varandej (varandej) wrote,
varandej
varandej

Коканд. Часть 3: Новый город



Коканд - это не только показанные в прошлых частях цветастые мечети Старого города и роскошный Ханский дворец. Если в Самарканде ансамбль русских кварталов сохранился наиболее полным и целостным, то в Коканде находятся ярчайшие памятники колониальной архитектуры Туркестана. Хотя "русским" этот район можно назвать весьма условно...

Итак, недолгая, но яркая история Кокандского ханства, последнего сильного государства в увядавшем Туркестане, закончилась в 1876 году, а на его месте была образована Ферганская область. Огромный и чуждый Коканд с обилием фанатичного духовенства и мечтающей о возмездии знати царские чиновники сочли неблагонадёжным и для управления регионом построили Новый Маргилан - нынешнюю Фергану. Но Коканд с его базарами и святынями остался фактическим центром Долины, её "затычкой" на главном выходе, и к началу ХХ века этот уездный город с населением 81 тысяч человек был крупнее областного центра почти в 10 раз. Более того, и во всём Русском Туркестане это был город №2 после Ташкента, превосходя даже Самарканд и по-прежнему столичную Бухару, не говоря уж про всякую мелочь типа Хивы, Ашхбада или Верного, а во всей Российской империи среди городов, не являвшихся центрами областей и губерний Коканд уступал лишь Одессе, Лодзи и Николаеву. Коканд начала ХХ века представлял собой своеобразую республику "хлопковых королей" и финансовых воротил, банковский центр всего Туркестана: "...как в Баку только говорят о нефти, в Петербурге только о производствах, в Туле только о пряниках, так и в Коканде — все вертится около хлопка" (отсюда). Бунтовал Андижан, а Коканд делал деньги, у сартов из других городов быстро заработав прозвище Хуканд - "Свиноград". И если начали этот бум нуждавшиеся в хлопчатнике московские купцы, то к 1910-м годам здесь образовался очень странный сплав более искушённых в бизнесе по-туркестански бухарский евреев и каким-то образом здесь закрепившихся немцев. Даже главной улицей в Новом Коканде был прорубленный на запад с задворков ханского дворца сквозь армянские и еврейские махалли Розенбаховский проспект. Он назывался в честь эстляндского шведа Николая Розенбаха, третьего (после Константина Кауфмана и лихого вояки, но посредственного управленца Михаила Черняева) туркестанского генерал-губернатора в 1884-89 годах, заложившего основы многих знаковых проектов, оконченных после него - будь то строительство железной дороги Самарканд-Андижан или присоединение Памира. Позже проспект Розенбаха переименовали в Советскую улицу, а ныне это улица Истиклол (Независимости), по сей день остающаяся лучшим ансамблем архитектуры Русского Туркестана. Вот вид на её начало из окна гостиницы "Хан" (о ней - см. первую часть), и зелень вдали - парк вокруг Ханского дворца, фасадом глядящего в противоположную сторону, на мусульманский Старый город за каналом.

2.


Пафосные здания на площади у дворца - неожиданно удачные стилизации под русский модерн, построенные в независимом Узбекистане:

3.


А вот и аутентичный Русский Туркестан из неизменного жёлтого кирпича:

4.


Не только на проспекте, но и в переулках:

5.


Обратите внимание, сколько здесь под вечер машин - "туркестанский Уолл-стрит" остаётся центральной улицей и нынешнего Коканда:

6.


Детали домика, пристроенного к длинному зданию - всё это явно был какой-то комплекс магазинов:

6а.


Но центр Русского Коканда располагался чуть дальше, у перекрёстка со строго перпендикулярным Скобелевским проспектом, позже улицей Маркса, а ныне улицей Туран - топонимика, как видите, не балует разнообразием ни в одну из трёх сменившихся за сотню лет эпох. На этом перекрёстке - нервный узел дореволюционной Ферганской долины, три главных здания тогдашнего Коканда:

7.


Справа - бывший Русско-Азиатский банк (1910), самое пафосное на грани китча здание в Новом городе. Некоторые пишут, что он чуть ли не здесь же и был образован, но на самом деле это был банк общероссийского масштаба, в том же 1910 году образованный слиянием Русско-Китайского и Северного банков. Он, скорее всего, представлял в Ферганской долине интересы своих главных клиентов - владельцев и акционеров петербургских военных заводов вроде Алексея Путилова, которым местный хлопок был нужен как один из главных компонентов пороха.

7а.


Ныне его занимает "Пахтаабанк" (дословно - Хлопковый банк) Узбекистана, а при Советах это был Госбанк СССР - то есть преемственность практически сохранена. Довлеющую над Кокандом высотку нынешнего областного управления Нацбанка я показывал в прошлой части. А вот во флигельке, крыша которого выглядывает из-за высокого забора - внезапно, детский садик:

8.


Напротив банка - городской хокимият, бывший дом братьев Вадьяевых (1911) - крупнейших хлопковых магнатов Туркестана. По семейной легенде, их отец Хаим, скромный еврей-красильщик из Бухары, обзавёлся стартовым капиталом случайно - в мешке с ингрендиентами для красителя, заказанными в России, каким-то образом оказался золотой песок, и красота этой легенды наводит на подозрения, что на самом деле всё было совсем не так изящно.... В 1874 году старшие братья Исаак-Борух, Сион и Нарьё основали торговый дом, занимавшийся хлопком, а в 1881 году подросший младший из братьев Якуб переехал из Бухары в Коканд. К 1910-м годам Вадьяевы владели 30 хлопкозаводами, а в 1916 году произошло поистине знаковое событие - среднеазиатские евреи Вадьяевы купили мануфактуру в Иваново-Вознесенске - русско-туркестанская торговая экспансия впервые поменяла направление, и модный ныне в соцсетях Алишер Усманов - отчасти дальнее продолжение той истории. Но делу Вадьевых продолжиться было не суждено, и если в 1917 году на них пришлось (пропорционально своему "весу" в экономике) 25% займа, который местные олигархи обещали молодой Туркестанской автономии, то уже в 1920-м "хлопковым королям" пришлось бежать от большевиков прочь из Ферганской долины. Якуб Вадьяев в итоге добрался до Лондона и основал там компанию по торговле мануфактурой "Британо-Румыно", а умер в 1936 году.

9.


К дому Вадьяева, в одном с ним ансамбле, примыкает буквой "Г" и святая святых капиталистического Коканда - бывшая Биржа, определявшая российские цены на хлопок. Стоит ли говорить, что фактически Якуб Вадьев был "первым среди равных" и в биржевых, и в банковских делах, и оба здания по соседству были продолжением его конторы.

10.


В русских зданиях органы узбекской власти обитают, кажется, только в двух городах - Коканде и Самарканде.

10а.


А по соседству с домом Вадьяевых через Скобелевский проспект стоит дом Потеляховых (1907), их соплеменников и ближайших конкурентов. Рафаэль бен Шломо Потеляхов, переехавший в Коканд в 1898 году, владел хлопковым заводом в Асаке под Андижаном, где сейчас делают знаменитые узбекские "Нексии", и завод был так велик, что владелец протянул к нему узкоколейку. В 1910-х годах ему с братом Натаниэлем принадлежало 36 заводов, а в Коканде с 1905 года действовала построенная Потеляховым школа для бухарско-еврейских детей - кажется, ещё немного, и сюда перетекла бы из эмирской Бухары вся община. Мустафе Чокаю, главе Туркестанской автономии, Потеляховы обещали выдать 15% займа, но в 1918 году Рафаэль бен Шломо был арестован ВЧК, освобождён фактически за выкуп, и бежав из страны через Баку, дожил жизнь в будущем Израиле (где создал фонд поддержи для бухарско-еврейских студентов) и Лондоне, а умер в том же 1936 году, что и его бывший сосед по Коканду. В доме Потеляховых ныне почта и телеграф:

11.


Здесь мы свернули с улицы Истиклол на Туранский проспект, в начинающиеся южнее площади владения Кокандского нефтяного техникума, организованного в 1935 году - Ферганская долина в те времена была вторым по величине после Кавказа нефтедобывающим районом Советского Союза. В те же 1930-е годы, видимо, были построен и главный корпус:

12.


Корпус поодаль, украшенный мозаикой - скорее хрущёвских времён:

13.


Но изначальное здание техникума - длинный дом Симхаевых (1911), третьего по величине дома хлопковых магнатов, в "займ Чокая" вложивших 10%. Впрочем, не ясно, были ли Симхаевы и Вадьяевы конкурентами - Абом Симхаев женился на Битти Вадьяевой, сестре Якуба. Он занимался не столько производством хлопка, сколько его сбытом в Москве, где даже умудрился в 1912 году проиграть в карты всё (!) своё состояние, но за последующие годы перед революцией вновь разбогатеть. От большевиков Симхаев с фальшивым паспортом бежал в Стамбул, а оттуда в 1926 году в будущий Израиль.

14.


Напротив длинный дом с пристройкой - возможно, ДК, то ли стоящей в глубине квартала обувной фабрики...

15.


...то ли пединститута, чей позднесоветский фасад с памятником Мукими глядит на дореволюционный особнячок (1900) в дальней части кадра выше.

16.


Через пару километров бывший Скобелевский проспект привёл бы нас прямиком на вокзал с местным мемориалом Победы, но зная, как быстро здесь садится солнце, мы решили поворачивать. Дворы кокандских пятиэтажек - тут Коканд совсем не похож на тот глубоко азиатский город, которым на самом деле является:

17.


Дальше на запад мы пошли не по улице Истиклол, а тихой улочкой, в которую свернули за корпусом нефтяного техникума с кадра №13 (где мозаичное панно). В её начале - то ли ещё один его корпус, то ли просто школа неясных лет постройки:

18.


Непарадные кварталы бывшего Русского Коканда. И именно в таких домах, скорее всего, жили в Коканде русские, представленные в основном бюджетниками от военных и чиновников до учителей и медиков. Русских тут жило чуть больше, чем в Намангане или Андижане, но всё ж таки исчезающе мало - вместе с поляками и татарами чуть менее 2 тысяч человек на 80-тысячный город.

19.


Между "нашей" улочкой и бывшем Розенбаховским проспектом - старая промзона с хорошо заметными высокими башнями:

20.


Здесь мы вышли на параллельную бывшему проспекту Карла Маркса (Туранскому) опять же бывшую улицу Карла Либкнехта, на современных картах даже не подписанную. На ней - ещё один огромный особняк из пары симметричных корпусов (1911), от дворцов хлопковых магнатов стоящий в стороне не случайно: он принадлежал братьям Дмитрию и Георгию Минделаки (Мандалака), приехавшим из России в конце 19 века грекам. Они занимались не хлопком, а шёлком, и хотя Ферганская долина - один из старейших центров выделки шёлка за пределами Китая, Минделаки здесь впервые наладили промышленное шелковое производство. И не их ли завод виднеется на кадре выше?

21.


В 1918 году Дмитрий Минделаки застрелился, надеясь, что тогда его семью оставят в покое... и как ни странно, расчёт его оправдался. Семья Минделаки пережила репрессии, а потомки шёлкового магната образовали потомственную династию инженеров-энергетиков - так, его правнук Сергей по крайней мере несколько лет назад работал на ГРЭС в Сургуте. В двух корпусах Минделакова дома, видимо принадлежавших двум братьям-основателям - детский сад и дворец школьников:

21а.


А вековые чинары на тихой улице пока ещё стоят:

22.


Отсюда мы снова вышли на бывший Розенбаховский проспект, через пару кварталов заканичвающийся у железной дороги.

23.


Не знаю точно, в каком его месте стояла Никольская церковь (1904-05), одна из самых капитальных в Долине - не исключаю, что в неё вложился тот же Минделаки или не столь богатые русские купцы и фабриканты. У неё была даже своя реликвия - 5-тонный колокол "Михаил Скобелев", отлитый из пушек кокандского хана. Но церковь снесли в 1934 году.

24а.


Не знаю точно и где находился крупнейший в Туркестане хлопковый завод Вадьяевых и сохранилось ли что-нибудь от его корпусов:

24б.


А на бывшую церковь похоже вот это здание, ныне занятое банком. Скорее всего, это была старая Казанская церковь (1911), о современной преемнице которой (увы, я о ней не знал и потому не нашёл) я кратко рассказывал в первой части.

