varandej (varandej) wrote,
varandej
varandej

Боровск. Часть 2: от площади Ленина на Высокое



В первой части по старообрядческим предместьями вдоль Коммунистической улицы мы пришли на Боровское городище. Во второй - осмотрим прилегающую к городищу центральную площадь и пойдём на юг - по улице Ленина мимо старых фабрик в оправдывающее своё название предместье Высокое. Были ещё "нулевая" часть не о самом Боровске, а о соседнем Балабанове и селе Роща с древним Пафнутьево-Боровским монастырём, и "минус первая" часть о Параллельном городе фресок Владимира Овчинникова. А как иначе в городе, закрученном по холмам и речным изгибам то ли буквой "G", то ли даже спиралью?

Боровское городище - это как бы двор не по-уездному огромной площади Ленина. Коммунистическая улица, круто взбираясь на склон через район Молчановка, выводит на совершенно ровное пространство, которое испокон веков занимал торг. Когда-то, скорее всего, торг стоял на задворках Боровского городища, но теперь всё стало ровно наоборот - это Боровское городище начинается во дворах домов, фасадами глядящих на площадь. Длинный дом на переднем плане кое-где упоминается как гостиница, и в таком качестве снимался в фильме "Серафим Полубес и другие жители Земли", но по крайней мере в наше время он жилой, и я лично в этом убедился, по просьбе старушки у подъезда сбегав на пятый этаж за её сумкой (вторую она спустила сама, но две сразу унести ей было не под силу). Напротив ближего торца этого здания - фреска Овчинникова "Разгадывание мира", на дальнем торце  "Виды Боровска начала ХХ века", а напротив них Расписной дом с фресками "Глобус Боровска", "Во имя России", "Циолковский" и "Во молодец наш огурец".

2.


Благовещенский собор среди других храмов Боровска на первый взгляд не очень-то и выделяется. Его основной объём с 5-ю главками возвели в 1715 году, колокольню с приделами пристроили в 1819 году - всё это был "золотой век" Калужского края у большой дороги на Киев. Но то ли Благовещенский собор просто крупнее, то ли как-то очень выразительно стоит, а что он главный среди боровских храмов - видно невооружённым глазом.

2а.


Он открыт только в службу, но внутрь непременно стоит попасть - в короткий промежуток времени до начала собственно богослужения тут разрешено сделать до 5 фотографий. А фотографировать под тёмным сводами есть что - собор был закрыт в ХХ веке считанные месяцы накануне войны, и его, кажется, толком даже разорить не успели. Здесь хранятся две "резные иконы", проще говоря деревянные скульптуры Николая Чудотворца и Параскевы Пятницы из церкви-предшественницы, которые датируют 15-м и даже 14-м (!) веком. В последнем случае они выходят ровесниками летописного упоминания Боровска, и уж точно старше, чем любое из его зданий.

3.


На другой стороне площади - церковь Преображения на Взгорье (1804), приведённая в порядок на средства актрисы Евдокии Германовой, которая организовала сбор средств и приезжала со своей труппой в Боровск. Оба храма стоят над обрывами узкого и длинного холма в излучине Протвы.

4.


Под церковью - пара зданий бывшей богадельни и причтового дома. Здесь не имевшее своего здания и потому кочевавшее по городу уездное училище обитало именно в те годы, когда в Боровске преподавать физику и математику Константин Циолковский (1880-92). Дальше в ту сторону по улице Урицкого можно было бы выйти к текстильной фабрике "Боровчанка" и руинам тюремного замка (1914), но мы с estrella_de_sur делать такой крюк поленились.

5.


А меж двух церквей - бескрайнее пространство вокруг бесчисленных корпусов Гостиного двора, построенного в конце 18 века:

6.


Торг на этом месте был и ещё раньше, и продолжается в этих же зданиях все два с лишним века их истории. Сами торговые ряды под землёй дублирует система складов, причём некоторые из них уже открыты для входа (но не круглосуточно!), но ещё не заняты торговлей. Увы, я об этом узнал лишь в свой второй приезд, и вечером воскресения обнаружил все входы (через магазины) запертыми.

7.


Раньше на Торговых рядах была целая россыпь фресок Овчинникова, но их то ли замазали, то ли застроили всякими ларьками. А ещё раньше сряди рядов стояла Преображенская церковь (не на Взгорье) 1730-х годов. В дальней части площади - маленькая и мрачная автостанция, с которой один за другим уходят ПАЗики в Балабаново и периодически в Обнинск, а вот в Калугу и вообще за пределы Обнинской агломерации из Боровска напрямик не ходит ничего.

8.


В северо-западном углу площади - мемориал Великой Отечественной. Это на его тыльной стороне Владимир Овчинников в 2005 году устроил едва ли не первый в России арт-перфоманс, нарисовав Богоматерь с решёткой и красными звёздами вместо лица. Таким он хотел видеть памятник жертвам политических репрессияй, и эта акция стала ответом на отказ нового мэра его ставить.

9.


За памятником, с острой башенкой - краеведческий музей. Его директором одно время был председатель старообрядческой общины, поэтому с частным историческим музеем Владимира Кобзаря он конкурирует за интерес туристов к старообрядческой теме. Я туда так и не сходил, имея в ту поездку явный перебор по музеям, и теперь об этом жалею. В государственном музее есть и другие интересные экспонаты вроде камней с остатками фресок Дионисия из фундамента Пафнутьева монастыря; частный музей зато проводит экскурсии в часовню боярыни Морозовой и Покровский собор (см. первую часть). В сквере между Вечным огнём и музеем - оружия и защитные сооружения Великой Отечественной войны.

10.


А на краю сквера таки стоит памятник жертвам репрессий. Овчинников пытался воплотить свою идея ещё как минимум дважды, и оба раза вся заканчивалась вандализмом, скандалом в прессе и ссорой с властями и жителями (подробнее см. прошлую часть). В 2017-м году, когда художник начал готовить четвёртый заход, терпение властей лопуно, и они быстро выписали в Боровск самый настоящий Соловецкий камень.

11.


Но самый интересный памятник стоит чуть поодаль - это бюст Николая Фёдорова. В первой части я показыал памятники Гагарину (2011) и Циолковскому (2007), которые подарил "городу космической мечты" Руслан Байрамов, создатель парка Этномир неподалёку. Но есть в этом цикле есть и третье звено. Фёдоров не был ни физиком, ни инженером, а преподавал историю и географию в разных местах, и в 1866-69 годах работал в том же самом уездном училище Боровска, скорее всего занимавшем тогда другое здание. Затем он устроился в Чертковскую библиотеку в Москве, где познакомился с занимавшимся там самообразованием Константином Циолковским, и быстро стал его кумиром и духовным наставником. В том, что спустя несколько лет Циолковского назначили преподавать математику и физику именно в Боровск, Константин Эдуардович увидел знак судьбы. Фёдоров же вошёл в историю как основоположник философии "русского космизма" - в те времена слово "космос" ещё не значило пространства за пределами нашей планеты, а было скорее синонимом мироздания и вселенского единства. Своё учение Николай Фёдорович называл "философией общего дела", и по сути говоря пытался под христианскую космогонию подвести материалистическую базу. "Общим делом" человечества он считал окончательную победу над Смертью, которая будет заключаться даже не в бессмертии живущих, а в воскрешении всех людей, когда-либо живших на свете. Фёдоров вряд ли знал, сколько за все тысячи лет жило людей, но как географ уже понимал, что Земля будет им тесна. А значит, - думал Фёдоров примерно в те времна, когда студент Раскольников убил старушку топором, а сторож Никита колотил Громова из Шестой палаты, - Человечество обязано выйти за пределы Земли и заселить другие планеты.Так, задолго до понимания, что такое космос, Фёдоров впервые дал хоть какой-то ответ - ЗАЧЕМ нам его достигать. Современники измышления Фёдорова характеризовали как "наивные", но встретившийся с ним в библиотеке молодой физик-нелюдим Циолковский начал думать над практическим воплощением его идей. И вот ещё одна чудо-деталь этой истории: Николой Фёдорович был внебрачный сын помещика, фамилию и отчество получил от имени от крёстного отца, а по биологическому отцу его фамилия была - Гагарин.

12.


Обойдя по площади круг, вернёмся к Благовещенскому собору. Рядом с ним - универмаг, где мы пообедали в замечательной блинной на три столика. А за универмагом - снова памятник (2013), на этот раз Дмитрию Сенявину. Циолковский и Фёдоров в Боровске были гости, а вот будущий адмирал родился в боровском предместье Комлево. Он прославился в русско-турецких войнах, ведя кажется самые дальние успешные кампании в истории флота нашей не в меру континентальной страны - на Средиземном море, среди греческих островов, во время Наполеоновских войн. Потом всего его успехи сдали ради временного союза с Францией, а в Россию его эскадра возвращалась через Гибралтар, и в Лиссабоне Сенявин оказался меж двух огней - город контролировали французы, а с моря блокировали англичане. Из этой ситуации он вышел, приняв решение вразрез с императорским, а потом почти до конца жизни провёл в опале. Россия словно испугалась стать морской державой всерьёз...

13.


Памятник Сенявину - известнейшая в Боровске смотровая площадка, этакий балкон площади Ленина. На предместье за Протвой, впрочем, лучший вид открывается даже не от адмирала, а с задворков Благовещенского собора. В кадре старообрядческий Покровский собор (1912) и Борисоглебская церковь (1704) на въезде в город.

14.


А основной вид от Сенявина такой. На переднем плане старообрядческая Введенская церковь (1906-08), слева за ней - Пафнутьев-Боровский монастырь с церквями в Роще и Ряпушке... его вид отсюда крупным планом я показывал в "нулевой" части.

15.


Посмотрев на Покровскую церковь в Высоком, мы призадумались. Куда бы мы ни шли в Боровске, она висела над нами где-то на заднем плане, и если эта церковь видна со всего города - логично предположить, что и весь город должен быть виден с неё. Значит, решили мы - курс на Высокое!

16.


От площади на юг по длинной спине холма уходят три улицы - Ленина (Успенская), Володарского и Калужская. Последняя ныне - прямая дорога на Обнинск, именно на ней большую часть своего боровского периода прожил Циолковский. Только дома, где он квартировал в разное время, не сохранились, да и ярких достопримечательностей на Калужской нет - но это какая-то очень эталонная улица Боровска:

17.


С настолько уездным пейзажем, насколько это только возможно:

18.


Наш путь же - по улице Ленина, бывшей Успенской, которая проходит мимо Благовещенского собора, Боровского туринфоцентра и памятника Сенявину. И хотя дорога пересекает Боровск по Коммунистической и Калужской, главная в городе всё-таки именно улица Ленина - потому что не столько для машина она, сколько для людей. Да и дома на ней подобрались самые интересные. Вот тут поодаль - тот самый хлебзавод, на котором ещё в 2007 замазали на мой взгляду лучшую Овчинниковскую фреску "Равновесие". Ближе - усадьба Саниных "третьей четверти 19-го века", как я узнал из висящей рядом таблички.

19.


На другой стороне, не подряд - пара довольно странных малоэтажек, по виду может быть и в 1920-х годов:

20.


Такой же трехэтажный дом Большакова сильно уделан в ХХ веке, а был когда-то самым роскошным особняком Боровска. Настолько, что по местному преданию в нём останавливался Наполеон во время своего отступления. Именно на стене этого дома была фреска "Фиаско Бонапарта", замазанная при капитальном ремонте.

21.


Напротив - универсам "Магнит" в бывшем кинотеатре "Родина", построенном в 1960-е годы на месте разрушенной Успенской церкви (1826), когда-то давшей название этой улице. Если обойти его справа - на кирпичной стене можно увидеть "Этимологию Боровска", старейшую сохранившуюся фреску Овчинникова (2002).

22.


Дом Полежаевых - династии купцов-староверов: Петра и его сыновей-наследников Ивана и Николая. В 1887 году они основали текстильную фабрику, не первую и не последнюю в Боровске, но ставшую наиболее успешной, а после 1917 года остались там на какое-то время в качестве технических начальников. У богатейших людей города и особняк был самым роскошным, поэтому в 1910 году здесь останавливался царский брат Михаил Романов, и не единственный ли это раз в русской истории великий князь гостил у старовера? На торце дома - фреска "Полежаевы с жёнами, 1908 года", а внутри с 2005 года музей истории русского предпринимательства, который создала родная внучка одного из братьев Полежаевых Евгения Алексеевна.

23.


Почти напротив - усадьба виноторговца Шокина, или просто Дом-с-кружевами, разваливающийся на глазах резной теремок конца 19 века:

24.


А ведь самый красивый дом города - особняки эпохи классицизма в Боровске берут своё цельностью среды, но по отдельности невзрачны.

25.


За ним неприятно огромный кирпичный Дом культуры. С одной стороны - какая-то полуобстрактная композиция, с другой - жутковатый Чёрный Крест, на самом деле скрывающий готовившуюся к открытию доску почёта.

26.


Ещё один симпочтиный домик, который недавно приводили в порядок волонтёры в рамках Том-Сойер-Феста - есть такая акция по ремонту памятников архитектуры в разных городах силами неравнодушных людей. На его обратной стороне - фреска "Успенская улица в начале ХХ века", в которую якобы когда-то врезался таксист, перепутав нарисованную перспективу с настоящей.

27.


Напротив - мрачный своей плоскостью фасад Городского центра искусств. Это бывший старообрядческий собор Всех Святых, перестроенный в 1909 году из молельного дома (1862).

28.


Внешне храм был, судя по старым фото, весьма нетривиален. Поодаль - ещё одна, четвёртая (!) на короткую в общем-то улицу, церковь Рождества Христова (1837).

28а.


А вот белый домик - между прочим, старейшее гражданское здание Боровска 1740-х годов:

29.


Оно занято детской библиотекой, и видимо поэтому на воротах - допетровский русский алфавит:

30.


Напротив к самой улице подходит Косой овраг, по узкому карнизу которого проходит живописная улочка:

31.


Затем улица выводит в скверик с похожим на сюжеты Овчинниковских фресок фонтаном "Пусть Светит". И это дейсвительно обретший объём рисунок - но не Владимира Овчинникова, а Людмилы Киселевой, местной художницы и журналистки, создавшей в Боровске центр опеки детей-сирот. Её графика (см. по ссылке) действительно интересна, и ни за что по этим рисункам, равно как и по размаху деятельности, не догадаться, что Людмила родилась с неизлечимой болезнью, из-за которой ни дня в своей жизни не умела ходить.

32.


В этом скверике - развлика. Справа видна самая, пожалуй, невзрачная в Боровске Георгиевская церковь (1814). Но совсем иначе её воспринимаешь, если знать, что восстаналивала храм та же Людмила Киселёва, причём из состояния водонапорной башни при крайнем дефиците дореволюционных фотографий.

33.


Прямо, примерно через киломтер - та самая фабрика Полежаевых, при Советах "Красный Октябрь", а ныне просто "Руно". При Полежаевых основной продукцией была такая незаменимая у набожных староверов вещь, как женские платки; ныне тут шьют шерстяные одеяла и пледы, хотя откровенно говоря, фабрика не выглядит живой. На ней - ещё одна фреска Овчинникова:

34.


На доме напротив - суровый девайс, который мы в шутку назвали кондциниором Чижевского. Как пояснили в комментариях, это всего лишь серена гражданской обороны, и есть такие на многих зданиях, просто с земли обычно не видны.

34а.


Но мимо фабрики мы шли на обратном пути, а от "Пусть Светит" свернули налево, кратчайшей дорогой в Высокое мимо пятиэтажечных микрорайонов, в живописном старом городке столь чуждых, что память старательно их вытесняет. Впрочем, даже здесь Боровск умудряется удивить - как вам Капитолийская Волчица, обрезанная в горизонтальной плоскости на уровне груди, на фоне силикатных хрущовок?!

35а.


На пол-дороги в Высокое - ещё одна текстильная фабрика Ёжиковых. Небольшими мануфактурами на рубеже 19-20 веков Боровск буквально оброс, но во второе Орехово-Зуево не превратился - все они остались небольшими, иные и каменными зданиями-то не обзавелись, при Советах действующими остались лишь "Боровчанка" и "Красный Октябрь".

35.


А фабрика Ёжиковых теперь - квартал жилых домов:

36.


В какой-то момент мы услышали детский плач, а обернувшись, увидели в снегу кошку. Феномен Калужской области - что здесь, что в Обнинске, что в Калуге мне стабильно попадались кошки, кричавшие человеческими голосами.

36а.


Ну вот и Высокое, конец Боровской спирали... почти конец - можно было пройти ещё чуть дальше к святому источнику и комплексу вокруг него. Огромное новое здание в стиле старинных палат напоминает, что когда-то в Высоком располагался Высоко-Покровский монастырь. В 1414 году, тут принял постриг внук крещёного баскака Парфений, в иночестве ставший Пафнутием, в 1434 году был рукоположен в игумены, а в 1444 году перенес обитель на соседний холм, замкнув спираль будущего города. Там Пафнутьев-Боровский монастырь разросся в мощную крепость, но ангел-хранитель Боровска словно по-прежнему приглядывал за городом с Высокого.

37.


После разорения города в Смуту царские власти обязали Пафнутьев монастырь возродить Высоко-Покровскую обитель, и в 1621 году на холме был построен деревянный храм. Монастыря здесь уже не задалось, зато выросло обширное кладбище. При Советах в церкви устроили зерносклад, а в 2007-08 годах весь погост в Высоком капитально реконструировали.

38.


И деревянный русский храм очень странно смотрится в окружении кованных фонарей и тисовой аллеи:

39.


Вроде бы, Покровская церковь за свою историю неоднократно перекладывалась, но облик в целом сохранила. В Боровске считается, что это самый южный в России деревянный допетровский храм, и никаких конкретных опровержений мне сходу не припоминается. За апсидой - каменная часовня (1868) на могиле родителей Пафнутия Боровского:

40.


На кладбище есть каменные надгробия 18 века. Какие-то лежат среди современных могил, другие сложены под галереей храма:

41.


Ну, а виды отсюда на Боровск действительно великолепны:

42.


Снова Пафнутьев монастырь, весь целиком в одном кадре. Слева направо красная церковь Митрофана Царьградского (1760), зелёная главка больничного Ильинского храма 17 века, огромный собор Рождества Богородицы (1584-86, и к вечеру уже без птиц), колокольня 1690-х годов над белой Трапезной палатой (1511), и крыши других палат 16-17 столетий. Вокруг - неприступная стена 1520-х годов и высокие башни 1630-х. А на кадре выше видны и церкви Рощи и Рябушек, неизменно по разные стороны от обители-крепости.

43.


Борисоглебская церковь. "Поперёк" холм за Протвой казался совсем маленьким, а вдоль - действительно длинный:

44.


Ниже Покровского собора виден серый в пять белых окон дом-музей Циолковского. Здесь учёный жил в 1887-89 годах, ничего выдающегося в этих стенах не создал, но из четырёх домов Боровска, где он жил в разное время, этот лучше всего сохранился, и потому занят теперь музеем. Впрочем, ценнее то, что сам район остался таким, каким Константин Эдуардович его видел.

45.


Центр Боровска: Введенская церковь в низинке, Молчановка на склоне, Боровское городище с часовней на месте гибели боярыни Морозовй и уже знакомый нам Благовещенский собор:

46.


Ещё левее - церковь Преображения на Взгорье и далёкая церковь Михаила Архангела (1910) в селе Красное.

47.


В общем, Боровск - один из лучших малых городов России и своими памятниками прошлого, и своим настоящим. Но Циолковский покинул Боровск, и колыблью космонавтики стала губернская, а теперь областная Калуга. О ней - в следующих нескольких частях.

КАЛУЖСКАЯ ОБЛАСТЬ-2018
Моя космическая программа и оглавление.
Краткий обзор краткой поездки и оглавление.
Обнинск. Город.
Обнинск. Первая в мире АЭС.
Балабаново и Пафнутьево-Боровский монастырь.
Боровск. Дорога в центр и общий колорит.
Боровск. Фрески Овчинникова.
Боровск. Центр.
Калуга. Общий колорит.
Калуга. Старый торг и окрестности.
Калуга. Церкви.
Калуга. Палаты и особняки.
Калуга. Колыбель Космонавтики.
Tags: "Раскол", Космос, Среднерусское, деревянное, дорожное, староверы
Subscribe
promo varandej november 18, 10:35 95
Buy for 500 tokens
Думая о планах на 2018-й год, лишь один пункт я пока ощущаю константой, своеобразным ДОЛГОМ - это Байконур. После того, как я побывал на Семипалатинском ядерном полигоне, он остаётся моим последним крупным пробелом в Казахстане. Я уже не помню, какая по счёту это будет попытка. Кажется,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments