varandej (varandej) wrote,
varandej
varandej

Category:

Ереван. Часть 5: площадь Республики и окрестности



К распаду Российской империи Ереван подошёл захолустьем. Его население едва дотягивало до 30 тысяч человек, половину из которых составляли азербайджанцы. По размеру армянской общины Эривань и вовсе лишь замыкала пятёрку после Тифлиса, Александрополя, Баку и Шуши, а заодно десятка городов по ту сторону османской границы. Если Азербайджан и Грузия уже имели на своей территории готовые столицы, то столицу Армении пришлось строить заново. И с одной стороны это давало уникальные возможности развития национальной архитектуры, а с другой - Ереван так и остался городом невоплощённых генпланов. Среди них - показанные в прошлой части Каскад и Северный проспект, которыми мы спустились в отправную точку советского Еревана - на площадь Республики.

В прошлой жизни она была, конечно же, площадью Ленина, а в губернской Эривани представляла собой безымянный пустырь, служивший то рынком, то плацем. На карте площадь имеет необычную форму карточной пики - овал автомобильного кольца, из которого в три стороны расходятся улица Амиряна (северо-запад), проспект Тиграна Меца (юго-восток) и бульвар Саргсяна (юго-запад), а с четвёртой примыкает прямоугольная пешеходная зона меж уходящих на северо-восток почти параллельных улиц Абовяна и Налбандяна. По Абовяна мы сюда и пришли (см. прошлую часть), и это основной вход на площадь, отмеченный питьевым фонтаном "7 родников" (1965), традиционно главным из 1600 ереванских пулпулаков. Я утолял его водой жажду, а в общем-то стоило и рассмотреть - в фонтан "зашито" множество посланий и деталей. На кадре выше за питьевым фонтаном виден поющий фонтан, играющий подсвеченными струями по вечерам, а за ним - Дом Правительства и Дом Связи по разные стороны проспекта Тиграна Меца. На кадре ниже - взгляд в обратную сторону, на Национальный музей меж улиц Абовяна и Налбандяна, причём направо от него уходит бульвар улицы Арама - несостоявшийся Главный проспект из какого-то старого генплана. Вдали пологое Норкское плато встаёт из-за городских крыш:

2.


Слева на кадре выше видно здание МИДв, напротив которого - отель "Армения" за улицей Амиряна. С 1940 года частью этого ансамбля был ещё и 7-метровый Ильич, стоявший примерно там, откуда снят кадр ниже - в начале бульвара Саргсяна. Его снесли уже в 1991 году, но замену так по сей день и не придумали - то ли Тиграна Великого сюда поставить, то ли Давида Сасунского, то ли крест воздвигнуть, то ли обелиск памяти жертв геноцида армян.

3.


В советское время на площади проходили парады, да в 1974 году националист Рамзик Зохрабян сжигал потрет Ленина. Куда интереснее на площади стало в годы независимости: в 2006 здесь пел Шахнур Азнавурян из Парижа, более известный как Шарль Азнавур, а в 2015 - играли рок Серж Танкян, Дарон Малакян, Джон Долмаян и Шаво Одаджян из Глендейла, более известный как System of Down; в 2016 Папа Римский Франциск и католикос всех армян Гарегин II совместно совершали молитву, в 2008 сюда выводил своих сторонников избранный президент Серж Саргсян, а в 2018 свергали его сторонники Никола Пашиняна. Ну а вне событий тут просто всегда много людей, а на парковках рядами стоят машины с туристическими афишами в ожидании клиентов, готовые ехать хоть в Арцах, хоть в Тбилиси. Площадь Республики - её вполне актуальное сердце:

4.


Армянское зодчество само по себе древнее и самобытное, но и в советской ипостаси его не спутаешь ни с чем. "Мерцающий" туф, ступенчатые арки и двойные колонны, замысловатая резьба - этого оказалось достаточно, чтобы из привычного на всей Шестой части суши "сталинского стиля" сделать нечто сугубо национальное. "Отцом" советской армянской архитектуры стал Александр Таманян - русскоязычный армянин, он родился в Екатеринодаре, закончил Императорскую академию художеств в Петербурге, и занимался по большей части особняками да усадьбами русских дворян. Или - их проектами, как например город-сад в подмосковном Кратове. Как бы то ни было, Армения для Таманяна была полулегендарной землёй предков, и в Эривань он приехал уже в 1919 году, когда ещё не ясно было, выживёт ли провозглашённая республика. С приходом большевиков Таманян ненадолго уехал в Тебриз, и наверное мог бы строить Тегеран вместе с казаком Николаем Марковым, но в 1923 году по приглашению советской власти - вернулся. Однако всё же больше он знал Армению по книгам, и в разработке её нового лица опирался не на печальную современность, а на великое прошлое. По факту Таманян в Ереване был автором всего нескольких зданий (по крайней мере сохранившихся), гораздо активнее здесь работал его бакинский коллега и соперник Николай Буниатян, но легко подумать, будто весь Ереван создан единолично Таманяном - Александр Ованесович не столько строил отдельные дома, сколько закладывал основы. Манифестом Таманяна стал Дом Правительства, а вернее - лишь его половина, северо-западный фасад (1926-29), обращённый на пешеходную часть площади:

5.


Изначально это был Наркомзём, да и ныне это крыло занимает Министерство финансов. С углового крыльца оно больше похоже на какую-нибудь дореволюционную гимназию, а главное украшение фасада - резные колонны с фигурами животных, словно перенесённых сюда с древней церкви на ванском острове Ахтамар:

5а.


Александр Таманян успел спроектировать и остальное здание, но высокий корпус во внутреннем дворе так и не был построен:

6а.


А полукруглый фасад на проспект Тиграна Великого возводил в 1938-41 годах Геворг Таманян, продолживший дело отца:

6.


Но "на глаз" единым целым кажутся и обе части Дома Правительства, и бывший Дом Связи напротив:

7.


Хотя история последнего - куда сложнее, чем кажется: на месте арки изначально должна была проходить улица, ориентированная прямиком на Арарат. Слева от неё в 1933 году построили здание почты, справа в 1950-х начали возводить Совет Профсоюзов, а в итоге свели их в единый фасад с большой аркой. И если облик равнялся по правой половине, то назначение - по левой: объединённое здание стало министерством транспорта и связи Армении. В 2016 году в нём расположился Верховный суд.

7а. из домашнего архива markgrigorian (отсюда).


На пикселях его фасада, однако, совершенно те же ахтамарские барельефы, и чтобы при написании поста не перепутать детали двух домов, мне оставалось лишь сравнивать форму окон:

8.


Отель "Армения" (1959-65), ныне "Мариотт" и вовсе строился в хрущёвскую эпоху:

9.


Но каким-то чудом здесь забота о цельности ансамбля переселила борьбу с архитектурными излишествами:

10.


Второй Дом Правительства (1955), ныне Министерство иностранных дел, строился практически симметрично с первым - только туф в его облицовке не розовый, а жёлтый:

11.


И детали его совершенно другие, более резкие и холодные - уже не Ахтамар, а скорее что-то вроде Санаина и Ахпата на пороге Грузии:

12.


Ну а самое сложное здание площади, одновременно ухитряющееся быть и самым старым, и самым молодым - это Национальный музей, раскинувшийся на целый квартал между улиц Абовяна и Налбандяна. На Абовяна глядит его основа - бывшая мужская гимназия (1914-16), по назначению успевшая прослужить дай бог 5 лет.

13.


Ныне в этой её части, видимо в бывшем актовом зале - концертный зал имени Арно Бабаджаняна:

13а.


Всё остальное было перестроено под музейный комплекс - как я понимаю, фасад с арками в 1930-е годы, а торчащий из-за него высокий корпус в духе Чаушеску - в 1977 году.

14а.


Ныне огромное здание занимают Национальный исторический музей и Национальная картинная галерея, основанные в 1921 году и до переезда сюда обитавшие в разных зданиях. В галерее - крупнейшее в мире собрание армянского искусства, и в том числе вторая, после Феодосии, коллекция картин Айвазяна. Я пошёл только в музей (билет туда не дешёв - на наши деньги около 300 рублей), и думаю, не стоит пояснять, что экспозиция исторического музея в Армении потрясает - от древнейших в мире ботинок из Аренийской пещеры, клинописей Урарту, древних погребальных телег из арийских курганов до национальных костюмов 19 века и свидетельств османского геноцида. Но запомнился мне музей не только этим - он оказался натурально САМЫМ трудным для фотосъёмки местом, где мне только доводилось бывать.Такое ощущение, что весь его персонал проходит специальный ежедневный инструктаж на выявление фотографов по намерениям: сколько бы ни было в зале народу, 2-3 музейные смотрительницы неизменно примечали меня и следовали за мной по пятам, даже со спины безошибочно опознавая самые осторожные движения рук перед витринами... Такое ощущение, что за появление фотографий в интернете здешних сотрудниц не то что штрафуют, а показательно расстреливают перед строем. Пару десятков кадров я, конечно, всё равно отснял и даже кое-что выкладывал, но этого явно мало для цельной картины - например, мне так и не удалось переиграть смотрительницу в зале с руинами Двина или заснять те самые башмаки из Арени. И всё это, как я понял - ради музейной лавки, продающей буклеты и альбомы: на все просьбы позволить мне поговорить о разрешении с начальством меня неизменно отправляли туда.

14.


Так что остаётся лишь довольствоваться галереей у входа, где выставлены в основном копии (очень правдоподобные, однако) стел и обелисков Великой Армении - как языческих с богиней плодородия Анаит, так и христианских с крестами:

15.


А вот например тимпан 13 века из монастыря Агарцин под Дилижаном:

15а.


Со стороны улицы Налбандяна архитектура вполне выдаёт 1970-е, а афиши - картинную галерею:

16.


Выше по улице Налбандяна, за чёрным зданием Губернского казначейства (1901, ныне банк) отсюда уже видна следующая площадь Сахарова:

17.


У банка оказался неплохой курс, поэтому мы и внутри были, за весьма эффектным входом:

17а.


Барельеф на одном из домов - уже ни разу не в ансамбле площади, но по заветам Таманяна:

18а.


На площади Сахарова - конструктивистское пожарное депо (1930), ныне заброшенное и используемое автосервисами:

18.


И бюст самого Андрея Сахарова (2001) - он первым из советских диссидентов поддержал армян в борьбе за Арцах. Прежде площадь называлась в честь азербайджанского революционера Мешади Азизбекова. Вернёмся за музеем:

19.


На углу разверзается вестибюль станции Ереванского метро "Площадь Республики", а над ним нависает Третий Дом Правительства с вишапом, битыми хачкарами и тюркскими каменным бараном у подножья:

20.


Здесь начинается широкий безымянный бульвар между улиц Арама и Бюзанда. Кое-где его упоминают как несостоявшийся Главный проспект, но честно говоря, у меня в этом есть большие сомнения: ведёт бульвар по сути дела в никуда, а ось Северного проспекта с Южным (то есть проспектом Тиграна Меца) проходит прямо сквозь музей и Первый Дом правительства. Впрочем, как уже говорилось, Ереван - город незаконченных генпланов, пересматривавшихся, отменявшихся и возрождавшихся столько раз, что я даже не готов пытаться в это вникнуть. Как бы то ни было, ныне здесь просто бульвар, разделённый улицей Республики (Анрапетутян) на две совершенно разные части. Ближнюю к музею я называл бы Парк Утрат - в 2015 году здесь были установлены реплики армянских хачкаров, чьи подлинники уничтожили в 21 веке азербайджанцы и турки:

21.


Вот например на кадре выше "книга хачкаров", в которую скульптор свёл три стелы (1570) из нахичеванской Джульфы - её крупнейший в мире хачкаровый некрополь был полностью разрушен азербайджанской армией в начале 2000-х годов. На кадре ниже - пара хачкаров с турецкого озера Ван, из сёл, до геноцида называвшихся Гандзак (14 век, слева) и Хндстан (912, справа). Причём первый хачкар числится пропавшим без вести, а второй - уничтоженным в 2013 году. Последнее довольно странно - в 2010-х турки научились беречь уцелевшее у них армянское наследие и показывать его туристам, так что скорее всего в глухом курдском селе это не было государственной иницииативой. Эти два хачкара во всём парке воссозданы наиболее тонко, и на историческом месте я бы мог принять их за подлинники - у большинства же стел новодельность видна невооружённым глазом.

22.


А вот урартийские клинописи Вана и Муша вполне нормально себя чувствуют в турецких музеях, и скорее всего, подлинники этих надписей я видел в Турции сам. Вот это, например, фрагмент Хорхорской надписи с Ванской скалы о воинских успехах царя Аргишти I: "Халди могущественен. Величием Халди я совершил поход в Ману, занял Иркуини, дошёл до границ Ассирии. 6481 людей в течение года, некоторых убил, некоторых живыми, 286 лошадей, 2251 крупного рогатого скота, 8205 мелкого рогатого скота" - это, как вы поняли, привезённые им с территории нынешнего Иранского Азербайджана трофеи.

23.


Завершает Сквер Утрат памятник Гарегину Нжде (2016), место для которого армяне подыскали как нельзя более удачное. О том, что Нжде был слишком радикален даже для националистов-дашнаков, о Республике Горной Армении, под его началом державшей оборону от большевиков в горах Зангезура, и о его сотрудничестве с Гитлером в создании Армянского легиона я уже рассказывал не раз. Но на "сделку с дьяволом" Нжде толкнула не только жажда мести Советам - ведь если бы фашисты взяли верх под Москвой, к делёжке повержённого Союза непременно примкнула бы Турция. А значит - уцелевшему под красным игом осколку Армении неизбежно пришёл бы конец! И единственное спасение для Армении при таком раскладе Нжде увидел в том, чтобы стать самостоятельным союзником Третьего Рейха, быть не добычей турок, а соперником. Однако верх взял Советский Союз, турки благоразумно отошли в сторонку, а арестованный в Болгарии Нжде кончил дни в тюрьмах России. Реплики разрушенных хачкаров за спиной как бы напоминают о его мотивах. Ну а Россия с её неприятием "нацистских пособников"... что Россия? Лояльной стране может и не такое простить...

24.


Какая-то фигура дальше по бульвару:

24а.


Его вторая половина куда безобиднее - всему Еревану она известна как Вернисаж, в последние годы полностью превратившийся в сувенирно-ремесленный базар для туристов:

25.


Тем не менее, тут не китайские поделки продаются, а вполне себе честный хенд-мейд, так что побродить по вернисажным рядам интересно:

26.


27.


Посуда, шахматы, кофейные турки, музыкальные инструменты - кое-что отсюда я показывал в "современно-этнографическом" посте... Но здесь же - двуглавые орлы да матрёшки:

28.


Они здесь страшно неуместны, и вместе с тем вполне подходя в гамму:

29.


Но больше всего на Вернисаже меня удивили деревянные автомодельки с деревянными же заводными моторчиками, вполне исправно жужжащие и ездящие. Стоят такие, правда, на рубли не менее нескольких тысяч. По словам продавца, делают их где-то на Украине:

30.


В другую сторону от площади Республики уходит улица Вазгена Саргсяна, вмещающая сквер 2750-летия Еревана. Последнее с размахом отмечалось в 1968 году, и точкой отсчёта в данном случае считается урартийская клинопись об основании в черте будущего города крепости Эребуни (до неё ещё дойдём) в 782 году до нашей эры. Вазген Саргсян же был писателем и политиком, одним из главных активистов Миацума (армянского ирредентизма), министром обороны в годы Карабахской войны и наконец премьером (то есть фактически главой государства) в конце 1990-х. На этой должности он и погиб, когда 27 октября 1999 года в армянский парламент ворвались террористы и расстреляли семерых человек. И хотя Саргсяна убили со словами "Хвтит пить нашу кровь!", в общем-то всем было ясно, что террористы - отнюдь не народные мстители.

31.


Памятник Вазгену глядит на армянский Центробанк (1933), в истории отметившийся не менее эпически - крупнейшим в СССР ограблением. Спланировал его Николай Калачян, армянин из Красноярского края, из нищей семьи с онкобольным отцом сбежавший к цыганам и живший наркоторговлей и мелкими кражами. В Армении так же бедствовал его двоюродный брат Феликс - отец двух детей и кандидат в мастера спорта по гимнастике, отличавшийся аномальной гибкостью. Это-то свойство его и приметил вернувшийся в страну предков Николай, к тому времени уже наловчившийся грабить магазины, проделывая отверстия в стенах. Воодушевившись безнаказанной кражей видеомагнитофонов, Калачяны замахнулись на ни больше ни меньше Госбанк - удивительно, но банки грабить в советском криминальном мире считалось "не по понятиям"! Каким-то образом Николай сумел узнать, что сейф-комната банка находится на втором этаже, и у неё бронированные двери и стены, но - вполне обычный потолок! В этом-то потолке, пробравшись через окно, Феликс проделал дырку, просунул в неё зонтик, купол которого собирал падающие обломки, и расширил её до 34 сантиметров. Которых ему вполне хватило, и в буквальном смысле слова просочившись в сейф-комнату, Калачян вытащил оттуда 1525 тысяч советских рублей. Сорвав куш, воры уехали в Москву, Николай завёл себе любовницу, а её брат-таксист занялся обменом подозрительных купюр на 3%-е займы. В одном из московских банков кассирша ушла за сдачей да заболталось с коллегой, горе-курьер представил взвод ОМОНа, уже едущий его хватать, и убежал, "забыв" 3000 рублей, что конечно не могло не вызвать подозрений. Вскоре самые успешные грабители Советского Союза были арестованы, и после недолгого суда - расстреляны.

32.


По соседству с Госбанком - "Америя-Банк" в весьма впечатляющем здании:

33.


С парой старинных фасадов, вставленных по углам - в Ереване это, надо заметить, не редкость, причём зачастую речь идёт даже не о сохранении фасада, а о его переносе, изначально заложенном в проект очередной новостройки. Здесь, впрочем, фасады остались на своём месте: чёрный - Тифлисский торговый банк, а серый, при всей дореволюционности облика - вполне себе советский сельхозбанк (1930) архитектора Буниатяна:

34.


Замыкает сквер памятник Степану Шаумяну (1931), предводителя 26 Бакинских комиссаров, историю которых я несколько раз упоминал в Баку. Там Шаумяна считают злодеем, благословившим резню мусульман после подавления мятежа "Мусавата", в Армении же и особенно в Карабахе этот большевик чтим до сих пор.

35.


Прежде это место выглядело совершенно иначе - 4-й Дом Правительства (2016) на заднем плане стоит на месте гостиницы "Севан" (1930-34) - одного из шедевров ереванского конструктивизма:

35а.


Памятнику же предшествовал Никольский собор (1901-10), небольшой и весьма неказистый - если армян и азербайджанцев в Эривани было почти поровну, то русских - 2% населения, меньше тысячи человек.

35б.


Улица Саргсяна за Шаумяном становится Итальянской, а раскинулись вдоль неё сразу три парка. Налево, в старейший в городе Английский парк, заложенный в 1860-х годах и лишь в 1910-м доведённый до ума, я так и не углублялся, хотя есть в нём могила революционеров и памятник тифлисскому бедняку Пепо из одноимённой пьесы Габриэля Сундукяна. А вот в Детский парк, при Советах устроенный на месте старинного Чёрного базара, я заходил, и обнаружил на его весьма запущенных аллеях обелиск в честь устанавливавших в Армении советскую власть красноармейцев.

36.


Между ними же, в створе парка 2750-летия Еревана раскинулся соответственно парк 2800-летия, благоустроенный в 2018 году на средства Микаэла и Карена Варданянов - владельцев "Гранд-Холдинга", состоящего в свою очередь из табачной компании "Гранд-Тобакко" и кондитерской "Гранд-Кенди". Внутри Армении они чуть ли не главные меценаты - и сквер взяли на попечение на 99 лет, и аварийное жильё расселяют, и даже грузовички их фирм подвозили нас так часто и охотно, словно водителей специально инструктируют автостопщиков подбирать.

37.


В Варданяновском сквере главная достопримечательность - фонтаны. Сначала - в виде карт армянских марзов (уездов):

38.


Затем - танцующие, со струями которых радостно играл народ:

39.


И наконец - целая площадка фонтанов-скульптур. Например, пулпулак:

40.


И не только:

41.


42.


Завершает бульвар памятник Александру Мясникяну (1980) - ещё одному революционеру, но уже не закавказского, а всесоюзного масштаба - он устанавливал советскую власть в Беларуси, воевал с белочехами на Волге, писал статьи по теории марксизма-ленинизма, а погиб в 1925 году в авиакатастрофе под Тифлисом.

43.


Мясникян глядит на широкую шумную площадь России с Домом Москвы (слева) и винзаводом "Ной" на месте Эриванской крепости - о них я расскажу в другой раз:

44.


Напротив, тоже с башней - Ереванская мэрия. На боковом её фасаде - тот самый не сложившийся генплан с осью проспектов и полным Бульварным кольцом:

45.


Мэрию держит Рука Москвы - буквально во дворе стоит российское посольство:

46.


Чуть поодаль, на опушке Английского парка - посольство Франции в конструктивистском зданиии, впечатляющее очередью у ворот:

47.


И главный в Армении драмтеатр имени Габриэла Сундукяна, основанный в 1921 году. Невзрачный вид у здания 1960-х - потому что фасад глядит в Английский парк, а здесь фактически задворки:

48.


На улице Григория Просветителя, по которой отсюда пара кварталов до места, где была Эриванская крепость.
Но об осколках Эривани - в следующий раз.

АРМЕНИЯ-2019
Обзор поездки и ОГЛАВЛЕНИЕ.
Арарат. Виды и подножья (Армения, Турция).
Армения. Церковь и зодчество.
Армения. Народы Армении.
Армения. Исторические области и народы.
Армения. Транспорт.
Армения. Кухня и современная этнография.
Армения. Становление и реалии.
Армения/Азербайджан. Вражда и люди.
Айрарат (марзы Айрарат, Армавир, Арагацотн, Котайк)
Ереван. Парк Ахтанак и городской пейзаж.
Ереван. Вокзалы и особенности.
Ереван. Метро и наземный транспорт.
Ереван. Каскад и Северный проспект.
Ереван. Площадь Республики и бывшая крепость.
Ереван. Кентрон. Осколки Эривани.
Ереван. Кентрон. Разное.
Ереван. Парк Серкулар.
Ереван. Раздан.
Ереван. Эребуни.
Ереван. Ераблур, Шенгавит, Тайшебаини.
Ереван. Нор-Норк, Канакер и Аван.
Вагаршапат. Эчмиадзин
Вагаршапат. Разное и окрестности (Звартноц).
Сардарапат.
Хор-Вирап, Армавир, Мецамор.
Акналич, Димитров. Езиды и ассирийцы.
Сардарапат. Этнографический музей Армении.
Гарни.
Гегард.
Аштарак
Ошакан и Амберд
Сагмосаванк и Ованаванк
Талин, Аруч, Даштадем.
Гюмри - см. отдельное.
Гугарк - см. отдельно.
Сюник - см. отдельно.
Tags: Армения, дорожное
Subscribe
promo varandej november 29, 13:19 47
Buy for 500 tokens
Армения. Здесь мы провели 40 дней, и я прекрасно понимаю, почему Мандельштам назвал её "орущих камней государством"... Грузия, где мы были краешком и в основном отдыхали в Батуми. Действительно не в меру душевна... Турция, в этой своей части некогда бывшая Арменией, Грузией и…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 50 comments