25.


Дома напротив, об основателях которых я ничего не знаю, кроме того, что скорее всего они были связаны если не с хлопком, то с шёлком, а если не с шёлком - то с финансами:

26.


И не могу отделаться от мысли, что хозяином этого дома был немец, может быть даже приехавший сюда из Германии:

26а.


Но вглубь кварталов змеятся улицы типично среднеазиатских махаллей:

27.


Хлебзавод с датой постройки на фасаде:

28.


Бывший Русский банк (1903) задворками к тому заводу с башнями, ныне занятый весьма уместным в Коканде (см. прошлую часть) Литературным музеем:

29.


С Русским банком, судя по всему, были завязаны крутившиеся в Коканде немецкие капиталы. Вот например дом братьев Крафт, владельцев мануфактуры в Бешарыке, украшенный совершенно среднеазиатской дарвазой. Ныне его знаимает военкомат:

30.


По соседству - скромный домик Зигеля. Увы, истории немцев задокументированы здесь не так хорошо, как истории евреев, но в основном они были как-то связаны с мануфактурами Европейской части России и соответственно поставками хлопка.

31.


Дом по соседству, занятый детской поликлиникой, и о его изначальном владельце мне узнать так и не удалось. Немецкий бизнес в Коканде представляло всего несколько фамилий - Кнабе, Кох, Крафт, Зигель, Шмидт и Дюрншмидт. Я встречал упоминания о Немецком квартале, так что может быть мы зря не свернули в улчоку с кадра выше, которая, судя по карте, привела бы нас на под вечер опустевший Зелёный базар. Самыми успешными немцами Коканда, членами биржевого комитета, были Шмидты и Кнабе, и их дома точно сохранились. Это - явно не дом Кнабе, фотография которого есть здесь. Немцам досталось ещё от царской власти, но может быть поэтому с ними не столь жестоко обошлись Советы - в 1920 Стефан Кнабе преподавал в местной гимназии, а его сын Георгий Кнабе стал известным учёным-историком.

32.


Здесь к нам подошли двое узбеков, и учтиво-навязчиво невесть о чём (а говорить ни о чём, просто ради процесса вежливого общения, узбеки и таджики учатся с детства) проговорили с нами полчаса, прежде чем мы сумели отвязаться. Такие здесь представления о гостеприимстве: уважить дорого гостя, осведомившись о его путешествии, впечатлениях и погоде в покинутом невесть когда родном городе, кокандцы стараются, а время... время для среднеазиатского человека не такая уж ценность. В общем, уже почти в темноте мы снова вышли на перекрёсток к домам Потеляховых и Вадьяевых, и в перспективе улицы виднеется зелень Урды:

33.


Но мы сначала углубились в переулки:

34.


И где-то здесь совершенно не русского вида дети играли в мяч, перекрикиваясь на чистом русском, а в темноте проехал некто на велосипеде, на пол-квартала громко читая молитву.

34а.


Другая улица, вид из задних окон гостиницы. Далёкая и забытая часть нашей истории...

35.


В основном же Коканд - типичное для Средней Азии море зелёных махаллей, и как и другие ферганские города, на карте почти правильный круг со множетсвом отростков. На восточной окраине Коканда есть грандиозный базар:

36.


Собственно, крупнейший рынок Средней Азии, а заодно всего СССР и постсоветского пространства, исправно кочевал по перенаселённой Ферганской долине: при царе это был базар Коканда, при Советах - Пачшанбе в Ленинабаде (Худжанде), в 1990-2000-х - Ошский базар, а сейчас, вполне может быть, и снова кокандский, или например Джахан-базар в Андижане. Поэтому вот ещё одна россыпь базарных сюжетов:

37.


38.


39.


40.


Есть в Коканде и небольшие микрорайоны, как часто бывает в Долине - на западе города:

41.


Рядом с ними - торговые центры, которым мог бы позавидовать и Ташкент:

42.


Бывший ДК химического завода, а стало быть где-то недалеко и сам химический завод:

43.


На юго-западе города - и вокзал пришедшей сюда в 1899 году железной дороги:

44.


Второй раз, через 20-километровый тоннель на Камчикском перевале, железная дорога пришла сюда в 2016 году, и вблизи я видел вокзал лишь с поезда. Обратите внимание, как пишется Коканд по-узбекски - "Кокон" (на самом деле кириллицей "Қўқон"), что так уместно в шёлковом краю.

45.


Дореволюционных фотографий изначального вокзала я не нашёл - возможно, во взрывоопасной Ферганской области фотографировать вокзалы было запрещено, и вот пожалуйста результат - их облик забыт и утерян. А предыдущий вокзал 1980-х годов был действительно интересным:

46. фото Сергея Болашенко, отсюда.


Постройки станции:

47.


И символические ворота моста над железной дорогой. В эту махаллю мы ехали к Хасану Умарову, мастеру ножей, которыми Коканд до советских времён славился гораздо больше Чуста, но о нём я рассказывал в том же посте, что и про Чуст. Коканд с вылазками в Риштан и Маргилан на шёлковую фабрику - самый стандартный маршрут по Ферганской долине.

48.


На этом я заканчиваю рассказ об узбекских городах Ферганской долины, да и вообще об Узбекистане, если только не вернусь в эту  страну когда-нибудь ещё, скорее всего ненадолго. Ну и, конечно, рано или поздно будут и итоги Средней Азии, в которых Узбекистан займёт немалую часть. Царская же Ферганская область, в общем-то небольшая по площади, в ХХ веке распалась аж на 7 регионов: Ферганскую, Наманганскую, Андижанскую области Узбекистана, Джалал-Абадскую, Ошскую и Баткенскую области Киргизии, Горно-Бадахшанскую автономную область Таджикистана. И про так же тяготевшие к Долине таджикистанские Худжанд с Ура-Тюбе я рассказывал в начале весны, а про Ош и Джалал-Абад - в 2013-м году, всё это есть по ссылке ниже.

Но и в Таджикистане, и в Киргизии остались кое-какие штрихи к портрету, о которых - в следующих частях. Начнём с Западной Ферганы - отделённых от Худжанда водохранилищем Исфары и Канибадама. Да и то - не раньше следующей недели.

ФЕРГАНИСТАН-2016
Обзор поездки, а так же оглавление и другие посты о Долине.

И ещё...
Обобщение Русского Туркестана - тема безусловно для отдельного поста (желательно ещё и с Туркменистаном), но здесь всё же дам ссылки на свои посты о его важнейшем наследии.
Ташкентская магистраль. Саксаульская - Приаралье. || Казалинск - Кызылорда. || Кызылорда - Туркестан. || Арысь. Развилка с Турксибом.
Алма-Ата. Осколки города Верного. || Алматинская станица.
Каракол. Старый Пржевальск. || Советское и азиатское.
Александровка, Садовое, Беловодск. Бывшие русские сёла.
Ново-Городская часть Ташкента. Центральные площади. || Осколки русского Ташкента. || Северный вокзал и окрестности.
Русский Самарканд. Вокзал и бульвар || Дома и люди.
Каган. Новая Бухара и Пролетарабад.
Фергана. Центр || Разное.
Русские крепости. Термез (утрачена) || Андижан || Лянгар и Мургаб. || Церковь в Хороге.
А так же отдельные здания в Форте-Шевченко, Казалинске, Кызылорде, Чимкенте, Таразе, Туркестане, Жаркенте, Бишкеке, Джалал-Абаде, Оше, Худжанде, Истаравшане, Гулистане, Джизаке, Бухаре, Ургенче, а может и где-то ещё...



P.S.
Благодаря комментариям sherzodbek83 внёс довольно много правок в первую часть о Намангане.
Tags: "Молох", "Немецкая мелодия", "Черта оседлости", Узбекистан, дорожное
Subscribe
promo varandej 11月 18, 10:35 95
Buy for 500 tokens
Думая о планах на 2018-й год, лишь один пункт я пока ощущаю константой, своеобразным ДОЛГОМ - это Байконур. После того, как я побывал на Семипалатинском ядерном полигоне, он остаётся моим последним крупным пробелом в Казахстане. Я уже не помню, какая по счёту это будет попытка. Кажется,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 30 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →