varandej (varandej) wrote,
varandej
varandej

Category:

Закаталы. Самый маленький регион Российской империи.



Закаталы - небольшой городок (21 тыс. жителей) на реке Талачай в 80км от старинного Шеки. Как Тбилиси, Баку, Ереван или Гянджа он когда-то был губернским городом, центром пусть и самого маленького во всей Российской империи, но всё же полноценного региона - Закатальского округа, куда входили показанные в прошлых частях Гах и горская столицу Илису. С тех времён в Закаталах неплохо сохранились исторический центр и крупнейшая в Закавказье русская крепость.

Вряд ли понадобилось бы царским властям городить огород с отдельным регионом на узкой полосе земли от Кавказских гор до Алазани, кабы ни забористая история этих мест, в соседней Грузии известных как Эретия. Подробнее я рассказывал эту историю в Гахе (ссылка в прошлом абзаце), но и сейчас кратко напомню её. Древнейший народ этих мест - грузины: то ли албаны, крещённые и ассимилированные кахетинцами, то ли кахетинцы в полиэтнической Кавказской Албании. Следующими были азербайджанцы, здесь известные как мунгалы, так как пришли в 13-14 веках, в годы монгольского ига Ильханов. Но последние полтысячи лет историю Эретии писали не азербайджанцы, не грузины и даже не армяне, а - дагестанские горцы. С 15 века аварцы и цахуры перебирались с той стороны Кавказа, колонизируя этот благодатный край. Про Илисуйский султанат цахуров я рассказывал в прошлой части, и чертами государства он обзавёлся уже в 16 веке, став полноценным игроком персо-турецких войн. Но цахурам принадлежало лишь ущелье реки Курмух да прилегающий участок Алазанской долины, севернее которого просачивались и другие горские племена. Сейчас они известны как аварцы - крупнейший дагестанский народ (около миллиона человек), при этом спокойно раскладываемый на два десятка народов поменьше, вплоть до советских времён и не помышлявших о единстве. На Эретию они поначалу лишь совершали набеги, грабили селения, захватывали заложников и рабов, но понемногу от присваивающего хозяйства начали переходить к производящему.

2.


В 17 веке в долине Талачая сформировалось общность, внешним исследователям известная как Джаро-Белоканский союз джамаатов или даже Чарская республика - конфедерация пяти клановых общин с центрами в селениях Джар (Чара), Тала, Мухах, Белоканы и Джиных (Гюллюк). Причём первые три ныне стоят почти конгломератом вокруг Закатал, последний - в 20-30км ближе к Гаху, а Белоканы - и вовсе на грузинской границе, и к тому же городской статус получили в 1930 году. Джар был в этой сухопутной пиратской флотилии флагманом, но - всё-таки не столицей... В отличие от цахур, аварцы даже не избирали султана, решая все вопросы на сходах старейшин под старым платаном, а самым влиятельным человеком в этой системе был кадий - верховный судья, в иностранных документах упоминавшийся как правитель. Внутри джамаатов поначалу царил первобытный коммунизм, обеспечивавшийся системой с красивым определением "коллективный сеньёрат" - аварцы были представлены вольными крестьянами и военной аристократией, а грузины да мунгалы являлиь фактически их крепостными, бесправными и беззащитными данниками. Причём вдвойне это касалось христиан, поэтому большинство здешних грузин-ингилойцев и в наши дни - мусульмане. Джамааты были сильны, в 1707 году именно они начали суннитское восстание, вскоре подхваченное цахурами Илису и лезгинами Губы, а в 1730-х годах не покорились персидскому войску Надир-шаха. Илисуйский султанат же перед его армией пал, и после гибели Надира в 1747 году оказался уже не персидским, а джарским вассалом. Кочевники и горцы, однако, плохо совместимы с богатством: к концу столетия от былого братства в джамаатах не осталось и следа, в них выделилась своя "элита", полностью присвоившая дань с мунгалов и ингилойцев... В общем, когда в 1803 году сюда пришла Россия, горец был уже не тот.

3.


