varandej (varandej) wrote,
varandej
varandej

Алтай Триединый



-Так-то мы уже месяц в дороге. По Алтаю путешествуем: российский Алтай, монгольский Алтай, казахстанский Алтай...
-Пешком что ли?
-Почему пешком? Едем на всём, что едется. Так-то я не автостопщик, но что ещё делать, когда автобус дважды в день, а интересное через каждый десяток километров?

В Барнаул я прилете в середине августа. Вообще, я в нём и раньше бывал, в 2011 году (Столица Рудного Алтая. || Проспект Ленина. || Старый город.), так что в этот раз был чисто с аэропорта на автовокзал.

2.


И сперва в Чемал поехал, в гости. Там у меня тогда друзья стояли, автостопщики. Знаете, такой проект есть - "Дом для всех"? Это люди приезжают в какой-нибудь город, снимают там дом или квартиру, и в ней кто угодно может остановиться ненадолго при соблюдении некоторых правил - в первую очередь, алкоголь не пить. Разные люди такие дома делали, в разных городах - хоть в Нижнем Новгороде, хоть на Мадагаскаре, а этим летом вот в Чемале Дом для всех стоял. Но в самом Чемале я и раньше бывал, это такой Алтай-light, чисто для первого знакомства, и в этот раз даже гулять по нему не стал, а утром уехал обратно. На Алтае, хочу сказать, масштабы туризма впечатляют, от Горного до Чемала натурально как в Крыму - гостиниц больше, чем жилых домов. В Манжероке даже вон какой атракцион есть - Перевёрнутый дом!

3.


В Горном, Горно-Алтайске то есть, я тоже бывал и раньше, но в этот раз в музей сходил (и честно говоря, не впечатлился), в Майму съездил, да в городе пару новых для себя мест нашёл - например, буддийский храм. А вообще Горный - приятный городок, и почему-то в тот раз он мне одноэтажным запомнился, а оказалось, в нём и пятиэтажек много, и новостройки есть большие. Весь город в те дни дачу Путина обсуждал - президент сделал большую ошибку, допустив на строительство местных, и рассказывают теперь на Алтае, будто у него там 10 000 комнат и пять этажей одного подвала, и каждая бордюрная плитка стоит 100 тысяч рублей.

4.


А потом из Горно-Алтайска я под проливным дождём уехал в Иогач - это на северном конце Телецкого озера, напротив Артыбаша через исток Бии. Там у меня гостиница была забронирована, а получилась впсика - я очень поздно приехал, и хозяйка мой номер уже пожилой чете сдала, а меня в итоге бесплатно пустили переночевать в баню и накормили хорошо. Из Иогача я через Телецкое озеро переправился - там много катеров ходит, в основном экскурсии катают по водопадам, но есть один катер, который за 1500 рублей с пассажира проходит всё озеро из конца в конец, причём по расписанию - по средам и воскресениям. И с погодой, оказалось, повезло - дождь с утра кончился, а облака весь путь прямо по горам ходили.

5.


Ну а дальше на попутках я поехал по долине Чулышмана. Там вообще нереально красиво - дно у долины плоское, степное, а по краям стены по километру со скалами и тайгой. И всё вместе, Улаганский район - самый непуганный национальный Алтай, где живут язычники и бурханисты.

6.


В первый день доехал я до Каменных грибов, а под ними целый город турбаз. Этого добра на Алтае вообще много, и в основном там недорого, рублей 300-400 за ночь в домике без удобства. На этих турбазах ещё деревянный юрта есть, в которой концерты горлового пения проходят - впечатляет!

7.


А дальше очень удачно машину поймал с одиноким туристом из Красноярска, с ними и ехал весь день до самого Акташа, который на Чуйском тракте. Дорога на Чулышмане тяжёлая - как пробили её в 1989 году три мужика на бульдозере, такой она и осталась. Вот знаменитый перевал Кату-Ярык:

8.


И что интересно - внизу там степь, я всё Киргизию вспоминал. А наверх поднимешься - там тайга, такая прямо Сибирь-Сибирь, и снег с начала августа лежал на перевалах. На Улаганском перевале заехали на Заставу Степаныча - просто поселился там мужик, отставной военный, понастроил всяких занятных штук, музей целый насобирал, и теперь гостей встречает в своё удовольствие:

9.


А вот на Пазырыкские курганы не стали заезжать - от них, говорят, всё равно только ямы остались, а всё самое интерсное, например самый древний в мире ковёр, теперь в Эрмитаже, где я как раз был зимой.

10.


До Акташа доехали, попрощались. Там я в гостиницу заселился, но, чёрт возьми, с третьей попытки - в одной сказали как отрезали "Одного не поселю, иди отсюда!"... как оказалось, это потому, что девушки-постояльцы пошли хозяйку спрашивать за меня и назвали её бабой Верой, а она с такого обращения звереет. В другой гостинице всё-таки поселили, но поуговаривать пришлось - к ним, видите ли, группа заезжает, причём только через три дня. Так на Алтае устроен туризм - гостиниц много, они по-сибирски добротны, но очень уж много в них такого вот хамства в стиле "ты кто такой, давай до свидания!"... И всё-таки в тот день из Акташа я успел съездить ещё и на Гейзерное озеро - оно маленькое совсем, но народу по берегам толпы:

11.


Так-то я на Монголию курс держал, но мне ещё надо было Олю дождаться, напарницу свою. Она классическая автостопщица, и так автостопом от самой Москвы и ехала. В ожидании Оли решил съездить по Чуйскому тракту, чтобы потом на обратном пути из Монголии уже проскакать его без остановок. Чуйский тракт красив, и говорят, там такое сочетание всяких спусков и подъёмов, что иные даже иностранные компании типа "Вольво" на нём испытывают новые машины. Но автостопом по тракту ехать оказалось тяжело, и лишь потом я понял, в чём дело - я поехал налегке, а на Алтае так привычны к туристам, что к человеку с огромным рюкзаком у водителей доверия больше, чем человеку налегке - а вдруг он местный, да пьяный?!

12.


Но интересного на тракте конечно немерено - скалы, водопады, древние стелы и писаницы. Самым ярким впечатлением дня был, конечно же, Калбак-Таш, там целый иконостас на скалах, а некоторые рисунки до сих пор у шаманистов чтимы. Ну а доехал я до перевала Чике-Таман, и с большим трудом уехал обратно. Зато - опять же с улаганским алтайцами, и очень много с ними говорили о религии. Базовый принцип у их язычества хороший: "уважай природу - и природа будет уважать тебя".

13.


На утро покинул я Акташ да поехал всё так же, на попутках, к монгольской границе. Алтай вообще-то разный очень, и природа за Акташем меняется. Сначала - Курайская степь, где я хотел найти древние плавильни в устье речки Куехтонар, да так и не нашёл:

14.


А потом - Чуйская степь. Не-не-не, это не та, в которой конопля растёт. Там вообще ничего не растёт, потому что зимой морозы до -60, вечная мерзлота в земле, дома на сваях стоят, как на Крайнем Севере где-нибудь, и к тому же это ещё и самое сухое место России. Там скот на зиму гонят в горы, а на лето вниз, потому что зимой весь холодный воздух в долине скапливается, что даже в горах теплее. А живут там пополам алтайцы-теленгиты и казахи, казахский в основном и райцентр Кош-Агач. Ещё в Курайской степи я очень удачную машину поймал, вела её интеллигентная женщина-алтайка, сельская учительница с грузом книг из Барнаула для библиотек. Она уговорила мужа свозить меня на Тархатинские мегалиты на своей "буханке", не бесплатно конечно, а дома меня накормили супом с мясом. И ем я суп, чувствую - мясо какое-то знакомое. "Уж не як ли это", - спрашиваю. Оказалось - як, или, как тут говорят, сарлык. А муж должен был быть в горах на сенокосах, да только не задался сенокос - снег там был в те дни по щиколотку. Ну а на фото - не Тархата, а просто алтайское святилище у дороги. Современное, но тем и интересное ведь!

15.


В общем остановился я в Кош-Агаче в гостинице "Центральной" пополам с семьёй армян, и гадал, успеет Оля или не успеет, потом что если не успеет - у меня сорвутся дальнейшие планы. А вечером у "Марии-Ра", это магазин в тех краях самый частый, подходит ко мне мужик такого вида, будто сейчас на водку попросит, и спрашивает, почёсывая причинное место сквозь расстёгнутую ширинку: "В Монголию машину нашёл?". Оказался монгольский казах, они сюда торговать или затариваться приезжают, и обратно пассажиров берут всего-то по 500 рублей. С ним я и договорился на утро, не зная только, на двоих или на одного. Но Оля всё-таки успела, хоть и глубокой ночью,  и вот с утра на убитом старом УАЗике поехали мы в Монголию - с водителем, звали его Бахытхан, двумя его немолодыми жёнами да кучей барахла.

16.


Монгольская граница - весёлая. Она открыта с 10 до 17, с 13 до 14 обед, в субботу короткий день, в воскресение вообще закрыта. Это монголы так работают, наши под них подстраиваются, но монгольский национальный девиз "Всем пофиг!", поэтому они быстро смотрят, а наши с каждой машиной возятся, досматривают, особенно долго почему-то муражат мотоциклистов. Говорят, там пару лет назад финн один пытался на лошади проехать - так не пустили, потому что запрещён провоз скота. И вот стоим мы в очереди на границе, а в соседней машине с российским номерами ждёт интеллигентного такого вида человек. Разговорились с ним, оказалось - барнаулец, звать Сергей Борисов, в Монголии у него бизнес, причём разный - сейчас, например, планирует открыть турбазу для рыбаков, и потому ездит туда-сюда регулярно. И вот понимаю я, что это шанс - русский, но местные реалии знает, а значит много сможет рассказать! Поругались мы немного с Бахытханом, оставили ему 2/3 того, что собирались заплатить, да пересели к Сергею. Это было правильное решение, потому что Монголия - это сплошной вынос мозга! На каждом шагу.

17.


Там даже в городах стоят юрты, зооветеринарная инспекция досматривает машины на предмет сурков, на горных дорогах я отбил себе голову о потолок машины, а как-то раз нам навстречу проехал мотоцикл, на котором два мужика везли в свёртке наподобие цветочного букета живого беркута.

18.


И коршуны здесь что у нас ворОны. За разговорами с Сергеем дорога пролетела незаметно, а в городе Улгий, столице аймака Баян-Улгий, нас выловил казах Мурат Сагидолда - у него на границе глаза и уши, докладывающие ему о машинах с российскими номерами, а поймав туристов, он предлагает жильё, транспорт, гидов или пропуск в погразону. У него дом на окраине Улгия, и во дворе 3 юрты, в одной из которых мы и остановились. Мурат свободно говорит по-русски, любит песню "Подмосковные вечера", за ночлег берёт по 500 рублей с человека - без удобств, но с питанием, однако поняв, что мы не сможем нанять джип за 300 долларов - относиться к нам стал с изрядным местным пофигизмом.

19. фото Оли.


Из Улгия мы сделали две вылазки по паре дней. Сначала - в Ховд, он же Кобдо, столицу соседнего аймака. Поехали автостопом, и довезла нас казахская семья в степь до поворота на свой аул, а там и асфальт кончился. И вот монгольская дорога - километра два шириной, с десяткои колей, а по какой из них пойдёт машина - не понятно.

20.


Так и ходили мы по степи ещё пол-дня, к перевалу, где колеи сходятся. Зато по дороге заходили в юрты и пили там чай у кочевых казахов. Казахи угощали нас баурсаками и овечьим маслом, которое клали прямо в чай с молоком. А объясниться в Монголии нетрудно - хоть несколько слов по-русски свяжет больше половины встречных, а один на пару десятков и свободно говорит, и в любом случае по-русски тут объясниться на порядок легче, чем по-английски.

21.


