varandej (varandej) wrote,
varandej
varandej

Category:

Шемаха и Гобустан (Мараза). Ширван, родина Шемаханской царицы.



В прошлой части я показывал Арарат, каким он видится из Армении, Азербайджана и Турции, а дальше обещал показать по типичному городку от каждой из этих стран. Но в Азербайджане "типичный малый город" найти оказалось непросто - страна это неожиданно большая и на редкость лоскутная, так что Шеки не даст судить о Нахичевани, а Ордубад - о Талышских горах.

Пожалуй, ближе всего к образцу "типичной азербайджанской глубинки" Шемаха - маленький (36 тыс. жителей) городок в 120 километрах от Баку по дороге на Гянджу. Название её рисует в голове образ надменной Шамаханской царицы и все прочие чудеса востока, открывшиеся пришедшему из северных лесов бородатому русу. Шемаха - исторический центр Ширвана, с Азербайджаном соотносящегося примерно как Бессарабия с Молдовой, и отсюда в Баку столица переезжала дважды.

До поездки я был уверен, что Азербайджан - не Закавказье, а Средняя Азия, перехлестнувшая за Каспийское море. И дело тут не только в привычных тюркских названиях, но и в том, что 90% туристов посещают в Стране Огней лишь Баку и его ближайшие окрестности. Здесь Азербайджан действительно предстаёт страной с типично среднеазиатским пейзажем чуть всхолмленных полупустынь, уже в мае выжженных солнцем.

2.


Но по мере удаления от Баку трава становится зеленее, перепады высот - больше, а в какой-то момент из-за холмов показываются льды Большого Кавказа:

3.


На рассвете мы ехали на запад - я, Ольга lotmir, Людмила tarrri и Елена без блога. Глубокой ночью я прилетел в Баку из Тегерана, а они из Москвы. На аэропортовской парковке нас уже ждала арендованная на 5 дней машина, на которой в общем-то и проехал я большую часть Азербайджана вне Баку, кроме самого севера, самого юга и далёкой Нахичевани. Нашей первой целью стал Гобустан - но не тот, где знаменитые петроглифы и грязевые вулканы, а его тёзка, лишь в 2012 году появившийся на карте. До того он назывался Мараза, статус города получил в 2008 году, с 1968 был посёлком городского типа, а начинался в 1904 и вовсе как деревня русских молокан:

4.


Но главная достопримечательность бывшей Маразы - гораздо старше. У въезда в город от шоссе отходит под прямым углом дорога, ведущая к старому кладбищу, за которым открывается вот такой вид на мыс у развилки оврагов:

5.


В скалу буквально встроен небольшой мавзолей Дири-Баба (1402), считающийся шедевром ширванской архитектуры:

6.


И я немало видел мавзолеев таких вот местночтимых мусульманских святых в Средней Азии. Однако там они построены из глины, в лучшем случае из обожжённого кирпича, здесь же гладкий незыблемый камень не даёт усомниться, что мы на Кавказе:

6а.


Почти одновременно с нами к мавзолею подъехал смотритель, и я, поздоровавшись, традиционно вежливо рассказал, кто мы и откуда, да спросил, кто в мавзолее покоится. Смотритель слушал, улыбался, а затем развёл руками - "я по-русски не знаю". Мы же ещё не знали тогда, что для Азербайджана это скорее типично, чем нет.

7.


В заметках Адама Олеария в 17 веке упоминается, что святой Дири-баба сидит здесь нетленным в молитвенной позе, а священнослужители раз в год меняют ему кафтан, раздавая старый людям по кусочкам. С тех пор прошло много времени, и даже декор внутри мавзолея уцелел лишь в одном из углов:

8.


Залы раскрываются прямо в скалу:

8а.


А крутые лестницы выводят на крышу:

9.


Которая и сама не последний ярус - здание неотделимо от скалы:

10.


Напротив мавзолея - кладбище со множеством тонких резных стел:

11.