Хотя и огрызался исправно: уже в 1804 году покоривший этот край генерал Василий Гуляков был убит при подавлении одного из восстаний, опрометчиво заведя свой отряд слишком далеко в ущелье. Поначалу русская власть была тут номинальная, джамааты продолжали существовать, хотя и сами теперь платили дань "белому волку" - фактически тот же ясак, только не пушниной, а шёлком. Но после особенно масштабного восстания в 1826 году, когда в Закавказье пришла за реваншем персидская армия, с горской "республикой" было решено кончать. Тем более по ту сторону хребта шла затяжная Кавказская война, включение джарцев в которую казалось вопросом времени. В 1830 году над Джар-базаром, местом горских сходов у платана, была построена крепость Новые Закаталы, а территория джамаатов оформлена в Джаро-Белоканский округ, в 1844 году, с ликвидацией Илисуйского султаната, ставший Закатальским округом. Тут надо сделать маленькую ремарку про административно-территориальное деление Российской империи, регионы которой отличались не только названиями: в губерниях администрация была гражданской, а в областях - военной. Потому области были приметой периферий вроде Туркестана или Дальнего Востока, и где-то через полвека после своего присоединения к России как правило превращались в губернии. В Закавказье же с 1846 года не осталось областей, а в Дагестанскую область для царских полков, в отличие от горцев, не было прямой дороги. Так и образовался Закатальский округ, уезд с военной администрацией, не входивший ни в одну из областей и губерний. Более того, просуществовал он вплоть до революции, тяготел скорее к Тбилиси, по упразднении стал бы видимо уездом Тифлисской губернии, и даже в 1918-20 годах контролировался Грузией. Но в 1922 году местные старейшины попросили советскую власть передать их в мусульманский Азербайджан, и вот теперь азербайджанцы здесь большинство населения.

В рассказе про Гах я показывал Мухах под крепостью Пери-кала - аваро-цахурское село в 8 километрах от Закатал, бывшее центром одного из джамаатов. Как и Тала - формально обособленное заречное предместье Закатал, по площади разросшееся крупнее самого города и распавшееся на два села - Верхние (Юхары) и Нижние (Ашаги) Талы с общим населением в почти 15 тысяч человек:

4.


На их границе - воинский обелиск, от которого я приметил высокий минарет:

5.


Башня, конечно, новодельная, а вот саму мечеть построил в 1910 году местный шейх Ахмед Эфенди Талалы на деньги бакинского нефтяного магната Гаджи Тагиева, чью историю я рассказывал в Мардакянах.

6.


Мечеть действительно огромна, и видимо является главной во всей Закатальской агломерации, где на сам город приходится 20 тысяч жителей, а с предместьями - все 50 тысяч.

7.


Сами Закаталы - за живописным подвесным мостом через Талачай, в низинке перед которым наш экипаж (с Ольгой lotmir, Людмилой tarrri и Еленой без блогов) весьма озадачила стела с земшаром. Я сразу предположил, что это какой-то раннесоветский памятник после аляповатой постсоветской реставрации, но всё оказалось прозаичнее - рядом открылись ворота огромного ресторана "Планета":

8.


Центр Закатал образует пара площадей, из которых ближе к мосту встречает площадь Мамеда Эмина Расулзаде. Что характерно, названа она в честь руководителя первой Азербайджанской республики, которой этот уголок не принадлежал, а лишь оспаривался у Грузии, да и то на словах, поскольку воевали тогда обе "молодый демократии" с Арменией. На площади -  позднесоветский почтамт в отреновированном облике:

9.


Сталинка налоговой службы, видимо изначально принадлежавшая районной администрации:

10.


Опять же сталинский Дом культуры с аллеей примечательных земляков и неожиданным для Азербайджана питьевым фонтаном. Вода в нём, впрочем, не то что ни питьевой оказалась, а даже глаза защипала при попытке помыть ей лицо:

11.


От площади Расулзаде проспект Гейдара Алиева, одна из самых ухоженных улиц всего Азербайджана, ведёт на следующую площадь Деде Коркута:

12.