К вечеру нас подвахтил автобус. Заходим сначала - и не понимаем, рейсовый ли он вообще? Весь салон - красивая молодёжь, то ли музыканты, то ли спортсмены. Оказалось - студенты, ехали на учёбу в Улан-Батор, и ехать им предстояло двое суток. На перевале поели в чайхане отличных поз... но видимо отличными они были не все, может быть первая партия залежалась с прошлого автобуса - через пару часов автобус встал, и пол-салон, построившись в ночной степи шеренгой, начали блевать. Но казахи не унывали, болтали без умолки, песни пели, и вот по бедорожью к ночи доехали мы до Ховда. Автобус высадил нас у моста, посреди стоящих в темноте юрт, а доехав на попутке до центра, мы остановились в гостинице. Если Баян-Улгий - казахский район, то Ховд - просто многонациональный, живут тут казахи, монголы и десяток мелких ойратских народов. И в отличие от Улгия, Ховд - город с историей, есть даже глиняная крепость. В крепость той, правда, крепко воняло падалью, а со стены её видны юрты до горизонта - так в Монголии селяне едут в города...

22.


Архитектура в монгольских городах, кстати, совершенно советская, разница лишь в том, что дворы теснее да зелени мало. Монголия "на лицо" - абсолютно "нашенская", а внутри - далёкая постколониальная Азия.

23.


За Ховдом вглубь страны нормальная дорога, отличный асфальт. Мы съездили в село Манхан, причём поймали машину с русскоязычным водителем, который нашёл нам такси... Там я впервые дал денег полицейскому, потому что "таксистом" оказался именно полицейский в обеденный перерыв. А возил он нас в пещеру Гурван-Цэнхэрийн, где сохранились петроглифы, которым как минимум 20 тысяч лет! В развитых странах, даже в России, в пещеры к таким не пускают, а в Монголии, как водится, всем пофиг.

24а.


На обратном пути гонялись по степи за сайгаками, такое водитель устроил нам фото-сафари:

24.


Из Ховда назад в Улгий без проблем уехали автостопом на минивэнчике с арбузами, причём в Улгие он, уезжая, потерял один арбуз, который мы и съели в гостинице у Мурата. Дальше я хотел съездить в горы, к ближайшим сёлам Сагсай и Цэнгэл... но всё же Мурат уговорил меня оформить за примерно 1000 рублей на наши деньги пропуск в погранзону, и не зря - за Сагсаем нам сказочно повезло: мы застопили машину, ехавшую на озеро Хурган-Нур, то есть в самую глушь Монгольского Алтая. Там "сёла" - это магазинчик и бензоколонка у моста, а вокруг юрты на много километров. Там почти весь транспорт - УАЗы да ЗиЛы, и назначение у них особенное - это юртовозы! В одном из магазинов в ауле Каратас нам повстречалась Норка - дочь археолога, безупречно говорившая по-английски. А ночевали мы, конечно же, в домах у пастухов...

25.


У подножья гор там лиственничные леса, и на каждом шагу всяческие древности:

26.


А на обратном пути я понял, что вход в Монголию - рубль, а выход - два. Если в Кош-Агаче пассажиров берут по 500 рублей, то здесь два дня простопив машину на окраине Улгия, мы в итоге ехали к границе на такси за 2000 рублей. Ещё 1000 мы отдали за УАЗик, чтобы просто пересечь границу - от нашего до монгольского КПП там 20 километров, да ещё и искать этот УАЗик нам пришлось по всей деревне, хотя нуждались в нём не только мы - из Улгия активно едут бусики в Казахстан, часто с перегрузом, и лишних пассажиров они оставляют пересекать границу на чём-то другом, дожидаясь их на той стороне. Казахи двух стран активно ездят друг к другу в гости и за покупками, и что такое Улгий для казахстанцев - я узнал здесь: вот представьте, что где-нибудь в Китае скрыт уезд, в котором живут бородатые русские люди, носящие косоворотки, говорящие языком Даля, а ездящие на подводах и ленд-лизовских "Виллисах". Таким же краем из фольклора и сказок казахи видят свой монгольский "филиал", и везут оттуда в глобализующийся Казахстан расшитые ковры да китайские электроказаны...

27.


Пока их досматривали на границе, мы достучались до начальника заставы, и нам позволили уйти в приграничную Ташанту пешком. А там нас почти сразу подхватил обаятельный паренёк Василий на грузовой "Газельке", который работает на себя, развозя грузы из Барнаула по всей Сибири. Проскочили мы с ним болшую часть Чуйского тракта, да заночевали в гостинице у поворота на Усть-Кан, где в окно всю ночь стучались огромные белые бабочки...

28.


С поворота до Усть-Кана ехали очень тяжело - все машины за ближайшую гору на сенокос. И везти нас никто не хотел даже за деньги - потому что сена накосить до снегов важнее, и вокруг сенокосов на Алтае русском и казахском в этом сезоне крутится всё. Добравшись с горем пополам в Усть-Кан, его мы прсокочили быстро, только в музей зашли:

29.


А там подобрала нас машина прямиком до Тюнгура, и быстро затарившись к походу в горы, утром следующего дня мы отправились вверх по Аккему, к сиявшей в перспективе ущелья Белухе:

30.


Но даже при том, что до Трёх Берёз - а это больше половины пути - нас подбросила шишига по 1100 рублей с человека, вверх мы шли два с половиной дня - я вообще не походник, Оля подрастеряла сноровки, и в общем шли мы в гору со скоростью порядка 1 км/ч. Наверху есть горный приют с типичным для алтайтуризма хамством персонала (слава богу, не всего), где за 250 рублей можно постелить спальник на чердаке, среди ледорубов, верёвок и горных ботинок соседей. Среди инструкторов Ольга вдруг повстречала знакомого - несколько лет назад она, опытная туристка, отговаривала его, желторотого студента, идти на Белуху, потому что гибнут неподготовленные люди на ней регулярно. С тех пор паренёк набрался сил и опыта, стал инструктором, Белуху видит летом каждый день - но так и не поднялся на неё.

31.


Но в общем дойти как собирались мы смогли разве что до Мастер-Камня на речке Ярлушке, к которому путь почти горизонтальный. Считается, что камень этот сам Рерих прославил, и теперь тут своего рода храм рерихианцев:

32.


Ходили и на Семь Озёр, да только долго собирались, и в итоге дотемна смогли увидеть лишь первое озеро, а там решили поворачивать. Зато повстречали горных козлов:

33.


И даже к леднику у подножья Белухи сходить не получилось - погода начинала портиться, и у самой высокогорной в России часовни, построенной в память о погибших альпинистах, нас застиг начинавшийся дождь. С Аккемской стены на нас строго смотрел Дух Алтая - видите лицо?!

34.


Под дождём мы шли и вниз, и холод да сырость мотивировали идти быстрее - в этот раз без шишиги мы спустились до Тюнгура за 2 дня, и на дорогущей турбазе "Высотник" я был готов отдать любые деньги за горячий душ. По дороге нас обогнал вьючный караван - это алтайцы возвращались из гор с грузом кедровых шишек.

35.


Последние полтора дня на российском Алтае мы гуляли по Уймонской долине, вокруг её райцентра Усть-Кокса. Русские сюда пришли с Бухтармы, из-за Белухи, в поисках Беловодья, то есть страны чистых сердцем людей. Были это староверы, но позже здесь отметилось семейство Рерихов, и ныне лицо Уймонщины определяют ЧУДИКИ. То есть сначала сюда потянулиь рерихианцы, потом сектанты типа анастасиевцев или кришнаитов, а потом и просто городские сумасшедшие со всех просторов необъятной. Я и сам сюда уже приезжал в 2012-м именно в качестве чудика. В Усть-Коксе в каждом втором доме если не фотографирование ауры так эзотерическая выставка, на автобусной остановке мы успели поговорить с двумя или тремя странными людьми за час, а ночевать сами того не планируя остались у волонтёров в библиотеке имени Елены Рерих, которую собрал когда-то Леонид Калошин, авиаштурман из Минска, оставшийся жить на Алтае. На фото, если что, НЕ он.

36.


В Верх-Уймоне помимо Рериховского центра и музея староверия, который держит замечательная женщина, по сути дела фольклористка и писательница Раиса Павлона Кучуганова, обнаружился ещё и удивительный музей камня - за последние несколько лет в Уймоне сложилась своя школа камнерезного искусства с картинами, пишущимися вокруг инкрустаций.

37.


И в общем тут в каждом селе есть свой мудрец или чудак, мастер или графоман в оригинальном доме. Вот дома-шары в селе Мульта, а пол-жителей села неместные, и дорогу нам подсказали живущие в соседнем доме баптисты. Из-за дефицита времени я нанял в Уймоне такси, и водителем нашим был пусть и потерявший веру да бороду, но всё же донельзя классический незыблемый кержак.

38.


А оттуда мы спешно возвращались в Барнаул на переполненном ночном автобусе, в который за нами увязался один из местных чудиков, назвавший нас своей семьёй и то просивший его поносить на руках, то боявшийся, что мы его съедим...

Сдав в Бийске вещи в камеру хранения вокзала, съездили в Белокуриху. Главный сибирский курорт оказался местом приятным, но невыносимо скучным, да и из-за дождя мы не всё в ней посмотрели.

39.


А в Барнауле ходили по двум хостелам - "Пионер" подальше от вокзала оказался откровенно злачным местом, где я бы побоялся ночевать, а "Барнаул" поближе запомнился побившей новые рекорды хамтсва администраторшей. Там я оставил Ольгу, а самого меня ждал ночной поезд до Семипалатинска.

40.


В Семипалатинске я тоже был не впервые (Центр. || Татарский край и Полковничий остров. || Крепость и Жана-Семей.), а в этот раз у меня был отсюда тур на Семипалатинский ядерный полигон. Как и в Чернобыле, там пытаются развивать туризм, под это дело аккредитованы 3 фирмы, лучшая из которых "Тогас-Интерсервис", которым и спасибо за организацию моей поездки. Но турфирмы - это только посредники, непосредственно на полигон возит Институт радиационной безопасности с ведомственной "буханкой", гидом и дозиметристом. За день показывают городок Курчатов, музей полигона и несколько объектов на Опытном поле. Защиту пришлось надевать лишь в одном месте - в эпицентре, среди руин построек, разрушенных ядерным взрывом. Добавила впечатлений экстремальная погода с ураганным ветром и косым дождём.

41.


Вечером я вернулся в Семипалатинск, где меня нагнала Оля. На Атомное озеро не поехал - слишком уж оно далеко, и к тому же нечто подобное я видел и в ходе тура. Вечером следующего дня мы должны были сесть на поезд и уехать в Алма-Ату... но Алтай меня словно не отпустил, и вместо Алма-Аты поехали мы в Усть-Каменогорск - мой последний областной центр Казахстана. Мощный, совсем сибирский город, в котором воздух кислый на вкус и сизый на цвет от выбросов полиметаллургии. Встречали нас тут отличные ребята, приютили-кормили-водили.

42.


Сам Уськемен (или даже просто УКа) оказался весьма интересным городом, где есть даже такая необычная для Казахстана вещь, как скансен. Даже целых два - "всесоюзный" в Левобережном парке и сугубо алтайский в парке Жастар:

43.


Съездили за Иртыш, в степные горы Колбинского хребта, к пятёрке Сибинских озёр в пятерне скалистых кряжей и к древней обсерватории Ак-Баур:

44.


Да взяли курс в сторону Казахского Алтая. И если на российском Алтае живут алтайцы, на монгольском Алтае - казахи, то на казахском Алтае - русские. Рудный Алтай похож на Россию гораздо больше, чем Республика Алтай, и в здешних горных городах неславянское лицо увидеть - редкость. Заехали в Серебрянск с мощной ГЭС в красивом ущелье:

45.


Поймали ходящий дважды в неделю поезд УКа-Зыряновск и ехали на нём вдоль Бухтармы - огромного и безумно красивого водохранилища с чистейшей водой на Иртыше и его притоках:

46.


Зыряновск - грустный обшарпанный русский город, где под отвалами погрёбен старинный рудник и место, где работала первая в России ГЭС 1892 года постройки, забытая даже местными жителями.

47.


К ночи на попутках добрались в Катон-Карагай, посёлок вполне себе казахский по этническому составу и скорее киргизский по облику из-за обилия руин и пустырей, но всё равно больше похожий на отбившийся от стаи райцентр Республики Алтай. Усть-Кокса от него всего-то через горы, но добираться до неё - сотнями километров в объезд через Барнаул, Семипалатинск, Усть-Каменогорск:

48.


Здесь усталость стала брать своё, и большей части красот Казахского Алтая мы так и не увидели - все они очень труднодоступны, без машины или бешеных денег в кармане не стоит с ними даже связываться. Да и откровенно говоря, казахский Алтай показался мне наименее интересным из трёх - похож на российский, но без язычества, Рериха и белков над долинами. Вместо Аккема тут Белая Берель, а на ней тоже водопады и рерихианский камень. Однако Белуха красивее смотрится именно отсюда - нам удалось полюбоваться ей лишь с гор над последним по долине селом Урыль:

49.


Ещё чрезвычайно удачно застопилась шедшая туда-обратно машина в Коробиху - одно из бухтарминских сёл, основанных в 18 веке староверами, среди которых, говорят, и родилась легенда о Беловодье. Сейчас зрелище грустное - старая вера забыта, половина домов заброшены, но в оставшихся ещё видна сибирская добротность и готовность трудиться, а не пить.

50.


Сходили в маральник при пантолечебнице "Баян". Мараловодством пронизаны и российский, и казахстанский Алтай, но только здесь мы удосужились взглянуть на самих маралов и пообщаться с мараловодами. И хотя сезон уже закончился, у оленей как раз начинался гон, и в лесу маралы трубили мелодично и пронзительно, как птицы.

51.


Из Катон-Карагая я надеялся через Большенарым и Курчум проехать в Зайсан - маленький городок у китайской границы, близ Чёрного Иртыша, по ту сторону границы известного как Эрцисыхэ - ведь начинается Иртыш в Китае. Но проехать из Большенарыма в Курчум без машины - глухо, к тому же стремительно портилась погода, а я понял, что у меня нет сил, и ни с чем, потеряв день впустую, мы вернулись с парой пересадок и переплат в Усть-Каменогорск.

52.


Из УКа напоследок съездили в горный Риддер, бывший Лениногорск, самый русский город Казахстана посреди берёзовых и пихтовых лесов, обликом и горнозаводским колоритом более всего похожий на уральские городки. На Алтай пришла осень, превратившая его в Золотые горы.

53.


В Усть-Каменогорске, в сизом дыму с видом на трубы, я отметил день рождения, сходив в культовое местное кафе "Сочи", представляющее собой настоящий шашлыкомбинат, дымящий трубой жаровни не хуже иных заводов.

54.


А на следующий день мы уехали наконец в Алма-Ату, где я и нахожусь уже вторые сутки. Я неимоверно устал - ещё ни разу у меня не было таких длинных путешествий с почти ежедневной активностью с утра дотемна. Но я счастлив - маршрут был сложен, но нас почти неизменно сопровождала удача, порой принимавшая совершенно иррациональные формы. Ну а здесь, уже не под Алтаем, а под Тянь-Шанем, в моих в планах только отдохнуть, затем погулять по алматинским окрестностям да ехать в октябре домой через постЭКСПовскую Астану, степной Алтайский край и может быть Новосибирск.

Примерный план рассказа о путешествии:
- Семипалатинский полигон (2-3 поста) - о нём вне очереди, с завтрашнего-послезавтрашнего дня.
- Алтай в общем (4-5 постов, в том числе сравнения трёх его частей; о религиях Алтая; о туризме; о мароловодстве).
Российский Алтай
- Белокуриха
- Горно-Алтайск. Дополнения к прошлому приезду.
- Телецкое озеро.
- Долина Чулышмана и Улаганский тракт (2-3 поста).
- Усть-Кан
- Уймонская долина (1-2 поста)
- Аккемский поход (4-5 постов)
- Чуйский тракт (2-3 поста).
- Курайская степь
- Чуйская степь (1-2 поста)
Монгольский Алтай
- О кочевых казахах
- Улгий
- Ховд
- Манхан и Гурван-Цэнхэрийн
- В горах Монгольского Алтая (2-4 поста).
Казахский Алтай
- Усть-Каменогорск (3-4 поста)
- Ак-Баур
- Сибины и Аблайкит
- Риддер
- Серебрянск и Бухтарма
- Зыряновск
- Катон-Карагай
- Коробиха, бухтарминские сёла, Белуха.

АЛТАЙ-2017
Алтай Триединый. Обзор поездки и ОГЛАВЛЕНИЕ серии.
Алтайский край-2011
Барнаул. Столица Рудного Алтая.
Барнаул. Проспект Ленина.
Барнаул. Старый город.
Алтайский край. Пейзажи и история.
Змеиногорск. Край забытых рудников.
Саввушка. Скалы Колыванского озера.
Колывань. Долина камнерезов.
Бийск. Старый город.
Бийск. Новый город.
Северный Алтай
Перед Алтаем. Барнаул и Белокуриха.
Горно-Алтайск (2011)
Чемал (2011)
Перед Алтаем. Горно-Алтайск, Майма, Камлак.
Алтай в общем
Алтай в общем. Регионы и народы.
Алтай в общем. Туризм на Алтае.
Алтай в общем. Край шести религий.
Алтай в общем. У истоков тюркского мира.
Алтай в общем. Мараловодство.
Республика Алтай
Телецкое озеро.
Улаганский тракт. Долина Чулышмана (Балыкча, Каменные грибы).
Улаганский тракт. Кату-Ярык, Пазырык, застава Михалыча.
Чуйский тракт из Акташа на север. Акташ и окрестности - Белый бом.
Чуйский тракт из Акташа на север. Адыр-кан - Чике-Таман.
Чуйский тракт из Акташа на юг. Курайская степь и Кош-Агач.
Чуйский тракт из Акташа на юг. Чуйская степь - Тархата и Ташанта.
Усть-Кан.
Аккемская тропа. Тюнгур и путь наверх.
Аккемская тропа. Аккемское озеро.
Аккемская тропа. Ярлушка и Семь озёр.
Уймонская долина. Верх-Уймон.
Уймонская долина. Усть-Кокса, чудеса и чудики.
Монгольский Алтай
Земля Кобдо. Первые впечатления о Монголии.
Земля Кобдо. Про кочевых казахов.
Улгий. Город монгольских казахов.
Монгольская дорога. Из Улгия в Ховд.
Ховд (Кобдо). Старейший город Монголии.
Манхан. Земля захчинов и петроглифы каменного века.
Таван-Богд. Дорога на Хурган-Нур.
Таван-Богд. Кобдинские озёра.
Таван-Богд. Назад через Цэнгэл.
Казахский Алтай
Риддер. Город на Рудном Алтае.
Сибинские озёра и Ак-Баур.
Усть-Каменогорск. Общий колорит и Левый берег.
Усть-Каменогорск. Старый город.
Усть-Каменогорск. Парк Жастар.
Усть-Каменогорск. Промышленные районы и станции.
Усть-Каменогорск. Этнопарк в Левобережном парке.
Рудный Алтай. Серебрянск и Бухтарма.
Рудный Алтай. Зыряновск.
Катон-Карагай и Большенарым. Казахский Горный Алтай.
Бухтарма. Коробиха, Урыль и обратная сторона Белухи.
Неалтайский Казахстан
Алма-Ата. Общее-2017.
Алма-Ата. Талгарский перевал, или поездка за облака.
Четыре Чарынских каньона.
Иссык. Курганы, станица и озеро.
Астана. Разное-2017.
Астана. Продолжение бульвара Нур-Жол.
Степной Алтай (обратная дорога)
Славгород.
Павлодар - Кулунда - Яровое.
Гальбштадт. Немецкий национальный район.


P.S.
Разговорный язык поста - потому что поездка получилась беспрецедентной по использованию автостопа, и ведь КАЖДОМУ водителю надо было пересказывать наш путь.

P.P.S.
Есть ещё и четвёртый Алтай - китайский. И если бы у меня уже был хоть какой-то опыт по Китаю - я бы заглянул, конечно, и туда.
Tags: "Атомная быль", "Молох", "Раскол", Казахстан, Сибирь, дорожное
Subscribe
promo varandej ноябрь 18, 10:35 95
Buy for 500 tokens
Думая о планах на 2018-й год, лишь один пункт я пока ощущаю константой, своеобразным ДОЛГОМ - это Байконур. После того, как я побывал на Семипалатинском ядерном полигоне, он остаётся моим последним крупным пробелом в Казахстане. Я уже не помню, какая по счёту это будет попытка. Кажется,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 58 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →