varandej (varandej) wrote,
varandej
varandej

Categories:

Нахичевань. Часть 2: Ханский дворец и центр



Продолжаю рассказ о Нахичевани (которая не на Дону, а в Нахичеванской республике) с юга на север - в этом направлении она разрасталась веками. В прошлой части я показывал, помимо царского вокзала с поездами в Мешхед, Старую крепость древнего и средневекового города, в мавзолее посреди которой покоится библейский Ной. Сегодня познакомимся с Нахичеванью Нового времени - ханским дворцом и остатками уездного центра.

Итак, давно отгремели нашествия на Переднюю Азию и сельджуков, и монголов, и Тамерлана. Но сами тюрки-огузы никуда не делись и по-прежнему умели драться лучше, чем кто бы то ни было от Босфора до Инда. По долинам и плато ходили их воинственные племена, объединившиеся в две орды, по тамгам на знамёнах прозванных историками Чёрные Овны и Белые Овны - Кара-Коюнлу и Ак-Коюнлу. Первые были раньше, их власть распространялась в основном на Закавказье и Двуречье, вторые - позже, и проникали в основном в Малую Азию. Тебриз же успел побыть столицей и тех, и других, а стало быть и Нахичевань помнила обоих. И вот, видимо в эпоху Белых Овнов, в этой долине меж Араксом и горами Зангезура обосновалось племя кенгерли - как считается, потомки печенег, остатки которых примкнули к сельджукам (даром что по языку они были ближайшей родней), ну а я не могу отделаться от ассоциаций с рекой Кенгир в самом сердце степи в Казахстане. Как бы то ни было, кенгерли исправно входили в союз кызылбашей, в начале 16 века помогали Сефевидам строить их шиитскую империю, за полтысячи лет переродившуюся в нынешний Иран, а после того, как в 1604 году шах Аббас выселил из Закавказья армян, остались единственными хозяевами Нахичевани. В 18 веке в Персию пришла долгая смута, кульминацией которой стало правление Надир-шаха, ненадолго сумевшего вернуть стране былую мощь и задать порядочного шороха от Дагестана до Ферганы. Но в 1747 году он был убит заговорщиками, и Персия стремительно вернулась к траектории падения.

2.


Исторический Азербайджан по обе стороны Аракса в 1747 году отшелушился от империи двумя десятками мелких ханств. Истории многих из них, - Бакинского, Кубинского, Ширванского, Джаваджского, Талышского, Шекинского, Гянджинского, Эриваньского, - я уже рассказывал прежде. Было в этом ряду и Нахичеванское ханство, где Кенгерли сделались уже не просто племенем, а монаршьей фамилией. Они не стали возвращаться в полуразрушенную Старую крепость (см. прошлую часть), а предпочли построить новую - на месте загородной резиденции Ильдегизидских атабеков Дарульмульк. Нахичеваньское ханство было небольшим и второстепенным, но в подбрюшье Эривани и Карабаха, сильнейших закавказских ханств, с которыми местные правители предпочитали не ссориться, жило в общем-то достаточно спокойно. Его территория делилась на 7-8 магалов, во главе которых стояли мирзабеи, и многочисленные селения, которыми управляли кендхуды. Вся армия Нахичевани насчитывала всего 1000 человек, включая элитную кенгерлийскую конницу - ханское племя было освобождено от налогов, но несло воинскую повинность. Из них же была ханская стража под началом гулляр-агаси. Остальные народы выставляли в войска исключительно сарбазов (пехоту), и в целом Нахичеванское ханство почти ни с кем не воевало, а в 1795 году, не поладив с Карабахом, потеряло Сисян - свой самый дальний магал по ту сторону Зангезура (ныне в Армении). Надёженее армии было само расположение "я в домике!" - кенгерлийский трон простоял почти век и сменился на нём десяток ханов.

3.


На рубеже 18-19 веков все эти ханства, погрязшие в распрях, начала планомерно собирать Россия. Но в ту войну дважды, в 1804 и 1808 годах, русская армия не сумела взять Эривань, а стало быть и не дошла до Нахичевани. Впрочем, если бы дошла - вряд ли встретила бы здесь сопротивление: правивший здесь тогда Калбали-хан был слепым, потому что ему выколол глаза скопец Ага-Мухаммед Каджар из Мазендерана, новый персидский шах, в борьбе за трон утопивший свою страну в крови не хуже иноземных завоевателей. На фоне войны положение Калбали Кенгерли менялось от хана-вассала до хакима (губернатора), но ненависть к Каджарам превратилась в реликвию его рода. И вот когда Закавказье охватила новая русско-персидская война, которую сами же Каджары и начали в стремлении к реваншу, с первым появлением войск России в своих пределах Эсхан-хан Кенгерли присягнул ей на верность. Позже, до 1839 года, он правил здесь как наиб (вице-губернатор) при формальном русском чиновнике, а его потомки стали дворянским родом Хан-Нахичеванских, но как истинные тюрки, саблю не выпускали из рук - одних только генералов этой фамилии царю послужило четыре. Хан-Нахичеванским принадлежал и старый дворец, и в каком-то смысле на Араксе продолжало существовать "почётное ханство", вновь ставшее фактическим в 1918 году - в Араксской республике со столицей в Игдире, провозглашённой тогда на османских штыках, вся полнота власти очень быстро перешла к дому Хан-Нахичеванских во главе с Джафаркули. Дальше была долгая война с армянами и вторжение Красной Армии, от которой часть ханского дома эмигрировала в Иран (даром что это только Аракс перейти!), где по-прежнему не снимали погон - так, генерал Калбали Хан-Нахичеванский погиб в 1931 году, подавляя восстание курдов. Но что особенно потрясающе, этот дом успел побыть вассалом не только царю, но и Власти Советов - красный комбриг Джамшид Нахичеванский был расстрелян в 1938 году... Откуда-то из тех времён - пара пушек посреди ханского сада:

4.


Сам дворец был построен в 1780-е годы, и первым, кто жил в его покоях, стал тот самый Калбали-хан, впоследствии ослеплённый шахом. За Араксом остались Ардебильское, Зенджанское, Карадагское (Ахар), Макинское, Марагское, Сарабское, Тебризское, Хальхальское и Хойское ханства, до которых Россия не дотянулась - они вернулись под власть тегеранского шаха, и их территории слагают Иранский Азербайджан. Как там с ханскими дворцами - я не знаю, а вот в Северном Азербайджане до 21 века подлинные ханские дворцы до наших дней уцелели лишь в Нахичевани и Шеки. Нахичеванский дворец не может похвастаться такой же изящной отделкой, как Шекинский, но при общем сходстве устройства - гораздо крупнее него:

5.


В путеводителях пишут, что с 1998 года здесь обитает музей ковра. Возможно, так и было, а потом его экспозиция в Баку переехала - музей во дворце есть, с характерным для Нахичевани бесплатным входом и очень дружелюбной, и даже немного понимавшей по-русски девочкой смотрительницей, - но представлено здесь всё что угодно, кроме ковров.

6.


На нижнем ярусе дворца жили слуги, а ныне там подсобные помещения и музейная администрация. Верхний этаж представляет собой анфиладу небольших залов:

7.


Северная часть, у лоджий, была церемониальной:

8.


Обратите внимание, что здесь нет шебеке, столь характерных для "материкового" Азербайджана, а вместо них - фальш-витражи на старом пористом стекле. Зато, как в Персии, весь зал отделан зеркалами, а вот ажурные решётки поверх зеркал, делающие их похожими на витражи - такого больше нигде не припомню:

8а.


В северном крыле дворца находились непосредственно ханские покои, в 19 веке, когда ханская твердыня сделалась дворянским гнездом, принявшие совершенно европейский облик:

9.


Здесь же - один из самых интересных экспонатов музея: знамя кенгерлинской конницы. Следом за своим ханом она присягнула России, и оставалась элитным иррегулярным подразделением из 350 всадников. Жители Нахичевани, как и прежде, платили на её содержание специальный налог, всадники находились в постоянной боевой готовности, и их качеством восхищался сам Николай I, посетивший Кавказ в 1837 году. Конница Кенгерли воевала с турками в 1828-29 и 1854 годах, а после Крымской войны в ходе военной реформы была ликвидирована как отдельное подразделение, войдя в регулярные войска.

10.


Единый ансамбль с дворцом образует памятник другой эпохи - мавзолей Момине-хатун (1186). В прошлой части я рассказывал о средневековой тюркской державе Ильдегизидов, столицами которой были Нахичевань и Тебриз, и о самом выдающемся её зодчем Аджеми ибн Абубакре Нахичевани, более известном как Мемар Аджеми. Там же я показывал построенный им мавзолей некоего Юсефа ибн Кусейра, затерянный в городских махаллях. Другой сохранившейся постройкой Мемара Аджеми, шедевром своей эпохи, и стал мавзолей Момине-хатун:

11.


Последняя была женой атабека Шамсатдина Ильдениза, в 1136 году провозгласившего независимость от слабеющей Сельджукидской империи, и матерью Джахана Пехлевана, при котором государство атабеков достигло наибольшего расцвета. И хотя он правил больше из Тебриза и Хамадана, Момине-хатун дожила жизнь здесь, и над её могилой сын воздвиг роскошную гробницу.

11а.


Среди мавзолеев-башен Нахичевани (один из которых, в селе Карабаглар, я показывал ещё в первой части), сохранившихся до наших дней, мавзолей Момине-хатун считается крупнейшим: когда-то над ним был ещё один ярус высотой 34 метра, но и теперь в нём 25 метров высоты и 13 метров диаметра. Но это ОЧЕНЬ много, если учесть, что Мемар Аджеми был в первую очередь мастером деталей: при взгляде на мавзолей просто погружаешься в его орнаменты и надписи, образующие целый мир на 10 гранях.

12.


И среди множества зашифрованных в узор религиозных надписей есть и девиз творца: "Я уйду - останется мир, я умру - останется память".

12а.


Как и все нахичеванские мавзолеи-башни, Момине-хатун имеет два яруса - подземная гробница с центральным столпом, самая пожалуй живописная, но для туристов почему-то запертая и высокий зал, при взгляде вверх, как в иранской Башне Кавуса, образующий эффектную трубу. Внутри - небольшая экспозиция, странно похожая на русский иконостас:

13.


Мавзолей - всё, что осталось от Дарульмулька, загородного дворца атабеков, к которому и пристроили свой дворец нахичеваньские ханы. Прежде тут были ещё мечети, медресе и ворота, успевшие дожить до первого фотоаппарата, попавшего в Нахичевань:

13а.


Теперь остался только парк, в 2002 году дополненный роскошным лапидарием:

14.


Главное достояние которого - многочисленные фигуры каменных баранов. В принципе они уже не раз встречались нам в прошлых постах от Галы и Баку на Апшероне до Степанавана и Лориберда в Армении, да и в Грузии, сколь мне известно, водится этот зверь. Реже встречаются каменные кони, да и в принципе Азербайджан богат на вариации каменных стел. Следы каменных баранов уводят куда-то в 15 век, самые молодые из них создавались уже под Россией в качестве надгробий, но изначально, как и у "половецких баб", диапазон их предназначений был гораздо шире.  Встретить этих овнов можно было и на тюркских, и на армянских кладбищах, и надписи на их спинах бывают как арабской вязью, так и армянскими буквами. И не было бы это Закавказьем, если бы местные народы даже каменных баранов не умели друг у друга угонять! Теперь их считают своими и армяне, и тюрки, но тюркское происхождение мне кажется более логичным. Тут можно вспомнить койтасы ("бараньи камни") Мангышлака, чаще имеющие, впрочем, абстрактную форму, в которой едва угадывается баран, и империи Чёрных и Белых Овнов, чьи тамги на знамёнах восходили к древним доисламским тотемам. на Мангышлаке овны ставились на могилах чабанов, но ведь кочевник сначала был именно скотоводом, и саблю в руки взял лишь когда степь стала тесна. Образ же христианского "Божьего агнца", к которому возводят этих овнов армяне здесь кажется совсем не уместным - ибо в барельефах и надписях на спинах эти "агнцы" частенько бывают вооружены до зубов!

15.


Каменные овны встречаются от Каспийского моря до Турции, по всему Армянскому нагорью, но особенно богата на этих твердолобых именно Нахичевань - в пределах республики известно 97 каменных баранов, и в том числе 47 - в этом самом музее.

16.


Здесь же - фрагменты зданий:

16а.


Петроглифы из Гямигяя высоко в Зангезурских горах, создававшиеся 6-7 тысяч лет назад: там известно около 1500 изображений, в том числе вымершие ныне леопарды, люди с собаками, и, как и в Гобустане, народ в танце ялла, популярном у азербайджанцев по сей день.

17а.


Жернова до 5 тонн весом, надгробные стелы с резьбой и узорами. Здесь же "Алиев такой молодой!" - его родной район и место работы отца я показывал в прошлой части, а этот памятник на родине ему поставили при жизни, в 1984 году, как Дважды Герою труда. Иными словами, это первый памятник Гейдару из сотен:

17.


И лишь одна страшная догадка отравляет впечатление от этого лапидария - происхождение. В том же 2002 началось разрушение гигантского хачкарового кладбища в Джульфе, и не с мусульманской ли его части вывезли часть этих стел?

18.


Бараны в Нахичевани вообще натурально разбредаются по городу - отдельные стелы стоят в нескольких кварталах от дворца:

19.


А тротуары украшает традиционный азербайджанский узор "бута", порой образующий что-то вроде инь-яна:

20.


Вот центр Нахичевани, всё такой же малолюдный и опрятный. В этой ухоженности есть какая-то мертвенность, где каменный баран уместнее живого:

21.


На многих домах - симпатичные панно, как советские, так и современные:

22.


На краю парка - родник, дававший жизнь и дворцу Кенгерли, и ильдегизидскому Дарульмульку. Теперь он питает пруд, красиво висящий на фоне Араксского водохранилища (1970) и иранского берега за ним:

23.


Многоэтажки на одной линии с дворцом выросли на месте мусульманских махаллей, остатки которых я показывал в прошлой части у мавзолея Кусейра ибн Юсефа. Однако о былом населении этих районов напоминает многое - например, Джума-мечеть (1894):

24.


В прошлом так же известная как Джафария - по имени купца Хайруллы-хаджи Мухаммеда Джафар-ага, построившего нынешнее здание на месте предшественницы 18 века.

25.


Здание в мечетном дворе в характерной "нахичеванской школе алиевского стиля" с ярко-красным кирпичом и золотыми куполами:

26.


За мечетью - бывшая ханака ("монастырь" суфийских дервишей) Завия 19 века, за последнюю сотню лет, однако, успевшая побыть клубом, домом пионеров и даже Женским Медждлисом Нахичеванской автономии, после многочисленных реконструкцияй превратившись в очевидный новодел:

27.


В прямой видимости от неё - подражающий творениям Мемара Аджеми новодельный мавзолей Кубра, видимо над исторической могилой. Момине-хатун, Кубра и Кусейр ибн Юсефа - три гробницы обозначают территорию древнего кладбища, отделявшего средневековую Нахичевань от ханской и уездной.

28.


Ну а самая, пожалуй, впечатляющая постройка этой части города - баня Исмаил-ага (в основе 1730-х годов) у подножья высотки пафосной гостиницы "Тебриз" (1982), при строительстве которой её и откопали:

29.


То есть верхняя часть тут очевидная реплика, да и внутри теперь ресторан, но смотрится всё равно интересно:

30.


Только - безжизненно: чем Нахичевань не похожа на остальной Азербайджан, так это своим общепитом, и пафосные рестораны тут в основном работают на спецобслуживание.

31.


Теоретически, в городе есть ещё и бузхана (под холмом из прошлой части), тоже занятая рестораном - погреб-ледник с такими же золотыми куполами. Но я не нашёл, зато видел подобное сооружение в Ордубаде.

31а.


Дальше на север Нахичевань прирастала в 19 веке кварталами европейского типа, и от них осталась столь типичная для имперских периферий Закавказья и Туркестана россыпь уездных домов.

32.


К началу ХХ века Нахичевань была уездным городом Эриваньской губернии, слепленной в 1840 году из бывших Нахичеванского и Эриваньского ханств. По переписи 1897 года здесь жило 7,5 тысяч человек, в основном тюрок и армян, а также 50 (не процентов, а лиц) русских - видимо, военных и железнодорожников:

33.


Армяне, начавшие возвращаться на покинутую предками землю в 1830-х годах, составляли в городе около трети населения, но хозяевами здесь не стали даже тогда - по свидетельствам современников, в Нахичевани они были в основанной массе беднее тюрок, хуже образованы, и часто работали на них. Армян здесь практически не осталось уже в ходе Гражданской войны, и на проведённом в 1921 году референдуме 90% населения высказались за присоединение к Азербайджану. Тем не менее к северу от пруда, левее кадра выше, до начала 1990-х стояла армянская церковь Сурб-Геворк (1869). Под окном её висели таблички на армянском, грузинском, русском и азербайджанском арабицей о том, что храм стоит на земле, подаренной ханом:

33а.


А оглянувшись, в перспективах иных улиц видишь одинокие горы вроде Иляндага - это, например, Нахаджир (1807м):

34.


В этом же районе - симпатичное здание иранского консульства 1960-х годов, до распада СССР бывшее кафе и шахматным клубом:

35.


То ли царская казарма, то ли местная вариация советской малоэтажки:

36.


По соседству с новодельной мечетью Хазрати-Захра:

37.


И Большим парком, разбитым ещё в уездные времена, а реконструированном в нынешнем виде в 1980-м:

38.


В его зелени - несколько небольших музеев, видимо посвящённых значимым личностям нахичеваньской истории:

39.


39а.


Странный воинский памятник, с которым словно поступаили так, как РЖД со старинными вокзалами:

40.


Но больше всего мне в этом парке запомнились птицы. Вот посмотрите - того страуса в кустах и за настоящего принять недолго:

41.


Всё это уже изначально советские кварталы Нахичевани, и уездные домики тут сменяются памятниками:

42.


Среди которых - целый мавзолей Гусейна Джавида (1996) на могиле жившего сотней лет ранее поэта и драматурга, одного из важнейших представителей азербайджанской литературы. И я, конечно, понимаю, что время было трудное, но... как можно было отделать зал такой плиткой, понятно какие ассоциации вызывающей?!

43.


От него начинается сквер Атабая, видимо бывшая площадь Ленина - Владимир Ильич основал Советский Союз, а атабая Шамсатдин Ильдениз - державу Ильдегизидов. Вдоль площади тянутся здания Али-Меджлиса и Кабинета министров - то есть органов власти Нахичеванской республики, которая официально как бы суверенное государство в ассоциации с Азербайджаном. Внешне оба в равной степени невзрачны, так что и не помню, какой из них я заснял:

44.


На самой площади - Нахичеваньский драмтеатр имени Джалила Мамедкулизаде (1965), начинавшийся аж в 1883 году с театрального кружка в частном доме:

45.


И напротив него - один из самых внушительных в Азербайджане Алиев-центр на малой родине Гейдара. Увы, он оказался заперт, хотя логика подсказывает, что в экспозиции детства президента должно быть немало фотографий Нахичевани 1920-х годов.

46.


А там до знакомых нам по первой части автовокзала и кургана с государственным флагом рукой подать:

47.


На чём заканчиваем движение на север и дальше будем осматривать Нахичеванский регион только на юг. Сама же Нахичевань оставила впечатление яркое, но противоречивое: в её чистоте, малолюдности, каком-то общем напряжённом духе чудятся то Туркмения, то Чечня, когда города её уже отстроили, но у измученных войной людей ещё не вернулась привычка по этим городам гулять. Да и сама Нахичеваньская автономия порождает удивительно много ассоциаций: то ли Сахалин - далёкий гористый остров с железной дорогой, то ли Закарпатье - область-балкон от остальной страны за горами, зато с отличными видами на зарубежье.

В следующей части - о природных и сельских чудесах Нахичевани, скалистых горах Асадкяф и Алинджа.

АЗЕРБАЙДЖАН-2019
Обзор поездки по Азербайджану и Ирану.
ОГЛАВЛЕНИЕ по Закавказью.
"Материковый" Азербайджан - см. оглавление.
Арарат. Виды и подножья (Армения, Турция).
Русское Закавказье. Молокане (Азербайджан, Армения, Турция).
Азербайджан. Кавказская Албания
Азербайджан. Исторические области и народы.
Азербайджан. Транспорт.
Азербайджан. Искусство, этнография, кухня.
Азербайджан. Становление и реалии.
Азербайджан/Армения. Вражда и люди.
Нахичеванская автономная республика
Общее. Перелёт над Ираном, история, колорит, село Карабглар.
Нахичевань. Юг (Старая крепость и вокзал).
Нахичевань. Север (Ханский дворец и центр).
Асадкяф и Алинджа.
Джульфа и утраченное армянское наследие.
Ордубад.
Tags: Азербайджан, дорожное
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 21 comments