Но пока что походим вокруг - на проспекте намётанный глаз краеведа сразу приметит краснокирпичные дореволюционные здания, историю каждого из которых, конечно, в интернете не найти. Город Закаталы вырос из крепостного форштадта, и этот статус получил на 7 лет позже образования Закатальского округа - в 1851 году. К началу ХХ века среди региональных центров Российской империи он был по размеру вторым с конца - чуть крупнее финляндского Сент-Михеля и чуть меньше экзотического Александровска-Сахалинского. Из 3 тысяч жителей Закатал по полтысячи приходилось на славян, живших видимо в основном в крепости, и аварцев, ещё полтысячи в совокупности - на "закавказских татар" (азербайджанцев) и грузин, а половину населения города составляли вездесущие армяне, вовремя захватившие Джар-базар. Рискну предположить, потому и не найти информации о происхождении этих домов, что у их первых хозяев фамилии были на -ян:

13.


В нынешних Закаталах 2/3 населения - вполне себе азербайджанцы, но всё же около 20% жителей - аварцы, и ещё 10% - цахуры. Фактически же их тут больше половины, так как примыкающие к городу сёлы в основном аварские. В отличие от цухуров и лезгин, аварская трансграничность весьма условна - в Азербайджане их порядка 50 тысяч человек против миллиона в России и ста тысяч в Турции. Как и в Илису, дагестанцы на улицах Закатал совершенно не выделяются ни внешностью, ни поведением.

14.


В основном уездные Закаталы лежат между двух главных площадей, в кварталах от проспекта Алиева до Талачая. Среда окружного города лишена шедевров, но всё-таки довольно целостна, и выглядит в основном как-то так:

15.


Меня, конечно, озадачила чёрно-белая кладка, но на одной из боковых улиц я увидел, как её кладут:

16.


Так что при виде более непарадных домиков задумаешься, это здесь кирпич заштукатурен - или нарисован там?

17.


Интересно, что до революции Закатальский округ был, видимо, настолько военизирован, что фотографов гоняли здесь уже тогда - по крайней мере я не нашёл ни единой дореволюционной фотографии ни города, ни окрестных сёл.

18.


Закатальский дворик с "домовыми водонапорками" - прежде видел такие только на крышах, так что и не ясно, в чём была логика поставить их отдельно:

19.


Вернёмся на проспект Алиева. Среди краснокирпичных фасадов выделяется краеведческий музей (1967), здание которого более всего напоминает какую-нибудь дореволюционную фабрику, но скорее всего строилось для музея изначально - как писали Брокгауз и Ефрон, "фабрично-заводской промышленности в округе почти не существует".

20.


А самый крупный старый дом, наверное бывший магазин какого-нибудь Мартиросяна или Аветисова, стоит на углу проспекта Алиева фасадом на площадь Коркута:

21.


Сам Деде Коркут, древний тюркский музыкант и философ из приаральских песков, которого народы от казахов до турок почитают изобретателем своего главного музыкального инструмента - прилагается:

22.


С другой стороны над площадью нависает заброшенная церковь Сурб-Геворк. Официально - древний албанский храм, "арменизированный" в 1851 году. Куда вероятнее, что в тот год её и построили, по случаю наделения Закатал городским статусом, местные армяне, ну а "албанский" служит эвфемизмом, предохраняющим подобные памятники от разрушения. Мы так и не разобрались, как к ней подойти, но судя по чужим фото, тут и внутрь зайти можно. В советское время в храме располагались квартиры:

23.


Ныне ставшая очаровательным сквером с лабиринтом тропок меж художественно постриженных кустов, площадь Коркута - ни что иное, как Джар-базар. Мыс меж двух истоков Талачая, за которыми стоят с разных сторон Тала и Джар, служил в горской конфедерации местом собраний. Большую часть времени здесь находился торг, скорее всего ещё тогда облюбованный армянскими купцами, но здесь же рос старый платан, под которым собирались старейшины и судьи джамаатов. Как выглядят 500-летние чинары, я видел, например, в Ургуте (Узбекистан), так что рискну предположить, что "тот самый" платан свели в 1830 году как символ горской независимости, но вот справа чинар тоже не молод - ему 270 лет:

24.


Над площадью нависает крутой холм, куда ведёт роскошная парадная лестница. Её вполне можно было бы назвать даже Потёмкинской - а почему, расскажу чуть позже:

25.


Башенки у основания лестницы - конечно же, новодел, но стена у подножья обрыва с кадра выше, как и вот эта башня над обрывом - вполне себе подлинные:

26.


Лестница выводит в продуваемый горными ветрами микрорайон:

27.


Построенный на месте крепостной эспланады:

28.


Где к нам тут же присоединились его обитатели - стайка 10-12-летних мальчишек на велосипедах, причём если между собой они общались по-азербайджански, то с нами - на почти безупречном русском. В их компании мы и отправились в крепость Новые Закаталы - главную достопримечательность города:

29.


Построенная в 1830-е годы, крепость огромна - треугольник со сторонами примерно по полкилометра. Фактическая длина стен - и того больше, так как почти везде они идут ломанной линией. И это не валы, а именно стены, почти как у средневековых кремлей - ведь тем, кто может на крепость напасть, Аллах послал отвагу, но не пушки. За стенами же ничего не видать, кроме зелёных насаждений. Оборонное значение крепость потеряла давно, однако воинская часть здесь обитала вплоть до 21 века.

30.


Главные ворота с деревянными эмблемами азербайджанской армии на видимо ещё дореволюционных створках явно заперты уже много лет:

31.


Но мальчишки показали нам открытый вход и исправно заговаривали зубы не только нам, но и сторожу, уже собиравшемуся закрывать крепость на ночь:

32.


Вид ворот изнутри. От советской в/ч осталась разметка на асфальте:

33.


На плацу - портреты двух поколений Алиевых. Гейдар взирает с плакатов на любое сколько-нибудь людное место в Азербайджане, а вот Ильхам, видать, напоминает местным дагестанцам и грузинам, кто именно их президент.

34.


За портретами вождей - обезглавленная Троицкая церковь, дореволюционных фотографий которой видимо не сохранилось в природе. Это к вопросу о том, есть ли смысл фоткать стратегический объект. Архитектурой церковь явно не походила на типовые армейские храмы Баку, Еревана или турецкого Олту, и если строилась она одновременно с крепостью в 1830-е годы - то отнимает у Флотского храма в Баку звание старейшей русского церкви Азербайджана. За бывшей церковью видны длинные лаконичные казармы и явно более поздний, скорее конца 19 века, Дом начальника Закатальского округа:

35.


Впрочем, в ту сторону, к запертым главным воротам и восточному бастиону над Потёмкинской лестницей, сторож нас попросил не ходить, а дети на велосипедах и приглядеть за порядком были рады. Так что в нашем распоряжении осталась улица в створе "действующих" ворот, ведущая к очередной группе казарм мимо двухэтажного Офицерского флигеля:

36.


Его я не догадался обойти сзади - там куда как более интересный арочный фасад начала 19 века и пара пушек, которым наверное ещё Гуляков "усмирял" джарских горцев:

36а. фото с викимапии.


В дальнем углу крепости был ещё госпиталь, по которому и бастион у лестницы можно было бы назвать Госпитальным. От ворот же улица приводит к мастерским:

37.


И, - название вновь даю сам, - Магазейному бастиону:

38.


На кадре выше виден пороховой погреб, куда нетрудно заглянуть:

39.


А вот это огромное здание отмечено на викимапии как "крепостное водохранилище", или может быть продовольственный склад:

40.


Почти средневековая стена - впрочем, как в Андижане, на Ашур-аде или в памирских горах:

41.


Ближе к воротам - третий, пожалуй, самый зрелищный бастион, который до революции мог бы называться Артиллерийским, а при Советах - Потёмкинским:

42.


Посреди него - башня с весьма эффектным взвозом для пушек, державших под прицелом Джар:

43.


С развитием артиллерии надобность в орудийной башне отпала, и здание приспособили под гарнизонную тюрьму. Самым известными узниками которой стали красные моряки с броненосца "Потёмкин". Причём - лишь небольшая их часть: в основном "потёмкинцев" отправили не в Закавказье, а в Забайкалье.

44.


Виды с башни и поныне хороши:

45.


Дальше сторож всё-таки стал закрывать ворота, а у мальчуганов на великах вполне детские вопросы типа "А в какую из вас Илья влюблён?" сменились политикой: "А почему вы армянам оружие продаёте?!". Я зачем-то попытался объяснить, что во-первых оружие продаём не мы, а наше правительство, а во-вторых, что Россия ни с кем тут не враждует и Азербайджану тоже оружие продаёт. В последнее ребята не поверили и вообще на нас заметно рассердились. Что на такие темы в Закавказье спорить нельзя - в общем-то общеизвестно, и мы поспешили к машине на площадь Коркута по непроходимой для велосипедов лестнице.

46.


На крепость открываются интересные виды с другой стороны, из долины ручья, на карте подписанного как Талачай, хотя с Талачаем, через который мы въезжали в город, у него заметно разные истоки. Может быть, он Джарачай или Чара - не на пустом месте же возникло название для джамаата на том берегу?

47.


Потёмкинский бастион с того берега:

48.


На обратном пути мы обнаружили весьма неожиданный здесь памятник Тарасу Шевченко. Украина в принципе со всеми тремя закавказскими странами дружит, но прежде Кобзаря я тут видел разве что в столицах. В здешней крепости он вроде бы не бывал ни служилым, ни арестованным.

49.


За речкой мы съездили в Джар, где я надеялся найти аварскую (то есть суннитскую) Джума-мечеть 17 века - главный храм Чарской конфедерации, и новый памятник имаму Шамилю. Но за полчаса петляния по улицам среди каменистых заборов...

50.


...мы не нашли ничего, кроме колоритных амбаров из одной стены и крыши, запомнившихся мне в Азербайджане приметой именно аварских сёл:

51.


Ещё дальше после Закатал, у границы с Грузией, стоит городок Белоканы (9,5 тыс. жителей), так же выросший из одного из джамаатов. Там есть холм с парком Алиева и канатной дорогой, а чуть в стороне от города тупиковая станция (1985) на очень странной ветке из Евлаха, соответствующие станции которой стабильно расположены в чистом поле за несколько километров от Белокан, Закатал, Гаха, Шеки... Что за магистраль не состоялась там?

52.


В следующих трёх частях спустимся в более традиционный Азербайджан - его самый интересный малый город Шеки.

АЗЕРБАЙДЖАН-2019
Обзор поездки по Азербайджану и Ирану и ОГЛАВЛЕНИЕ по Закавказью.
Азербайджан. Кавказская Албания
Азербайджан. Исторические области и народы.
Азербайджан. Транспорт.
Азербайджан. Искусство, этнография, кухня.
Азербайджан. Становление и реалии.
Азербайджан/Армения. Вражда и люди.
Апшерон
Баку. Нагорный парк, виды и колорит.
Баку. Ичери-Шехер, Девичья башня.
Баку. Ичери-Шехер, дворец Ширваншахов.
Баку. Ичери-Шехер, дома и улицы.
Баку. Ичери-Шехер, вдоль стен.
Баку. Бакинский метрополитен.
Баку. Биби-Эйбат и Баилово.
Баку. Бакинский бульвар.
Баку. Молоканка.
Баку. Улица Низами и окрестности.
Баку. Вокзал и Еврейский квартал.
Баку. Советская.
Баку. Предместья.
Баку. Чёрный город и проспект Гейдара Алиева.
Апшеронский полуостров. Грязевые вулканы, горящие горы, нефтяные поля и старые сёла.
Апшеронский полуостров. Сабунчи и Сураханы.
Апшеронский полуостров. Мардакяны.
Апшеронский полуостров. Гала.
Апшеронский полуостров. Гобустан.
Апшеронский полуостров. Сумгаит
Ширван.
Шемаха и Гобустан (Мараза).
Лагич.
Ивановка. Молокане.
Нидж. Кавказская Албания.
Азербайджанское Предкавказье.
Губа и дорога из Баку.
Губа. Красная Слобода.
Хыналыг. Путь наверх.
Хыналыг. Аул.
Талышские горы
Ленкорань.
Лерик и Астара.
Эретия (Шеки).
Гах и история Эретии.
Илису.
Закаталы.
Киш. Кавказская Албания.
Шеки. Нухинская крепость.
Шеки. Старый город.
Шеки. Новый город.
Арран
Мингечаур и дорога Шеки-Гянджа.
Гянджа. Центр.
Гянджа. Разное.
Гёйгёль и немецкое Закавказье.
Нахичевань - см. оглавление.
Tags: Азербайджан, Кавказ, дорожное, замки-крепости
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 33 comments