varandej (varandej) wrote,
varandej
varandej

Пенджикент. Часть 1: согдийские сюжеты



Пенджикент - самый восточный город Согдианы (300 домов) в двух дневных переходах каравана от стольного Самарканда, на "воротах" Гиссаро-Алайских гор, путь по которым сюда из Худжанда в соседней Уструшане я показывал в прошлой части. Иногда его называют "Помпеи Востока" - его далеко не самое крупное, в общем-то вполне провинциальное городище Кайнар скрывает в себе едва ли не больше предметов древнего искусства и быта, чем вся остальная Согдиана, вместе взятая, и даже самаркандский Афросиаб тут не годится Пенджикенту в подмётки. Пенджикнетские древности развезены по музеям - своим, душанбинским, петербургским, и в этом посте попробую собрать из старых фресок пазл той красивой, солнечной и очень жизнелюбивой страны на перекрёстке всех дорог, которой представляется при взгляде на них торговая Согдиана.

Пенджикент - город по среднеазиатским меркам молодой, ровесник старейшего города России (если без учёта Крыма) Дербента: его первые крепостные стены были воздвигнуты в 5 веке. Не был Пенджикент никогда и большим городом - его вторая, расширенная крепость 6 века охватывала всего 13 гектар, втрое меньше Афросиаба, до размеров которого он не дотягивал даже с предместьями и кладбищам, при том и Афросиаб-то охватывал не весь Самарканд. Пенджикент стоял на высоком холме, рассечённом оврагом, на левом берегу которого возвышалась цитадель, а правый занимали жилые кварталы, столь тесные, что многие их улицы были крытыми, а единственные деревья росли во дворах двух городских храмов. И как дохристианская Русь была страной тотально деревянной, так и доисламская Согдиана, даром что опережала её в развитии на два порядка, строилась сплошь из сырца и самана. Унылые внешне мечети с великолепными расписными потолками внутри, так запомнившиеся мне в Истаравшане - в сущности, именно отголосок доисламских представлений о прекрасном: хоть храмы, хоть дворцы, хоть дома богатых купцов и сановников снаружи представляли собой безликие глиняные сараи, но с фантастически красивыми фресками, скульптурами и барельефами внутри. Как Помпеи или гробница Тутанхамона, Пенджикент дал миру столько археологических находок отнюдь не по причине своих размеров и богатств, а просто некий случай пощадил здесь то, чего не пощадил в других городах, включая столицу. Археологи извлекли из пенджикентских руин натуральную энциклопедию согдийской жизни - чрезвычайно многочисленные фрески:

2. Эрмитаж (далее - Э)


Как уже говорилось, в Пенджикенте было два храма, стоявших на городской площади стеной к стене - зороастрийский и языческий местного культа природных стихий. Это и немудрено: Согдиана была государством довольно рыхлым, представляя собой не империю, а конфедерацию княжеств, регулярно становившихся вассалами более грозных держав, коими чаще всего оказывались зороастрийский Иран или языческие каганаты кочевников. Но это была скорее опека, чем порабощение: армия сюзерена обеспечивала согдианцам мир, а согдианцы на торговых путях преумножали свои и сюзереновы богатства. Здесь была относительная религиозная свобода, зороастризм не уничтожил местные культы, а лишь постепенно их вытеснил, и языческий храм Пенджикента опустел за сотню лет до арабского нашествия. Воины Халифата под чёрными знаменами, планомерно уничтожавшие доисламское наследие, увидели его просто кучей оплывшей глины и прошли мимо, и фрагменты древнего убранства в этой глине дождались археологов из далёкого Ленинграда. Например, запечатленная на кадре выше едва ли не единственная в Пенджикенте каменная скульптура, судя по стилю сделанная мастерами из кушанской Бактрии. Рыбы и водяные чудища олицетворяют Намик, он же Сугд, он же Зерафшан - реку, питавшую город.

3. Э


Из того же храма - и другие фрески этого зала в характерной бело-красной гамме. Свои устройством оба храма не так уж сильно отличался от среднеазиатских мечетей: на площадь выходил айван с росписями, за ним сменяли друг друга два расписных двора (из них - фрески с кадра выше), и на западной стороне второго находилось собственно светилище без восточной стены, на озарённой рассветным солнцем "сцене" которого перед собравшимися во дворе прихожанами выступали жрецы. Оттуда - вот эта фреска оплакивания божества умирающей и воскресающей природы, и обратите внимание, что здесь два типа людей - белые согдианцы и смуглые тюрки. За святилищем-"сценой" же неприметная дверь вела в "святую святых" храма, где было всегда темно и стояла статуя верховного божества.

4. Э


Второй храм исправно действовал до арабского вторжения и потому от него почти ничего не осталось. В то смутное время правителем Пенджикента был Деваштич, используя преимущества города в естественной крепости грамотно игравший на противоречиях народов равнины, вступая в союз то с арабами, то с кочевниками, то с китайцами. К концу своего правления он был фактическим правителем Согдианы, державшим в заложниках детей самаркандского ишхида (царя), но в итоге доигрался: в 722 году арабы взяли Пенджикент, а вскоре и сам Деваштич был пленён выше по долине (см. прошлую часть) в крепости Абаргар на горе Муг да казнён через распятие, в памяти местных народов так и оставшись последним борцом за независимость Согдианы. Но удивительно, что сам Пенджикент ещё несколько десятилетий оставался зороастрийским городом, и например в 750-м году был построен дом богатого аристократа или купца, чей огромный Синий зал, или Зал с Рустамом, ныне так же находится в Эрмитаже:

5. Э


Скорее всего, эти фрески - лишь копии иллюстраций давно сгоревших книг. Большая их часть, те что на синем фоне - явно из персидского эпоса "Шахнаме", и посвящены его герою Рустаму.

6. Э


В тусклых серых вставках под ними - сюжеты басен, сказок, житейских историй, от культуре к культуре принимавшие облик то басен Эзопа, то анекдотов о Ходже Насреддине, и под каким-то своим названием фигурировавшие и в древних Иране с Тураном.

7. Э


Но какие же выразительные лица! Благодаря отсутствию табу на изображения лиц, согдийская древность местами кажется ближе и понятнее, чем мусульманское Средневековье. Кстати (мой домысел), у других персонажей согдианских фресок я ни разу не видел бород - уж не арабы ли здесь изображены в образе бесов?

8. Э


Ещё несколько сюжетов, и я даже не знаю, что к ним пояснять. Так жила ушедшая Согдиана:

9. Э


10. Э


10а. Э


11. Э


12. Э


Такие лица были у её людей:

13. Э


И мир её здесь наивным, добрым и жизелюбивым, а жизнь в нём - простой и размеренной. Есть в этих фресках что-то от советских мультфильмов:

14. Э


На кадре выше по-видимому фигурирует алтарь-очаг. Солнце и огонь в зороастризме олицетворяли божетсвенную благодать хварны, а потому домовые алтари зороастрийцев представляли собой что-то вроде каминов:

15. музей древности в Душанбе, далее - Д.


Ещё немного фресок из душанбинского Музея древностей (а вот пафосному Национальному музею достались лишь копии):

16. Д


Но то ли сами фрески здесь сохранились хуже, чем те, что в Эрмитаже, то ли просто свет не тот:

17. Д


С дальней фрески переснят заглавный кадр:

18. Д


Деревянный мужик на заднем плане - божество Мехра-Ахуро. Он не из Пенджикента, а найден существенно выше в горах близ Айни, где стоял, видимо, в каком-то сельском или гарнизонном храме.

19. Д


Встречались здесь, конечно, и воинственные сюжеты - но без того героического надрыва, что хотя бы в соседней Уструшане. Согдиана была страной купцов, а не воинов.

19а. Д


Там же и другие находки. В центре - оссуарии, то есть ларцы с костями: зороастризм уже не кажется столь светлым и солнечным, если вспомнить о его погребальных обрядах - нечистую мёртвую плоть нельзя было придавать ни святому огню, ни чтимой земле, поэтому мёртвых на специальных Башнях Молчания (одну из таких я показывал в Хорезме) оставляли на растерзание зверям и птицам. Но кости их собирали да складывали в оссуарии, и так как потерять часть костей было дурным знаком - те кто побогаче нанимали специальных людей, извлекавших скелеты из плоти. Кладбища здешних городов представляли собой скорее колумбарии, и ларцами с них переполнены все крупные среднеазиатские музеи: оссуарий - пожалуй, базовая единица здешней древности. Здесь же, на заднем плане, скульптура, подписанная как Шива и Паравати - культ Шивы в Бактрии и Согдиане был на самом деле весьма распространён, да и фреска с кадра выше подозрительно похожа на изображение этого грозного четырёхрукого бога:

20. Д


Следующий по объёму пласт после фресок - деревянные барельефы и скульптуры, лучше всего сохранившееся в разрушенных войнами домах, где они успели обуглиться, о не успели сгореть в пепел, когда были засыпаны рухнувшими глиняными сводами. Большинство из них остались от парадных залов, по совместительству домовых храмов богатейших горожан:

21. Э


22. Э


В облике здешних вещей читаются то Греция, то Персия, то Индия, то Китай. Но это так закомерно для страны на величайшем в истории перекрёстке всех дорог, торговые документы которой разлетелись от Бельгии до Японии.

23. Э


У согдианцев был весьма богатый пантеон и бестиарий, и множество образов сказочных зверей я показывал ещё в Афросиабе. Вот, в теракотовом исполнении люди-птицы да верховный бог Адбаг.

24. Э


Да лев-стражник Киртимукка с самоуверенным лицом альфа-самца:

24а. Э


Сосуды - керамические и бронзовые:

25. Э


25а. Э


А это - не сосуд, а световой люк в потолке богатого дома, олицетворявший видимо пантеон небесных светил:

26. Э


Напоследок поднимемся туда, где всё это было найдено - на городище Кайнар, занимающее высокие холмы южнее Пенджикента. Раскопки здесь начались в 1946 году, и не прерывались с той поры ни на один сезон, даже в начале 1990-х - гражданская война не доходила из-за гор и до этой долины. Работали здесь в основном ленинградцы - начал Александр Якубовский, а более всего известен Борис Ильич Маршак, возглавлявший экспедицию в 1978-2006 годах, до самой смерти. Жизнь на Кайнаре замерла в 770-е годы, что возможно было связано с оскудением источников или изменением русла Зерафшана - люди покидали не так давно построенные дома да переселялись в низину:

27.


Доехать на Кайнар нетрудно - через городище раз в 10-20 минут проходят маршрутки от базара до кишлаков-предместий, да и пешком это минут 20 ходьбы из центра города:

28.


Въезд на Кайнар - по оврагу, отделяющему от основной части городища высокую цитадель. В истории известны три последних правителя Пенджикента - согдиец Чамукьян, тюрок Чегин Чор Бильге, сын Бычута, и уже знакомый нам Деваштич, сын Йодхештака, правивший здесь в 708-22 годах.

29.


Фрески дворца на цитадели, сделанные по уже знакомой нам схеме "эпос и вставки житейских сюжетов". В правом нижнем углу обратите внимание на псоглавцев:

30.


У живых лица сбиты, у мёртвой - не тронуто. Остальное было отдано арабами на откуп времени, и время пощадило большие фрагменты:

31.


31а.


В глубине городища - музей, рядом с ним могила Бориса Маршака:

32.


Дверь музея оказалась заперта, но в вахтовом домике звучал телевизор и трое таджиков - мужчина, женщина и молодой парень - пили чай. Парня тут же послали открывать на музей и проводить экскурсию. Единственный зал музея стилизован под богатый местный дом - глиняные стены на четырёх колоннах, только вместо светового упола - окна и люстра:

33.


Экспонаты словно сложены в ожидании комиссии, которая распределит их по столичным музеям, и сами порой весьма интересны - в центре, например, пара колонн очага-алтаря, больше похожих на трубы:

34.


Целое одеяние согдианца, причём видимо не очень-то знатного. Хотя обусловленный природой быт простолюдинов от эпохе к эпохе и от цивилизации к цивилизации менялся куда медленнее, чем быт богачей. Крестьяне всего мира ходят в мешковатых серых одеждах из грубой ткани, питаются кашей из того, что лучше всего растёт, трудятся инструментами, форму которых определяют задачи, и даже глинобитная мазанка на Зерафшане не так уж отличалась от мужицкой хаты в украинских степях.

35.


Керамика - почти такую же я видел в музеях Самарканда:

35а.


И только фрески, за исключением пары мелких фрагментов, тут в основном репродукции:

36.


Вот так примемерно был устроен Пенджикент в последние десятилетия своего существования. Позже заброшенный город долго стоял над жилыми районами в низине, да со врменем осел, оплыл, порос травой и превратился в луг.

36а. Э


Музей стоит напротив хорошо заметного на схеме "бастиона":

37.


Сама угловая башня могли выглядеть так:

37а.


А с башни открывается вот такой вид, и рытый-перерытый Кайнар на фоне Туркестанского хребта - пожалуй, самое зрелищное городище Средней Азии:

38.


Обычно среднеазиатские городища - это бесформенные глинянные лепёхи, где ненамётанный глаз в принципе не различит большинства признаков древнего города. Здесь же - скорее что-то сродни Херсонесу и Пантикапею, к не в пример лучше раскопанным в силу долговечности своих камней античным городищам Средиземноморья.

39.


Вдали - городские стены над обрывом:

40.


Главная улица, ведущая от башни к двум храмам, стоявшим стена к стене:

41.


Лица древнего города, словно воплотившиеся в его руинах боги:

42.


43.


Здесь ходили люди, от которых не осталось теперь наверное даже костей. Люди со странными именами, со светлой кожей и чёрными волосами, в цветных "античных" платьях. Рождались, росли, умирали; торговали, уходили в караванные экспедиции и в войны, возвращались в шелках или в глиняных оссуариях. Молились богам, считали деньги, слали письма дальним адресатам.

44.


А потом исчезали в пыли веков:

45.


На краю городища, у крутого обрыва, куда того и глядит сдует ветер - глубокие раскопы более древних домов и осколки керамики:

46.


47.


48.


Как не вспомнить тут среднеазиатского поверья, что умершие люди становятся глиной?

49.


49а.


У подножья Туркестанских гор блестит Зерафшан. От городища до него - зелёные махалли и кварталы:

50.


За 70 лет археологами была обследована лишь половина городища, порядка 150 построек. А значит здешняя глина явит нам ещё немало сюжетов исчезнувшей Согдианы и её обитателей.

51.


В следующей части спустимся в город, который и сам по себе чрезвычайно колоритен.

ТАДЖИКИСТАН-2016
Обзор путешествия и другие посты о нём (оглавление).
Перелёт Москва - Душанбе и получение регистрации.
Таджикистан в общем. География и реалии.
Таджикистан в общем. Быт и колорит.
Душанбе и Гиссарская долина (Районы республиканского подчинения) - см. оглавление.
Хатлонская область (Южный Таджикистан) - см. оглавление.
Западная Фергана (Канибадам, Исфара, Чорку, Ворух) - посты будут в серии о Ферганской долине
Согдийская область. Октябрь.
Худжанд. Сырдарья.
Худжанд. Центр.
Худжанд. Пачшанбе.
Пригороды Худжанда. Чкаловск (Бустан).
Пригороды Худжанда. Арбоб и Гафуров.
Истаравшан (Ура-Тюбе). От базара до Мугтепе.
Истаравшан (Ура-Тюбе). Старый город.
Истаравшан (Ура-Тюбе). Ножи и священные рощи.
Шахристанский перевал и долина Зерафшана.
Пенджикент. Древности.
Пенджикент. Город.
Окрестности Пенджикента. Панджруд и Саразм.
Согдийская область. Август.
Анзобский перевал и Айни.
Озеро Искандеркуль.
Ягнобская долина. Дорога.
Ягнобская долина. Затерянная Согдиана.
Каратегин и Памир - посты будут.
Узбекистан-2016. Обзор и оглавление.
Tags: Петербург, Таджикистан, дорожное
promo varandej апрель 26, 15:58 35
Buy for 500 tokens
Примерно до 2013 года я путешествовал круглогодично, в темпе "по неделе в месяц". С тех пор всё изменилось, и я начал ездить сезонами - несколько долгих, от пары недель до пары месяцев, путешествий с середины весны по середину осени и зима в сидячем положении за компом. К весне у меня…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments