varandej (varandej) wrote,
varandej
varandej

Categories:

Ереван. Часть 7: Кентрон



Армянское слово Кентрон так красиво звучит, что совсем не хочется использовать вместо него интернациональное "центр". В прошлой части я рассказывал о досоветских памятниках Еревана, а ранее о главных достопримечательностях Кентрона - площади Республики с окрестностями и Каскаде, продолжающем Северный проспект. Теперь покажу то, что не влезло в остальные части - улицу Абовяна, проспект Баграмяна и отдельные зарисовки весьма сумбурной, но от того не менее самобытной ереванской городской среды.

В Ереване мы жили у Парка Победы, окрестностям которого была посвящена первая часть. Пешком оттуда в Кентрон можно было сойти по Каскаду, а вот на машине или автобусе приходится преодолевать вполне горного вида серпантин. У начала его раньше стоял 14-этажный Дом молодёжи (1970-81), в народе Кукуруз, "родной брат" похожей высотки в другом исконно армянском городе Кишинёве. Увы, в 2006 году Кукуруз зачем-то снесли...

1а.


....но так ничего на его месте и не построили:

2а.


На круглой площади Абовяна, откуда расходятся дороги к горным окраинам, и не догадаться, где Дом молодёжи стоял. "За главного" в её пейзаже остался памятник самому Хачатуру Абовяну (1950), важнейшему армянскому писателю Нового времени и первому человеку, взошедшему на Арарат. А из зданий примечателен дом директора эриваньской гимназии Василия Бражникова, с 1978 года занятый музеем народного искусства Армении:

2.


Улица Абовяна, изначально Крепостная, а в 1868-1920 годах Астафьевская от тогдашнего губернатора Михаила Астафьева, ведёт отсюда прямиком на площадь Республики. Спускаясь, она становится всё более узкой и тихой - пара кварталов отсюда до Бульварного кольца представляют собой "бутылочное горлышко" между Кентроном и доброй третью Еревана, лежащей выше по горам. В едущих сюда маршрутках немалую часть пассажиров составляют юные красавицы с чёрными глазами и кудрями: район под Парком Победы в Армении служит Латинским кварталом, где рядышком стоят инжерерный, аграрный и медицинский университеты. К последнему, видимо, прилагается больница в красивых сталинских зданиях - вот например офтальмологическая клиника:

3а.


С ней соседствует Чёрный корпус ЕрГУ в бывшей Учительской семинарии (1905) - первое здание Ереванского государственного университета. Вернее, второе - Материнский вуз, позже разделившийся на всё вышеперечисленное, был основан в 1920 году в Александрополе (Гюмри) и лишь спустя несколько месяцев переехал в Ереван.

3.


Теперь основные здания ЕрГУ стоят на Бульварном кольце, а Чёрный корпус остаётся самым дальним от центра и крупнейшим из осколков старой Эривани. У входа - неожиданно красивый современный хачкар, видимо напоминающий об основании Материнского вуза:

4.


Но в целом квартал между улицей Абовяна и склоном горы - вотчина медиков. ЕрМГУ имени Мхитара Гераци, врача и учёного 12 века, отпочковался от Материнского вуза в 1930 году. На мощном перекрёстке с улицей Корюна - его главный корпус, по виду 1930-х годов:

5.


А непосредственно у Бульварного кольца - здание "Армэнерго", летом 2015 года повышением тарифов подкинувшее народу повод для протестов, известных как "ЭлектроЕреван". Надо сказать, в то лето воздух и так был наэлектризован, украинский Майдан ещё не растерял романтики доблестной победы ясноглазой молодёжи над заскорузлой диктатурой, и разговоры о том, что Армения следующая, звучали навязчиво. В январе того же года ещё и срочник-олигофрен в Гюмри сбежал с российской базы да расстрелял в доме целую семью. Между электроэнергетикой и антиимперством тоже усматривалась вполне прямая связь - ведь "Армэнерго" тогда принадлежала нашей РАО ЕЭС. Вернее, антироссийскими те беспорядки виделись со стороны, а как они виделись непосредственно из Армении - увы, мне теперь неизвестно, но публично лидеры "ЭлектроЕревана" всячески отметали любые параллели с "Евромайданом". В итоге "электрики" правительства не свергли, но заморозки тарифов на электричество добились, а РАО быстренько продала "Армэнерго" российско-армянскому олигарху Самвелу Карапетяну. Ну а три года спустя те события полностью затмила революция Никола Пашиняна и дальнейший перманентный конфликт "старой" и "новой" властей - за все 40 дней в Армении о протестах 2015 года не вспомнил ни один мой собеседник, и около сталинки "Армэнерго" жизнь идёт своим чередом:

6.


Сам перекрёсток улицы Абовяна с Бульварным кольцом здорово напомнил мне московскую Пушкинскую площадь, тем более и совсем рядом одна из самых оживлённых станций Ереванского метро "Молодёжная". Но Бульварным кольцом пойдём в следующей части, оно же собирает на себя все транспортные потоки, а внутри него шумная улица Абовяна становится зелёной и тихой:

7.


И хотя архитектура здесь совсем невзрачна:

8.


Симпатичные памятники и скульптуры здорово оживляют пейзаж:

9.


Бронзовый (2012) меценат и благотворитель дореволюцинной эпохи Александр Машташянц глядит на знакомый по прошлой части храм Святой Анны (2015) у городской резиденции католикоса, скрывающий во дворе старейшую в Кентроне церковку Катогике (1264).

10.


Прямо в многоэтажке (1975) напротив храма - кукольный театр имени Ованнеса Туманяна, основанный в 1935 году:

11.


На фасаде радующий глаз мозаиками:

11а.


Ещё через квартал улица Абовяна приводит в бывший Шаар - сердце дорусского города, где стояли упоминавшиеся в прошлой части древний собор Петра и Павла и Залханова мечеть. В 1919 году пространство между ними стало площадью Абовяна, но в 1950-е годы новая площадь Абовяна появилась выше по улице, а поставленный здесь памятник писателю перевезли в Канакер. К тому времени на месте мечети выросла сталинка Союза художников с отелем "Ереван" (1958), а на месте церкви - конструктивистский кинотеатр "Москва" (1934-37), и с учётом ещё и русского драмтеатра напротив даже странно, что площадь не называли Московской. Как я понимаю, во второй половине ХХ века она так и оставалась безымянной, что не помешало вписать в её ансамбль ещё один элемент - фонтан "Знаки Зодиака" (1983). Наконец, в 2001 году, после очередного визита Шахнура Азнавуряна на родину предков, на карте Еревана появилась площадь Шарля Азнавура:

12.


На плитах которой перед главным в городе кинотеатром даже разбили Аллею Звёзд, первыми из которых стали Амо Бекназарян (как актёр начинал ещё до революции, а снимал фильмы в 1920-30-е годы), Саркис Параджанян (ну, кто такой Параджанов все наверное знают), Рубен Мамулян из Голливуда и "отец французского боевика" да соратник Азнавура по спитакской помощи Анри Вернёй.

13.


Сам кинотеатр "Москва" - одно из самых впечатляющих советских зданий в Армении, причём помимо конструктивистского фасада с барельефами у него есть ещё и Летний зал (1968), веха советского модернизма, но только не знаю, виден ли он с улицы.

14.


Впрочем, едва ли не больше всех зданий на площади меня впечатлил ПАУК, у которого раньше была компания в виде лошади, быка и медведя. В принципе скульптуры из деталей машин - это уже целый жанр, образцы которого я встречал в разных концах Необъятной не раз, но в Армении живёт один из лучших его мастеров Ара Алекян. Куда делись с площади остальные звери - не знаю, но впечатляет, что оставили в итоге самого радикального из них.

15.


Паук вострит хелицеры на стоящий по ту сторону улицы Русский драмтеатр имени Константина Станиславского, с 1937 года занимающий ДК Строителей (1929-32), возводивших по проекту Таманяна "туфовый Ереван". Что характерно, большая часть труппы и режиссёр русского театра - те же армяне, а специфику определяют репертуар и язык.

16.


Дальше вдоль улицы Абовяна тянутся дома из чёрного туфа, один из самых цельных в городе кусков дореволюционной застройки, который я уже показывал в конце поста про Каскад и Северный проспект. Где-то там же - музей микроискусства Эдуарда Тер-Казаряна, в котором можно видеть, например, картины в игольных ушках, на маковых зёрнах (однажды такое склевал у мастера из под носа обнаглевший голубь!) или тонких волосах, и я планировал зайти туда, но так и не успел. Сойдём с улицы Абовяна - следующие три десятка кадров сняты в совершенно разных уголках Кентрона. Вот например симпатичный дом без выдающейся истории практически у Каскада:

17.


Надо заметить, старая чёрная Эривань далеко не сразу переродилась в советский Ереван из розового туфа. И кое-где в кварталах Кентрон попадаются разные памятники 1920-30-х годов, времён поиска нового архитектурного лица Армянской ССР. Среди них - и вполне себе всесоюзный конструктивизм:

18.


В Ереване связанный в основном с заводом "Наирит" - гигантом Первых пятилеток, на который в лучшие времена приходилось до 12% мирового производства искусственного каучука из бакинской нефти. Я ещё покажу его жилгородок на Шенгавите, а вот дом ЭсКа (1931-33) на улице Варданянца, построенный видимо для специалистов и начальников подальше от вонючих цехов. Нет, быть белой, строгой и техногенной армянской столице вовсе не к лицу...

19.


На той же улице Варданянца, по соседству с бывшим медресе из прошлой части, боковым фасадом во дворы площади Сахарова глядит роскошный доходник в духе северного модерна:

20.


И поди ж ты догадайся, что таких доходников в захолустной маленькой наполовину мусульманской Эривани быть не могло - этот дом построил в 1932 году астраханский армянин Николай Баев, чьи дореволюционный шедевры, в первую очередь Оперный театр, я уже показывал в Баку.

21.


Но легко ли представить в годы первых пятилеток перекошенные маски на фасаде?! А свастики в архитектуре СССР?!

21а.


Но всё же и такие здания хороши лишь как эксперименты с формой. Есть в Ереване и более традиционные сталинки, как например пара полукруглых домов на улице Налбандяна, образующих безымянную площадь кварталом дальше площади Сахарова. В принципе она могла бы называться площадью Александра Спендиарова - одна из стел напоминает, что здесь его дом-музей:

22.


Облик новой Армении в итоге нашёл так же российский, на этот раз кубанский, армянин Александр Таманян, по обозначенным на площади Республики заветам которого Ереван и строился в последующие десятилетия. Главным "заповедником" туфовых сталинок с арками окон и тонкими барельефами стал проспект Мешропа Маштоца от крытого рынка и Голубой мечети из прошлой части до Матенадарана, который я приберегу до следующей. Ныне это главная улица Кентрона:

23.


Вот например справа - роддом имени Маркаряна (1929-32), строившийся изначально как жилой дом Совмина, но в накануне достройки (тут надо как-то острополитически пошутить) переданный этим же Совмином медицине:

24.


Причём его правое крыло строил сам Александр Таманян, а от того оно больше похоже на послевоенную сталинку, когда идеи этого зодчего окончательно вошли в канон:

25.


Особенно впечатляют скульптуры:

26.


И торцевой витраж:

26а.


А вот пара интересных зданий у перекрёстка проспекта Маштоца с Бульварным кольцом, в квартале от Матенадарана:

27.


В том числе кинотеатр "Наири" (1952-54). Не первый раз встречающееся слово с совершенно фэнтезийным звучанием - название племени, построившего империю Урарту, к которому, конечно же, армяне возводят свой род.

28.


Что вот это, и каких времён - я точно не знаю, но скорее новостройка, чем конструктивизм:

29а.


Шедевры позднесоветского зодчества, коими так изобилует Ереван, в основном стоит искать за пределами Кентрона.

29.


А вот отель "Гранд-Ани" (есть ещё более старая "Ани-Плаза"), названный в честь оставшейся у турок древней армянской столицы - это уже современный образец "пост-таманяновской" архитектуры:

30.


В целом, Кентрон неописуемо сумбурен, и в этом его суть - несколько неоконченных генпланов один поверх другого да буйство застройщиков в перерывах между ними. Но неповторимый армянский колорит с его плавным до незаметности переливами от героически-скорбного до шутливо-абсурдного здесь раскрывают не столько дома, сколько детали:

31.


31а.


32.


33.


34.


В одном из прошлых постов я уже упоминал забавную ереванскую фишку - расписные подворотни, на стенах которых тоска то по сказочным городам, то по волшебной природе:

35.


36.


37.


Или какие-то исторические деятели. Фрэдди Меркьюри на мозаике из прошлой части вы опознали, может и этого товарища узнаете в лицо?

38.


Ух ты, говорящая рыба! Расписанный подъезд я видел один раз, и не знаю, чаще ли такие встречаются, чем подворотни.

38а.


А в ереванских дворах, на первый взгляд советских и прозаичных есть эта особая закавказская душевность:

39.


Где-то они тонут в мусоре, а где-то уютны и чисты:

40.


И в целом, хотя о своей нелюбви к Еревану я писал не раз, многие гости из России очень любят этот неухоженный, грязный, суматошный город. Мне не раз доводилось слышать, что Ереван напоминает Москву 1990-х - но только без бандитов, лохотронщиков, токсикоманов, скинхэдов, регистраций в 3-дневные сроки, проверяющих их ментов-взяточников да озлобленного люда из глубин. Ереван похож не на реальную Москву тех времён, а ностальгию по ней у тех, кому на 1990-е выпала бурная молодость. Но у меня на 1990-е выпало детство, больше помню я не столицу, а Пермь (хотя проводил в ней только лето), и у меня Ереван совсем не вызывает тех ассоциаций ни по времени, ни по месту.

41.


А ещё тут очень симпатичные кафе (в Армении, кстати, их часто называют "таверны") в старых подвалах, куда интересно просто заходить:

42.


И бесчисленные мелкие музейчики различных примечательных армян из прошлого и настоящего, ни в один из которых, впрочем, я не сподобился зайти.

43.


В завершение рассказа прогуляемся по ещё одной улице, связующей Кентрон с районами на горе. Если улица Абовяна образует серпантин на крутом склоне, то проспект Баграмяна поднимается плавно, в паре километров от центра под прямым углом переходя в проспект Комитаса. В нижней части он примечателен не монументальной, но очень уютной сталинской застройкой наподобие особняков:

44.


Вот например Дом писателей:

45.


Или Дом архитекторов:

46.


Русская школа имени Чехова с бюстом оного во дворе:

47.


Армяно-евангелическая церковь при Американской духовной миссии в бывшем здании посольства США, а вернее его клиники, построенной ещё при Советах:

48.


Национальная академия наук Армении, образованная в 1943 год. Учёных, исследователей, конструкторов с армянскими фамилиями и мировыми именами в Советском Союзе (да и в иных странах) трудилось немало - например, Артём Микоян (создатель первых "МиГов") или Андроник Иосифьян (основатель советской школы электромеханики и один из "отцов" космонавтики), вот только мало у кого из них карьера была связана с исторической родиной.

49.


Сам же проспект Баграмяна - один из главных центров политической активности, и тот же "ЭлектроЕреван" стоял в основном здесь. Это не случайно - напротив Академии наук и бывшего американского посольства открыты ворота Парламента (1950). А так как Армения в принципе парламентская республика, вот так вот скромно и в стороне от главных площадей здесь находится главный орган её власти:

50.


Стоит Парламент, что характерно, на месте кладбища Козерн - старейшего и крупнейшего в досоветской Эривани. Центром его была часовня Ованнеса Козерна, поэта и учёного 11 века, слывшего тогда самым образованным из армян. Теперь она встроена в фундамент одного из окрестных домов и служит комнатой в городской квартире - при Советах было решено, что одно из лучших мест Еревана живым нужнее, чем мёртвым.

50а.


К кладбищу уже в 18 веке примыкал небольшой сад Козерн, видимо при резиденции какого-нибудь ираванского сановника. Сад, в отличие от некрополя, пережил все последующие смены властей и государств, а при Советах снискал прозвище "парка влюблённых", ставшее официальным названием в 1995 года. После реконструкции в 2005-08 годах Парк Влюблённых под боком у Парламента, стал, пожалуй, самым симпатичным местом Еревана:

51.


На кадре выше за деревьями виднеется вестибюль станции метро "Маршал Баграмян".

51а.


Чуть дальше - конный памятник самому Ивану Баграмяну, поставленный, между прочим, уже в независимой Армении, в 2001 году. Нависает над ним бывший ЦК Компартии Армяской ССР, с 1991 года занятый Американским университетом. Последний возник при весьма специфических обстоятельствах - в 1989 году, после Спитакского землетрясения, ректор Ереванского политеха познакомился с сейсмологами Дером Кюрегяном из Беркли и Миграном Агбабяном из университета Южной Калифорнии. С их помощью в Ереване в 1991 году открылся новый университет полностью по американским стандартам. Вот так, не в огромной Москве, не в пафосном и космополитичном Нурсултане, не в высокотехнологичном Таллине, не в родном для отца американской водородной бомбы Львове и не в Тбилиси с его проспектом Буша, а именно в Ереване есть единственный в постсоветских странах вуз, аккредитованный в Соединённых Штатах.

52.


Ну а до самого политеха, как и до Матендарана, дойдём в следующей части - по Бульварному кольцу.

АРМЕНИЯ-2019
Обзор поездки и ОГЛАВЛЕНИЕ.
Арарат. Виды и подножья (Армения, Турция).
Армения. Церковь и зодчество.
Армения. Народы Армении.
Армения. Исторические области и народы.
Армения. Транспорт.
Армения. Кухня и современная этнография.
Армения. Становление и реалии.
Армения/Азербайджан. Вражда и люди.
Айрарат (марзы Айрарат, Армавир, Арагацотн, Котайк)
Ереван. Парк Ахтанак и городской пейзаж.
Ереван. Вокзалы и особенности.
Ереван. Метро и наземный транспорт.
Ереван. Каскад и Северный проспект.
Ереван. Площадь Республики и бывшая крепость.
Ереван. Кентрон. Осколки Эривани.
Ереван. Кентрон. Разное.
Ереван. Бульварное кольцо.
Ереван. Раздан.
Ереван. Нор-Норк, Канакер и Аван.
Ереван. Ераблур, Шенгавит, Тайшебаини.
Ереван. Эребуни.
Вагаршапат. Эчмиадзин
Вагаршапат. Разное и окрестности (Звартноц).
Сардарапат.
Хор-Вирап, Армавир, Мецамор.
Акналич, Димитров. Езиды и ассирийцы.
Сардарапат. Этнографический музей Армении.
Гарни.
Гегард.
Аштарак
Ошакан и Амберд
Сагмосаванк и Ованаванк
Талин, Аруч, Даштадем.
Гюмри - см. отдельно.
Гугарк - см. отдельно.
Сюник - см. отдельно.
Tags: Армения, дорожное
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 42 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →