весях. Вид с крыльца этнографического музея на Музей древностей, на улице небольшой лапидарий с основаниям колонн греко-буддийских храмов:

12.


Весь следующий квартал тянется ломанной линией длинный коснтруктивистский дом, словно привезённый под злое солнце Туркестана откуда-то из пролетарской Средней полосы. Если ничего не путаю, то этом Дом спецталистов (1928-30), куда поселились, видимо, те, кто руководители строительством Сталинабада:

13.


Напротив музея - увешанная плакатами поликлиника:

14.


Напротив Дома специалистов - Таджикский технический университет (1956):

15.


Но в его дворе - явный конструктивизм лет на 20 постарше. Увидев слово "Кабул", я сразу подумал на связь с Афганистаном, но это слово (да и "к" там другая) означает просто "приём", то есть скорее всего здесь обитает банальная приёмная комиссия:

16.


Дворик на Раджабовых. В прошлой части была надпись "Nirvana", а вот совсем не азиатского вида граффити - здесь такие сюжеты встречаются, пожалуй, даже чаще, чем в Ташкенте или Бишкеке, словно попытки прорвать всеобщую патриархальность, где быть не таким как все вроде даже не зарпщено, а просто очень стыдно:

17.


В конце улицы Раджабовых - совершенно ташкентский сюжет госучреждения за высоким забором, у ворот усиленным "ежами". Это Министерство внутренних дел Таджикистана, и по его периметру видно, как хрупок нынешний мир в стране:

18.


Скульптуры на крыше. Как я понимаю, как УВД оно и строилось в 1950-х годах:

19.


На месте администрации Таджикской АССР (1928) совершенно дореволюционного вида. В Бишкеке этот пласт советского модерна хорошо сохранился, а в Душанбе исчез почти без следа.

19а.


МВД стоит на треугольной площади Победы, которую венчает пожалуй самый маленький и скромный в постсоветских столицах воинский мемориал (1963), за характерную форму в народе прозванный Ослиные Уши. Танк - из колонны "Колхозник Таджикистана", построенной на средства из Сталинабада и защищавшей Сталинград. Больше всего же впечатляют барельефы, и на кривую гитлеровскую свастику наверное смешно смотреть местным куда более истинным арийцам (хотя слышал, что тему "арийской внешности" всерьёз поднимал сам Рахамон):

20.


За Душанбинку от мемориала уходит проспект Саади Ширази, бывший Правды, и на мостике - железнодорожная платформа Текстиль, а дальше лежит огромная текстильная фабрика с мозаиками 1960-х годов на фасаде. Увы, здесь я только проезжал на троллейбусе, хотя к проспекту Ширази за Душанбинкой, за те новостройки вдали, ещё выйдем в одной из следующих частей.

21.


Пока же огибаем памятник и МВД острым углом:

22.


И идём назад по улице Айни - второй "грани" нашего маршрута-треугольника:

23.


Окна сталинабадок:

23а.


Айни - не главная (хотя одна из главных) и не самая красивая, но пожалуй самая характерная душанбинская улица. Прошлой части, то есть рассказу о городском колорите, она дала больше кадров, чем любая другая.

24.


На перекрёстке с проспектом Рудаки - площадь Айни с пожалуй красивейшим зданием сталинабадского ансамбля - изначально это был Национальный музей (1934), в 2013 году переехавший в огромное здание у парка Рудаки, а здесь ныне художественный колледж. Улица Айни проходит вдоль фасада, проспект Рудаки уходит направо, и туда мы ещё пойдём... но позже.

25.


На другой стороне площади - памятник Садриддину Айни (1978), рядом с которым лихо отплясывал и изображал какое-то подобие пантомимы вон тот товарищ в тельняшке:

26.


Садриддин Айни - это главный таджикский писатель ХХ века, основноположник советской литературы на фарси, увековечивший мрачный образ досоветского Туркестана, застрявшего в глухом средневековье - с самодурами-баями, с извлекателями ришты, с жадными ростовщиками и бессловесными женщинами в паранджах. Он родился под Гиждуваном, учился и провёл молодость в Бухаре (моё первое знакомство с его творчеством - воспоминание, как страшно его били в тамошнем зиндане), большую часть жизни прожил в Самарканде, а умер в Сталинабаде в 1956 году.

27.


Но в Средней Азии он оставил след не только как писатель. В 1927 Айни организовал Самаркандский университет, а в 1941 был инициатором вскрытия могилы Тамерлана, в утро после которого началась Великая Отечественная война. Себя Айни всегда позиционировал таджиком, и в созданную им антологию таджикской литературы вошли Рудаки и Фирдауси. Не без его консультаций советская власть провела черту, с годами ставшую государственной границей, между таджиками и узбеками, в состав которых вошли сарты - тюркоязычные жители оазисов и городов. В общем, в истории Средней Азии и в становлении таджикской идентичности Айни сыграл заметную и весьма противоречивую роль:

28.


На кадре выше - бывший Детский мир, на кадре ниже - гостиница "Пойтахт" (1964, изначально "Душанбе") и та часть улицы Айни, с которой мы пришли:

29.


На эту площадь мы ещё вернёмся, а пока что пойдём на юг, по самому началу проспекта Рудаки, где бульвар его особенно широк и многолюден. Но сам контингент напоминает о том, что неподалёку вокзал - тут часто, как нигде в городе, попадаются мутные личности, а в кустах можно увидеть валяющихся то ли торчков, то ли пьяниц. Мне тут и днём-то было неуютно, и это явно не та часть Душанбе, где стоит гулять по вечерам.

30.


Но вдоль бульвара - весьма колоритный соварх:

31.


У начала проспекта Рудаки - памятник Валериану Куйбышеву (1937), вполне возможно, что старейший памятник во всём Таджикистане:

32.


Особенно хороши барельефы войны и мира на фоне гор:

33.


Куйбышев был, кажется, первым из советского "пантеона", кто посетил далёкий Таджикистан - в 1934 году на этой площади он выступал на огромном митинге, скорее всего только-только выйдя с прибывшего поезда. Железную дорогу в Сталинабад протянули в 1929 году из узбекистанского Термеза, и наркома здесь встречал маленький ассиметричный вокзал совершенно дореволюционного облика:

33а.


В 1963 году, однако, его снесли - Душанбе вступил в соревнование с Ташкентом, Ригой и Таллином за звание города с самым унылым вокзалом:

34а.


Неданво советский вокзал  капитально реконструировали. Внутри теперь необычайно уютный интерьер, но в целом всё довольно бестолково - нет не то что табло, а даже просто стенда с расписанием, которое остаётся лишь спрашивать в одной из двух на весь зал касс. Фотографировать внутри запрещено, но я отделался устным внушением. И оба раза, что я здесь был, по сверкающему залу бродил скучающий калека, невнятно пытавшийся о чем-то заговорить с зашедшими пассажирами.

34.


Ныне отсюда ходят поезда в Москву и иногда в Худжанд - последний весной и осенью запускают в первую очередь для призывников. Оба поезда пересекают территорию Туркмении со станцией Келиф, и фактически полноценно ими пользоваться могут только граждане Таджикистана, которым разрешён безвизовый транзит. Ещё есть электричка к приграничной станции Пахтаабад раз в сутки, а главное - пассажирский поезд в Куляб по новопостроенной линии Вахдат-Яван, соединившей Душанбе с железной дорогой Хатлона, и я умудрился попасть на его самый первый общедоступный рейс. К его запуску вокзал, видимо, и был реконструирован:

35.


За вокзалом раскинулся массив махаллей, то ли оставшихся от поглощённых городом кишлаков, то ли успевших сформироваться в советском городе. Через них примерно километр до аэропорта:

36.


Жизнь в махаллях совсем такая же, как и в Узбекистане:

37.


Налево от вокзала через махалли можно выйти в Парк Железнодорожников с наверное единственным в Таджикистане паровозом, и я не очень понимаю, где его достали - от паровозов маловодная Средняя Азия отказалась первой в СССР, он здесь установлен здесь в 1999 году, к 70-летию прибытия в Сталинабад первого поезда, который вёл такой же паровоз "Э":

38.


В просторном тихом парке - советские памятники, возможно "выселенные" сюда из других душанбинских районов:

39.


В махаллях вокруг попадаются типовые домики, возможно, 1920-х годов, последние осколки "досталинабадского" Дюшамбе. И если так - то это старейшие сохранившиеся здания города:

40.


По обе стороны путей здесь колоритный, донельзя таджикский базарчик, где дед в тюбетейке продавал самодельную апельсиновую газировку по сомони (7-8 рублей) за бутылочку, а иныне прохожие норовили мне крикнуть "хэллоу!".

41.


42.


Теперь вернёмся на площадь Айни да пойдём на север по проспекту Рудаки. В его створе - благоустроенный подземный переход, в котором обнаружился аквариум с медузой:

43.


Сталинки проспекта Рудаки, в той части, где он был улицей Лахути, в основном 1940-х годов постройки. Кинотеатр "Ватан" ("Родина") - один из символов Душанбе для многих поколений, но его планируют снести под напирающие стройки:

44.


А вот турецкое посольство вряд ли тронут:

45.


Изначально здесь были контора и кассы "Аэрофлота":

45а.


Кажется, жилой дом на другой стороне - облик Старого Сталинабада всё же самобытный и стильный:

46.


Главный корпус Таджикского национального университета (1947), самым известным выпускником которого был президент Эмомали Рахмон:

47.


Колоритный логотип уже не помню на каком здании, но совсем рядом с площадью 800-летия Москвы, где мы начинали пост:

47а.


И уходящий вдаль по проспекту Рудаки бульвар в чинаровой колоннаде:

48.


Но дальше по проспекту до самой окраины пойдём в следующей части.

ТАДЖИКИСТАН-2016
Обзор путешествия и оглавление серии.
Перелёт Москва - Душанбе и получение регистрации.
Таджикистан в общем. География и реалии.
Таджикистан в общем. Быт и колорит.
Гиссарская долина (Районы республиканского подчинения).
Душанбе. В общем.
Душанбе. Юг центра.
Душанбе. Проспект Рудаки.
Душанбе. За Душанбинкой.
Душанбе. Северные окраины.
Гиссар и его крепость.
Турсунзаде и Ширкентское ущелье. К следам динозавров.
Хатлонская область
Железная дорога Душанбе - Шаартуз.
Шаартуз и окрестности.
Аджина-Тепе и древности Юга.
Курган-Тюбе.
Куляб.
Окрестности Куляба. Муминабад и горы Чильдухтарон.
Окрестности Куляба. Восе, Хульбук и гора Ходжа-Мумин.
Нурек. Город несбывшейся мечты.
Согдийская область - посты будут.
Памир - посты будут.
Западная Фергана - посты будут в серии о Ферганской долине.
Узбекистан-2016. Обзор и оглавление.
Tags: Таджикистан, дорожное, транспорт
Subscribe
promo varandej ноябрь 18, 10:35 80
Buy for 500 tokens
Думая о планах на 2018-й год, лишь один пункт я пока ощущаю константой, своеобразным ДОЛГОМ - это Байконур. После того, как я побывал на Семипалатинском ядерном полигоне, он остаётся моим последним крупным пробелом в Казахстане. Я уже не помню, какая по счёту это будет попытка. Кажется,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 39 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →