varandej (varandej) wrote,
varandej
varandej

Истаравшан (Ура-Тюбе). Часть 1: по главной улице на гору Мугтепе



...В Средней Азии каждый найдёт что-то своё. Меломанам можно порекомендовать Кок-Джон или Сары-Джаз; людям с заниженной самооценкой определённо стоит посетить Ура-Тюбе, ну а вообще всем надо ехать в Хорасан, потому что там, наверное, должно быть хорошо.

Так я шутил ещё несколько лет назад, приезжая в пески Туркестана впервые. И тем не менее Ура-Тюбе (с 2000 года официальной стала таджикская версия Истаравшан, как у эстонцев Ревель всегда был Таллином) оправдывает своё название: совсем не маленький (57 тыс. жителей, а по общущениям в 2-3 раза больше), довольно шумный город - но с гостеприимством горного кишлака, где ты постоянно в центре внимания и все кругом тебе рады. Ну а если вы не любитель советской архитектуры - то Ура-Тюбе и самый интересный город Таджикистана.

В прошлой части я закончил рассказ о Худжанде в его многочисленных пригородах; про Истаравшан расскажу ещё в 3 частях: Старый город, ремёсла и окрестности, но сначала просто прогуляемся по главной улице на увенчанную остатками крепости гору Мугтепе. Древностей здесь будет относительно немного, но неповторимый колорит Ура-Тюбе ощущается даже в советских районах.

В Истаравшан мы заезжали на обратном пути в Худжанд из Пенджикента, поэтому начнём рассказ на базаре, ограничивающем центр с юга, да пойдём на север по главной улице - местному проспекту Самани, в перспективе которого уже отсюда виден увенчанный крепостными воротами холм Мугтепе с заглавного кадра. Истаравшан - город чрезвычайно централизованный, и проспект вдоль сухой речки Аксу - его натуральная ось. А на самом базаре весьма колоритная архитектура павильонов, гуляя среди которых, кратку расскажу долгую историю Ура-Тюбе:

2.


Если основателем Худжанда считается Александр Македонский, то основателем Истаравшана - покоривший Среднюю Азию за две сотни лет до него "царь царей" Кир Великий, от имени которого происходит древнейшее название города Курушканда. Известно, что в те времена это была мощнейшая крепость, охранявшая дорогу на стратегический Шахристанский перевал, связующий долины Сырдарьи и Зерафшана, и на её штурме был впервые ранен прошедший невридимым всю Персию Александр Македонский. Город тогда был разрушен, но видимо оценив, какое нелёгкое это дело - завоевывать Среднюю Азию, Искандер сохранил название в честь предыдущего завоевателя, лишь поменяв его на греческий манер - Кирополь.

3.


Затем город на несколько веков впал в забвение, оставаясь видимо заурядной крепостью в предгорьях, вновь выйдя на историческую сцену в 435 году как центр земли Уструшана - и не от Курушканды ли происходит это название? Уструшана протянулась по узкой полосе между Сырдарьёй и Туркестанским хребтом от Худжанда до Джизака, и жил в ней народ, по языку и культуре близкий согдийцам, так же исповедовавший зороастризм, но при этом имевший другую письменность. Сутуршана (иногда её называние записывают так) делилась на 18 рустаков (княжеств), верховный правитель её назывался афшин, а резиденцией его был Бунджикат, расположенный в горах чуть выше Истаравшана, служившего торговой столицей государства. В рассказе про Худжанд я упоминал Бунджикатский дворец и показывал его фрески из душанбинских музеев, ну а Саша carpodacus с тех пор успел найти мне источники, объясняющие, откуда в тех фресках Ромул и Рэм под Капитолийской волчицей: волк - древний степной тотем, и афшины возвдили свой род к одному из десяти братьев, рождённых в пещере волчицей, ну а попадавшие сюда по Шёлковому пути римские и византийские монеты и украшения лишь визуализировали эту легенду.

4.


Один из самых характерных топонимов Уструшаны - Муг, по-нашему говоря - Маг, будь то городище Ура-Тюбе или каменная крепость в горах узбекского Заамина. Возможно, землёй колдунов Уструшану прозвали арабы, покорившие её лишь со второй попытки: в 739 году афшин только признал себя вассалом и согласился платить дань, но Халифат не смог добиться главного - обратить Устуршану в учение Пророка. Однако в 822 году два сына престарелого афшина Кавуса принялись делить власть, и один из них пошёл за помощью к арабам, приняв по такому случаю ислам и имя Хайдар. В 895 году самостоятельность Уструшаны была окончательно упразднена Саманидами, и город перед перевалом вновь погрузился во тьму веков, чтобы в следующий раз проявиться в 1410-х годах под тюркским названием Уротеппа, на русский манер ставшим Ура-Тюбе.

