varandej (varandej) wrote,
varandej
varandej

Categories:

Из Шеки в Гянджу через Мингечаур. Азербайджанский Flyoverland.



В Америке есть такой понятие - Флайоверленд, то есть далёкие от океанов глубинные штаты, над которыми, не глядя в иллюминатор, пролетает из моллов Нью-Йорка в клубы Лос-Анджелеса избиратель Демпартии, полный мыслей о спасении китов. Похожая география и у Азербайджана: почти всё хоть чем-то примечательное тут жмётся к подножью гор или берегу Каспийского моря, между которыми - натурально, тот же Казахстан. Бескрайняя чуть всхолмленная степь, по которой снуют трактора и расставлены десятки безликих промышленных городков, построенных в советское время. Крупнейший из таковых - Мингечаур, или Мингечавир на берега Куры, четвёртый по величине (102 тыс. жителей) азербайджанский город и столица электроэнергетики страны. Через него и окрестные степи пролегал наш путь в Гянджу из показанного в прошлых 3 частях Шеки. Особых достопримечательностей в сегодняшнем рассказе не будет, но в закавказской серии он важен - 80% Азербайджана выглядит примерно так.

Из Баку в Грузию ведут две дороги: скоростная трасса М2, которой, аки монгольский нойон, можно смело нестись по степям, и узкая, но живописная дорога вдоль подножья Большого Кавказа, на которую нанизана добрая половина достопримечательностей страны. Шемаха, Лагич, Ивановка, Нидж, Шеки, Гах, Илису, Закаталы - всё это лежит вдоль неё и на ответвлениях в горы. Но с этой дорогой пора прощаться и брать из Шеки курс на юг. Старинный город провожает роскошной аркой в селе Кундурлу:

2.


Примечательном ещё и станцией Шеки на проложенной в 1985 году тупиковой ветке Евлах-Белоканы. Не знаю точно, должна ли была она стать магистралью Баку-Тбилиси через Кахетию, но в Эретии прокладывалась явно не для удобства пассажиров - все "городские" станции (Шеки, Гах, Закаталы, Белоканы) лежат в нескольких километрах от своих городов. Ночной поезд из Баку, однако, сюда ходит, и если бы не автовояж с Ольгой lotmir, Людмилой tarrri и Еленой, которая блогов не ведёт, - моё знакомство с Шеки могло начинаться здесь:

3.


Ну а ещё через десяток километров вдруг начинается Канзас. Или Оклахома. Или ещё что-нибудь из классической Америки эпохи "гроздьев гнева" и "пылевого котла":

4.


Если Казахстан своими пейзажами напоминает Дикий Запад, здесь мы оказываемся скорее на Среднем Западе, в неумытой кузнице и житнице страны, где проблемы рабочих куда актуальнее, чем проблемы китов.

5.


Вот только пахали эти поля не Билли и Дональд, а Вугар да Мамед:

6.


Туристу в зелёных предгорьях совсем не очевидно, что Азербайджан - уже пятая по населению постсоветская страна после России, Украины, Узбекистана и Казахстана: в 2019 году его население перевалило за 10 миллионов человек, оставив позади Беларусь. Евлах, Кюрдамир, Сальяны, Ширван, Бейлаган, Нефтечалы - что эти названия скажут тем, кто прогуливается по улочкам Шеки или Храму огня в Сураханах? А в таких вот городах и весях из этих 10 миллионов живёт 5 или 7.

7.


Едем мы, как вы уже поняли, отнюдь не по скоростной трассе - из полутора сотен километров до Гянджи на неё придётся меньше половины расстояния и дай бог четверть времени. А пока что перед нами - второстепенная дорога с колеями, колдобинами и длинными реверсами у ремонтируемых участков.

8.


Зато в пейзажах вдоль неё - своя живописность, и название для них вновь американское. Бедленды - английское или тюркское слово?

9.


10.


Но как и всюду в Великой Степи, пустота обманчива, а огромное прошлое скрыто в культурных слоях и археологических горизонтах. Древнейший среди них - "культура кувшинных могил", хоронившая своих покойников в позе эмбриона в "утробах" гигантски кувшинов. Именно в степях, а не в предгорьях, сложилось первое на этой земле государство - Ишкуза, закавказское царство скифов, в ходе войн с киммерийцами без малого 3000 лет назад проникших сюда из Турана. Неуязвимые для тогдашних армий конные лучники, фактически первый опыт бесконтактной войны, прекрасно компенсировали отсутствие каменных крепостей и пышных храмов: осев, как поднятая пыль, Ишкуза сразу вклинилась в борьбу высоких цивилизаций - Ассирии, Урарту, Мидии, Вавилона... В союзе с Вавилоном закавказские скифы низвергли Ассирию, а взятием крепостей Эребуни и Тайшебаини они же поставили точку в истории державы Урарту. Мидяне же оказались хитрее - царь Киаскар в 595 году до нашей эры зазвал скифских вождей на переговоры да порешил их всех на хмельном пиру. Обезглавленное царство быстро деградировало, и в хрониках тех лет было поглощено саками - а по факту, учитывая, что скифы - это частный случай саков, Ишкуза просто перестала выделяться среди их племён, по-прежнему господствовавших от Балкан до Саян. Но тут вопрос, чем была Ишкуза для Великой Скифии - колонией или же метрополией? Другое название Ишкузы - Арран, и в купе с Ереваном, Эретией или Аланией оно наводит на мысль, что древнейшими жителями этих краёв были арии, позже расселившиеся по Ирану и Турану, но оставившие след в топонимике тех, кто пришёл сюда вместо них. Как бы то ни было, Арран стал ядром Кавказской Албании, где господствовали уже нахско-дагестанские племена. Под влиянием Рима в 1 веке до нашей эры Албания обрела черты государства, так что правителей её персы называли арраншахами, а под влиянием Армении в 370-х годах - крестилась. Впрочем, историю Кавказской Албании с обзором наследия я уже рассказывал здесь. А вот - реконструкция Мингечаурского храма на городище Садыгалан, построенного на фундаменте языческого святилища 3 века и расширявшегося вплоть до 7 столетия, когда Албанию захватили арабы и обратили в ислам. И характерные албанские "кресты Святого Егише" с их ветвистой формой - тоже из его руин:

10а.


Именно вокруг Мингечаура наследие Ишкузы и Аррана изучено особенно хорошо, и пожалуй даже не будет преувеличением сказать, что Кавказская Албания была раскопана здесь. Экспедиция Салеха Казиева в 1946-53 годах скрупулёзно обыскивала эти степи по очень советской причине - они попадали в зону затопления огромного (всего вдвое меньше Севана!) водохранилища Мигечаурской ГЭС, строившейся в 1945-54 годах в Боздагском ущелье Куры. Довольно мощная для своих времён (464 МВт), МинГЭС стала для этих степей судьбоносной. Ведь самым дефицитным ресурсом здесь оставалась вода, и вот из этого огромного резервуара она потекла в степи по магистральным каналам. Фактически, Кура подверглась даже не бифуркации, а трифуркации - естественное русло дополнили Верхнеширванский (120км) и Верхнекарабахский (170км) каналы на двух берегах соответственно. Ширванская, Карабахская, Мильская степи из суровых пастбищ на перифериях ханств превратились в житницы, ну а поднимать закавказскую целину советская власть принудительно переселила азербайджанцев из Армении. Всем, что здесь есть, кроме культурных слоёв, Степной Азербайджан обязан советскому мелиоратору:

11.


Идею заехать в Мингечуар мне предложила lotmir, которой хотелсь посмотреть на ГЭС (а там действительно зрелищная изогнутая земляная плотина 1550м длиной и 80м высотой), но в итоге мы так и не нашли подходов, на которых не потратили бы пол-дня. К скалистым берегам водохранилища, где и сами азербайджанцы охотно купаются, пришлось бы продираться по грунтовкам, а плотина с общедоступных мест как будто бы и вовсе не видна. Формально она в черте города, но по навигатору все улицы к ней обрывались постами да промзонами. И хотя дорога на Гянджу через соседний Евлах чуть короче, мы уже въехали в Мингечаур:

12.


В каком-то смысле, Мингечаур - младший брат Сумгаита, и рассказывая про два индустриальных города, я испытываю изрядное дежа-вю. С той разницей лишь, что Сумгаит вплотную прилеплен к Баку, а Мингечаур не ославился на весь свет армянским погромом. История Мингечаура проста, как биография парня с рабочей окраины - по древнему селению на караванной дороге получила своё название проектирумая гидроэлектростанция, для строителей которой ниже по Куре в 1945 году вырос посёлок городского типа Мингечаургэс, 3 года спустя ставший городом. Следом за ГЭС выросла ГРЭС, да в придачу десяток заводов - резинотехнический, кабельный, электроизолитный, стекловолоконный, текстильный, дорожных машин и ещё бог весть какие. Не вполне понятно, живы ли эти заводы, но как и Сумгаит, Мингечаур не впечатляет индустриальными пейзажами - не видать здесь ни дымящих труб, ни заброшенных цехов в пол-района. Обычные многоэтажки, зелёные бульвары, редкие и довольно простенькие сталинки с восточными мотивами:

13.


Самый впечатляющий поворот в истории Менгечаура - в том, что фактически это Новый Агдам: из ста тысяч его жителей до 40 тысяч - потомки выходцев из этого города, разрушенного Карабахской войной.

14.


Ближе к Куре - Алиев-центр, конечно, куда ж в Азербайджане без него? Где-то здесь, наверное, стоило отклониться вглубь микрорайонов к площади 10 Ноября со сталинским ансамблем из драмтеатра и пары изогнутых домов, но в целом, судя по чужим фотографиям, ничего принципиально нового в Мингечауре мы бы не увидели.

15.


А потому - просто припарковались в районах у Куры да вышли на полчасика размять ноги. Как и большинство виденных мной городов Азербайджана, Мингечаур радует глаз опрятностью, в советских микрорайонах ещё и никак не конфликтующей с подлинностью старины. В сквере у набережной даже питьевой фонтанчик есть, на армянские пулпулаки прямо-таки демонстративно не похожий:

16.


Вот и Кура, примечательная отнюдь не только тем, что в строках Лермонтова сливается с Арагвой. По длине (1364км) и расходу воды (575 м³/с) она сравнима с Днестром или Доном, а в Закавказье так и просто главная река. Кура начинается в Турции близ Ардагана, пересекает большую часть Грузии (где известна как Мтквари), нанизывая на себя длинный тонкий Тбилиси, в Азербайджан входит как раз посредине меж Шеки и Гянджей и дальше течёт по равнине, в низовьях принимая Аракс. В Закавказье быстро привыкаешь к тому, что рекой называют тщедушный ручей в каменистом русле, а вот Кура - она и в нашем понимании Река:

17.


Даже с судоходством!

18.


Я помню, с каким восторгом персы катались в Энзелях на моторных лодках, покупая не дешёвый по иранским меркам билет. Азербайджанцев поездка по речной воде, кажется, радует не меньше. Я было понадеялся, что с лодок можно увидеть ГЭС, но проследив их маршрут взглядом, понял, что нет - катаются в них ради катания, в пределах пары сотен метров от причала:

19.


А у набережной вид почти курортный, словно тут не река со странно зелёной водой, а море с золотистым пляжем:

20.


Апофеоз приречных аттракционов - канатная дорога, впрочем в день нашей поездки не работавшая:

21.


Да и через реку проще перебраться по мосту, коих тут два. Автомобильный лучше виден на заглавном кадре, а чуть поодаль - железнодорожный мост технической ветки на ГЭС. Кстати, не вполне очевидно, что под мостами - не естественное русло, а следующее водохранилище небольшой, но впечатляющей своим названием Варварской ГЭС (1965), вспомогательной для мингечаурской плотины.

22.


Торговый центр за мостом стоит на скорбном для всякго транспортного ценителя месте снесённого троллейбусного парка. Троллейбус в Мигечауре заработал в 1989 году, когда привычная жизнь уже рушилась, а закрылся в Азербайджане последним - в апреле 2006 года, через пару лет после Баку, Гянджи и Нахичевани, и через пару месяцев после Сумгаита.
А в целом приятное впечатление оставил Мингечаур, и даже вон товарищ в голубой рубашке бежал к нам - с гостями дальними поздороваться:

23.


Ну а главная достопримечательность Мингечаура встречает на выезде - это пущенная в 1981 году Азербайджанская ГРЭС, крупнейшая электростанция Закавказья (то ли 2400, то ли даже 3000 МВт) с парой сейсмоустойчивых труб по 330 метров, выше гор Боздагского хребта:

24.


Ещё немного - и вот она, трасса Баку-Гянджа-Тбилиси, главная автодорога страны:

25.


А вдоль неё - всё те же Канзас с Оклахомой:

26.


Историческим воплощением азербайджанского Driveoverlenda я бы назвал Джавадское ханство, родившееся в том же 1747 году, что и все эти Губинские и Ширванские, Талышские и Шекинские ханства, без описания которых в моём азербайджанском цикле обходится редкий пост. Столица его располагалась где-то в устье Аракса, основная территория лежала то ли в Мильской, то ли в Муганской степи по разные стороны реки, а населяли ханство то ли талыши, то ли воинственные кочевые азербайджанцы шахсевены. Правил Джавадом большую часть его истории Тала-Хасан-хан, в войнах Губы и Гиляна бывший вассалом Фатали-хана. До русско-персидских войн ханство не дожило считанные годы, в 1796 году вернувшись под власть Ирана, а главное - от Джавадского ханства вообще не осталось следов, натурально - ни единого здания!

27.


И потому совсем не принципиально, что нам Джавад не по пути и вообще стоял он на другом конце Азербайджана - просто ничего более устойчивого и высокоорганизованного эта степь сама по себе не могла породить. Даже другие ханства, висевшие на окрестных горах Большого Кавказа, Малого Кавказа и Эльбурса не имели на этом пространстве чётких границ - ни чабанам, ни воинам в травах Куро-Араксинской низменности было в общем нечего делить.

28.


Будь у нас в запасе хоть на денёк побольше, можно было бы заехать в ещё пару городков Равнинного Карабаха южнее трассы. Например, Барда (38 тыс. жителей) на реке Тертер - это ни что иное, как древней Партав, вторая столица Кавказской Албании (после Габалы), основанная царем Ваче на рубеже 4-5 веков, когда его страна стала вассалом Персии. При арабах Барда была важным узлом торговых путей, так что в 944-45 годах её и вовсе заняли русы, явно рассчитывавшие основать тут колонию, но ушедшие восвояси от незнакомых болезней и чуждой, а потому вредной еды. Позже Барду разоряли монголы, Тамерлан, Надир-шах и землетрясения, к 18 веку древняя столица стала заурядным городком, и всё же там сохранилось немало: например, построенный нахичеванским зодчим мавзолей-башня Аллах-Аллах, прозванный так из-за своего орнамента (1322), мавзолей-купол Ахсадан-баба той же эпохи, пара пролётов средневекового моста, несколько "русских" домиков или необычайная для Азербайджана 4-минаретная мечеть Имамзаде (1868). На прямой же дороге из Барды в Гянджу есть городок Нафталан (9,8 тыс. жителей), где в 1890 году немецкий инженер Егер нашёл нефть... но нефть без горючих фракций! С 1926 года странную субстанцию (в отличие от карпатского озокерита - вполне себе жидкую) изучали советские учёные, и пришли к выводу, что нафталановыми ваннами можно очень хорошо лечиться. С 1981 года Нафталан стал здравницей, а его главная достопримечательность - музей костылей, что оставляют исцелившиеся гости. А оставшийся за кормой Евлах слывёт в Азербайджане цыганской столицей, причём общаются тамошние цыгане между собой на курдском...

29.


Но мы мчались по трассе, и тонкая ниточка Боздага по правую руку практически сошла на нет. Зато мы увидели то, к чему эта нить ведёт - слева из облаков вдруг показались горные вершины. Это тоже Кавказ, только Малый Кавказ, островерхий и скалистый восточный край огромного Армянского нагорья.

30.


Собственно, это Муровдаг, самый высокий, не считая Арагаца, хребет Малого Кавказа, далеко выступающий из него в азербайджанскую степь. На кадре выше, может быть, его высшая точка Гямыш (3724м), а на кадре ниже, не исключаю - Омарский перевал (3395м), в боях за который зимой 1994 года погибло порядка 6 тысяч солдат. Там, за хребтом - Нагорный Карабах, и по перевалам, под конец войны, азербайджанцы сделали последнюю отчаянную попытку выбить оттуда армян. На штурм гор тогда бросили едва обученных срочников, но успех поначалу казался реальным - армия спустилась в долину и почти заняла Кальбаджар... да только это и было фатальным - под метелью армяне ударили во фланги, разгром сменился бегством, и не меньше людей, чем от пуль и осколков, погибли в горах от мороза. На Омарскую битву пришлась почти четверть потерь той войны, а дальше было заключено перемирие. Ну а я ещё и с той стороны покажу эти горы, и потому как-то особенно жаль, что мы не заехали в Кум, Нафталан или Барду:

31.


Ближе к Гяндже встречает натуральный Мебелабад - сплошные мебельные салоны по обе стороны трассы тянутся так долго, что глаза на лоб полезть успели у всей нашей команды. Рискну предположить, что такой могучий спрос обеспечили беженцы из Карабаха, которым в 2010-е годы наконец построили жильё:

32.


Характреного вида новые микрорайоны с названиями вроде Кальабджар тянутся по окраинам Гянджи:

33.


Азербайджанский город №2 встречает натурально драмой из трёх актов - пожалуй, у Гянджи самый необычный въезд, что я видел. Не блещущий оригинальностью пролог - ворота, и слева слово "Гянджа" на азербайджанском, а справа его перевод - Сокровище:

34.


Ну а за воротами вдруг попадаешь в сказку... конечно же, сказку Низами:

35.


Самый известный уроженец Азербайджана Абу Мухаммед Ильяс ибн Юсуф творил под псевдонимом Низами Гянджеви, что можно перевести как Вышивальщик из Гянджи. Гянджа тех лет была большим и богатым городом, поднявшимся как столица курдского эмирата Шеддадидов и центр богатой провинции в Ильдегизидской державе, и даже разрушение землетрясением и разграбление грузинами в 1139 году не сломало её. Восстановление города требовало управленцев, и вот в Гянджу приехал из иранского Кума чиновник-перс Юсуф ибн Заки. Здесь он женился, и в спорах о национальности его жены Раисы учёные мужи соскакивают с кафедр, и закатав рукава, избивают оппонентов пресс-папье и указками. Документальных сведений о происхождении Раисы нет, сам Низами упоминал, что она была из курдов, но тюрки-огузы, предки азербайджанцев, к тому времени уже ходили по здешним степям, а значит... В общем, о том, как создавалась аргументация того, что по матери поэт азербайджанец, на википедии есть целая отдельная статья. Причём было это не при Алиевых, а ещё в 1930-40-х годах, и самое веское слово, "вернув Низами азербайджанскому народу", сказал тогда Товарищ Сталин. Ну а мне так и вообще не ясен смысл этих споров о том, кем Низами был по крови. Национальность поэта, увы, всегда определяет лишь одно - язык, на котором он пишет. В истории Низами остался как великий персидский поэт наряду с Фирдауси или Омаром Хайамом (тож кстати наши люди - в Самарканде и Бухаре жили), но на персидском языке в своём 12 веке он писал бы, даже если бы был чистокровным огузом. По мне так вполне достаточно и того, что он тут - земляк:

36.


Низами Гянджеви всю жизнь прожил в Гяндже, здесь и умер в конце 12 века. Первые упоминания о том, где находился его мавзолей относятся уже к 17 веку, когда Гянджа была перенеса на несколько километров от своего изначального места. Около мавзолея была одна из решающих битв русско-персидской войны 1826 года, но в общем современники описывали посмертный дом поэта как "жалкое кирпичное здание". В 1925 году его осыпавшиеся руины доломали окончательно, но благоустроили под открытым небом могильную плиту.

37а.


В 1947 году над ней построили новый мавзолей из белого камня, однако от дыма близлежащей промзоны он приобрёл к 1980-м годам довольно безобразный ржавый цвет. Нынешний мавзолей из тёмного гранита, почти такой же, как предыдущий, построили в 1991 году, и конечно, без него не обходится посещение Гянджи, тем более вокруг ещё и мемориал со скульптурами, а внутри музей. Но да простят меня азербайджанцы - а мы и здесь промчались мимо, уже не помню точно, почему. В любом случае, в интернете мемориал Низами представлен неплохо - фото есть, например, здесь в самом конце поста.

37.


Между тем, мы продолжаем въезжать в Гянджу, и раньше всех мемориалов до ворот возникает то, с чем прошлый мавзолей не смог ужиться - огромная промзона глинозёмного и алюминиевого комбинатов:

38.


В азербайджанской прессе со страшной гордостью пишут, что завод выдал первую продукцию в 2011 году. Первую, само собой, после упадка и простоя в 1990-х - изначально предприятие называлось Кировобадским алюминиевым заводом имени 50-летия СССР, и "посвящение" как бы намекает на 1972-й год постройки:

39.


Но честно говоря, завод и в 2019-м выглядел не очень-то живым - правда, и на заброшенный он похож не был. Скорее - затяжная реконструкция, увязшая в расследованиях злоупотреблений и тяжбах собственников. Ну или экологическая защита здесь настолько качественная, что ничего не дымит и не пахнет. Как бы то ни было, ГянджАЗ - прямое продолжение МинГЭС и МинГРЭС, так как главные затраты в производстве алюминия - это электроэнергия и вода.

40.


Ну вот уже и город - Гянджа, она же советский Кировобад или царский Елизаветополь. На стене - портрет Низами, но это обычное дело - средневековый поэт тут затмевает даже Гейдара Алиева. О Гяндже я расскажу в следующих частях, а пока - ещё пара моментов.

41.


Во-первых, традиционно для каждого угла Азербайджана - ковры. Гянджа-газахская школа, конечно, попроще карабахской, но определённо на уровне всех остальных региональных школ (Шемаха, Губа, Ленкорань). Причём её ареал уходит за современную границу - в той же традиции азербайджанцы делали ковры в Борчалах (Грузия) и на Севане (Армения) до своего изгнания.

42.


Да и собственно в геометрии и палитре гянджа-газахских ковров сложно не разглядеть армянское влияние (см. Сардарапат), на мой далёкий от профессионального взгляд даже более ощутимое, чем в коврах Карабаха.

43.


Ну а напоследок - просто зарисовки со степных дорог Азербайджана, с монотонных зелёных пространств под огромным небом:

44.


С Казахстаном его роднит именно эта бескрайность, хотя чуть задержав взгляд, понимаешь, что здесь поднятая целина сразу переходит в оазисы:

45.


И даже снуют знакомые по Узбекистану трёхколёсные трактора с многосекционными прицепами - из-за особенностей грядки такие работают на хлопковых полях. А хлопком, поговаривают, Азербайджан с Узбекистаном даже торговали, помогая друг другу закрывать госплан.

46.


Да вот, уже ближе к Баку, сюжеты придорожной торговли:

47.


48.


49.


АЗЕРБАЙДЖАН-2019
Обзор поездки по Азербайджану и Ирану и ОГЛАВЛЕНИЕ по Закавказью.
Азербайджан. Кавказская Албания
Азербайджан. Исторические области и народы.
Азербайджан. Транспорт.
Азербайджан. Искусство, этнография, кухня.
Азербайджан. Становление и реалии.
Азербайджан/Армения. Вражда и люди.
Апшерон
Баку. Нагорный парк, виды и колорит.
Баку. Ичери-Шехер, Девичья башня.
Баку. Ичери-Шехер, дворец Ширваншахов.
Баку. Ичери-Шехер, дома и улицы.
Баку. Ичери-Шехер, вдоль стен.
Баку. Бакинский метрополитен.
Баку. Биби-Эйбат и Баилово.
Баку. Бакинский бульвар.
Баку. Молоканка.
Баку. Улица Низами и окрестности.
Баку. Вокзал и Еврейский квартал.
Баку. Советская.
Баку. Предместья.
Баку. Чёрный город и проспект Гейдара Алиева.
Апшеронский полуостров. Грязевые вулканы, горящие горы, нефтяные поля и старые сёла.
Апшеронский полуостров. Сабунчи и Сураханы.
Апшеронский полуостров. Мардакяны.
Апшеронский полуостров. Гала.
Апшеронский полуостров. Гобустан.
Апшеронский полуостров. Сумгаит
Ширван.
Шемаха и Гобустан (Мараза).
Лагич.
Ивановка. Молокане.
Нидж. Кавказская Албания.
Азербайджанское Предкавказье.
Губа и дорога из Баку.
Губа. Красная Слобода.
Хыналыг. Путь наверх.
Хыналыг. Аул.
Талышские горы
Ленкорань.
Лерик и Астара.
Эретия (Шеки).
Гах и история Эретии.
Илису.
Закаталы.
Киш. Кавказская Албания.
Шеки. Новый город и общий колорит.
Шеки. Юхары-Баш (Старый город).
Шеки. Нухинская крепость.
Арран
Мингечаур и дорога Шеки - Гянджа.
Гянджа. Центр.
Гянджа. Разное.
Гёйгёль и немецкое Закавказье.
Нахичевань - см. оглавление.
Tags: Азербайджан, Великая Степь, дорожное, индустриальный гигант, природа, транспорт
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 69 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →