varandej (varandej) wrote,
varandej
varandej

Categories:

Ереван. Часть 6: осколки Эривани



В прошлых частях о площади Республики и фантастическом Каскаде я показывал современное лицо Еревана. Однако под советским городом в Кентроне (центре) скрыто много исторических слоёв...

В армянских легендах Ереван - древнейшее поселение мира, ведь основал его лично Ной, едва выбравшись из причалившего к Арарату ковчега. Что же до истории, то кажется нет в постсоветских странах города с большим разбросом версий о возрасте и большей политизированностью этого вопроса. В армянской историографии Ереван "старше Рима" - его родословную возводят к урартийской крепости Эребуни, заложенной в 782 году до нашей эры царём Аргишти I, то есть два года назад городу стукнуло 2800 лет. В азербайджанской историографии Ереван начинался с другой крепости Равангала, заложенной в 1504 году иранским наместником Раванкули-ханом. И истина, конечно, посередине, вот только где та середина, если полюса разделяют 2300 лет? Тем более в набитой древностями Армении попробуй отделить, что осталось от собственно города, а что от окрестных замков, монастырей и селений? Факт в том, что "старшеримская" история Еревана однозначно имела разрыв во много столетий длиной - Эребуни и Тайшабаини (другая урартийская крепость в черте города) пали в 4 веке до нашей эры, ещё до того, как на карте впервые возникла Армения. В 3 веке нашей эры в одном тексте из далёкой Согдианы упоминается христиано-манихейская община Реван, основанное учеником Мони. В "Книге писем", сборнике церковных документов католикоса Комитаса Ахцеци, под 607 году упоминается священник Даниил из Еревана - отступник, сохранивший верность халкидонитам. В 650 и 658 годах крепость Ереван упоминалась в контексте арабских войн - на первый раз она смогла отбить нападение, а на второй - пала. Впрочем, всё перечисленное могло относиться не к Еревану, а к населённым пунктам с отдалённо похожими названиями. Равно как и старше тех войн один из крупнейших в древней Армении Аванский собор, чьи руины ныне лежат в столичных предместьях. Но и в Кентроне был храм Сурб-Петер-Погос (Петропавловский), якобы построенный в 5-6 веках. "Якобы" - потому что он был снесён в 1931 году, и проверить его возраст теперь не представляется возможным. Однако если предположительная дата верна - то это был старейший храм, разрушенный советской властью:

1а.


В последующие века Ереван то и дело появлялся в хрониках и документах как центр исторической области Котайк в предгорьях Гегамского хребта, на восточном склоне Айраратской долины. В нескольких сотнях метров от бывшего Петропавловского собора,  в объятиях нового храма Святой Анны (2014-15) при городской резиденции католикоса (основная - Эчмиадзинский монастырь) сохранилась миниатюрная церковь Катогике (1264):

2.


Во дворе, как и положено, хачкары, а на стенах - надписи. В одной из них прямым текстом упомянут Ереван, так что эта церковь уже точно стояла в городе, а не каком-нибудь селе на его месте.

3.


Её в 1936 году буквально извлекли из более крупной базилики (1693-96), пристроенной после землетрясения 1679 года, чьи многочисленные следы я уже показывал в Гарни. Да и в Ереване большинство уцелевших церквей строились в конце 17 века. Но только ли в землетрясении тут было дело? Депортированные в 1604 году во время очередной войны с турками в Исфахан, в конце столетия армяне понемногу возвращались на историческую родину, и восстановление города дало им шанс отстроить себе новые храмы.

3а.


Ведь к тому времени они были здесь не хозяева... На рубеже 14-15 веков восток Айраратской долины получил новое название Чухур-Саад, то есть Саадова низина - в тюркском союзе Чёрных овнов (Кара-Коюнлу) здесь обосновалось пришедшее из-за Каспийского моря племя саадлы. От него уцелел редкий в Армении мавзолей Пир-Хусейна (1413) на окраине Еревана, или вернее в сросшемся с городом посёлке Аргаванд. Его я уже показывал раньше подробнее, ну а Чухур-Саад как единое целое осталвался на карте полтысячи лет, перерождаясь то Ираванским ханством, то Эриваньской губернией.

4.


Улица Григория Просветителя, где мы закончили прошлую часть, выводит на проспект Аршакуняц, знакомый по рассказу о вокзале. Справа виден Дом Печати - стеклянные бастионы типографии "Тигран Великий":

5.


И высотка дома прессы, на первом этаже которой, у похожего на доброго часовщика из советских детских книжек седого мастера Армана я чинил свой фотоаппарат:

6.


До недавнего времени за Домом печати находилась воинская часть, а сейчас там строится ЖК "Глендейл", названный в честь городка в Калифорнии - своеобразной столицы Спюрка (диаспоры). Но "бастионный" фасад типографии да башенки детского сада у входа напоминают о том, что располгалось здесь ранее:

7.


В первые годы 16 века союз кызылбашей, кочевых тюрок-шиитов (азербайджанцев, по нынешнему говоря) покорил Персию и впервые за много веков воссоздал на её территории единое государство под властью династии Сефевидов. Где-то на краю его оказался и Чухур-Саад, ставший биклярбекством (провинцией) под властью уже другого племени - центрального в кызылбашском союзе устаджлы. Однако помимо тюрок-шиитов, оседлавших Иран, были и тюрки-сунниты, оседлавшие Византию. На три сотни лет Закавказье стало эпицентром османо-сефевидских войн, и Ираван, как называли этот город тюрки, раз за разом принимал на себя первый удар. В 1580-1604 годах турки смогли захватить Закавказье до самого Баку, а с их изгнанием шах Аббас I решил полностью заменить население этих долин на более лояльное. Армяне, курды и тюрки-старожилы были выселены в сердце Персии, а их место заняли каджары - одно из сильнейших и амбициознейших тюркских племён Ирана, которое шах от греха подальше предпочёл разделить на несколько частей да разбросать их по перифериям страны от Закавказья до Мерва. Каджарский хан Амиргуне получил в своё управление совершённо разорённую и почти безлюдную землю, куда даже взялся возвращать армян - только не из Персии, куда увёл их шах, а из османских Карса, Вана и Муша. Своей ставкой Амиргуне-хан сделал капитально перестроенную в 1582 году турками Ираванскую крепость, под защитой которой, на берегах Зарга, как тюрки называли Раздан, и начал расти торговый город, быстро ставший крупнейшим поселением на руинах Восточной Армении. Турки занимали Ираван в 1635-39 и 1724-36 годах, а в 1747 году, когда Персию охватила очередная смута, закавказские каджары провозгласили независимое Ираванское ханство.

8а.


Среди десятка азербайджанских ханств, возникших тогда на руинах Ирана, оно всегда держалась особняком. Во-первых, потому что само по себе оказалось достаточно сильным, и в войске его, состоявшей из регулярной армии нукеров и ополчения илатов, числились даже мушкетёры-"туфегчи". Армяне составляли в ханстве около 20% населения, и хотя на них держалась его торговля, антиармянские гонения здесь начинались не раз. Тогда армяне бежали кто в соседнюю Грузию, пытавшуюся тогда быть в регионе самостоятельным игроком, кто в Россию, всё больше понимая, что только на неё им стоит возлагать надежды. В Персии, между тем, в 1795 году взяли власть другие Каджары из Мазендерана, и хотя две каджарские ветви разошлись давно, общий язык Тегеран с Ираваном нашли. Ираванский хан сменил титул на сердара (наместника), однако фактически его ханство продолжило существовать как младший союзник Персии, подобно Крыму, когда за спиной его ханов стоял турецкий султан. А потому взять Ираван не смогли ни Павел Цицианов в 1804 году, ни Иван Гудович в 1808-м - по итогам той русско-персидской войны ханство лишь потеряло свои северные периферии, и даже успело выстроить крепости по новой границе - как например показанный мной ранее Даштадем. Однако удержав эту землю, две династии Каджаров решили использовать её как плацдарм для реванша, на чём и погорели полтора десятилетия спустя: в октябре 1827 года Иван Паскевич взял город, после такой победы став Паскевичем-Эриванским, а Туркманчайский мирный договор иранцы по сей день вспоминают с содроганием. Заодно в ту войну к России присоединилось и соседнее Нахичеванское ханство, и в 1828 году из их территорий была образована Армянская область. Армяне в ней тогда составляли лишь около 20%, но уже с 1830-х годов по приглашению российского правительства началось их массовое переселение сюда. В 1849 году регион был переименован в Эриваньскую губернию. Крепость над глубоким каньоном Раздана, однако, продолжала стоять:

8б.


Первоначально она была окружена каменными стенами наподобие тех, что по сей день опоясывают Внутренний город в Баку. Наружу вели трое ворот - Тебризские на главную дорогу, Мостовые на Раздан и Ширванские в сторону города, на эспланаду, в мирное время служившую торгом. Главным зданием крепости был Сердарский дворец (1791-98), основанный ещё в 1580-х годах турецким наместником. Судя по старым фотографиям, был он потрясающе красив, и если бы уцелел - мог бы стать главной архитектурной достопримечательностью Еревана. Облик его вобрал всё лучшее в тюркское искусстве - шебеке Азербайджана, зеркальные стены Персии и даже кое-что от Средней Азии - резные колонны словно привезли сюда прямиком из Хивы или Коканда!

8в.


А в 1827 году в Зеркальном зале офицерский кружок ещё и сыграл первую в истории постановку "Горя от ума" Александра Грибоедова. И единственную, на которой Грибоедов присутствовал сам: ведь стихи он писал в порядке хобби, а более актуальными его произведениями был Туркманчайский договор и программа переселения армян в Россию из Персии, за которую по сути дела и был он убит в Тегеране. В новообразованной Армянской области Александр Сергеевич бывал регулярно, и "за стеной Кавказа" от "всевидящего глаза, всеслышащих ушей" скрываться придумал задолго до Лермонтова - поставить "Горе от ума" в Петербурге ему не удалось, но удалось в Эривани.

8г.


Помимо Зеркального зала, дворец включал ещё гарем и ханские бани с огромным (32 на 9 метров) бассейном, а в крепости также располагались две мечети - Раджаб-паши и Аббас-Мирзы. Первую построил во время оккупации в 1725 году турецкий наместник, а в 1827-39 годах она была переделена в Покровский храм Эриваньского гарнизона, заброшенный с упразднением крепости и строительством Никольского собора:

8д.


Вторую мечеть основал в 1810 году Аббас-Мирза, персидский наследник престола и военачальник обеих войн с Россией, когда Ираван превратился в главный форпост перед экспансией северной державы. Но до наших дней от всего этого ансамбля не сохранилось ничего. Для армян, всё прибывавших и прибывавших в городе, Ираванская крепость оставалась памятником мрачного тюркского ига, который им совсем не хотелось ценить. В 1853 году дворец и мечети были повреждены землетрясением, а в 1868, стоило было уйти отсюда гарнизону, на месте ханский садов купец Нарсес Таирян начал строительство винзавода. В 1914 году был снесён дворец, а в 1930-х разрушены обе мечети. Огрызок стены мечети Аббас-Мирзы ещё несколько лет назад стоял сначала посреди воинской части, а затем - среди новостроек "Глендейла", ну а мы не нашли и его.

8е.


Похожие вещи происходили в 19-20 веках по всему Еревану. России Эривань досталась на 80% мусульманским городом узких извилистых улиц, над которым поднимались купола и минареты 8 мечетей. Чуть в стороне от крепости, в раойне нынешней площади Азнавура, располагался Шаар - центральный район города, по разные стороны от которого располагалась пара предместий - Конд (он же Тепебаши или Козерн) на севере и Демирбулаг (он же Карханг) на юге, у речки Гетар, вдоль которой ныне проложено Бульварное кольцо. Что интересно, друг с другом и с крепостью предместья даже не соприкасались, и на ничейном поле, где при Советах построили площадь Республики, лежал огромный Чёрный базар (он же Кантар - так назывались гигантские весы в его центре) из множества торговых рядов и караван-сараев. Среди которых выделялись Персидский караван-сарай Зараб-хана (1883-85)...

9а.


...и устроенный заметно иначе Грузинский караван-сарай Овшар:

9б.


На месте которого, в начале нынешнего проспекта Маштоци, в 1951 году возвели крытый рынок:

9.


К досаде ереванских старожилов исправно хипстеризованный в 2013 году:

10.


Напротив него с другой стороны проспекта Маштоци расположился важнейший памятник мусульманской эпохи в Армении - Голубая мечеть (1766), главная в дорусском Ереване:

11.


Так же известная как Небесная мечеть или Гёй-мечеть, она совершенно не поддаётся адекватной фотосъёмке - это двор размером 70 на 47 метров, в середине которого высокий тенистый сад, а по краям - ряды приземистых келий, замкнутые, словно пряжкой, парой зданий с мозаичными фасадами и куполами. Одно из них на заглавном кадре, другое - вот:

12.


В советские времена, как считается, мечеть спас от разрушения лично Егише Чаренц - поэт из Карса и герой Первой Мировой, в 1919 году он вернулся из Москвы в независимую Армению, а в 1920 участвовал в Майском восстании армянских большевиков против националистов-дашнаков. И хотя в 1937 Чаренц сгинул в застенках, в 1920-х годах его авторитет был достаточно велик, чтобы местные власти прислушались к его инициативе не ломать мечеть, а присособить её в 1931 году для городского музея. Впрочем, музею здание-двор не очень-то подходило, поэтому позже под мечетным куполом расположился планетарий:

13.


Ну а ныне Голубая мечеть исправно действует, и в христианской Армении к вящему раздражению Азербайджана значится "персидской" - и отреставрирована она на деньги Ирана, и большинство её прихожан оттуда - всяческие студенты, шофёры, дипломаты, купцы бизнесмены:

13а.


Задним фасадом мечеть выходит во двор, и здесь открывается канонический вид - пара куполов да изукрашенный минарет высотой 24 метра. Взять всё это в кадр непросто - я здесь стою буквально спиной к стене пятиэтажки. Подъезды её на кодовых замках, но в общем этажа так с третьего вид должен быть куда как интереснее:

14.


На Голубую мечеть была похожа мечеть Залхана (1687) в квартале Шаар, по соседству с Петропавловским собором. В 1928 году она была частью разрушена, частью передалана в Выставочный зал Союза художников (межу прочим, по проекту Щусева), а позже, видимо вместе с собором, доломана окончательно:

14а.


Читирли-мечети в районе Демирбулаг (1909) повезло больше - в стороне от центра она исправно действовала всю советскую эпоху, после носа ещё двух мечетей по соседству став просто Демирбулагской мечетью. Но в 1988 году сюда стало некому ходить, а в 1992-м, после разрушения армянской церкви близ Девичьей башни в Баку, и эту мечеть армяне разломали по камушку.

14б.


И тем не менее от мусульманской Эривани остался ещё один памятник - медресе 18 века во дворе к востоку от площади Сахарова (см. прошлую часть):

15.


Оно, впрочем, даже в списках памятников архитектуры не значится, а значит - в любой момент может быть снесено. И с одной стороны постсоветский Азербайджан отметился совершенно варварскими сносами армянского культурного наследия вроде некрополя в Джульфе. С другой, мечетей и мусульманских кладбищ в Армении сохранилось определённо гораздо меньше, чем в Азербайджане армянских церквей - тюркское наследие здесь искореняли долго и последовательно, и по большей части ещё в те времена, когда это не считалось недопустимым.

15а.


Недалеко от медресе стоял ещё и дом Панах-Али - о нём информации нет почти никакой, кроме фотографии очень красивого фасада. Да и что за Панах-Али - не понятно: так звали тюркского хана, подмявшего под себя в 18 веке пять армянских меликств Карабаха. Впрочем, некоторое время Ираванский хан был его вассалом, так что может быть это было что-то вроде представительства сюзерена? А может просто так красиво народ прозвал обычную сталинскую малоэтажку с нестандартным оформлением фасада?

15б.


К 1897 году в Эривани жило всего 29 тысяч человек (против 215 тыс. в Баку и 330 тыс. в Тифилсе!), в том числе 2% русских и почти поровну армян и азербайджанцев с перевесом в 1% в пользу последних. Здешняя община армян была лишь 5-й по величине в империи - после Тбилиси, Баку, Александрополя и Шуши. Вот только армяне в архитектуре тянулись к русской традиции, в то время "закавказские татары" Эривани не преуспели ни в нефтедобыче, ни в ковроделии, а потому предпочитали жить по старинке, в саманных домах на узких грязных улицах. Зачастую армянские купцы строились на землях, у тюрок арендованных, ну а в итоге в гражданской архитектуре Еревана осталось множество домов людей с фамилиями на -ян, но не сыскать ни единого (!) старого дома какого-нибудь -баева или -бекова. Центр Эривани к началу ХХ века принял вполне общероссийский вид, вплоть до узкоколейной конки "как у больших", запущенной в 1906 году на частные деньги:

16а.


Но всё же тогдашний город никак не тянул на столицу, а потому совсем как в Нурсултане или Алма-Ате, Ташкенте или Бишкеке, в ХХ веке дореволюционная Эривань превратилась в россыпь осколков среди сталинок и новостроек. Да и те не берегут - например, в 2014 году был снесён к тому времени давно и крепко заброшенный дом Африкянов, пожалуй красивейший памятник царских времён во всём Ереване. Вы только на эти барельефы посмотрите - не ими ли вдохновлялся Таманян, когда строил Оперный театр и площадь Республики?!

16. фото Алексея Дедушкина, отсюда.


Или вот фасады снесённых в 2000 году при строительстве Северного проспекта городской думы (1906) и коньячного завода Согомоняна (1910), в 2015 году встроенные в представительство AGBU - Всеармянского благотворительного союза, основанного в 1906 году в Каире, а позже перенесённого в Нью-Йорк. С подарками магнатов из Спюрка мы в Армении сталкивались уже не единожды, так что для страны это предприятие самое что ни на есть стратегическое:

17.


Его главный фасад глядит в Парк Утрат - так назвал я показанный в прошлой части сквер в начале бульвара у Национального музея, где в том же 2015 году были выставлены реплики хачкаров и стел, уничтоженных в Турции и Азербайджане, в первую очередь в Джульфе... На заднем плане виден огромный отель "Туфенкян", стилизованный под какую-то альтернативную историю армянско-советской архитектуры...

18.


...а улица Республики (Анрапетутян), уходящая вдоль него, сохранила один из самых цельных кусков эриваньской застройки:

19.


Проложенная в 1856 году, первоначально она называлась Губернской (Нахангаин), в раннем СССР была улицей Ленина, а в 1950 году, вопреки тезису о том, что "ленинские" объекты не переименовывались, стала вплоть до распада Союза улицей Степана Алавердяна - основателя армянской компартии. Но кто с таблички глядит - увы, в лицо не знаю:

19а.


У дореволюционных армянских зданий характерный цвет - чёрный: хотя храмы испокон веков облицовывали туфом тёплых танов,  развитие гражданской архитектуры быстро извело его запасы: увидев в Ереване или Гюмри оранжевый или розовый дом явно исторического вида, можно не сомневаться, что построен он не позже 1880-х. К началу ХХ века же в распоряжении местных зодчих остался лишь чёрный туф, а к розовому туфу, как у Дома Правительства на заднем плане, здесь вернулись лишь при Советах, с запуском туфовых шахт близ Артика:

20.


Одно из последних зданий тёплых тонов - Губернское правление с пристройкой, похожей на домовую часовню:

21.


Которой, для назначенных из России чиновников, может быть и являлась. Рядом - доходный дом Фон-дер-Нонне:

22.


Нам запомнившийся весьма атмосферных рестораном в подвале, где, как гласит надпись по-русски у входа, делают лучший в Армении хаш. Лучший ли - не знаю, но кормят тут действительно отлично, для самого центра - недорого, да и местные, возможно из домов на площади Республики, исправно сидят.

23.


Оба же названия - и современное Республики, и историческое Губернская, - восходят к дому на углу (1905), где при царе находилась резиденция губернатора, а в 1918-20 годах заседало правительство Армянской демократической республики. От надстроек не по теме такая история дом не спасла, но дому Калантаряна, где жил основатель Первой республики Арам Манукян и была провозглашена её независимость, повезло ещё меньше - он много лет простоял заброшенным и в итоге был снесён.

24.


Ещё один цельный кусок старого города я показывал в позапрошлой части на улице Абовяна - бывшая Астафьевская, в противоположность Губернской она к началу ХХ века стала главной купеческой улицей города. В остальном Старая Эривань - это единичные здания, редко расположенные даже в прямой видимости друг от друга. Вот например дом Фадея Тадевосяна (1910) на улице Арама (прежде Царской):

25.


Там же, на Арама - старый Госбанк (1902), размером более похожий на гимназию:

26.


У резной двери обратите внимание на местный вариант таблички "памятник архитектуры" с силуэтом Звартноцкого храма:

27.


Есть в Ереване и улица Пушкина, которая раньше называлась Тархановской и странно что не переименовали её в честь поэта-соседа по школьной программе. Здесь примечателен невзрачный внешне дом Аракела Африкяна, где в 1918-20 годах жил Мовсес Силикян - полководец-удин из нынешнего Азербайджана, в битве под Сардарапатом спасший Первую республику от турок. Но это - дом с секретом:

28.


Зайдя в подъезд, можно увидеть прекрасно сохранившиеся потолочные фрески на двух этажах:

29.


30.


И изразцовую печку в коридоре:

30а.


А вот где-то в тех же улицах притаился старинный квартал - кажется, последний в центре Еревана:

31.


Да и то - ненадолго:

32.


33.


Впрочем, судя по граффити, длится это "недолго" далеко не первый год:

34.


Кое-где ещё остались эриванские дворики, и что удивительно, изнанка каменных домов тут деревянная:

35.


36.


Так понемногу, улицами и двориками, мимо пустырей и строек, мы смещаемся на северо-запад, в сторону Конда. На улице Амиряна раньше стояла церковь Сурб-Григор, строившаяся немногим меньше (1869-1902), чем простояла готовой (1902-36).

37а.


А вот в глубине двора между улиц Пушкина и Туманяна сохранилась церковь Зоравор (1693) - одна из отстроенных  после Гарнийского землетрясения:

37.


Вернее, "по паспорту" она Сурб-Аствацацин (Святой Богородицы), о чём напоминает редкая в армянском зодчестве фреска 18 века. Но в церкви хранится святыня - Воинское (Зоравор) Евангелие, по преданию похищенное врагами из монастыря Севанованк, утерянное ими на переправе и невредимым приплывшее в Ереван по тогда ещё не перекрытому гидроэлектростанциями Раздану. Более вероятно, впрочем, что здесь его и создали - до Гарнийского землетрясения вокруг церкви находился целый монастырь с большой типографией, построенный в 1632-35 годах католикосом Пилипосом I. Ну а главная святыня церкви Зоравор - в часовне (1889) с прошлого кадра: это мощи Анании, библейского апостола "второй волны" (где их было уже не 12, а 70) из Дамаска. Разумеется, "по одной из версий", с которой вряд ли согласны в Дамаске или Стамбуле.

38.


Интересно, что верующим церковь была возвращена в не самое привычное время - в 1970-е годы, и видимо поэтому вид её намоленный, а двор богат на колоритные детали:

39.


Дальше в той стороне улицы вдруг упираются в холм, местами превращаясь в лестницы. Над окончанием улицы Пушкина нависает сталинка Дома музыкантов и композиторов (1932):

40.


Но в основном склон холма застроен совершенно иначе:

41.


Это Конд, в переводе просто Посёлок, так же известный под тюркским названием Тепебаши (Вершина холма), который называют то "самым злачным местом", то "последним историческим районом" Еревана. Старое предместье, где в 17-18 веках жили ереванские мелики (лидеры армянской общины) Агамаляны, тюркская беднота и армяноязычные цыгане-боша:

42.


Целый город, взятый из XIX века, с узкими улицами, переходящими в лестницы, одноэтажными домами, сложеными из почти не обработанных камней… жить здесь трудно, но зрелище на редкость живописное. Вот уже много лет Конд собираются снести (...) — торопитесь! - из этой заметки в "Вольной энциклопедии" я впервые узнал, что есть в Ереване такое место, вот только прошло с той поры без малого 20 лет, а снос Конда всё откладывается и откладывается. В перспективе эти закоулочки должно поглотить Бульварное кольцо, но кажется - в очень отдалённой перспективе:

43.


Что же до трущобности и злачности, то таких вот уголков старого восточного города в Ереване на самом деле немало - как-то я уже упоминал Сари-Такх у солёных озёр и показывал издали Норагюх на конической сопке.

44.


В целом, меня Конд скорее разочаровал - и трущобность его весьма условная, и старинных каменных улиц дай бог пара сотен метров на весь район:

45.


Колоритных кадров тут снять, конечно, можно, но не то чтобы прямо на каждом шагу:

46.


Да и в целом кондский колорит вовсе не всегда трущобный - бывает он тут и мажорский:

47.


И хипстерский:

48.


И я бы сказал, лучшее будущее для Конда - стать "республикой вольнодумцев" наподобие виленского Ужуписа.

49.


На вершине Конда стоит церковь Сурб Ованнес-Мкртич (1680-1710), или по-нашему Иоанна Крестителя. Впрочем, вид её новодельный - верующим церковь была возвращена в 1979 году, и видимо в таком состоянии, что облицовку и купол пришлось строить заново. То есть, можно сказать, это образец советских церквей по-армянски:

50.


Многочисленные и роскошные хачкары в её дворе, неизменно с фигурами всадников - я думал, что с могил Агамалянов, а оказалось - снова реплики утраченных из Джульфы:

51.


За церковью город обрывается в ущелье Раздана, за которым виден парк Цицернакаберд с обелиском жертвам геноцида. В переулочках Конда я упорно искал мечеть Тепебаши (1697) - хоть и переделанную в жилой дом, а старейшую из сохранившихся в Армении. Но увы - не нашёл, и вполне может быть, что искать уже нечего.... Как следует из всего вышесказанного, разрушение старины в этом Городе Незавершённых Генпланов не избирательно.

52.


В следующей части - всякая всячина из ереванского Кентрона.

АРМЕНИЯ-2019
Обзор поездки и ОГЛАВЛЕНИЕ.
Арарат. Виды и подножья (Армения, Турция).
Армения. Церковь и зодчество.
Армения. Народы Армении.
Армения. Исторические области и народы.
Армения. Транспорт.
Армения. Кухня и современная этнография.
Армения. Становление и реалии.
Армения/Азербайджан. Вражда и люди.
Айрарат (марзы Айрарат, Армавир, Арагацотн, Котайк)
Ереван. Парк Ахтанак и городской пейзаж.
Ереван. Вокзалы и особенности.
Ереван. Метро и наземный транспорт.
Ереван. Каскад и Северный проспект.
Ереван. Площадь Республики и бывшая крепость.
Ереван. Кентрон. Осколки Эривани.
Ереван. Кентрон. Разное.
Ереван. Парк Серкулар.
Ереван. Раздан.
Ереван. Эребуни.
Ереван. Ераблур, Шенгавит, Тайшебаини.
Ереван. Нор-Норк, Канакер и Аван.
Вагаршапат. Эчмиадзин
Вагаршапат. Разное и окрестности (Звартноц).
Сардарапат.
Хор-Вирап, Армавир, Мецамор.
Акналич, Димитров. Езиды и ассирийцы.
Сардарапат. Этнографический музей Армении.
Гарни.
Гегард.
Аштарак
Ошакан и Амберд
Сагмосаванк и Ованаванк
Талин, Аруч, Даштадем.
Гюмри - см. отдельное.
Гугарк - см. отдельно.
Сюник - см. отдельно.
Tags: Армения, дорожное, замки-крепости
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 29 comments