varandej (varandej) wrote,
varandej
varandej

Подземные мечети Бекет-Ата. Старый Бейнеу и Огланды.



У каждой земли и народа есть свои чтимые люди, оставшиеся в памяти потомков - святые, поэты, мудрецы, полководцы... Не исключение здесь и адайцы, мангышлакские казахи, своим происхождением похожие на племя джан из одноимённой повести Андрея Платонова. В 18 веке в этот мир изгоев, не нашедших места в более благодатных краях, но и в страшной пустыне Мангышлака преслудемых властью хивинского хана, явился добрый и мудрый старик Бекет, сын Мирзагула, выходец с Эмбы. Он проповедовал ислам в его "тюркском народном" изводе, учил народ разумном-доброму-вечному, утешал горюющих, исцелял больных, а отойдя в мир иной, остался для адаевцев Отцом, заступником народа и хранителем веры. Имя Бекета-Ата на Мангышлаке встречает всюду, даже новенькая центральная мечеть в многоэтажном советском Актау названа в его честь, а паломничество к могиле Бекета Мирзагуловича для адаевца сродни поездки москвича в Троице-Сергиеву Лавру или уральца в Верхотурье. Но тут дал о себе знать показанный в прошлой части удивительный мир Мангышлака с его традициями зодчества пустыни: к вечеру третьего дня пути достигнув посёлка Бейнеу у "ворот" Мангистауской области, на четвёртый день наш путь лежал мимо связанных с именем Бекета-Ата двух подземных мечетей - одна посреди грандиозного некрополя Старый Бейнеу, другая - на краю грандиозного чинка Огланды. А между ними - усеянная черепахами грунтовая дорога через степь.

По утреннему Бейнеу мы полчаса крутились между двумя заправками - в одной бензина просто не было, другая казалась сомнительной, а топлива перед уходом в степь нам надо было много. У Ольги blaue_igel всегда есть неприкосновеный запас, но о нём Ольга велела забыть сразу - на то этот запас и неприкосновенный, что расчехливается лишь в КРАЙНЕМ случае. В общем, в итоге заправились где была возможность, и забегая вперёд скажу, что топливо не подвело. На рассвете, объезжая невозмутимых верблюдов, мы поехали на юг по свежему асфальту. И вот справа мелькнул оазис - именно такой, каким его представляешь по сказкам и приключенческим книгам, маленькая зелёная роща посреди пустыни. Рядом с рощей даже с дороги за несколько километров просматривалось кладбище, а у поворота - такое вот странное сооружение, возможно предназначенная для того, чтобы помолиться на далёкую мечеть, не уходя с дороги. Это, как вы уже поняли, и есть Старый Бейнеу, давшей название железнодорожной станции и выросшему при ней посёлку, за неимением других ориентиров расположенной за 20 километрах отсюда.

2.


Рядом - ворота в том же стиле, за которыми километра на три вдоль пустынной и ровной дороги тянется самая настоящая аллея из приземистых карагачей:

3.


Аллея упирается в ту самую рощу, в глубине которой новенькая Верхняя мечеть:

4.


А дальше в густой зелени начинается крутой спуск мимо каменной ёмкости, явно как-то использовавшейся в хозяйстве:

5.


Но не спешите сразу идти вниз, лучше сначала отойдите чуть в сторону, на склон к торцу Верхней мечети, откуда Нижняя мечеть Бекет-Ата видна во всей красе. Её не назвать в полном смысле подземной, скорее это что-то вроде меловых храмов Дивногорья и Костомарова, естественный останец, который люди, вырубив внутри несколько помещений, фактически превратили в здание:

6.


И даже завершение оформили - на то ли крыше, то ли вершине пара кулпытасов и стела с адайской тамгой в виде кажущей в небо стрелки. Здесь покоится Бекетов брат Миндегул, а само расположение позволяет предположить существование легенды о том, что здесь Бекет совершил своё первое чудо:

7.


Но у входа в мечеть помимо шеста пира (таким в Средней Азии часто отмечают святыни) лежит старый жернов. Подземные залы Старого Бейнеу - это не только мечеть, но и хранилище припасов на полпути ежегодных адайских перекочёвок с Мангышлака на Эмбу, разграбление которого грозило кочевникам голодом. И это было вполне себе средневековое решение - прикрыть стратегический объект святыней.

8.


Всего же в мечети было четыре помещения, среди которых амбар располагался по центру. За открытой дверью с кадра выше обнаружилась круглая комната метров 4 в диаметре - молельный зал мечети, вырубленный в виде юрты, а из него виден проход в маленькую комнату, похожую на келью:

9.


В распадке за мечетью - архаичного вида колодец:

10.


А сама мечеть, расположенная по сути дела на острие двух распадков - более узкого и глубокого и более широкого, с обратной стороны смотрится совсем не так, как из рощи:

11.


Кладбище на Старом Бейнеу - это действительно НЕКРОПОЛЬ, то есть Город Мёртвых, по меркам хотя бы 19 века достойный иных настоящих городов. Я бы даже сказал - некромегаполис, из всех бесчисленных кладбищ Великой Степи, что я видел, уступающий разве что каркалпакскому Миздакхану с его Мировыми часами. Здесь около 800 мавзолеев и надгробий всех возможных местных видов, будь то источенные временем менгиры или рассыпавшиеся и целые "ящики" сандыктасов:

12.


Хотя более всего Старый Бейнеу запомнился мне резными кулпытасами, самими вычурными и сложными, что я видел на Мангышлаке:

13.


Собственно, кулпытас - и не совсем адайская могила, такие встречаются по всему Младшему Жузу вплоть до Оренбуржья, а Старый Бейнеу - это как бы связующее звено адаевского Мангышлака с остальным Казахстаном.

14.


Ещё из находок - койтас, куда более похожий на "каменного барана", чем большинство надгробий этого типа, напоминающих скорее сундуки. Уже не скульптура, но всё же голова и ноги вполне видны:

15.


Что такое кулпытасы, сандыктасы и койтасы, я рассказывал в прошлой части, и с этими терминами мы на Мангышлаке будем сталкиваться через пост. А вот, слева внизу, более понятная и интернациональная сущность, для мангышлакских кладбищ (по крайней мере известных мне) уникальная - камень-фаллос, выступающий из тьмы веков:

16.


Среди подземных мечетей Мангышлака Старый Бейнеу почему-то неожиданно малоизвестен - а по мне так вполне заслуживает хотя бы получаса по дороге к другим сокровищам полуострова. В его окрестностях есть ещё каменный карьер Баксыйык с белоснежными террасами склонов, вид на который мы честно пытались найти, но так и пропетляли зазря по изуродованной земле вахтовок и открытых шлагбаумов. А ещё близ Старого Бейнеу (тут лучше всего сослаться на викимапию) в степи по разные стороны трассы  лежат два самых доступных арана - об этих геоглифах, так же известных как Стрелы Устюрта, и скорее всего бывших древними загонами для дикого скота при облавной охоте, я так же писал в прошлой части. К ним мы заезжать уже не стали - с коптером это может и имело бы смысл, и в одиночку я бы попробовал, наверное, до них дойти, но с экипажем было решено поэкономить время. Поэтому вот их скриншоты с викимапии, и чтоб был ясен масштаб - размах "стрел" левого арана 160 метров, а правого - почти 700 метров, а о попытке увидеть его (имено этот аран) вблизи можно почитать здесь:

16а.


Едем дальше по трассе. Пару постов назад, ещё в контексте Бейнеу, я писал о том, что всего несколько лет назад эта трасса слыла Дорогой потеряных колёс, и не трассой-то была по сути дела, а ушатанной грунтовкой, так что цветущий Актау в дожди и метели превращался в автодорожный анклав. Теперь - дорога как дорога, и от Бейнеу до областного центра по ней полтысячи километров, ещё день пути через "перевал" (на самом деле спуск с чинка) Ман-Ата. Правее же в степи, в основном по краю чинка, лежат руины Новоалександровского форта, с которого в 1834-46 годах, до переноса гарнизона на Тюб-Караган, началось постоянное русское присутствие на Мангышлаке, да один из крупнейших адайский некрополь Сисем-Ата, выросший у мавзолея, построенного в 14 веке, на закате Золотой Орды. Но всё это - за степью где-то справа, а Ольга пристально вглядывалась в степи по левую руку, зная, что там должна быть прямая дорога до главной мечети Бекет-Ата. И напрямик, срезав по степи, мы бы доехали туда за пару часов, а в обход да по асфальту и грейдеру, сотнями километров через Шетпе и Новый Узень, нам быс трудом хватило и целого дня. Но как узнать нужную грунтовку среди множества таких же? С недавних пор здесь появилась вешка:

17.


В основном, по словам Ольги, этой дорогой ездят паломники к Бекет-Ата из других регионов, со стороны Бейнеу, и даже у внедорожных путешественников она не очень-то востребована. Не знаю, кто именно её обустроил (скорее всего, не акимат, а люди из мечети), но маленькие таблички-указатели, примотанные сотчем ко всяким арматуринам пересекающих колеи подземных газопроводов  встречались нам много раз. И с ними как-то надёжнее, но и без них тут заблудиться нужно ещё постараться - дорога прямая, широкая и очень накатанная.

18.


Главным же впечатлением Старой дороги оказались черепахи, которыми она была в тот день натурально усеяна:

19.


И первую попавшуюся черепаху мы, конечно, брали в руки, а последующих лишь пытались не раздавить колесом. Черепаха тяжёлая, а медленные движения её когтистых лап неожиданно сильные:

20. фото darkiya_v.


А кони здесь казались дикими, при виде машины разбегаясь в тучах белой пыли. У них, конечно, есть хозяин на какой-нибудь едва заметной в мареве зимовке, но здесь слишком много места, чтобы пастись рядом с посторонним.

21.


На горизонте то и дело возникали смутные миражи - то белые вершины, то какие-то, как будто, ржавые конструкции наподобие доменных печей. Когда на плоском горизонте появлялись верблюды - легко было подумать, что над степью их горбы возвышаются куполами дворцов или храмов. Ну а когда мы устали ехать - у дороги вдруг возник крошечный некрополь из покосившихся каменных плит:

22.


На плоской стене саганатама - пожалуй, самые схематичные изображения коней, что я видел:

22а.


А настоящие кони бродили вокруг... Таких некрополе на Мангышлаке, как считается, 360, но скорее это число значит просто "за год не обойдёшь!". Все они, как конкреции вокруг зёрен, выросли у могил средневековых суфиев, проповедовавших в этой степи ислам ещё тогда, когда хозяевами её были не адайцы, а туркмены.

23.


То и дело становилось заметно, что плоская степь справа поодаль словно обрушивается гигантским уступом. Вот он, белый чинк плато Устюрт, по бескрайней плоской вершине которого мы пока ещё едем:

24.


А вскоре из-за поворота показалась жизнь - домики, стада, трансформаторы, колодцы:

25.


Да кладбище на бугре с молящимися у мавзолея паломниками. Здесь покоится ещё один из 360 суфиев - Огланды-ата:

26.


И хотя сам некрополь невелик и не слишком зрелищен, по-настоящему впечатляет вот эта пара мавзолеев 1990-х годов:

27.


Какие там львы в Самарканде, птицы Бухары, кони Ура-Тюбе и драконы Аннау!? То - хоть и шедевры старины, но мозаики, плоские изображения, а здесь вот - полноценные скульптуры орла и архара. Так самобытен у кочевников ислам:

28.


Но Огланды-ата - лишь прилюдия к Бекет-Ата. Некрополи средневековых суфиев в бескрайней степи становились точками притяжения, тем более и сами суфии не в гиблых местах селились, а уж по крайней мере там, где есть вода. Некрополи выполняли роль ориентиров, а то и станций на кочевых дорогах, и вот рядом с некрополем Огланды, под горой, и поселился Бекет, сын Мирзагула. За кладбищенским бугром - паломнический центр, выросший на краю обрыва у Верхней мечети Бекет-Ата, в обиходе известной как Дом с Голубыми куполами. Мы приехали сюда в обыкновенный будний день, но на парковке стояло несколько машин, а в подрастающем саду у беседок ходило несколько групп в основном немолодых казахов:

29.


Здесь мы впервые вышли на край чинка, и открывающийся с него вид - потрясает хотя бы своим масштабом. Странные "горы наоборот":

30.


В чинке заметны очертания морского берега. Здесь был залив полноводного Каспийского моря, когда оно ещё не потеряло связи с океаном, и "просто добавив воды", легко представить похожий пейзаж где-нибудь под Балаклавой:

31.


Но по дну пересохшего моря, под зубьями древних рифов, ныне текут ручьи:

32.


По првую руку - едва ли не главный вид Мангышлака, в чуть кадрированного виде попавший на заглавный кадр прошлого, "обзорного" поста, и вход в подземную мечеть Бекет-Ата здесь легко различить почти в центре:

33.


Бекет Мирзагулович родился в 1750 году на Эмбе, бывшей северным краем адаевских кочевий, и по преданию, однажды в детстве, переходя реку вброд, увидел палец, высунувшийся из воды. Следом из воды показалось пять пальцев, а потом сорок, и как мальчик из набожной семьи, Бекет понял, что один - это Аллах, пять - это Пророк и его родня (Али, Фатима, Хасан и Хусейн), а сорок - число основных заповедей, и если так - то Господь послал ему знак идти по духовному пути. К тому времени адаевцы, опять же по преданию нажив богатств и погрязнув в раздорах, были вассалами хивинского хана, и Бекет пошёл учиться в Хиву, в медресе Шергази, обучавшее в основном как раз-таки способных кочевников. Ну а вернувшись в степь, Бекет продолжил подвел черту под дело всех тех 360 суфиев. О нём немало своих легенд и преданий, самое известное из которых такое - однажды к Бекету ехал некто (в разных версиях то сомневающийся купец, то потерявшая себя вдова, то ещё кто-то), да вместе с верблюдом сверзся с края чинка, но приземлился мягко, отделавшись лёгким испугом. И вот, придя к старцу, паломник рассказал об этом, а старец лишь показал свою спину с синяками от четырёх верблюжьих копыт. Как Сергий Радонежский на Руси, Бекет-Ата на Мангышлаке - это отец-заступник здешнего народа. С его именем связаны 4 мечети - на Эмбе близ Кульсар, в Старом Бейнеу, в Огланды, да некая четвёртая мечеть Байшатыр где-то в сердце Устюрта, до которой пока что, кажется, не доезжал ни один путешественник. Есть сведения, что мечетей Бекет-Ата и вовсе было 6, но у двух последних забыты даже названия. Как бы то ни было, его мечети стали по совместительству медресе и школами, а такой подарок отверженному народу было сложно переоценить.

34.


Чинк Огланды - один из высочайших на Устюрте, порядка 200 метров, и вход в подземную мечеть на 150 метров ниже плато. Я знал, что туда ведёт длинная-длинная лестница... но с Даркией и Марьей мы уткнулись в запертыве ворота. Это было обидно, и я пошёл спрашивать прохлаждавшихся в тени беседок казахов, когда откроют ворота и кто тут главный. Но если в 2016-м Бекет-Ата-Огланды ещё была общей достопримечателностью, теперь она окончательно превратилась в сугубо религиозный объект - ворота открывают лишь к намазам да ведут паломников вниз большой процессией. У паломников - своя жизнь, и каждый привозит сюда еды, а вечером Дом с Голубыми куполами ждёт общая трапеза, после которой люди разойдутся отдыхать по мужской и женской комнатам соответственно... Мы приехали сюда в пол-второго, ближайший намаз ожидался в 15 часов, и методом опросов найдя Главного, так же сидевшего в теньке гаража поодаль от паломнической суеты на разложенной по земле ткани, я начал убеждать его, что мы сюда ехали от самой Москвы, по Старой дороге приехали, а ждать нам трудно, так как впереди долгий путь. К суетливости туристов и их неумению ждать казах, видимо, привык, и выслушав меня, смягчился:
-Ворота вам конечно никто не откроет. Но можете перелезть рядом на свой страх и риск, а я сделаю вид, что ничего не заметил.

35.


Забегая вперёд, скажу, что хотя перелезали мы по расщелинам слева от ворот, лучший спуск, практически парадная лестница - справа, за забором паломнического центра, примерно там, откуда снят заглавный кадр. Дурной пример же оказался заразительным - за нами следом вскоре перелезла ещё и казахская семья из мужа, жены и, видимо, двух подросших дочерей. Но как легко, глядя на эти скалы, представить внизу грохот морских волн!

36.


Мест, когда-то бывших морским дном, на планете немало, но кажется лишь отсюда море ушло так недавно, что суша ещё не успела стереть о нём заметную глазу память. Хорезм, Приаралье, Мангышлак - Страна пересохших морей:

37.


Где с саксаулами соседствуют коралы:

38.


А иныне камни похожи на полипы и губки:

39.


Далёкая мечеть всё ближе:

40.


Чтобы паломники не скучали - меж камней притаился тигр:

41.


А бараны, возможно, восходят к одной из легенд - якобы, "особые" люди, подходя к юрте святого Бекета видели 12 привязанных рядом архаров (вернее, уриалов - устюртских горных баранов), бессмертных духов, до сих пор скачущих по этому чинку невидимыми для подавляющего большинства людей. И это вряд ли исламское предание: архар - древний тотем народов Турана, на Памире, к примеру, мазары с архаровыми рогами встречаются чаще мечетей, но отголоски этого культа, видать, живы и здесь.

42.


Спуск тут действителен долог, а подъём по жаре утомителен... и всё же не настолько, как можно подумать при виде безводных пейзажей:

43.


Тем более на последней трети пути есть ещё и источник:

44.


С вкусной сероводородной водой и заботливо поставленной посудой:

45.


Тут и другие источники есть, но вид их как-то не располагает:

46.


Просто дождевая вода просачивается сквозь стометровые толщи устюртского плато - и выходит здесь, у его подножья. Но в траве у родников, говорят, иногда можно встретить почти непуганных (ибо охраняемые и священные) живых сайгаков.

47.


Внизу - кладбище, уже не Огланды-ата, а собственно Бекет-ата, состоящее в основном из кулпытасов:

48.


На низшей точке комплекса - вертолётная площадка, и в этом есть свой тайный смысл: простым смертным к могиле святого надо спуститься, а вот Назарбаев или например областной аким будут вынуждены идти от своего вертолёта наверх. Ведь основой адайцев были именно бедняки да изгои, и уж никак не ханов да купцов утешал и учил святой Бекет.

49.


У лестницы перед мечетью - очаг, за несколько метров пахнущий каким-то маслом:

50.


Мечеть, конечно же, была заперта. Раньше тут, говорят, сиживал смотритель, проводивший паломников внутрь и с ними читавший молитвы, и не от того ли появились строгости с режимом, что смотрителя здесь больше нет? В мечети 7 помещений, включая могилу самого Бекет-Аты, согласно последней воле святого на 40 год после его смерти (то есть, получается, в 1853-м) замурованная от посторонних его сыном Байталом.

50а.


Вид с мечети. Хоть и спустились мы на 150 метров, а всё-таки над "дном" чинка мечеть довольно высоко:

51.


Пора обратно. Наверху Ольга разговорилась без нас с телевизиощиками, честно предупредившими, что на Босжире вместе с нами будет "сто машин", а интригой дня оставался поиск короткого пути туда.

52.


О Босжире, для большинства путешественников становящейся кульминацией Мангышлака - в следующей части.

МАНГЫШЛАК-2017
Обзор поездки от меня (пассажира) и оглавление серии.
Обзор поездки от Ольги blaue_igel (водителя).
Доездка
Русские дороги до Казахстана. "Каспий" и "Урал".
Уральск - Атырау. День Победы и козлодрание.
Атырау, бывший Гурьев (2009-17). Самарская сторона.
Атырау, бывший Гурьев (2009-17). Бухарская сторона.
Степные дороги. Индер, Доссор, Кульсары, Бейнеу.
Мангышлак, или Мангистау
Общее. Природа полуострова и наследие адайцев.
Мечети Бекет-Ата. Старый Бейнеу и Огланды.
Босжира. Казахская Аризона.
Сенек и Шопан-Ата.
Жанаозен (Новый Узень) и впадина Карагие.
Актау, бывший Шевченко.
Тюб-Караган
Форт-Шевченко.
Жигылган, или Упавшая Земля.
Адайские святыни. Султан-Эпе, Кенты-Баба, Шакпак-Ата.
Каньоны Тюб-Карагана.
Окрестности Шетпе. Шеркала и Долина Шаров.
Tags: Великая Степь, Казахстан, дорожное, природа, этнография
Subscribe
promo varandej сентябрь 24, 14:08 58
Buy for 500 tokens
-Так-то мы уже месяц в дороге. По Алтаю путешествуем: российский Алтай, монгольский Алтай, казахстанский Алтай... -Пешком что ли? -Почему пешком? Едем на всём, что едется. Так-то я не автостопщик, но что ещё делать, когда автобус дважды в день, а интересное через каждый десяток километров? В…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 23 comments