varandej (varandej) wrote,
varandej
varandej

Categories:

Гарни. Храм Солнца над Симфонией Камня.



Гарни - крупное село (7,5 тыс. жителей) над рекой Азат у подножья Гегамских гор километрах в 20 южнее Еревана. Как и показанные в прошлых частях Звартноц, Эчмиадзин и Хор-Вирап, оно входит в программу-минимум любого туриста в Армении. Только достопримечательности здесь совсем другие: подлинный античный храм и сюрреалистическое лавовое ущелье.



Ереван при своём миллионе населения раскидан по огромной площади, и до большинства мест из прошлых постов, включая Арарат за турецкой границей, от ближних его окраин расстояние меньше, чем до дальних. Вот и путь в Гарни из большинства столичных районов на добрую половину пролегает по шумным улицам.  Прямые автобусы и маршрутки в Гарни отправляются с "автостанции Гая" - проще говоря, из переулочка за ТЦ "Ереван Мегамолл" на проспекте Гая в далёком районе Нор-Норк. Отправляются по заполнению, в среднем раз в полчаса-час, которые можно скоротать, сходив в близлежащий сквер посмотреть на вишапы. Заполняются маршрутки примерно поровну сельским людом и холёными туристами из разных стран, и если последних скапливается критическая масса - маршрутка почти по рейсовой цене едет до Гегарда. Практически на выезде из Еревана дорога минует Арку Чаренца (1957) - смотровую площадку с едва ли не лучшими видами на Арарат, которые любил ещё Егише Чаренц, поэт начала ХХ века. Родившийся в Иране, выучившийся в Карсе, на Первой Мировой дошедший до озера Ван, а умерший в 1937 в ереванских застенках, публично реабилитирован Чаренц был лично Микояном, а потому Арка считается ещё и первым в СССР памятником жертвам сталинских репрессий. Мы планировали сходить к ней вечером на обратном пути, но в итоге не успели до заката. За аркой дорога вьётся в гору, для переполненного ПАЗика откровенно тяжела, и если по прямой от Гая до Гарни нет и 15 километров, то фактически выходит все 25.

2а.


На 9/10 Гарни - вполне обычное армянское село с домами из розового туфа, зелёными садами и запущенными улицами. Недалеко от центра - новодельная, но неожиданно симпатичная церковь с парой хачкаров:

2.


Но улица, ведущая от остановки в Гарнийскую крепость - натурально, филиал живущих туризмом стран третьего мира, с обилием гостевых домов, дорогущих и убогих ресторанов, развалов с мёдом  и вареньем, и толпами орущих зазывал, предлагающих то домашнего вина, то экскурсию в каньон, то такси хоть в Ереван, хоть в Москву, хоть в Глендейл.

3.


И вот из всего этого мельтешения вдруг показываются седые камни ворот Гарнийской крепости. Их отмечает касса, но судя по тому, что я не помню, сколько стоит билет - цена его даже в этом туристическом буйстве остаётся вменяемой.

4.


Как водится в Араратской долине, крепость на отвесном мысу над рекой Азат была заложена в какие-то совсем уж незапамятные времена, и брал ещё Аргишти I, царь Урарту. Но тот Гарни, руины которого мы видим ныне - детище армянского царя Трдата. Только не набившего оскомину Трдата III из прошлых постов, а Трдата I, правившего раньше на два с половиной века. Он не расчленял монашек, не превращался в свинью, не каялся и не крестился, а о христианах мог слышать разве что как о странноватой секте, взбаламутившей одну из окраин Римской империи. На престол Арташата его посадил в 52 году брат Волагез I - парфянский шах из династии Аршакид, положив таким образом начало её армянской ветви. Однако уже в 62-66 годах Трдат I весьма успешно повоевал с Римом, зажал в окружении два легиона, и по итогам той войны был коронован Нероном как "друг римлян". Нерон даже прислал в Армению своих мастеров восстанавливать разрушенное его армией, и хитрые армяне с их помощью не только отстроили Арташат, но и воздвигли в 66-77 годах, подальше от его малярийных болот, царскую дачу (и последний оплот) на неприступном горном мысу Азата. Об этом повествует греческая надпись на боку вот этого хачкара, известного как Камень Гелиоса: "Гелиос! Трдат Великий, Великой Армении государь, когда властитель построил дом царице и эту неприступную крепость в год одиннадцатый своего царствования". Увы, надпись была в контровом свете, и мы в упор её проглядели, или скорее не обратили внимание, что это не армянский шрифт. Летней резиденцией царей Гарни осталась и после их переезда в Вагаршапат в 163 году, и после крещения в 301-м, и даже некоторое время после раздела Армении в 387 году между Персией и Римом. Но в 428 шихиншах упразднил армянское царство, а в 7 веке арабы окончательно разорили обветшалую цитадель. Под господством мусульман армяне выбили крест на мемориальном камне забытого государя.

5.


За последующие века Гарни напомнило о себе дважды. Гарнийская битва случилась в августе 1225 года, когда в Закавказье вторгся хорезмшах Джалалддин Мангуберти (см. Ургенч), чью родину растоптал Чингисхан. Но Хорезм накануне краха метил в гегемоны, так что даже отступавшая и битая армия Мангуберти походя разгромила и "прото-Азербайджан" державы Ильдигизидов, и находившуюся тогда на пике могущства Грузию. Под Гарни гордые картвелы, не сумев договориться между собой, потерпели стратегическое поражение, открывшее путь на Тбилиси сначала хорезмшаху, а десяток лет спустя и монголам. Ну а Гарнийское землетрясение 4 июня 1679 года убило несколько тысяч человек, и с последствиям его мы ещё не раз встретимся и здесь, и в Ереване.

6.


Гарнийская крепость занимает острый неприступный мыс, и руины её стен можно видеть над обрывами. Они были  построены из многотонных базальтовых блоков задолго до Трдата I, примерно 2200 лет назад, но мощи их хватило ещё на века. Высота стен достигала 6-8 метров, единственные ворота с прошлых кадров были рассчитаны на проезд одной колесницы, а за ними охранял покой царя многотысячный гарнизон. С периметром в 314 метров собственно крепость не столько опоясывала мыс, сколько стояла у его основания, отделяя от шумного мира райские сады "дачи Аршакидов". А над резиденцией парил античный храм о 24 колоннах, при виде которого сложно не вспомнить нарисованный Парфенон из школьных учебников по истории:

7.


Построенный в 66-77 годах, Гарнийский храм гораздо старше всех армянских церквей, да и просто это старейшее здание Закавказья. Вот только подлинность его парадоксальна, как "корабль Тесея наоборот": в 1679 году периптер разрушило землетрясение, а в 1966-76 годах, ровно через 1900 лет после строительства, он был снова собран из обломков, так нетронутыми и валявшихся здесь. В 19 веке был даже план перевезти их в Тифлис, ко дворцу наместника, и ещё странее бы получилось, если бы периптер вновь собрали там.

7а.


Обломками других зданий Гарнийская крепость усеяна по-прежнему, и целая аллея их ведёт к крыльцу храма с 9 высокими, по колено, ступенями. На кадре выше видно, что 2 ступени опоясывают храм по всему периметру, и подобными основаниям отличаются самые чтимые из древних армянских церквей, возможно построенные на дохристианских фундаментах. Поверх которых, возможно, и не было ничего: как выглядели храмы языческой Армении, не знает теперь никто, но скорее всего они представляли собой что-то вроде наших капищ, в городах располагавшихся на каменных платформах. Здесь образец не армянского, а именно эллинского зодчества. Размеры периптера невелика - всего-то 10 на 14 метров:

8.


Гарнийский периптер называют то Храмом Митры, то Храмом бога Солнца - на самом деле тут причудливо переплелись все религии Передней Азии. Митре молились ещё древние арии, почитая его духом солнечного света, что дарит людям дружбу, согласие и мир. На восточном краю индоевропейского мира Митра стал прототипом буддийской бодхисатвы Майтреи, на западном отождествлялся то с Аполлоном, то с Гелиосом, у армян был героем-спасителем Мгером, а среди римских легионеров на парфянских рубежах и вовсе распространился митронизм - своеобразная народная религия с пышными праздниками и мудрёными инициациями. Трдата I историки считают ревностным зороастрийцем, а греческий текст с камня у ворот не зря обращён к Гелиосу: с какой стороны ни взгляни, все нити Гарнийского храма тянутся к Солнцу:

9.


С фронтона глядит пара глаз:

9а.


В деталях латанность-перелатанность храма хорошо заметна, он похож на разбитую и наспех склеенную тарелку:

10.


Но что неизменно поражает меня в наследии Античности - оно выглядит куда современнее и понятнее, чем памятники Средних веков. Мне часто кажется, что сейчас у человечества Вторая Античность:

11.


Ну а нам выпало жить за краем Ойкумены, и постсоветское пространство наследием той эпохи до обидного бедно. Из того, что всё же есть, 9/10 не выходит за пределы Крыма. Пара торчащих колонн в Пантикапее, стены и театр в Херсонесе, находки в музеях Керчи и её же греко-скифские курганы, а в основном - лишь бесформенные руины маленьких полисов античного Крайнего Севера вроде Танаиса, Тиры или Калос-Лимена, почти ничем не отличающиеся от любых других руин. Храм Митры в Гарни, пусть и не совсем греко-римский - едва ли не единственное полноценное здание в этом списке.

12.


В его портал можно даже зайти - каким бы лёгким и изящным ни был периптер, а внутри у него тесный маленький зал, где когда-то стояла над священным огнём статуя Митры:

13.


На портале, среди всяких "сдесь был Вася" (Ашот, Ахмет, Алекс, Айдзава) различима и какая-то старинная вязь. С победой христианства здесь погас священный огонь и была расколота статуя Митры, однако незыблемое здание продолжало служить Аршакидам в качестве Дома прохлады. Позже тут мог прохлаждаться после одержанной победы и отчаянный Мангуберти, и эмиры огузов.

14.


Рядом - каменный блин, оставшийся от круглого Сионского храма 7 века: это один из "потомков" показанного в прошлой части Звартноца, точно так же разрушенный землетрясением. Тем не менее покоится в его остатках целый католикос Машроп Ехвадеци, видимо пытавшийся на заре Анийского царства возродить гарнийскую "дачу".

15


От языческого и христианского храмов над обрывом тянутся руины Трдатова дворца, состоявшего из двух отдельных зданий:

16.


В том, что поближе к храму, стоит одинокий камень, в выщербленах которого без пояснительной таблички и не разглядишь урартийскую клинопись. Найденная в 1963 году, она вполне реальна и полностью расшифрована: "С помощью Халди, Аргишти сообщает: завоевал Гиарниани - страну Силуни. Возвратившись с вражеских гор, изгнал мужчин и женщин". Иными словами, Гарния - это древнее мелкое государство у горной дороги, в истории оставшаяся лишь свидетельством чужого царя о своём покорении 2700 с лишним лет назад. Что сделал Аргишти с Силуни - история умалчивает, а вот "мужчин и женщин" из Гарнии он мобилизовал строить крепость Эребуни на месте нынешнего Еревана.

16а.


С другого конца ко дворцовым руинам примыкала греческая баня, построенная позже - где-то в 3 веке нашей эры, всё равно гораздо раньше любой из армянских церквей. Под заметным на прошлых кадрах навесом - остатки печей и подпольных труб:

17.


И огромная (3 на 3 метра) мозаика пола с весьма загадочной греческой надписью "Мы эту баню построили, нам за это ничего не заплатили". В постсоветских реалиях сразу представляют понтийские греки-гастарбайтеры, нелегально приехавшие в Вагаршапат и устроившиеся шабашить в подряд к какому-нибудь нахарару, получившему от государя денег на артель лучших каменщиков с озера Ван. На самом деле если бы и обманул кто работяг - то уж точно не позволил бы им увековечить свою жалобу: баню строили, говоря современным языком, не гастрбайтеры, а волонтёры, в мозаике засвидетельствовавшие, что не брали денег за богоугодные дела. Как я понимаю, здесь, в пыли - копия мозаики, а подлинник хранится в фотозапретном музее Еревана, хотя проходивший мимо гид нас заверял, что всё как раз наоборот:

18.


Но едва ли не больше древних построек на Гарнийском мысу впечатляют виды с его отвесных "бортов". Гегамские горы нависают над каньоном Азата, неплохой по армянским меркам реки. Скалы-останцы в излучинах его белой ленты сразу привлекают взгляд:

19.


Особенно если годом раньше ты был на Кунашире:

20.


Или в приморском Славянке:

21.


Не вполне очевидно, что Армянское нагорье с его тоскливыми степными плато - вулканический край, когда-то знавший извержения не хуже Явы или Камчатки. Даже Арарат последний раз извергался ещё в 19 веке, а его подножье впечатляет масштабом чёрных лавовых полей. Другие вулканы давно потухли, ну а армяне живут теперь на толстом-толстом слое надёжно застывшей лавы. И реки, прорезая этот слой, порой обнажают в нём "столбчатую отдельность":

22.


Всё это просто законы физики - любая вязкая жидкость, застывая при равномерном и сильном подогреве снизу, распадается на шестигранные "ячейки Бенара", в лавовом потоке глубиной несколько сотен метров превращающихся в длинные столбы. Столбчатая отдельность - не такое уж и редкое явление, и самый, пожалуй, известный её образец - Мостовая Гигантов в Северной Ирландии. В Шотландии есть пещера Фингал, выбитая в столбчатых скалах волнами, в Исландии по столбам течёт водопад Свартифосс, в Штатах столбы слагают одинокий утёс Башня Дьявола, а Столбчатый мыс Кунашира я и так уже упоминал. Армения удивительна тем, что "столбчатая отдельность" тут торчит из скальных обрывов натурально на каждом шагу, наибольшей концентрации достигая в каньонах рек у подножья потухших вулканов Гегама:

23.


И с кем бы мы в Гарни ни разговорились (а армяне, как нетрудно догадаться, весьма общительный народ), на второй-третьей реплике неизменно следовал вопрос - "На Симфонии были?". Выходя из крепостных ворот, мы уже знали, что где-то в каньоне есть место, известное как Симфония Камня, и из Гарни нельзя уезжать, там не побывав. Таксисты на площади перед крепостью явно привыкли возить немецких пенсионеров (в Закавказье этот типаж по-прежнему актуальнее, чем Сто Китайцев) и потому ломили цену от 5000 драм (700-800 рублей). Мы же просто увидели прямо под крепостью, левее ворот, крутую дорогу, и шестигранная мостовая не оставляла никаких сомнений в том, куда она нас приведёт:

24.


На самом деле, впрочем, заходить на Симфонию лучше с другой стороны села, где мы в итоге поднимались - тропа непосредственно от крепости спускается в сырую низинку, где лужи в колеях надёжно усилены зарослями ежевики по обочинам. Более того, у самой цели тропа она ещё и упирается в ворота то ли насосной станции, то ли мини-ГЭС. Мы прошли сквозь её территорию беспрепятственно, но повезло ли нам или там всегда так - не берусь предполагать.

25.


Зато бонус этой тропы - роскошный вид Гарнийского мыса от подножья. Последний взгляд на храм Митры:

26.


Впереди открывался столбчатый обрыв, и я ехидно пожимал плечами: "тех, кому лень на Курилы забираться, конечно должно впечатлить".

27.


Если это и симфония - то с шумами и помехами, как в старом телевизоре на бабушкиной даче:

28.


Оля углядела, что на соседней скале столбы закручиваются камневоротом, и мы решили перекусить припасенными бутербродми и яблоками, ожидая, когда с обрыва сползёт тень:

29.


Затем - тормознули ехавший мимо УАЗик... и за поворотом, через сотню метров, под всё понимающий взгляд водителя,  выпрыгнули из машины почти что на ходу!

30.


Настоящая Каменная Симфония заиграла лишь здесь, и мы как-то резко забыли про Копну и Орган Кунашира...

31.


Здесь природа создала в столбчатых скалах не мыс, не утёс и не пещеру, а глубоченный каньон, в самом низу ещё и образующий козырёк над выемкой от паводков Азата:

32.


Ячейки удивительно смотрятся над головой:

33.


Столбы уходят к небу:

34.


Местами, где заканчивается выемкам - прямо от мостовой:

35.


Не знаю точно, какая тут высота, но сказать, что Гарнийский каньон потрясает - это не сказать ничего:

36.


На фотографиях Столбчатый мыс Кунашира, пожалуй, правда кажется зрелищнее за счёт своей вычурности в экзотическом дальневосточном пейзаже. Но в реале Гарнийское ущелье впечатляет больше - своей грандиозностью и контрастом с прозаичной округой столицы.

37.


Когда мы только пришли, ущелье казалось пустынным, но вот проехала одна машина с восторженными туристами, за ней другая, третья, четвёртая... Как я понимаю, на полную громкость Симфония Камня начинает играть на закате, и в это время от Гарнийских ворот в каньон Азата едут кавалькады такси.

38.


От места, куда мы спустились, каньон описывает букву "S", на другой конце которой встречает тысячелетний каменный мостик. Для Армении совсем обыкновенный - инфраструктуру, как и храмы, тут строили на века:

39.


От моста начинается тропа в таинственное заречье, в Хосровский заповедник (с 1957) у древних лесов, посаженных в 3 веке для охотничьих угодий царя Хосрова II. На соседней горе видны руины монастыря Авуц-Тар, процветавшего при Анийском царстве, а разрушенного всё тем же землетрясением в 1679 году. Его центральный храм Сурб-Аменапркич (1013), или Всеспасителя оправдал своё название в одной из османо-сефевидских войн - якобы, настоятель монастыря убедил подошедших турок пощадить столько армян, сколько сможет укрыться в храме... и укрыл там сотни людей, так как из храма подземный ход вёл на берег Азата. Авуц-Тар заброшен давно, но чтим людьми и полон самодельными алтарями, как и расположенный существенно дальше Ахджоц, основанный ещё Святым Григорием, отстроенный в 13 веке, а рухнувший тогда же, когда и весь этот сейсмоопасный край. Ещё дальше стоит зрелищная в силу своей безлюдности крепость Какаваберд (она же Гехи или Татула), отбившая в 924 году нападение арабов и разрушенная в 1225 году хорезмийцами. И - десяток сёл с названиями вроде Еллиджа, Байбурд, Гиланлар, Имирзик... Подножье Гегама в Армении до последнего оставалось азербайджанским "островком". В 1937-51 годах там существовал даже Карабагларский район, упраздённый после выселения большинства жителей в низовья Куры и Аракса. Немногие оставшиеся азербайджанцы покинули этот угол в 1988 году, а с распадом СССР на их место селиться стало некому. И только выше по склонам Гегама, у потухшего вулкана Аждаака (3597) да озера Вишапалич с настоящими вишапами на холодных берегах, по-прежнему пасут овец езиды...

40.


Поход по Хосровским лесам - дело не на один день, а потому мы не перешли моста, а под грохот строительной техники, обустраивавшей всепогодную дорогу, начали подниматься обратно в деревню:

41.


После выжженных солнцем, пыльных и тоскливых сёл в степях Араратской долины, предгорный Гарни выглядит гораздо более уютным и зелёным:

42.


Деревья здесь берегут, в качестве топлива предпочитая кизяк:

43.


В дальней от крепости части села примечательна пара церквей. Сурб-Айрапет по армянским меркам очень молода - построена в 14 веке:

44.


И нам запомнилась Церковью Куриц - по пернатым, обильно бродившим во дворе, и вот этому чудному барельефу:

44а.


Базилика Хумаржам же ничем не запомнилась - ну да, в 5 веке построена, но кого в округе Еревана этим удивишь?

45.


Вернувшись в центр Гарни на закате, мы узнали, что последняя на маршрутка на Ереван ушла то ли в 18 часов, то ли даже ещё раньше. И побрели к выезду из села, надеясь уехать автостопом. В какой-то момент за нами увязался таксист на несусветном драндулете, в котором с трудом опознавались классические "Жигули", раза три притормаживал около нас и в конце концов сбросил цену до приемлемых значений. Ещё до выезда из села я успел раскусить его намерение взять с нас вдвое больше - якобы, цена назначалась за каждого, и после угрозы слезть здесь же, он безропотно поехал дальше, признав, что цена за двоих. На въезде в Ереван я так же пресёк попытку довезти нас вдвое дороже до дома и потребовал остановить на ближайшей автобусной остановке. Когда же мы рассчитывались, он и вовсе почти демонстративно спустил пару монет в рукав и упёрся рогом, что так оно и было. Как всё-таки похожи в небогатых странах туристические места, где не сама бедность портит людей, а её соприкосновение с чужим богатством...

...В Гарни, впрочем, мы добрались лишь к вечеру, а утро провели в соседнем монастыре Гегард. О котором - в следующей части.

ЗАКАВКАЗЬЕ-2019 (ОГЛАВЛЕНИЕ).
Tags: Армения, дорожное, замки-крепости, природа
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 20 comments