varandej (varandej) wrote,
varandej
varandej

Чильдухтарон. На Сорок дев через Город Правоверных.



Ещё когда я только готовился к поездке в Таджикистан и собирал об этой стране информацию, мне попалась фотография удивительных скал, похожих ни то на замок с башнями, ни то на толпу людей, ни то на затвердевшее серое пламя. Позже я узнал, что называются эти скалы Чильдухтарон и расположены над городком Муминабад недалеко от показанного в прошлой части Куляба.

Ехать ли на Чильдухтарон, я ещё раздумывал: красот впереди предвидилось много, а времени на путешествие - мало. Но начавшиеся ещё в Курган-Тюбе сложности со здоровьем вынудили меня сбавить темп и задержаться в Кулябе на два дня. С утра погуляв по городу, я понял, что чувствую себя лучше, чем опасался ночью, и решил в остаток дня поехать на Чильдухтарон. На базаре мне предложили такси за 150 сомони (около 1200 рублей), и я предпочёл воспользоваться коллективным такси до Муминабада. На самом деле не слишком испорченные массовым туризмом кулябцы и цену заряжали не сильно (с пересадкой я сэкономил сомони 20, не больше), и честно сказали, что я и без такси туда смогу доехать, но вряд ли смогу вечером спуститься обратно, однако "там на Чильдухтароне люди хорошие, у них переночуешь". Тогда я ещё не просёк эту таджикистанскую фишку, что в город возвращаться было и не обязательно, так как ночлег можно найти в любом кишлаке. Но в общем как бы то ни было, мы поехали по главной улице Исмаила Самани за парк и мавзолей Хамадани, за бывший гарнизон российской 201-й дивизии, за махалли на фоне далёкого микрорайона... Почти на выезде из города - большая приземистая мечеть Хаджи-Мирзо, названная в честь одного из известнейших имамов современного Таджикистана:

2.


А совсем на выезде - кладбище с хорошо заметным одиноким мавзолеем, "открывающим" город со стороны предгорий:

3.


Странная мозаика на повороте дороги:

3а.


И просто пейзажи кулябских окрестностей:

4.


Что-то строят или монтируют, а может просто разгребают сошедший сель:

5.


Арка на въезде в Муминабадский район. Муминабад в переводе значит "Город правоверных" (вернее, "мумин" - это аналог нашего "воцерковлённого", то есть не просто верующий, а верующий по всем правилам), и когда я уточнил это у водителя, тот лишь буркнул "Приедешь - узнаешь!" - разговоры о религии в стране, где ещё недавно воевали с исламистами, вести не очень-то принято.

6.


Родник у дороги. У воды весьма своеобразный привкус, не помню точно, вяжущий железистый или пахучий сероводородный - мне в Таджикистане попадались и такие, и такие родники, и я успел забыть, что где.

7.


В гору мы ехали долго, петляя по каким-то кишлакам - набрать полный салон водителю стабильно не удавалось, и он искал пассажиров где мог. В полях в самом разгаре был сбор урожая, и в одном месте нас с водителем угостили яблоком, а в другом - виноградом. Ослики на здешних просёлках - транспорт не менее популярный, чем машины:

8.


9.


Примерно за час мы доехали до Муминабада, оказавшегося довольно крупным ПГТ-райцентром (13 тыс. жителей) с капитальными зданиями и зачатками асфальта лишь на центральной площади:

10.


В Средней Азии удивительно живучая топонимика, и часто улицу или город, переименованную во времена оны, народ десятилетиями называет по-старинке. Но как известно, из каждого правила есть исключения: Муминабад официально всё ещё Ленинградский - постановление о его переименование вышло, но до сих пор не вступило в силу, однако новое название уже прижилось, и о том, что он Ленинградский, я узнал лишь по возвращении. На самом деле с жителями я согласен - хоть есть тут и свой медный всадник, и львы, а всё же представить себе что-то более неленинградское сложно.

11.


Но самый примечательный объект на площади - киоск-глобус. Такие, впрочем, и в Кулябе есть:

12.


А в посёлке сохранилась средневековая Муминабадская крепость... ворота с башнями, конечно же, новодел (причём видимо не оконченный), но вот само городище за ними - подлинное, и я видел даты от 9 до 15 века. Ничего подробнее о его истории я не нашёл:

13.


Сам Ленинградский (видимо совхоз) основан в 1966 году, и живут здесь скорее всего настоящие кулябцы - переселяли людей с гор не в другие горы, а к тучным полям долины. За крепостью - мостик через речку Обисурх (мало таджикам двух Сурхобов!) с бетонными фермами "модерного" вида. А что касается дорог, то они такие во всём Муминабаде:

14.


Выше по Обисурху - базар, с которого народ как раз разъезжался по селениям, и минут за 10-15 я таки нашёл такси к подножью Чильдухтарона, готовое меня там подождать.

15.


Едем дальше. Над Муминабадом - убранные поля и остриженные скотиной пастбища:

16.


Да и сам Чильдухтарон уже выглядывает из-за гряды:

17.


А из-за других хребтов сурово взирает Памир, вероятно вершина Кухифруш (4572м). Вернее, формально-то мы уже на Памире, "фасадом" он обращён в Киргизию, а со стороны Таджикистана набирает высоту очень медленно, и географически к Памиру относится даже Вахшский хребет между Курган-Тюбе и Кулябом... но согласитесь, что в отличие от тех далёких вершин эти предгорья Крышей Мира назвать язык не повернётся. Мне нравится термин Припамирье, к коему можно отнести Куляб, Бальджуан и Каратегин.

18.


Кишлаки у Обисурха. В некоторых сохранились архаичного вида глинобитные дома с травой на крышах, но в целом в горах Таджикистана такого на порядок меньше, чем в горах Узбекистана.

19.


Последний крупный кишлак у дороги - Геш, куда водитель завёз меня посмотреть на мечеть Домулло-Барота середины 19 века, богослова-основателя которой здесь помнят и чтут по сей день:

20.


Больше всего в её облике мне запомнились узоры на балках галереи:

20а.


Затем по извилистым улицам водитель заехал в свой дом на краю кишлака, вызвав жену, велел ей готовить обед, а машину со мной вместе передал своему сыну Азаму, с которым мы и продолжили путь:

21.


Если в Кулябе таксисты будут рассказывать, что на Чильдухтарон необходим внедорожник - не верьте. На пузотёрке было не переехать только русло Обисурха, но недавно через него построили мост:

22.


Всё же не устаю поражаться среднеазиатским рекам - тоненький ручеёк в широченном русле... пару недель в году заполняющий его целиком. А горы Чильдухтарона возвышаются в перспективе долины:

23.


Уж можно различить силуэты их скал:

23а.


Предпоследний кишлак по долине... или не кишлак даже, а самая настоящая деревня в одну улицу:

24.


А последний - у самого подножья. С поворота открывается впечатляющий вид на Чильдухтаронские скалы, образующие несколько "замков" в долине:

25.


Если бы здесь жили не таджики, а узбеки - те же скалы назывались бы Кирк-Киз. "Сорок дев", отчаянно взявшихся за оружие перед лицом ни то Чингисхана, ни то Кутейбы и погибших в бою - легенда, встречающаяся по всей Средней Азии, и мне никто до сих пор не смог ответить, где искать её корни. В одних её вариантах девы возносились на небо из пылающей крепости, в других становились ветрами, по-прежнему звучащими в скалах, ну а тут, как нетрудно заметить - превратились в камень, так что в каком-то смысле эти скалы - монумент Стоявшим Насмерть. Слышал так же, что в домонгольской Средней Азии женщины действительно были знакомы с азами военного дела и обороняли свои города, когда не оставалось способных держать оружие мужчин. Но враги всё равно завоёвывали Среднюю Азию с досадной регулярностью...

26.


Высота следующей гряды, мелькавшей на заднем плане - 2450 метров, а эта пониже максимум на несколько десятков метров. Стало быть, и подножье их не менее чем в 2 километрах над уровнем моря - поднялись на такую высоты мы как-то незаметно.

27а.


В скалах правда чудятся фигуры и лица. Лишь на фото я заметил белогового орла, сидящего на вершине утёса:

27.


Открыточный вид, кстати, не совпадает с тем, что увидел я - там то ли эта же гряда с торца, то ли здесь есть и другие, ещё более вычурные группы столбов, недоступные автомобилю.

28.


Азам поставил машину в тень, и мы начали подниматься. Я всё ещё чувствовал себя неважно, и вдобавок у меня закончилась вода, поэтому в гору шёл медленно и тяжело. Азам это понимал и был ко мне очень внимателен, на привалах подбадривая меня беззлобными шутками.

29.


Здесь было ощутимо прохладнее, чем внизу, особенно когда налетал ветер. И всё же присаживаться я предпочитал в тени:

30.


Башни Сорока дев нависали всё ближе:

31.


В общем, вверх мы шли минут сорок, хотя по-хорошему можно было бы дойти и за двадцать.

32.


Да вышли в итоге на длинный травянистый отрог у подножья:

33.


Слева - одинокая мощная "башня", похожая на барбакан, на фоне изрезанных оврагами припамирских склонов:

34.


Справа - самый впечатляющий вид на целую вереницу "башен". И девы или не девы, но некоторые правда похожи на согдианцев в их остроконечных шапках (хотя жили тут не они, а тохары):

35.




Вид на долину и кишлак. На самом деле много тут не наснимаешь и по отвесным скалам не особо полазаешь, так что на практике выходит место пусть и безумно красивое, но с логикой "приехал - поглазел - уехал". Так что посидев немного на вершине, мы начали спускаться. Спуск и подъём на этот склон - слева относительно кадра ниже, я было попробовал найти спуск по хорошо заметной тропе, но в итоге упёрся в обрыв, и Азам лишь усмехнулся "Это волки ходили!". Волки в здешних горах - дело серьёзное:

36.


В кишлаке у подножья набрали воды из скважины. Струя её сильно пульсирует, то падая вниз вертикально, то выстреливая на пару метров:

37.


Потом заехали в Геш, где хозяева как раз сготовили обед, от которого я отказался - апетита пока что хватало только на лепёшки, сюзьму и фрукты, а не на жирную шурпу. Мне предалагали и переночевать, но я уже не помню, почему отказался. У Азама, однако, нарисовались какие-то дела на полтора часа, и он с приятелем уехал, а я до их возвращения остался лежать на веранде. Над двориком Азамова дома - навес из виноградной лозы, где лучшие грозди убраны в мешки от наглых птичек. По всему кишлаку дико и наперебой голосили ослы...

38.


Это было первое знакомство с Памиром, но о самом Памире расскажу подробно лишь в апреле, да и доехал я туда лишь через неделю после Куляба и другой дорогой. А пока начинаем путь из жаркого Хатлона обратно в Душанбе. У Куляба интересны и "нижние" окрестности - крепость Хульбук и гора Ходжа-Мумин у огромного кишлака Восе.

ТАДЖИКИСТАН-2016
Обзор путешествия и оглавление серии.
Перелёт Москва - Душанбе и получение регистрации.
Таджикистан в общем. География и реалии.
Таджикистан в общем. Быт и колорит.
Гиссарская долина (Районы республиканского подчинения).
Душанбе. В общем.
Душанбе. Юг центра.
Душанбе. Проспект Рудаки.
Душанбе. За Душанбинкой.
Душанбе. Северные окраины.
Гиссар и его крепость.
Турсунзаде и Ширкентское ущелье. К следам динозавров.
Хатлонская область
Железная дорога Душанбе - Шаартуз.
Шаартуз и окрестности.
Аджина-Тепе и древности Юга.
Курган-Тюбе.
Куляб.
Окрестности Куляба. Муминабад и горы Чильдухтарон.
Окрестности Куляба. Восе, Хульбук и гора Ходжа-Мумин.
Нурек. Город несбывшейся мечты.
Согдийская область - посты будут.
Памир - посты будут.
Западная Фергана - посты будут в серии о Ферганской долине.
Узбекистан-2016. Обзор и оглавление.
Tags: Таджикистан, дорожное, природа
promo varandej апрель 26, 15:58 35
Buy for 500 tokens
Примерно до 2013 года я путешествовал круглогодично, в темпе "по неделе в месяц". С тех пор всё изменилось, и я начал ездить сезонами - несколько долгих, от пары недель до пары месяцев, путешествий с середины весны по середину осени и зима в сидячем положении за компом. К весне у меня…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 33 comments