Помню, какое неизгладимое впечатление пейзаж степного кладбища оставил у меня 12 лет назад в Татарской Каргале под Оренбургом. Но и теперь это всё впечатляет:

12.


За кладбищем видно огромное новое здание больницы. Ещё в Азербайджане хорошие дороги, а незнание местными русского языка наглядно свидетельствует о том, что и на заработки в Россию азербайджанцы не очень-то ездят. Нефтяные богатства в пейзаже небольшой страны вполне заметны, по уровню жизни и развитию инфраструктуры я бы сравнил Азербайджан скорее с Казахстаном и Беларусью, чем с соседями по Закавказью.

13.


Возвращаемся на трассу. У края Маразы - мечеть в очень типичном для Азербайджана, и даже конкретно для Ширвана, стиле:

14.


И парк Гейдара Алиева, вместе с его же музеем в азербайджанской глубинке примерно такой же обязательный атрибут, как при Советах памятник Ленину. Алиева-старшего здесь уважают - после беспомощности Аяза Муталибова и демократических художества Абульфаза Эльчибея, сменивших друг друга за пару лет, Гейдар принял разорённую страну на грани гражданской войны, с наступавшими на Баку армянами. Карабах отбить от так и не смог, но зато быстро навёл порядок в тылу и на фронте да заключил "контракт века" на разработку бакинской нефти, на чём и держится Азербайджан теперь. В 2003 году Гейдар умер, страной с тех пор правит его сын Ильхам, а культ личности отца зашкаливает так, что прорывается наружу - памятники Алиеву порой обнаруживаются в самых неожиданных городах и странах, где появляются благодаря отточённой Гейдаром на советских номенклатурщиках "икорной дипломатии". Вдобавок, надо понимать, что Алиев - ещё и самая распространённая азербайджанская фамилия, примерно как у нас Иванов-Петров-Попов суммарно. Всех хоть чем-то примечательных Алиевых местные власти вписали в топонимику, так что Алиевскими оказывается добрая треть улиц на карте любого азербайджанского города.

15.


От Гобустана до Шемахи около 20 километров, и сама она несколько раз показывается из-за холмов:

16.


На въезде - стела в виде крепости и длинный каменный забор с цепочкой башен: такое оформление в Азербайджане очень популярно. От въезда город просматривается насквозь, до живописной горы Пирдиреки (1049м):

17.


Дальше мы как-то пролетели мимо Олимпийского центра (ещё один популярный "нефтедолларовый" объект в азербайджанских городах) и воинского мемориала с классическими советскими стелой, барельефом и самолётом более поздних времён. Сами мемориалы в Азербайджане по-прежнему чтимы, но посвящение их стало двойным - к Великой Отечественной войне добавилась война Карабахская. К мемориалам тянутся Аллеи Шахидов - само это слово, с подачи наших СМИ в России ассоциирующееся с террористами-смертниками, на самом деле в мусульманской традиции означает любого погибшего за правое дело. В Иране шахиды - это революционеры и герои войны с Ираком, в Азербайджане - жертвы Чёрного января (ввода советских войск в Баку) и Карабахской войны. И в других городах я покажу ещё много таких мемориалов...

18.


...а в Шемахе, как уже говорилось, мы проехали мимо с намерением вернуться, да как-то в итоге забыли. По соседству зато непосредственно к трассе выходит другой памятник - Афзаладдину Ибрагиму ибн Али Хагани Ширвани, последнему великому поэту домонгольской Персии. Как и Низами из Гянджи, Хагани из Шемахи писал на персидском языке, но ведь и азербайджанцы - не столько потомки пришлых сельджуков, сколько коренной народ этих мест, не так-то давно по меркам закавказской истории заговоривший по-тюркски. Так что "закавказская школа" персидской поэзии как минимум с советских времён является важной частью азербайджанского культурного кода:

19.


...Первыми государствами на территории будущего Азербайджана были Манна и скифская Ишкуза, воевавшие с Урарту (прототип Армении), а покорённые в итоге Мидией. Её иранский сатрап Атурпатак вовремя поддержал Александра Македонского, и его удел в греческой империи стал известен как Мидия Атропатена. Со временем это слово и трансформировалось в Азербайджан, да и Страной Огней он стал не столько из-за факелов Апшерона, сколько от того, что имя Атурпатак значило "хранитель огня". Вот только всё это было к югу от Аракса, вокруг нынешних Тебриза, Ардебиля и Хоя, а у той страны, которая зовётся Азербайджаном теперь, предшественник был другой - никак не связанная со своей европейской тёзкой Кавказская Албания, союз из 26 горских и сакских племён, находившихся под сильным влиянием соседней Армении и даже крещённых чуть позже неё. Или, в азербайджанской традиции - оккупированных Арменией. От албанских племён произошли названия многочисленных исторических областей - Утик (Газах), Арцах (Карабах), Шакашена (Шеки), Арран вокруг Гянджи и Ширван у Каспийского моря. И если все остальные углы надёжно хранила стена Кавказа, то Ширван представлял собой проходной двор, через который в Иран хаживали европейские купцы и вторгались народы Турана от древних скифов до хазар и русов. Шах Хосров Ануширван запер эти ворота Дербентом, но особое внимание шахов да транзитный путь способствовали превращению Ширвана в самую развитую часть будущего Азербайджана. Даже правители его с 642 года носили титул "локальных царей" - ширваншах. Непобедимая напасть же пришла в 705 году с юга, из аравийских песков, на острие своих сабель принеся Персии и Закавказью ислам. Под властью арабов Албания окончательно, кроме нескольких горских племён, перешла на персидский язык и впитала персидскую культуру - то же самое происходило в те времена и в Средней Азии. Но как и многие империи кочевников, арабский Халифат быстро ослабел, а его наместники в покорённых землях стали ощущать себя царями. Ширван не были исключением, и зедшние наместники в 861 году вновь провозгласили себя ширваншахами, хотя и в формальной зависимости от Халифата.

20.


Ширваншахами обычно называю три сменявших друг друга династии - Мазьядидов (с 799), Кесранидов (с 1027) и Дербенди (с 1382) - первые были арабами из племени Шайбан, вторые считали себя дальней ветвью Сасанидов, и лишь третьи - местные. Их независимость чередовалась с господством то огузов (Сельджукиды, Хорезм), то монголов (с центром в Тебризе), то снова огузов (Кара-Коюнлу и Ак-Коюнлу), и с такими сюзеренами, конечно же, и тюркизция на всех уровнях была неизбежной. Земли Ширвана простирались от Дербента до Сальяна, километров на 100-200 к западу Каспийского моря, и именно там, в стороне от "проходного двора" стояла ширванская столица Шемаха. Её отождеставляют иногда с упоминавшимся у Птолемея городом Камахия, однако непрерывная история Шемахи началась в 918 году с арабской крепости Язидия, более известной по имени своего первого правителя Шаммаха ибн Шуджа. В ней осели править ещё арабские наместники, а русские купцы были привычными гостями и слагали здесь полноценную общину. Расцвет Шемахи пришёлся на 12-й век, когда Ширваном правили Минучихр III и Ахситан I, породнившиеся с грузинами - первый был зятем Давида Строителя. Он и сам мог бы называться Строителем, если бы не назывался Великим, и активнее всего строил портовый Баку. Куда и переехал его сын Ахситан I со двором в 1191, когда Шемаха была разрушена землетрясением.

21.


Дальше на несколько веков она сделалась заурядным торговым городком, однако каким-то чудом столичность к ней вернулась в 18 веке. Последнюю династию Ширваншахов низложили в 1538 году Сефевиды - династия во главе союза кочевых азербайджанцев, впервые за много веков объединившая Иран и утвердившая его религией шиизм. Ширваншахство сменилось Ширванским биклярбекством (наместничеством) на переднем крае османо-сефевидских войн, и именно в эти времена тюркская речь тут окончательно возобладала над персидской. Между тем, в горах Кавказа по-прежнему жили потомки Кавказской Албании, не поменявшие родного языка - лезгины. Они оставались суннитами, и вот в начале 18 века имам Хаджи-Давуд поднял восстание горцев против засилия шиизма. В 1712 году он разорил Шемаху, грабежом русских купцов подарив Петру I casus belli для Персидского похода, а в 1722 и вовсе обосновался здесь править как хан, вассальный Османской империи. Впрочем, султану служить он тоже не горел желанием, и в русское подданство не напросился лишь потому, что Россия сама на фоне шедшей Северной войны и проигранного Прутского похода была не готова идти на конфликт с турками. Османы же понимали ненадёжность союзника, поэтому в 1728 году, позвав Хаджи-Давуда на переговоры в Гянджу, арестовали его и сослали на Кипр. В 1734 году и турок из Закавказья погнал воинственный Надир-шах, задавший тогда шороху по всему Большому Ирану вплоть до Ферганской долины. Здесь он сработал так радикально, что основал Новую Шемаху на реке Ахсу, но уже в 1747 году Надир-шах умер, а в Иран пришла новая смута. В 1748 году Ширванское ханство возродилось, как и ещё десяток мелких закавказских ханств. Воевали они не только с соседними империями, но и друг с другом, и в 1768 году Новую Шемаху разрушил Фатали-хан из Губы, вновь отстроив город на том месте, которое ещё помнили старики.

22а.


Слабое Ширванское ханство, не доходившее до Баку и не имевшее выхода к морю, теперь оставалось вассалом Губы, метившей на роль новой столицы Закавказья. Основное население Ширвана составляли оседлые азербайджанцы-шииты, жившие земледелием, шелководством и торговлей. А за порядком присматривали ханчобаны ("ханские пастухи") - скорее туркмены, чем кочевые азербайджанцы, так как пришли они с юга и исповедовали суннизм. Шемаха была вооружена до зубов, и на стенах её стояло около 40 пушек. Но штурмовать Шемаху русской армии не пришлось - в 1805 году Мустафа-хан сам принял русский протекторат, а в 1820 году задумал измену, попался на этом и сбежал в Персию. Тем не менее, теперь уже русские наместники по достоинству оценили Шемахинскую крепость, и в 1840 году именно Шемаха стала центром новообразованной Каспийской области. В 1846 году область даже превратилась в Шемаханскую губернию, а в 1859 году вдруг случилось дежа-вю - город был разрушен землетрясением, а губернская администрация переехала в портовый Баку, где как раз раскручивался маховик нефтяной эпохи. На кадре выше - гравюра губернской Шемахи, и на холме хорошо виден губернаторский дом или губернское правление в явном стиле классицизма.

22.


К 1897 году Шемаха представляла собой крепкий уездный город (20 тыс. жителей), где 79% населения составляли "татары" (азербайджанцы), 18% армяне, 3% - русские. Окрестные сёла славились своими коврами - вот на кадре выше образец 19 века из музея ковра в Баку. И в общем по-хорошему в Шемахе должен бы встречать крепкий уездный город с ханским дворцом и особняком губернатора, но... может, конечно, мы не там искали, а выглядит большая часть Шемахи примерно вот так:

23.


Мы нашли здесь много колоритных деталей, будь то советские панно:

24.


Памятники национальным героям и поэтам, в любой из трёх стран Закавказья весьма многочисленные:

25.


Весьма приятный глазу современный дизайн заборов и фонтанов:

26.


А особенно - чеканка на фасадах частных домов, удивительная даже по меркам остального Азербайджана:

27.


28.


Но ничего даже близко похожего на остатки уездного города. Дело в том, что землетрясение 1859 года было не последним и даже не самым страшным: 13 февраля 1902 года Шемаха была уничтожена стихией примерно так же, как спустя несколько десятилетий Спитак. В городе было разрушено 4000 домов (то есть, рискну предположить, приблизительно все) и погибло под их руинами 3 тысячи человек. Что не добила стихия, добили люди - в марте 1918 года по Шемахе, как и по всей Бакинской губернии, прокатилась резня: азербайджанцы и армяне под Россией резать друг друга начинали при любом ослаблении центральной власти, и в тот месяц нож и факел были в руках у армян. Какого-то экстренного восстановления уездный городок не дождался, и даже численность населения восстановил лишь к концу советской эпохи.

29.


Там, где на викимапии отмечена кирха (немцев в Закавказье тоже немало жило) обнаружилась лишь мечеть типа "дом с минаретом":

30.


На главной улице я фотографировал весьма живописную дворничиху, но куда колоритнее вышел задний план. Азербайджан неизменно удивляет любовью к классическим "Жигулям", которых здесь на единицу поверхности немногим меньше, чем в Узбекистане "Нексий", а в Иране "Самандов". Вот только старше они гораздо и тех, и других, а при том, что Азербайджан страна не сказать чтобы совсем бедная, у меня нет пока разумных объяснений для такой любви местных к "классике":

31.


По главной улице мы и шли, больше в поисках кафе, так как с утра из Баку выезжали голодными.

32.


А нашли в итоге главную шемаханскую достопримечательность - не по райцентру огромную Джума-мечеть:

33.


В нынешнем виде это, конечно, новодел (2010-13):

34.


Но непрерывно мечеть на этом месте существует с 742 года, основанная ещё арабами в столице покорённого Ширвана, и даже один из хазарских правителей, по преданию, принимал в ней ислам.

35.


С тех пор она немереное количество раз разрушалась людьми и стихией (сильные землетрясения Шемаху били ещё в 1607 и 1669 годах), отстраивалась, вновь разрушалась, так что я даже не рискну пытаться понять, какой фрагмент её с какой сохранился эпохи. Вот ушешие в культурный слой, а значит очень древние руины во дворе - но это скорее всего была какая-то вспомогательная постройка:

36.


Вот тут - все облики Джума-мечети из тех времён, что Шемаха была под Россией. Сложно сказать, много ли в ней к 19 веку оставалось от Арабского халифата и страны Ширваншахов. После землетрясения 1859 года всё ограничилось пристройкой европейского фасада, а вот землетрясение 1902 года хоть и не обвалило, но видимо серьёзно повредило старинные купола. Восстановленная мечеть полностью поменяла свой облик, переродившись в каком-то совершенно для России уникальном нео-сасанидском стиле - позже так белоэмигрант Николай Марков строил в пехлевидском Тегеране. Причём реконструкция её явно затянулось - первоначальный проект предусматривал ещё большой ребристый купол и минареты по углам. Такой, как на кадре ниже, мечеть простояла всю советскую эпоху и вошла в 21 век, и как можно заметить на позапрошлом кадре, каркасы недостроенных главок так и венчали её, после новой реконструкции осев во дворе.

37.


Внутри ещё просматриваются отдельные детали:

38.


И в целом, рискну предположить, древний тут только фундамент, а современные реконструкторы, как в ташкентской Занги-Ата, стёрли лишь очень нетривиальный памятник русско-мусульманского модерна.

39.


Из двух государств, столицей которых была Шемаха, чуть больше повезло Ширванскому ханству. По окраинам города, в долине речки Зоголовай, лежит несколько роскошных старых кладбищ - Лалезар, Шахандан и Едди-Гумбез, то есть 7 Куполов. Купола эти приналежат ни чему иному, как дюрбе шемахинских ханов:

40.


Дорога к ним проходит под плотиной Райского озера - так (вернее, как Эдемгёлю) отмечено на карте ирригационное водохранилище Зоголовая.

41.


После двух землетрясений, правда, из 7 куполов осталось только 3. Ещё один мавзолей стоит без купола, а три самых старых остались лишь на уровне фундамента, превратившись в странные 8-угольные оградки для резных стел:

42.


Более всего похожие внешне на мавзолей крымских ханов из Бахчисарайского дворца, уцелевшие мавзолеи Едди-Гумбез строились уже под Россией, ближайший с куполом - в 1810-м, а самый дальний - в 1865-67 годах.

43.


В нём покоится тот самый Мустафа-хан - после своей измены он был прощён, вернулся на родину и умер в 1844 году. А резные стелы смотрят теперь из бурьяна, как мудрые змеи:

44.


Почти такие же они и внутри мавзолеев - эти, кажется, в последнем:

45.


А эти под старейшим куполом:

46.


С кладбища открываются красивые виды на город среди зелёных холмов. Вот ближе к правому краю - Джума-мечеть и ещё одна мечеть Имамзаде с очевидно современным голубым куполом:

47.


Центр. Здесь мы упустили на самом деле многое, в том числе музей поэта Мирзы Сабира в пережившем землетрясение доме (1862) или Парк 20 Января вокруг советского Неизвестного солдата. Но не исторически, а чисто визуально Шемаха в общем-то довольно скучна, а у нас на первый день были ещё огромные планы.

48.


Кладбище Шахандан и гора Пирдереки:

49.


Отроги Кавказа вдали:

50.


На обратной стороне Пирдереки, между прочим, тоже кое-что есть:

51.


Это крепость Гюлистан, своеобразная альфа и омега Ширваншахов. Здесь в 8 веке находился замок арабских наместников Мазьядидов, и здесь же в 1538 году пал последний оплот Дербенди, ещё раньше под натиском Сефевидов потерявших Баку и вернувшихся в древнюю ширванскую столицу. Сефевидский царевич, шахский брат Элькас Мирза, покорив Ширван, сам обосновался в Гюлистане, и глядя с Пирдерек на Шемаху, всё отчётливее думал о том, не положить ли ему начало четвёртой династии Ширваншахов. В 1547-48 годах он последовательно поднял два восстания, но в итоге Гюлистан был разрушен, а Элькас Мирза бежал в Крым, и вскоре вновь явился в Персию вместе с армией турок. От Гюлистана остались лишь невзрачные руины, подъём к которым занимает битый час, да и считается опасным из-за крутых троп и обилия змей.

52.


Напоследок, в компании двух школьных автобусов в полном составе, мы зарулили позавтракать в придорожную кафешку. Я как раз вернулся из Ирана (бывавшие там часто - поймут!), и с удивлением обнаружил, что оказывается, еда бывает вкусной! Даже очень вкусной - если в Баку в начале поездки мне попадались какие-то убогие турецкие фастфудницы, то с этого момента началось моё знакомство с правильной азербайджанской кухней. Обед в этой кафешке вышел для нас самым за 5 дней скудным и дорогим, но отдав на четверых 40 манат (порядка 1600 рублей), мы даже не подумали о том, что во всех последующих заведениях на маршруте нас будут кормить ещё лучше. Последний, на примере Шемахи, штрих к портрету Азербайджана - здесь лучшая в постсоветских странах еда...

53.


Дальше мы ехали в Лагич, но я не знаю, когда дойду до рассказа о нём в блоге. В следующей части телепортируемся в Армению, в городок Талин в дальних окрестностях Еревана.

ОГЛАВЛЕНИЕ (будет дополняться постепенно).
Tags: Азербайджан, Великая Степь, дорожное
Subscribe
promo varandej november 29, 13:19 47
Buy for 500 tokens
Армения. Здесь мы провели 40 дней, и я прекрасно понимаю, почему Мандельштам назвал её "орущих камней государством"... Грузия, где мы были краешком и в основном отдыхали в Батуми. Действительно не в меру душевна... Турция, в этой своей части некогда бывшая Арменией, Грузией и…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 53 comments