5.


В те времена это был один из важных городов страны Тимуридов, которую позже сменило Бухарское ханство. Однако череда смут 18 века, когда Бухара была покорена персидским шахом Надиром, обернулась тем, что защищённый от Персии горами Ура-Тюбе стал центром своевольного бекства, по сути дела возродившего Уструшану и даже вышедшего за её пределы, на юге охватывая всю нынешнюю Согдийскую область, а на севере вплотную подступая к Ташкенту. Но затем Бухара оправилась от войны, с другой стороны окреп Коканд, и всю первую половину 19 века хан и эмир боролись за власть над Ура-Тюбе, который сам то подставлялся Коканду, повздорив с Бухарой за Джизак (1828), то открывал тылы Бухаре, поддержав самозванца Рустам-бека, объявившего себя кокандским ханом (1857). Ну а в 1866 с севера пожаловала армия России, и взятие Ура-Тюбе генералом Дмитрием Романовским было одним из ключевых сражений Туркестанской кампании. Под Россией Ура-Тюбе отошёл в её прямое подчинение, став заштатным городом Ходжентского уезда Самаркандской области, и к началу ХХ века в нём жило порядка 15 тысяч человек. Ну а ХХ века тут словно и не было - Ура-Тюбе просто рос, неспешно и поступательно, не очень-то меняясь внутренне, и ныне это крупнейший город Таджикистана после областных центров (к коим отнесём и экс-областной Куляб).

6.


На кадре выше - базарный ряд кузниц, и ключевой момент прогулки по Истаравшану у нас случился здесь, но об этом - позже, в следующей части. Пока же просто пойдём дальше. Вот такие в Истаравшане люди, и женщины здесь ходят с покрытыми головами, мужчины - в тюбетейках, а дети и молодёжь кричат "хэллоу!" да зазывают в гости. Но по сравнению с Югом здесь нет той агрссивной религиозности, вместо неё - спокойная патриархальность:

7.


Сухое русло Аксу и лавки на мосту, как в средневековой Европе. У базара проспект идёт справа (по ходу нашего движения) от речки, но сразу за базаром перепрыгивает на левый берег:

8.


Симпатичное здание спортивной школы на той стороне - совершенно не понятного возраста, "на глаз" я дал бы 1920-е годы, и если так, то интересно, что здесь могло быть тогда:

9.


Погода и время суток на фотографиях с базара, как обычно, переменчивы - сюда ведут все дороги, и мы здесь были несколько раз:

10.


Идём дальше по проспекту. В Истаравшане множество колоритных деталей и всяких мелких архитектурных элементов, которые теоретически можно было бы свести в отдельный пост:

11.


Махалли подступают к проспекту справа. На самом деле Старый город, который я оставлю на следующую часть, девственная сельва его махаллей, лежит слева, западнее проспекта, за этими фасадами советских школ:

12.


13.


Школа с кадра выше обращена к проспекту вот такой композицей совершенно русского вида - и ведь за ней наверняка стоит своя история:

14.


Отголоски худжандской орнитомании - в Истаравшане есть свои орёл и голубь:

15.


16.


Дом напротив, у поворота. Пустота улиц на фотографиях обманчива - машины загораживают вид, поэтому я дожидался "окон". На самом деле Истаравшан - город очень оживлённый, на глаз я бы дал ему не 50 тысяч, а хотя бы 120. С окрестными кишлаками его население оценивается в 300 тысяч человек, но это тоже явный перебор.

17.


А за поворотом из-за пятиэтажек показывается высокий минарет:

18.


Обратите внимание на вывеску "Самарканд". На другом перекрёстке, одном из главных в городе, есть и кафе "Памир", и если первое скорее напоминает об отданной Узбекистану столице всея таджиков, то второе, вполне может быть, держат сами памирцы - хоть я и слышал, что в первые годы после гражданской войны они ненавидели северян, по прошествии лет две окраины страны забыли старую вражду на почве общей неприязни к кулябцам.

19.


Минарет же принадлежит одному из центральных в Истаравшане ансамблю Хазрати-Шох ("Святой царь"), расположенному буквально во дворе многоэтажки с "тематически" оформленным торцом:

20.


Во дворе - четыре постройки разных эпох. Справа - большая и приземистая мечеть Намазгох (1891-93):

21.


Из одного только названия которой можно понять, что за сотню лет Ура-Тюбе переполз на несколько километров восточнее - сейчас это самый центр города, но "намазгох" в Средней Азии назывались загородные мечети для самых многолюдных богослужений на открытом воздухе, так что молящиеся по праздникам занимали поле от этих айванов до берега Аксу, ныне занятое проспектом и пятиэтажкой:

22.


Намазгох устроена примерно так же, как и большинство мечетей Истаравшана - приземистая и невзрачная постройка с расписными  потолками и капителями колонн:

23.


Что здесь аутентично с конца 19 века - боюсь даже предполагать, уж слишком размыта в Средней Азии грань между историей и современнстью:

23а.


В тёмном зале мечети начиналась молитва. Мулла очень дружелюбно попросил меня смотреть и уходить побыстрее, пока не подошла основная часть народу:

24.


Вроде бы в те же 1890-е годы построен и минарет с вязью кирпичных орнаментов. Так строили в домонгольской Средней Азии, но до Нового времени этот стиль сохранился в Ферганской долине. Других высоких минаретов я в Истаравшане не припмоню, так что вполне может быть, что и этот строили мастера откуда-нибудь из Коканда.

25.


У подножья минарета - маленький мавзолей-"матрёшка", построенный в 18 веке вокруг более старого мавзолея Худояра Валами 17 века как усыпальница знати Ура-Тюбинского бекства. И может быть поэтому здесь теперь подсобка - таджики точно знают, что в этом мавзолее покоятся тюрки:

25а.


Ну а посредине - самый маленький и новодельный, но самый чтимый в комплексе мавзолей Хазрати-Шох на могиле, по преданию, двоюродного брата арабского миссионера Кусама ибн Абасса, вокруг легендарного убежища которого выросла самаркандская Шахи-Зинда. На самом деле здесь покоится скорее всего один из арабских полководцев, а легенда о Кусаме ибн Абассе (двоюродным братом которого был, вообще-то, пророк Мухаммед) появилась здесь с лёгкой руки Дильшод - ура-тюбинской поэтессы 19 века, после очередную войны попавшей в гарем кокандского хана.

26.


Дальше по проспекту к Хазрати-Шох примыкает скверик с местной Аллеей Геров и памятником Рудаки:

27.


Но в архитектурном смысле чтимый Хазрати-Шох - далеко не самый интересный ансамбль Истаравшана, однако красоты Старого города я, как водится, оставлю на следующую часть. Сейчас углубимся туда буквально на один квартал:

28.


К мечети почти по соседству с Хазрати-Шохом, таджикское название которой я забыл, запомнив лишь русский перевод - Змеиный пруд: с её хаузом связана совершенно христианская легенда о змеях, которых изгнал молитвой некий праведник. Под зданием с колоннами - пара колодцев, из которых течёт чистая вода:

29.


Но продолжим путь по главной улице. За улочкой, ведущей к Змеиному пруду, напротив Аллеи Героев - местный хукумат:

30.


В сквере перед которым - ещё какие-то композиции. Мы вот над "глобусом Украины" смеялись, а в Узбекистане и Таджикистане такие глобусы - это почти официальный символ, который я бы интерпретировал как "таджикский гастрбайтер шагает по планете".

31.


А майолика магазиначика напротив сообщает, что Истаравшану и вовсе целых 6100 лет. Не знаю точно, от каких дат его хозяева вычисляли такой возраст, но в принципе при желании и 120 тысяч написать можно - близ Ура-Тюбе археологи находили примитивные инструменты глубокого каменного века.

32.


В основном же по проспекту у администрации тянутся новостройки гостиниц и торговых комплексов, по дворам которых течёт Аксу, где-то по течению подхватившая ожививший её русло ручей:

33.


Здесь мы свернули с проспекта и начали подъём на Мугтепе:

34.


На этом склоне располагалась в царские времена и русская слободка, но европейцев на 15-тысячный Ура-Тюбе приходилось дай бог если сотня человек. Однако даже у такой скромной община была глинобитная церковь, попавшая в "Туркестанский альбом" 1870-х годов:

34а.


Какие-то из домиков на этой улице, вполне может быть, остались от русского поселения:

35.


Один из них - так точно. В описаниях дореволюционного Ура-Тюбе фигурирует больница с русским медперсоналом, но это домик куда больше похож на администрацию. Сейчас здесь в любом случае музей:

36.


Выше пятиэтакжи с "Авророй" на одном из торцов, нарисованной явно от балды - силуэт революционного крейсера был абсолютно другим. Но большинство этих детей вряд ли видели хоть раз в своей жизни даже вёсельную лодку.

37.


Детишек же кругом было как-то неописуемо много - судя по всему, при местной рождаемости школы работают в две смены, и вот с вечерних уроков и ученики и расходились по домам шумными стайками. От их хэллоукания я отмахивался что от мух, всем своим видом игнорируя такое внимание, порядком утомляющее в Средней Азии. Оля же была настроена куда благодушнее, и в очередной раз услышав заветное "хэллоу!" от поровнявшейся с нами компании мальчиков лет 10-11, с улыбкой спросила:
-Английские практикуете, да?
Мальчик, к которому она обратилась, не растерялся, и уж не помню с каких фраз завёл с нами разговор, так что путь на вершину Мугтепе мы продолжили в потихоньку редеющей компании школьников. Мальчика звали Камол, и по светлому лицу да безупречной русской речи с мянкими тажикским акцентом Ольга сразу признала в нём "умницу". В глазах его читался очень живой интерес, и ближе к вершине он просто засыпал нас вопросами о России, о путешествиях, о других странах, где мы не бывали, и ещё бог весть о чём. Надо сказать, о России знал не только понаслышке - несколько раз бывал в гостях у старшей сестры, которая училась и вышла замуж где-то "в Ленинграде". Самого Камола я толком не сфотографировал, но столь интеллигентны здесь конечно далеко не все:

38.


Между тем, тропами и склонами, мимо новостроек и бараньих отар мы взошли на вершину Мугтепе. Здесь и стоял город, основанный Киром Великим, и под этими обрывами был ранен Александр Македонский. Теперь на древнем городище, как водится, лишь глина да бурьян:

39.


Каменные ворота и глиняные оплывшие фундаменты остались, как я понимаю, от цитадели Ура-Тюбинских беков 18 века:

40.


Здания, от которых остались фундаменты, ещё стояли в 1870-е годы, а потом скорее обезлюдели да оползли серой глиной по склону - эпоха войн кончилась, и жить стало комфортнее не на защищенном холме, а в низинке поближе к ручью и колодцу:

40а.


Ниже крепостных ворот - площадка с памятником кому-то конному и царственному, скорее всего Исмаилу Самани, но может быть, например, Киру Великому? Таблички на памятнике нет, а местные сами точно не знают:

41.


Среди домиков на склоне левее Мугтепе - то ли мавзолей, то ли мечеть:

42.


Почти под ногами - тот старинный домик, занятый музеем:

43.


Правее - бескрайний простор махаллей Старого города за новостройками главной улицы:

44.


Здесь же и Хазрати-Шох, панно на другом торце той же пятиэтажки да маленький киоск с гирляндами сырого мяса, не мне одному попадавший в кадр:

45.


Увы, в отличие от Бухары, Хивы и даже Самарканда панорама Старого Ура-Тюбе почти напрочь лишена вертикалей - как уже говорилось, мечети здесь в основном невзрачны и приземисты, без минаретов, куполов или широких фасадов. Выделяются лишь золотые купола мечетей-новостроек да огромная Кок-Гумбаз ("Голубой купол") 16 века:

46.


А горы на заднем плане - начало Туркестанского хребта. Сам Истаравшан лежит примерно в километре над уровнем моря, и это хорошо ощущается - когда на следующее утро испортилась погода и над Худжандом ходили фактурные тёмные тучи, в Истаравшане те же тучи лежали на земле промозглым густым туманом.

47.


Хорошо заметные "ворота" двух холмов на кадре выше ограничивают старый город с севера - местоположение Ура-Тюбе определила естественная крепость. Вид с валов цитадели:

48.


Пятиэтажки на склонах... но в таком городе колоритны даже микрорайоны:

49.


Кварталы напротив них, у дороги к древнему кишлаку Ругунд:

50.


А прямо под горой забавная стилизация под дореволюционку. А может и не стилизация, а например та самая построенная русскими больница?

51.


Камол, через полчаса прогулки по Мугтепе оставшийся с нами один, долго уговаривал нас пойти к нему в гости ночевать. Я колебался: с одной стороны, мне хотелось успеть в Худжанд, где была забронирована гостиница, с другой - можно было сэкономить денег да посмотреть изнутри ещё один дом чужого народа, но с третьей - у мальчика не было своего мобильника, он мог нас привести только без разрешения родителей, и те конечно нас не погонят, но и вряд ли будут рады непрошенным гостям. И всё-таки в итоге я согласился, отчасти попросту уступив напору Камола, пропустившего не 3, а все 33 отказа. Его дом - за горой, но прямо на главной улице, куда мы в сумерках спускались по закоулкам. За Мугтепе торгуют с машин диким камнем:

52.


Придя к изукрашенным воротам нового и ухоженного дома, Камол позвонил в дверь, но никто долго не отзывался. Мы уже думали идти, но он сказал, что сейчас зайдёт "через магазин" и откроет ворота, и было побежал к дверям минимаркета рядом, когда мы услышали скрип засова. Нам открыла его старшая сестра (как я понял, в семьё он был единственным сыном), и вскоре мы уже располагались на циновках в гостевой комнате. Камол оказался мальчиком из весьма обеспеченной пожалуй что даже не по местным. а и по нашим меркам семьи - каре их дома вокруг сада раскинулось пол-квартала, от ворот вела роскошная белая лестница, сужающаяся кверху, а частью усадьбы, как уже говорилось, был выходящий на главную улицу магазин. Ужин мы не начинали довольно долго - ждали возвращения Камолова отца. Последний оказался крупным, солидным, но тоже очень интеллигентным человеком с отчётливой проседью в волосах. Он нашим визитом явно был не доволен, но естественно старался этого не проявлять, мы же старательно делали вид, что не замечаем. Когда дело дошло до кухни, и я упоминул между делом курутоб как самое интересное таджикское блюдо, хозяин дома авторитетно поправил: "Не таджикское, а кулябское". На кулябских, которые "выгнали наших из Душанбе и превратили его в кишлак, коров держат на балконах", он явно имел зуб, и я подумал, что возможно при Советах у него была в Душанбе неплохую должность и ещё более радужные перспективы, но всё отняли война и последовавший за ней передел сфер. Ещё раньше у нас зашёл традиционно среднеазиатский разговор о семье и детях, и я сказал, что детей у меня нет, готовясь к поучениям о том, почему это неправильно, но отец Камола к моему удивлению спокойно ответил, что он сам женился в 30 лет. Для Средней Азии это невероятно поздно, и конечно за 10-12 годами холостой молодости у него стояла какая-то своя история. Таким людям, не русским, но поверившим русским, что скоро наступит новая жизнь без наций, иерархий и косных традиций, и вместо кумгана поставившим душ, с распадом СССР тоже пришлось несладко. Семья Камола по местным меркам явно успешна, но путь к этому благополучию вряд ли был прост.

И тем не менее даже в Таджикистане с его зашкаливающим гостеприимством это был единственный случай, когда меня зазвали ночевать в городе. О других ура-тюбинцах и о Старом городе с его древностями - в следующей части.

ТАДЖИКИСТАН-2016
Обзор путешествия и другие посты о нём (оглавление).
Перелёт Москва - Душанбе и получение регистрации.
Таджикистан в общем. География и реалии.
Таджикистан в общем. Быт и колорит.
Душанбе и Гиссарская долина (Районы республиканского подчинения) - см. оглавление.
Хатлонская область (Южный Таджикистан) - см. оглавление.
Западная Фергана (Канибадам, Исфара, Чорку, Ворух) - посты будут в серии о Ферганской долине
Согдийская область. Октябрь.
Худжанд. Сырдарья.
Худжанд. Центр.
Худжанд. Пачшанбе.
Пригороды Худжанда. Чкаловск (Бустан).
Пригороды Худжанда. Арбоб и Гафуров.
Истаравшан (Ура-Тюбе). От базара до Мугтепе.
Истаравшан (Ура-Тюбе). Старый город.
Истаравшан (Ура-Тюбе). Ножи и священные рощи.
Шахристанский перевал и долина Зерафшана.
Пенджикент. Кайнар.
Пенджикент. Город.
Окрестности Пенджикента. Панджруд и Саразм.
Согдийская область. Август.
Анзобский перевал и Айни.
Озеро Искандеркуль.
Ягнобская долина. Дорога.
Ягнобская долина. Затерянная Согдиана.
Каратегин и Памир - посты будут.
Узбекистан-2016. Обзор и оглавление.
Tags: Таджикистан, деревянное, дорожное, замки-крепости
promo varandej aprile 26, 15:58 35
Buy for 500 tokens
Примерно до 2013 года я путешествовал круглогодично, в темпе "по неделе в месяц". С тех пор всё изменилось, и я начал ездить сезонами - несколько долгих, от пары недель до пары месяцев, путешествий с середины весны по середину осени и зима в сидячем положении за компом. К весне у меня…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 33 comments