varandej (varandej) wrote,
varandej
varandej

Categories:

И. Р. Иран. Часть 2: сюжеты чужбины



Иран тысячи лет представлял особый путь развития человечества, как Европа, Индия или Китай. Разграбленный и покорённый средневековыми кочевниками, он никогда не был колонией европейских держав, а ближе всего к колонизации Персии подошла Россия, наследию которой была посвящена прошлая часть. Исламская революция 1979 года вывела Иран из Холодной войны, сделав одинаково далёким от Советов и Запада. Здесь свои алфавит, цифры, летоисчисление и календарь - у нас на дворе 21 век, у большей части исламского мира - середина 15-го, а у гордых персов - самый конец 14-го. Мне было страшно ехать в страну, где я не умею читать и полностью дезориентирован в датах... но как ни странно, при ближайшем рассмотрении Иран оказался вполне интуитивно-понятен. Он не сложный - а именно что другой.

О людях и реалиях Исламской республики я расскажу в следующей части. А сейчас - о весьма нервном первом знакомстве, некоторых практически нюансах и многочисленных колоритных деталях, переполняющих персидский пейзаж.

Иногда Иран фигурирует в списках стран, безвизовых для граждан России, но на самом деле это не так. Виза его выдаётся по прибытии... однако только в нескольких международных аэропортах и к тому же гораздо дороже, чем в консульстве. Чтобы въехать в Персию по земле, визу придётся делать заранее, хотя процесс её получения достаточно облегчён - заполняешь в интернете анкету, через несколько дней получаешь на мейл референс-код и шаблон, который нужно распечатать, и с эти шаблоном, парой фотографий (причём женщинам фотографироваться нужно в головном уборе) и страховкой идёшь в посольство. Отказы бывают - но редко, и чаще всего из-за некорректно заполненных полей или нарушения прописанных правил, самое вероятное из которых - вы посещали Израиль. Фактически, после получения кода ваш въезд уже одобрен, и если вы летите через крупные аэропорты - на этом волокита и кончается. В посольство же сходить придётся минимум трижды - на первый раз чтобы получить квитанцию, с которой (а также наличными без сдачи) нужно идти в Ссудно-учётный банк Персии "МирБизнесБанк", специализирующийся конкретно на расчётах России с находящимся под санкциями Ираном. Успеть получить квитанцию, сбегать в банк и вернуться в посольство не так-то просто - приём документов длится утром всего пару часов в день. Не секрет, что пол-мира от иранской визы шарахается как от проказы: например, посещение Ирана делает США визовыми для граждан тех стран, с которыми у них безвиз, да и наши пограничники Иран всё время путают с Ираком, а ездивших туда мгновенно подозревают в стажировке у ИГИЛ (ОЗвР). Поэтому персы не клеят визу в паспорт, а выдают сомнительного вида распечатку формата А4, которую на выезде через аэропорты могут даже и не спросить, равно как и штампов в паспорта не ставят.
В Иран, как уже говорилось не раз, я ехал из Азербайджана - туда по земле, назад из Тегерана в Баку самолётом. Особенность азербайджано-иранской границы - раздвоенные города на двух берегах рек, ставших границами после Туркманчайского мира. В Нахичевани это две Джульфы, а в "материковом" Азербайджане - две Астары. О трэшовости астаринской границы слагают легенды: из-за разницы цен вся азербайджанская сторона утром снимается с места и идёт к соседям - к базарам, бензоколонкам, парикмахерским, платным клиникам. Коридор от азербайджанского КПП до моста представляет собой гигантскую клетку, и вот в этой клетке, порой часами, держат людей в ожидании очереди: что-то похожее я видел в Кордае на границе Казахстана с Киргизией, но здесь, с чужих слов, всё куда хуже. На жаре да под жестяной крышей это адский ад, и ругань с пограничниками, драки за место, а то и сердечные приступы здесь в порядке вещей. Но туристу избежать этих мучений очень просто - надо всего лишь в Иран въезжать вечером, а в Азербайджан - утром. Понимая эту фишку, я прошёл границу почти не сбавляя шагу и тайком сделал кадр с моста через пограничный Астарачай, в перспективе которого видно Каспийское море:

2.


На мосту со мной разговорился крепко сбитый азербайджанец, и я обрадовался возможности первые минуты на чужбине провести в компании человека, понимающего мой язык. Иранский КПП оказался огромным, но каким-то очень нелогичным, по устройству больше похожим на автовокзал, так что без проводника я бы, может, сам того не заметив прошёл нелегально - а уж персы, как мне показалось, тем более могли недоглядеть. За КПП тянулся забор, из-за забора торчали непривычно плотно стоящие многоэтажки, и я морально готовился к тому, что ждёт меня после ворот... и всё же оказался не готов! Иран встречает толпой чернявых менял и таксистов, облепляющих туриста аки гнус. Большинство из них владеют русским, носятся вокруг, зудят, хватают за руки, тычут в лицо калькуляторами с курсами валют, и кажется, что готовы идти за туристом хоть пешком в Белуджистан. Что курсы их грабительские - общеизвестно, валюту менять лучше хотя бы за километр от таможни, а такси брать во-первых там же, а во-вторых уж точно не до других городов. И вот облепленный толпой, в состоянии DDoS-атаки, я шёл по сумрачной улице среди старых машин, среди женщин с покрытыми головами, ещё не зная, что непрерывный базар - это норма для всего Ирана. Мой азербайджанский товарищ привёл меня в обменник, где я под всё тот же зуд поменял валюту... вот только с деньгами в Иране всё ещё сложнее, чем в Узбекистане эпохи Каримова: иранский риал - кажется, самая мелкая валюта мира, за рубль их дают больше 2000, а 10 долларов в Иране делают миллионером. Помимо риала тут есть ещё 3 градации:
- туман - это 10 риалов, и цены чаще всего озвучиваются именно в туманах, да ещё и опуская нули. Иными словами, если товар стоит "5", то это надо понимать как 50 000 риалов, то бишь порядка 15 рублей.
- хомейни - это самая крупная купюра в 100 000 риалов, примерно эквивалентная нашему полтиннику. Часто считают здесь в них.
- иран-чеки - это формально уже не деньги, а просто банковские чеки, которые в отличие от тех же хомейни за пределами Ирана нельзя поменять. Но с виду - купюры купюрами куда более солидных номиналов, и в пределах Ирана их принимают везде без вопросов.
На всё это накладывается последствия санкций - после разрыва "Ядерной сделки" риал осыпался примерно вчетверо, образовав к тому же изрядный разрыв между банковским и рыночным курсами. Но всё же порядка тут как-то больше, чем в Каримовском Узбекистане - по рыночному курсу работают не только менялы, но и "сарафи" - вполне легальные стационарные обменники. Работают они, правда, через пень-колоду, и например я столкнулся с ситуацией, когда в пятницу в полумиллионом Реште (!) никто не знал, где поменять деньгу. Менять предпочитают доллары, да и те только новых серий (после 2008 года), а даже евро принимают далеко не везде.
В общем, даже от теории тут можно изрядно поломать мозг, что уж говорить о практике в условиях DDoS-атаки? Сунув в сарафи 20 евро, я так и не смог посчитать курс в уме, и конечно же, меня обсчитали - вместо 36 хомейни я получил лишь 27, азербайджанский товарищ же как-то очень быстро сник и затерялся в толпе, возможно пойдя на мост в ожидании следующего туриста. Забегая вперёд скажу, что подобное со мной было исключительно в Астаре - глубже в Иран весь торг демонстративно честный.

3.


Дальше передо мной стояла дилемма - заночевать в Астаре, чтобы утром покататься по её живописным окрестностям с пляжами Каспия, высочайшим в Иране водопадом Латун (105м) и горячими источниками на Хайранском перевале. За перевалом же стоит областной центр Ардебиль (420 тыс. жителей), древний азербайджанский город и малая родина Исмаила Хатаи, в 16 веке "пересобравшего" Иран после столетий смуты и утвердивший его верой шиизм. Накануне войн 19 века Ардебиль крутился в том же хаосе, что и Ленкорань, Баку, Губа и другие столицы азербайджанских ханств, но неоднократно взятый русскими войсками, в итоге остался за Персией. Более того, в Ардебиле сохранились роскошные мечети и мавзолеи, включённый даже в ВКН ЮНЕСКО, а для людей из приграничных районов Азербайджана он служит не менее важной точко притяжения, чем Баку. Словом, ночлег в Астаре или немедленный отъезд в Ардебиль казались мне вполне логичными, но верх взяло иррациональное желание рвануть в Решт. Астара, как и он, относится к остану (провинции) Гилян, вот только до областного центра от неё 220 километров по узкой полосе вдоль моря.

4.


Между тем, у дверей сарафи, как мошки вместо комаров на июльском Севере, вместо менял появились таксисты, продолжавшие DDoSить меня, хотя уже и не столь интенсивно. Один из них неплохо говорил по-русски (что в принципе в Иране я наблюдал лишь в Астаре), а значит хотя бы мог понять, куда точно мне надо. И вот мы понеслись через Астару, в общем-то типичный иранский город - разве что изредка в ней попадаются двускатные домики, как на кадре выше, да у моря раскинулись бескрайние склады. А вот мелькнула мечеть со сверхтипичными для Ирана изразцовыми воротами и парой тонких минаретов-"рожек". Мы проехали буквально весь город - к выезду дальше на юг: то, что в Средней Азии называют "пятак", у гордых персов - целый "терминал". С терминалов отходят "отобус" (автобусы, причём по словам других туристов - с кондиционерами, питьевой водой и бортпроводниками) и "сафари" - столь хорошо знакомые по той же Средней Азии коллективные такси по заполнению. Только в отличие от тех краёв, здесь они официальный транспорт, на который можно купить билет в кассе - а при оплате водителю, как я понимаю, он просто это сделает сам. Переднее место обычно на пол-хомейни дороже задних. На терминале у выезда первым делом я огорчился - счёт огромных чисел в риалах мне по-прежнему давался с трудом, и названную цену за сафари я мысленно завысил вдесятеро. Согласитесь, 1500 рублей за 220 километров в легковушке - это логичнее, чем 150? Но о дешевизне пост-санкционного Ирана не случайно слагают легенды, а фирменное астаринское кидалово во многое базируется в первую очередь на том, что такую дешевизну сложно и предположить...

4а.


Итак, я сел в жёлтый "Самант" - здесь эта машинка сугубо иранской марки примерно как в Узбекистане "Нексия". Рядом тёрлись какой-то грузный мужик, молодой парень с сумками и хромой дедушка, с большим трудом, наскребя десяток слов по-английски на всех обитателей терминала, попросивший меня пересесть на заднее сидение. Вот подошли две девушки в платках... и уехали на другой машине - там набрался полностью женский состав. На улице окончательно стемнело, я купил себе местной кока-колы и кисломолочный дуг в стеклянной бутылке, да с ужасом прикидывал, во сколько доедем до Решта. Ближе к 10 вечера я решил, что с меня хватит и собрался было уходить в гостиницу, и водитель, видимо поняв, что такие мысли ходят не у меня одного, таки решил ехать с неполной загрузкой. Моими соседями по салону оказались неприметный водитель, хмурый худосочный паренёк и тот самый хромой дед, всю дорогу фонтанировавший разговорами. Что он рассказывал из своей бурной молодости и курьёзной старости - в общем-то было понятно и без слов, поскольку и в России не редкость такие вот дедушки. Я молча слушал чужую речь да поглядывал в окно - слева мерцали огни "шариатских пляжей" у Каспия, справа на ясном небе звёзды обрывались чёрным краем Талышских гор. Мимо мелькали указатели и рекламные щиты персидской вязью, дома в 3-5 этажей с жестяными торцами, магазины с зиккуратами бутылок или горами арбузов у входов, и ярко освещённые кафе, даже на ночь глядя полные народу - я приехал аккурат в Рамадан. Сёла сменялись городками с пробками на неизменных кольцах да фигурами то фруктов, то птиц, то зверей, то солдат. Дед продолжал фонтанировать, водитель - смеяться, и даже угрюмый худой паренёк порой позволял себе улыбку и лёгкий смешок. На второй час пути мне начало казаться, что реальность заело на бесконечном прокручивании одних и тех же кадров.

5.


Вот заехали мы в небольшую чайхану, и персы угостили меня чаем, а себе я купил пачку печения - в магазине без ценников, которые всё равно ничего бы не сказали мне в чужих цифрах. Водитель куда-то позвонил, а потом дал мне трубку, и в трубке, что удивительно, я услышал русскую речь почти без акцента. То ли бакинец, ездивший в Решт делать бизнес, то ли местный азербайджанец, имевший дела с Россией и в этот момент отдыхавший в Баку, с этого момента сделался моим незримым проводником. Хотя знания языка мало для понимания дела: вот я сказал, что мне нужна гостиница за 10-20 хомейни (400-800 рублей), он подумал, что я ищу ночлег за 10 туманов (40-80 рублей), а я соответственно поначалу понял его возмущённый ответ как невозможность найти в Реште что-то дешевле 40-80 долларов. Попив чаю, мы помчались дальше, вскоре ушли со скоростного шоссе на ровную, но узкую локальную дорогу, да и в общем ехалось по Гиляну медленно - как бы ни был хорош асфальт, а машина постоянно цеплялась за населённые пункты. До Решта мы доехали дай бог за 4 часа, уже глубокой ночью. Первым делом водитель привёз меня на парковку под эстакадой, где машину окружили мутного вида люди. Бакинский консультант пояснил, что это "его таксисты" и им можно доверять в обмене валют... я и доверился, но они - нет: если в большинстве посещённых прежде стран доллар - это просто доллар, то в Иране есть разница между "новыми долларами" (от 2008 года, с более сложным узором) и "старыми долларами", и вот оказалось, что у меня - лишь пара этих блеклых бумажек, которые менялы брать отказались наотрез. Не устроили их и евро, но как выяснилось позже - это было и к лучшему: курс они предлагали ещё хуже, чем DDoS-ники в Астаре. В общем, водитель хлопнул дверью, злобно сказав "No change", развёз по адресам деда и паренька, а меня прикатил в гостиницу. На рецепшене стояла улыбчивая девушка с почти симпатичным лицом, кабы ни огромный раздвоенный подбородок, заставляющий вспомнить тот эпизод "Саут-Парка" с "синдромом телесной полярности". Более того, когда она говорила, подбородок ещё и шевелился, словно второй вертикальный рот, и в общем стрессе неопределённости это как-то особенно резало глаз... потому что ночлег в этом месте влетел бы мне в 100 долларов за ночь. Но выручила меня именно эта девушка - таксист последний раз набрал бакинского консультанта, и тот на вопрос о других гостиницах раздражённо ответил:
-Я не знаю, чем вам помочь. Гостиниц, как вы мне заявили, за 1-2 доллара НЕТ, ни здесь, ни где-либо ещё. Вы думаете, в Москве такие есть?
О том, что он меня неверно понял, занизив мои запросы в 10 раз, я даже не стал напоминать - эта попытка переубедить была бы не первой, а собеседник, видать, просто сделал себе мысленную пометку "скупой неадекватно" и ленился с неё сойти.
-Ну а что мне делать?! В парке на лавочке ночевать, что ли?!
-Я могу вам сказать, что это ваши проблемы, но я не хочу вас оскорбить, - выдал бакинец донельзя персидскую конструкцию, - да, мне бы не хотелось, чтобы вы ночевали на лавочке, но я вам и так помогаю из Баку, и вы просите невозможного.
-Ладно, извините. Придумаю что-нибудь, - только и оставалось мне ответить: для любого, кто хоть чуть-чуть знаком с персидской этикой, сказанное выше переводилось на русский как "оставь меня в покое, урод, заколебал уже!".
Таксист уехал вместе с незримым консультантом, девушка же спокойно спросила, нужно ли мне место подешевле, а затем позвонила в гостиницу "Ордибехешт" (по нашему - "Май", точнее второй месяц от весеннего равноденствия, который в те дни и стоял на дворе). Места в "Ордибехеште" были, а оставшихся риалов у меня хватало ровно, туман к туману, на такси и одну ночь - всё это начиная от въезда мне обошлось примерно в 1300 рублей! И вот опять машина повезла меня по ярко освещённым проспектам и тёмным извилистым переулкам да оставила у дверей невысокого здания ориентального вида. В прокуренном холле сидело несколько немолодых администраторов с лицами усталых советских чиновников. За тяжёлой дверью меня ждал просторный двухместный номер, от номеров постсоветских гостиниц отличающийся разве что стрелкой на стене, видимо указующей направление на Мекку. Я принял душ да жадно доел курицу с лявянги, купленную ещё в Ленкорани, после чего свалился в тревожный сон - с ночного поезда из Баку я встал в 5 утра, а теперь было пол-четвёртого ночи. Снилось мне, что у меня выпадают зубы - один за другим, почти без крови, и я сплёвываю их горстью в ванну. Даже не проснувшись, я уже интерпретировал этот сон как осознание бесполезности в этой чуждой стране своих наработанных десятилетием навыков. А утром меня разбудил бой часов, весёлая музыка с улицы и крики под самым окном, в которых я очтётливо слышал задорное русское "Лето! Лето! Лето! Лето!", хотя конечно это было что-то на фарси. Из окна была видна центральная площадь...

6.


Но о Реште я расскажу отдельным постом, а сейчас поговорим про собирательный иранский город - ибо на город постсоветский он совершенно не похож. Увидев с самолёта Баку-Нахичевань город, я сразу понял, что Карабах и Армению мы облетаем не над Грузией, а над Ираном. Наши города - это кирпичики свободно стоящих многоэтажек с неповторимой геометрией микрорайонов, разбавленных густой зеленью древесных крон. Иранский город - панцирь плотной застройки, в которой не видно улиц, и прорезающие её мощные дороги с организующими весь городской план кольцами на перекрёстках. Зелень - лишь вдоль них да в редких скверах, а по краям - обширные приземистые промзоны без высоких труб и широких кранов. Позже по викимапии я опознал здесь шахрестан (райцентр) Парсабад (Персоград!) в остане Ардебиль на пограничном Араксе - самый северный город Ирана:

7.


Вот как то же самое выглядит с земли, с парой характерных деталей - непривычное постсоветскому глазу сочетание узких улиц и высоких домов. В сущности те же махалли, как где-нибудь в Самарканде - но только разросшиеся в 3-5 этажей, обретя почти европейский вид извилистых "единых фасадов". На заднем плане вполне жилой дом с окнами на торцах и глухими широкими стенами, обшитыми жестью, которая служит солнцезащитным экраном. А чуть ближе - печального вида остаток старой застройки: персы любят свои древности, а вот наследие не столь давних времён беречь не склонны, и в общем первый признак исторического здания в Иране - оно заброшено. Последнее особенно бросается в глаза, так как в большинстве своём персидский город чист и благоустроен:

8.


Кое-где, впрочем, и тут попадаются классические микрорайоны, издали неотличимые от наших. Вот только ни в один из них я не сподобился зайти, но может наверстаю это осенью.

9.


В давнем посте тогда ещё малоизвестного и потому не в меру дерзкого Варламова мне запомнилась фраза: "Современной архитектуры в Иране нет. Вообще. (...) Обида на цивилизованный мир, не позволяет иранцам приглашать западных архитекторов (...)". Не знаю уж, что это - устаревшая информация или враньё:

10.


Шедевров мирового уровня в Иране ждать, конечно, не стоит, но неплохие новостройки тут в принципе есть, и немало:

11.


Ещё одна примета этих улиц - непривычный автопарк. У гордых персов есть свой АвтоВАЗ - Iran Khodro, крупнейшая автомобилестроительная компания на всём Ближнем Востоке, дающая стране до 10% ВВП, уступая только нефтегазовой отрасли. В год Исламская республика делает около миллиона машин, в самые успешные годы (1,5 миллиона в 2010) даже превосходя Россию в самые для неё неудачные (1,3 млн. в 2016). Её изделия, в основном на базе "Пежо" - старенький "Пайкан" (1968-99) и современный "Саманд", - в Иране даже не как "Жигули" у нас, а как в Узбекистане "Нексия". Они столь массовы, что даже отдельной фотографией их иллюстрировать не стоит - на любом кадре с персидском трафиком они есть. Куда больше глаз цепляется за другое - обилие непривычных русскому взгляду машин ХХ века, построенных на Западе в эпоху "железного занавеса" и потому почти не известных у нас. Вот например вместо УАЗа - олдскульный "Лендровер":

12.


Особенно олдтаймеры заметны среди грузовиков:

13.


Или автобусов. Впрочем, больше экземпляров я покажу в посте про иранский транспорт:

14.


Не меньше самих машин, впрочем, впечатляет культура вождения. Вернее - её полное отсутствие: это у нас есть автохамы, которые не пропускают пешеходов, вызывая у всех остальных жгучий стыд за родную страну. В Иране же водители вообще не в курсе, что пешеходов надо пропускать, и даже если вы многодетная мама с коляской, на переходе стоять бесполезно - надо действовать! Максимум, на что хватает законопослушности - это на светофоры, да и то через раз, тем более и сами светофоры исчезающе редки. Дороги Ирана прекрасны - широкие, гладкие и с мощными развязками, но броуновское движение даже на них создаёт дикие пробки. И если рядом пробка - на вымощенном плиткой тротуаре с пупырчатой  дорожкой для слепых вам всё равно не обрести покой, ибо по тротуару, как будто бы так и задумано, раскатывают мотоциклисты.

15.


В большинство домов иранского города попадают через двор за высокой металлической дарвазой, и зачастую именно ворота берут на себя роль фасада:

16.


Куда реже с улицы можно заглянуть в подъезды. В отличие от запертых намертво дарваз, они чаще бывают открыты, и всё же судя по отсутствию велосипедов, колясок и прочего барахла, воровство в Иране имеется. Состояние подъездов получше нашего, но европейскими их не назвать.

17.


Совсем иное дело - подъезд в запертом дворе, где уже на первом этаже разуваются:

18.


Квартира иранца - тесноватая и неправильной формы. Конкретно здесь - две комнаты, коридор, совмещённый санузел, встроенная в одну из комнат кухня и внезапно камин. Обратите внимание на отсутствие столов и кроватей - это так и должно быть: подобно узбекам и таджикам, персы используют дастарханы и курпачи, днём заботливо сложенные в угол.

19.


Туалеты здесь как правило по мусульманским канонам - то есть, без унитаза (но поскольку это гостиница, для туристов заботливо оставлен переносной стульчак) и без туалетной бумаги, роль которой выполняет специальный кран для подмывания. Душ, как видите, здесь же:

20.


Госучреждения вроде банков или салонов сотовой связи, даже за новенькими стеклянными фасадами, отличает характерный старомодный вид.

21.


В целом, иранский город довольно хаотичен, и уверенным наверняка можно быть лишь в том, что в его центре обнаружится базар. Цельная историческая среда может быть сохранилась в каком-нибудь Йезде или Исфахане, но в посещённых мной городах прошлое представляли отдельные древности. Персидская архитектура с её айванами, изразцовыми текстурами, кирпичными узорами на минаретах и гигантскими дворами мечетей будет хорошо знакома всем, кто бывал в Средней Азии:

22.


Хотя есть и пара своих особенностей - например, залы, в которых вся поверхность отделана зеркальным стеклом. Чаще всего я видел такие в мечетях, хотя судя по чужим фотографиям, встречаются они и во дворцах. Под зеркальными сводами на этом фото - гробница святого, узорчатый металлический склеп, сквозь окна которого можно увидеть саркофаг да бросить к нему подношение вроде монет. Гробницы такой формы - кажется, шиитская деталь, поскольку они и в Азербайджане привычны:

23.


Мечетей в Иране много, но не сказать, чтоб они были на каждом шагу. Рядовое мусульманское зодчество выглядит как-то так, и не столь уж важен облик здания - главное, чтобы над ним торчали всё те же парные минареты-"рожки", характерные для коренной Персии:

24.


Ещё один привычный атрибут Ирана - шахский дворец, чаще всего 1920-50-х годов. Пехлевиды, последняя и насквозь прозападная династия, вышедшая из персидских казаков, успели понастроить их практически в каждом крупном городе. По роскоши эти дворцы едва дотянут до средненькой остзейской мызы, но количество их - впечатляет. После Исламской революции дворцы не стали рушить, а передали музеям и аналогам ДК:

25.


Шиизм, в отличие от суннизма, не запрещает изображения животных и людей, а потому этих изображений в Иране много, да и мультфильмами своими он славится на весь исламский мир. В оформлении зданий популярны мотивы древней могучей Персии:

26.


Как на многоэтажках, так и на воротах частных домов:

26а.


И в целом, поездив по Ирану хоть денёк, за этими безобидными отсылками к наследию предков начинаешь видеть Идеологию. Просто потому, что она в Иране обильна и очень агрессивна: гремучая смесь шиитского исламизма, этнического персидского национализма и великодержавных амбиций. Иранский флаг, как и российский, зовётся просто "триколор" - парчами-серанг. Зелёный, белый и красный - это "паниранские цвета", как на флагах Таджикистана, курдов и пуштунов. Странная фигурка посредине олицетворяет Аллаха и у нас вместо неё был бы силуэт пятиглавия - это 4 полумесяца и меч. Орнамент же - на самом деле ни что иное, как слова "Аллах Акбар", повторяющиеся 20 раз. Флага в Иране много - так, в виденных мной городах высокие флагштоки стоят на каждом въезде, а вот в этой панораме Тегерана видно не менее 4 больших флагов.

27.


Другой патриотический атрибут - воинские монументы. Столь знакомых по СССР танков-памятников я тут не припомню, зато без самолёта-памятника обходится редкий крупный город. Только самолёт заокеанский - Священную оборону от Саддама Хусейна постреволюционный Иран держал поставленным ещё шаху американским оружием:

28.


Ещё одна деталь иранского пейзажа, уж не знаю, насколько повязанная с идеологией - это чрезвычайно развитая благотворительность. Ящики для пожертвований стоят вдоль улиц рядами, причём отчётливо делятся на несколько типов, каждый из которых видимо отвечает за что-то своё.

29.


А на указателе с кадра выше изображён ШАХИД. С подачи отечественной прессы это слово теперь плотно ассоциируется с бородатым оскаленным фанатиком, которого хлебом не корми - дай взорваться в общественном месте. На самом деле "шахид" - это "мученик", в местной топонимике примерно как у нас Герой Советского Союза, с той разницей лишь, что шахиды не бывают живыми. В Азербайджане шахиды - это бойцы Карабаха и жертвы Чёрного января в Баку, а в Иране - революционеры, герои ирано-иракской войны, а с недавних пар и добровольцы, павшие в Сирии. Вместо бюстов тут предпочитают граффити:

30.


31.


Хотя категорически не стоит думать, что кроме идеологии в Иране ничего нет. Тот же стритарт в его городах в принципе обилен, и немало в нём образцов хоть романтических, хоть философских, хоть забавных:

32.


33.


Да и внушительных размеров инсталляции, отмечающие почти каждое автокольцо, в большинстве своём вполне нейтральны, иллюстрируя культурные и природные богатства округи:

34.


Мрачная идеология, проникнутая смертью и войной, в Иране потрясающе контрастирует с впечатлением "на земле": персы - совсем не фанатичный, очень жизнелюбивый народ. Впрочем, рассказ о людях и их настроениях я оставлю до следующей части. Пока мы всё же больше про пейзаж, и вывески здесь часто милы и забавны:

34а.


И сколь бы героической ни была история Ирана, а всё же Персия всегда слыла страной купцов. Так и в современности идеология тонет в торговле:

35.


Супермаркетов в Иране исчезающе мало, сетевых - кажется, нет вообще. Но и зачем здесь нужны грандиозные шумные базары - мне тоже не понятно: каждая крупная улица здесь представляет собой фактически торговый ряд, где можно найти что душе угодно - иногда лавки с едой, промтоварами и услугами стоят вперемешку, а иногда, особенно в Тегеране, кучкуются по "тематическим" улицам.

36.


Самый тяжёлый случай - передвижные лавки с зазывалами, чьи протяжные голоса, не зная восточных языков, можно принять за азан. Таких я видел множество в Казвине, изредка - в Тегеране, разок - в Сари, и ни разу в Горгане и Реште.

37.


В торговле попадаются поистине странные сущности - скажем, раскрашенных цыплят я видел неоднократно:

38.


А вот голубь - не товар, а воришка. Для путешественника самая актуальная сторона торговли - конечно же, кухня.

38а.


Вообще, вызывает ли у вас какие-то ассоциации словосочетание "персидская кухня"? Вот и у меня не вызывает. Типичный иранский обед выглядит так: рис, кебаб и овощи. Ну, ещё стаканчик дуга, чуть более солёного, чем айран:

39.


40.


Я слышал названия некоторых иранских блюд, как например абгушт, но так и не понял, где их подают. Самое "национальное", что я видел - густые супы, названия которых мне остались незивестны.

41.


Самый распространённый из них зелёный суп википедия называет аш-э-реште, что-то вроде "похлёбки по-рештски" из бобовых, лапши и пряностей:

42.


А вот эту овощную кашу мои соседи по столику классифицировали как гилямкар-аш, хотя яндекс такого слова не знает. Местные лепёшки я по привычке называл лавашами, хотя такй хлеб, самый популярный в Северном Иране, на самом деле называется барбари:

43.


Конечно, восточные сладости, которые здесь поражают своей дешевизной - на 1 хомейни (40 рублей) дадут целую коробку:

44.


Как называются эти пирожки - я так и не узнал, но процесс их изготовления красивый:

45.


А в общем в городах в ходу и квази-европейская еда - пиццы, бургеры, сэндвичи...

45а.


...вот только если от этих фотографий у вас разыгрался аппетит - зря. Главной проблемой в Иране для меня оказались не языковой барьер и не религиозные строгости, а еда. Вернее, то, что почему-то считают едой персы. Неплохие в общем кебабы, лепёшки, брынза, сладости и солёные огурцы (!) были скорее исключением - ни до, ни после я не припомню за собой такого количества выброшенной еды. Способ утоления голода по-ирански - это откусить кусочек чего-нибудь и от отвращения потерять аппетит. В лучшем случае еда здесь просто утоляет голод, не вызывая отвращения. Причём я даже не могу понять, чем именно плохи здешние продукты, и по ходу поездки думал, что просто теряю вкус к любой еде от усталости. Лишь вернувшись в Азербайджан, я с удивлением обнаружил, что еда бывает не просто сносной, а даже вкусной, и процесс её употребления может быть приятен сам по себе! Особым издевательством в таком контексте становятся дешевизна и неизменно огромные порции:

46а.


А вот напитки в Иране на таком фоне приятны, что наверное и логично в стране самых горячих на свете песков. Тут есть "Кока-Кола" и другие западные бренды, есть фруктовые газировки и приятные горлу соки с мякотью, но самая, пожалуй, специфическая сущность - пиво. Дело в том, что Иран - безалкогольная страна, родимый ОН здесь по закону приравнен к наркотикам, и хотя персы знают 1001 способ этот наркотик достать, в магазинах содержащие его жидкости, конечно же, не продаются. Поэтому в крайнем случае здесь будет безалкогольное пиво, а чаще - фруктовые напитки с едва заметным солодовым привкусом в классических коричневых бутылках. Сами по себе довольно вкусные, надо сказать.

46.


Из непродовольственных товаров здешних лавок же самый колоритный - ковры:

47.


Это впечатляет - когда персидский ковёр буднично продают в магазине! И со специальных стендов их можно листать, как страницы:

48.


Особенно хорош в этом смысле Горган: вот тут, например, справа персидский ковёр, а слева туркменский - различия узоров видны невооружённым глазом.

49.


О другом историко-культурном товаре - самоварах, используемых тут по прямом назначению, - я рассказывал в прошлой части среди другого русского наследия. На кадре выше, кстати, обратите внимание на терминал - это иностранцу в Иране лучше сразу забыть о банковской карте, а вот внутрииранские платёжные системы работают вполне исправно.

50.


А вот ещё одна "фишка" персидской торговли - манекены:

51.


Или скорее целые скульптуры из пластика с живым, неповторимым выражением лица:

52.


Большие и маленькие, волосатые и лысые, добрые и злые, они словно живут своей жизнью:

53.


54.


И двух одинаковых манекенов я не припомню ни разу за 9 дней пути:

55.


Помогают своим лавочникам:

56.


57.


Или же напротив - попадают к ним в немилость:

58.


И позволяют себе то, что запрещено людям из плоти и крови:

59.


Но про настоящих иранцев и их реалии - в следующей части.

ИРАН-2019
Обзор поездки (в основном Азербайджан) и оглавление.
Русская Персия. Наследие России в Иране.
Современный Иран. Впечатления и детали.
Современный Иран. Исламская республика и её обитатели.
Современный Иран. Транспорт.
Гилян
Общий колорит Гиляна.
Решт. Столица Гиляна.
Энзели. Северный порт Ирана.
Руд-хан. Крепость дайламитов и асассинов.
Масуле.
К югу от Эльбурса
Энзели-Тегеранское шоссе и дорога в Сари.
Казвин. Новый город и Кантур.
Казвин. Старый город
Мазендеран и Голестан
Сари.
Бендер-Туркмен и остров Ашур-ада.
Горган, бывший Астрабад.
Туркменская степь. Гумбади-Кавус и Халед-Наби.
Тегеран
Башня Свободы и виды города.
Общее о городе.
Тегеранский метрополитен.
Большой базар.
Национальный сад.
Дома и улицы.
Посольства и кладбища.
Музей Священной обороны.
Саадабад и ущелье Дарваз.
Разное.
...а также, вероятно, другие места, куда я доеду осенью.
Tags: Иран, дорожное
Subscribe
promo varandej september 3, 13:26 13
Buy for 500 tokens
Про Север писать интересно, но уже через неделю я должен оказаться в Ереване. И в общем я не помню, когда последний раз ехал вот так: у меня есть время "пока не надоест" (а надоест мне скорее всего где-то в середине ноября), цель увидеть Армению и Карсскую область Турции, и дорога между…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 85 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →