varandej (varandej) wrote,
varandej
varandej

Categories:

Шуша. Часть 3: Азербайджанские кварталы



Сложно найти город, которому не повезло бы так же сильно, как Шуше, висящей над Нагорным Карабахом. В 18 веке она ханская столица, в 19-м - процветающий купеческий торг и "фабрика" азербайджанской культуры, а в ХХ - арена раздоров. Армянские кварталы, которые я показывал в прошлой части, были разрушены до основания в Гражданскую войну, а их уцелевшие жители спустились в новый Степанакерт. На месте руин, доломанных в 1960-е годы, были построены микрорайоны и курорт, а вот Азербайджанские кварталы ниже по склону обустроили как город-музей. Таковым они остаются даже после Карабахской войны и изгнания азербайджанцев (составлявших накануне 98% жителей Шуши), но только ныне это музей не поэзии, музыки и ковроделия, а людской вражды.

Три поста о Шуше сходятся к одной площади: в первой части мы вышли на неё с опушки парка у развалин ханского дворца и дома-музея поэтессы Натаван, а во второй - спустились из армянских кварталов к художественному музею в старом караван-сарае и памятнику Вазгену Саргсяну на месте снесённого ДК. Площадь продолжает Цветочный сад - небольшой сквер, разбитый, судя по старым фотографиям, если не до революции, то в раннесоветские времена, когда из обескровленной Шуши ушла торговля и лишилось актуальности старое название здешнего квартала - Базарбаши. С недавних пор Цветочный сад стал ещё и Сквером Дружбы - только не тех, кто должен был дружить по советской задумке, а Нагорного Карабаха и Лос-Андлежеса, где, как знаем мы из недавних телерепортажей, очень много армян. Дружбу прославялет абстрактная композиция, которую я даже не сфотографировал и кажется просто не заметил. С северного конца в Цветочный сад глядит каменный Саргсян, а с юга - высотка гостиницы "Карабах", радующей глаз свежей краской и новыми стеклопакетами:

2.


Если ныне заброшенные санатории строились для длительного отдыха, то сюда селить предполагалось, видимо, туристов с экскурсий по Закавказью где-то между Ичери-Шехером, Эребуни и музеем Сталина в Гори. Теперь, судя по ценам (на рубли тысячи 3 за ночь), здесь останавливаются различные международные делегации, богачи-меценаты из Спюрка (диаспоры), заезжие звёзды с трогательными песнями про мир во всём мире и прочие лица из азербайджанского чёрного списка.

3.


Выше Цветочного сада проходит улица Казанчецоц, начинающаяся, как следует из названия, у показанного в прошлой части собора. Там же, в прошлой части, мог быть её последний участок от фонтана Темирянца до художественного музея, но тематически уместнее о нём сегодня рассказать. Коробка стен принадлежит Николаевской русско-азербайджанской школе (1896), внёсшей свой вклад в культурный код Шуши - так, учеником её был крупнейший азербайджанский композитор Узеир Гаджибеков, а директором - писатель, журналист и издатель Гашим-бек Вазиров:

4.


Школа - наследница медресе, в котором преподавал ещё Молла Панах Вагиф, основоположник собственно азербайджанской поэзии, выделивший её из тюркской и персидской. По совместительству - визирь Панах-Али-хана, основавшего Карабахское ханство, так что судя по всему первоначально здесь стояла и ханская мечеть. Её преемница - мечеть Саатлы (1883), расписной минарет которой выдаёт архитектора Кербалаи Сефихана Карабаги. При откровенной средневековости имени, был это зодчий Российской империи, представитель всё того же культурного подъёма, охватившего в 19 веке купеческую Шушу. Мозаичные минареты, словно обёрнутые карабахским коврами, стали "визитной карточкой" местной архитектурной школы и лично Сефихана. Его мечети стоят в Шуше, Агдаме, Карягине (Физули/Варанда), Барде, а до советских времён - ещё и в далёких Одессе и Ашхабаде. Да и в Гяндже новая мечеть Имамзаде явно построена в подражание Кербалаи.

5.


Но шедеврами карабахского зодчества стали Нижняя и Верхняя мечети Гевхар-аги, названные по своей фундаторше - ещё одной поэтессе из ханского дома, дочери Ибрагим-Халил-хана и соответственно тётке Хуршидбану Натаван. Натаван одарила любимый город водопроводом, а Гевхар украсила его. Четыре минарета хорошо видны с задворков гостиницы "Карабах", но только - не с одной точки: либо Верхюю (на фото), либо Нижнюю мечеть закрывает самая опрятная во всей Шуше пятиэтажка, на викимапии отмеченная как Дом учителей и врачей:

6.


Ниже неё проходит улица Никола Думана, а согласно нормам международного права, признающего целостность Азербайджана - Регима Расулзаде. Топонимы на неподконтрольной Баку территории существуют, как и многое другое, в двух измерениях, и например викимапия показывает азербайджанский вариант названий улиц, яндекс-карты - фактический, то есть армянский, а Bing и вовсе делает вид, что знать не знает ни про какой Карабах.

7.


Отмеченная несколькими памятниками, улица Думана проходит по краю обрыва, из-за которого торчат поломанные минареты Ашаги-мечети...

8.


...а Юхары-мечеть замыкает её перспективу:

9.


Отмечая и местный Мейдан. Вернее, мейданов в Старой Шуше десяток - но махаллинских, этот же - городской. Помимо мечети его отмечает самый крупный в старом городе караван-сарай Мишади Шукюр Мир-Сиаба времён Карабахского ханства:

10.


При Советах перестроенный в крытый рынок:

10а.


Небольшой и уютный, изнутри он смотрелся именно так, как и должно быть в городе-музее:

11а.


Теперь разрушенный Карабахской войной караван-сарай отреставрирован, но как видите - лишился ворот, так что магазины остались лишь в его внешних галереях. Слева к нему примыкает ещё одна старинная мечеть Ага Гахраман Мирсияба, где купцы могли помолиться об успехе в делах не отходя от кассы.

11.


Выше по склону к нему прилепился ещё один караван-сарай братьев Сафаровых 19 века:

12.


Сама Верхняя мечеть в основе старейшая в городе - в 1752-55 годах Панах-Али-хан построил крепость и перебрался в неё, ещё за десяток лет под защитой стен выросло торжище, а на нём в 1769 новый хан Ибрагим-Халил построил Джума-мечеть, этот мусульманский аналог собора. Нынешний облик её придали в 1883-85 годах пожертвования без малого 100-летней Гевхар-аги да талант Сефихана Кербалаи. Пара мозаичных минаретов остаются азербайджанским символом Карабаха:

13.


Со времён Карабахской войны мечеть лежала в руинах, и минареты смотрели в небо обрубками своих площадок. Но с 2014 года мечеть активно реставрируется, её камни отмыты от пыли и копоти, а над минаретами вновь появились навесы. Конечно же, как и Голубая мечеть в Ереване, официально она теперь "персидская". В порядок приводят её тоже иранцы, хотя на местных форумах мне доводилось читать, что общаются между собой они с отчётливым бакинским акцентом.

14.


Что удивительно, восстанавливается она именно как мечеть, а не музей или культурный центр - и это при том, что мононациональность нынешнего христианского Арцаха вплотную приближается к 100%. И это наводит на мысли о том, что непризнанная республика готовится к нашествию иранских экспатов...

15.


Реставрация завершилась буквально через две недели после нашей поездки, и застали мы здесь скорее начало генеральной уборки. За шумом и пыльной которой я совершенно забыл обойти мечеть по бокам - согласно викимапии, там находятся "аллеи шахидов" 1905 и 1918 годов, когда маятник насилия качнулся в сторону армян. Но внешне это обычные стелы с арабицей, мелькавшие и на чужих "послевоенных" фото у развалин мечети. Но не убрали ли их теперь, под шумок реставрации и "благоустройства"?

16.


А вот фонтану на Мейдане точно не повезло:

16а.


С южной стороны же над Мейданом - покорёженные пятиэтажки и дальняя даль Варанды. Круто спускающуюся улица Вардана Степаняна (Везирова) можно считать главной в Азербайджанской части Шуши:

17.


Одна из пятиэтажек так и стоит памятником Карабахской войне, повреждённая тяжёлым снарядом:

18.


А во дворе её непроходимые заросли дикой ежевики:

19.


Поглотившей, аки кхмерских джунгли, усадьбу купца Джахангир-хана Нурибекова, лидера шушинских дифаев. Созданная в 1905 году в Елизаветполе организация "Дифаи" представляла собой натурально анти-дашнаков, действовавших впрочем ровно теми же методами политических убийств и бомбизма. Российские чиновники регулярно оказывались под перекрёстным огнём тех и других, но судя по частоте упоминаний в истории, дашнаки были на порядок активнее дифаев. При Советах в доме (анти)террориста символично располагалась полиция:

19а.


Дальше вглубь двора тянется длинное здание, видимо торговый ряд или гостиница, советским шушинцам известное как Дом Пионеров:

20.


А за ним и сама Нижняя мечеть Гевхар-ага. В отличие от Верхней, она строилась изначально с нуля, и при всём сходстве - на 20 лет раньше, в 1865-66 годах. Если Юхары-мечеть стала шедевром Кербалаи Сефихана, то Ашаги-мечеть - его манифестом. Пара минаретов в орнаменте "Аллах-Аллах" необычно венчают её не у главного входа, а у задней стены:

21.


И поражают сохранностью своей мозаики - мечеть заброшена не первое десятилетие:

22.


Раньше здесь были росписи Мир Мавсума Навваба, художника и востоковеда, ставшего связующим звеном для многочисленых литературных, музыкальных и художественных "меджлисов" ("собраний") Старой Шуши. Картины его ещё висят в музеях Азербайджана, а вот фрески что в этой мечети, что в богатых домах, судя по всему безвозвратно погибли. Последним элементом декора Нижней мечети остался спиральный купол - прежде я видел такие в иранском Казвине...

23.


В чьих-то путевых заметках о Закавказье 10-летней давности мне сильно резануло, что мечети в Карабахе и армянские церкви в "подконтрольном" Азербайджане частенько превращаются в отхожие места. Была ли это фантазия автора или с тех пор народ поумнел - не знаю, как видите по кадру выше, тут даже мусора почти не валяется. Для отхожих мест в Шуше хватает и кустов, а во вражеский храм армяне просто не ходят.

24.


На обветшалой улочке - фонтан в память азатамартика (ополченца):

25.


На холмах - здание бывшего пионерлагеря имени Гагарина, мрачный вид которого наводит на мысли о совсем не пионерских лагерях:

26.


А местами сквозь груды руин вдруг проступает обычный постсоветский город с пятиэтажками и бордюрами:

27.


Или новостройки, похожие на голограммы из другого мира:

28.


В первую очередь - не в меру современный колледж, судя по флагам и языку дубляжа армянской вывески, подаренный "друзьями Карабаха" из Франции:

29.


А самое ухоженное здание всей нынешней Шуши - его огромное общежитие:

30.


И на фоне руин странно смотрятся плиточные тротуарчики да безупречный асфальт, который видимо и клали на совесть, и разбивать в полпупустом городе слишком мало машин. Как бы ни была мрачна Шуша, понемногу и она оживает:

31.


Кривой переулочек около общежития живописен, но интереснее было бы свернуть в параллельную улочку чуть ниже по склону. В стороне от главных дорог Шуша всё ещё выглядит мёртвым городом, и здесь в зарослях дикой ежевики я едва различия очертания крепостных башен и галерей:

32.


Это замок Кара-Бёюк-ханым (1768), вместе с ханским дворцом и замком Панах-Али-хана (см. первую часть) слагавший последнюю линию обороны - с их башен простреливались внешние стены, на случай если на них таки влезет враг. Большой Чёрный замок (как переводится Кара-Бёюк) служил ещё и цитаделью, и в общем я очень зря свернул не в тот переулок и не увидел его мощных нижних стен:

32а.


Укрепления Шуши кажутся каркасом, который словно оброс купеческим городом. Его мусульманская часть делилась на махалли, знакомые по Средней Азии самоуправляющиеся районы, каждый из которых отмечал свой небольшой мейдан. От обычных перекрёстков мейданы отличала пара атрибутов - фонтаны на водопроводе Натаван (1873), строившиеся по типовому проекту в начале ХХ века, как например вот этот в Чухур-Махалле:

33.


И мечети, причём почти нигде фонтан и мечеть не сохранились в паре:

34.


Да и где сохранились - сохраннасть эта весьма условная. Вот на кадре выше например справа мечеть Сеидли, но вы бы её приметили? Азербайджанцев в царские времена называли "закавказские татары", и облик их мечетей был вполне себе татарский - дома с минаретом на крышах. Минареты-то с квартальных мечетей и посрубали где при Советах, где при армянах, и мимо вот этой мечети Гаджи-Юсифли я вполне мог пройти, не заметив её:

34а.


А вот мечеть Тезе-махалли цела:

35а.


И занята, внезапно, геологическим музеем:

35.


Советская Шуша, как уже говорилось в начале поста, представляла собой город-музей вроде нынешнего Шеки. В 1960-80-х годах в ней открылись картинная галерея и добрый десяток домов-музеев выдающихся азербайджанцев - таких как Хуршидбану Натаван, Узеир Гаджибеков (см. первую часть), Навваб, Бюльбюль, Хан-Шушинский (это псевдоним), Гашимбек Везиров или Закир Багиров. Я даже не уверен, чтот список полон, и все имена в нём, кроме Натаван, Навваба и Везирова, принадлежали композиторам. Всё это погибло в Карабахскую войну, частью сожжённое артиллерийским огнём, частью разграбленное: фактически, спасти удалось лишь то, что было заблаговременно эвакуировано азербайджанцами или или выкуплено ими на грузинских барахолках. Чёрным музеем ненависти полумёртвый город оставался 20 лет, но ненависть не может длиться вечно. С 2010-х годов понемногу культура Шуши начала оживать, и хотя до былого ещё далеко, в нынешнем городе уже действуют 6 музеев - 3 художественных, краеведческий, геологический и ковров. Но выходные у них у всех одновременно, и мы досадным образом приехали в Шушу именно в эти дни. Так что побывать нам удалось только в геологическом, куда туристов (судя по чужим заметкам, не только нас) пускает скучающий охранник:

36.


Зато посмотрели на бывшую квартальную мечеть изнутри:

37.


У этого музея с художественным из прошлой части один основатель - профессор геологии Григорий Габриэлянц. Только там в 2013 году он был исключительно организатором, а здесь в 2014 представил свою личную коллекцию минералов, дополненную, возможно, подарками из всех уголков Земли, где закрепились армяне.

38.


Это как минимум очень красиво:

39.


В основном минералы здесь из США и дальних уголков бывшего Союза:

40.


Собственно Арцах представляют буквально несколько камней - например, золото или каменные звёзды из села Астхашен под Аскераном, по местной легенде осыпавшиеся туда с неба, а на самом деле принесённые волнами доисторических морей:

41.


По соседству - особняк генерала Самедбека Мехмандарова, успевшего повоевать с японцами на Дальнем Востоке, с немцами в Польше, послужить Российской империи, Азербайджанской демократической республике и Советскому Союзу, а умереть не в застенках, а в просторной квартире в Баку. Один из самых роскошных домов Старой Шуши расписывал Уста Гумбар - мастер из Карабаха, представитель здешней художественной школы, более всего известный тем, что реставрировал и заново украшал в конце 19 века Ханский дворец в Шеки. Что ещё удивительнее, росписи Мехмандарова дома пережили Карабахскую войну: при Советах тут находился Музей истории города Шуши, а уже в 1997 году его месте расположился краеведческий музей, весьма богатая экспозиция которого и бессменный директор-азатамартик Ашот Арутюнян отражают армянское ведение края. Но увы, доброго сторожа здесь в выходной не нашлось, так что нам осталось лишь любоваться зданием, жерновами да надгробиями и металлическим профилем карабахского коня-кёгляна из-за ограды:

42.


Не повезло нам и с отличным музеем ковров, открывшимся в 2013 году в здании старого почтамта (см. прошлую часть у собора). Его предшественник до Карабахской войны располагался в одном из флигелей дома Мехмандаровых. Как и  картинная галерея тога была не в караван-сарае, где её возродил Габриелянц, а в доме Зохраббековых близ цитадели, если не самом роскошном, то самом высоком из здешних особняков. Он в принципе ещё стоит, хоть и лишившись шебеке в окнах, но как уже говорилось, мы в тот квартал не дошли:

42а.


Вот ещё не музей, а что-то вроде дома ремёсел в старой прядильне - помимо базаров экономика уездной Шуши держалась на шёлковых и ковровых мануфактурах:

43.


Обычные дома в Шуше местами выглядят вполне опрятно:

44.


За их окнами - просторные квартиры, а может быть даже мини-гостиницы семейного типа:

44а.


Но всё-таки на большей части старых кварталов не покидает ощущение, что погромы здесь кипели неделю назад, и лишь проливные дожди смысли кровь и сажу:

45.


На высоком перевале
В мусульманской стороне
Мы со смертью пировали —
Было страшно, как во сне.

Нам попался фаэтонщик,
Пропеченный, как изюм,
Словно дьявола погонщик,
Односложен и угрюм.


46.


Так, в Нагорном Карабахе,
В хищном городе Шуше
Я изведал эти страхи,
Соприродные душе.

Сорок тысяч мертвых окон
Там видны со всех сторон
И труда бездушный кокон
На горах похоронен
. - в Шуше сложно не вспомнить эти строки Осипа Мандельштама, хотя писал он об армянских кварталах, разрушенных прошлой войной.

47.


При этом в руинах теплится какая-то жизнь, сушится бельё, стоят машины:

48.


По стенам вьётся вместо дикой ежевики виноград:

49.


Но самовар - скорее азербайджанский, чем армянский атрибут, и здесь он смотрится словно немецкая посуда в квартирах Калининграда:

50.


Переулочки с остатками булыги спускаются к краю бездны:

51.


В следующей части туда спустимся и мы:

52.


И в целом, тут напрашивается сравнение Карабаха с Нахичеванью, так же пережившей культуроцид. Но в Нахичевани с армянским наследием азербайджанцы разделались с прямо-таки немецкой педантичностью и тотальностью, от монастырей и кладбищ не оставив следа. Армяне в Шуше не щадили азербайджанских особняков и музеев под артиллерийским огнём, а когда осела пыль да догорели пожары - просто бросили развалины на произвол судьбы. Показательно и то, что всерьёз искоренять армянский след азербайджанцы начали в 2000-е годы, видимо осознав, что двум народам уже не ужиться. Армяне, напротив, в 2010-х годах понемногу стали восстанавливать азербайджанское наследие, видимо уверившись, что Арцах за ними всерьёз и надолго, а союзник - такой же шиитский Иран. И в общем всё это неплохо отражает логику конфликта: армяне заварили эту кашу, а азербайджанцы наломали дров с её последствиями.

НАГОРНЫЙ КАРАБАХ-2019
Армения. Церковь и зодчество.
Азербайджан. Кавказская Албания
Армения. Народы Армении.
Азербайджан. Исторические области и народы.
Армения. Исторические области и народы.
Азербайджан. Транспорт.
Армения. Транспорт.
Азербайджан. Искусство, этнография, кухня.
Армения. Кухня и современная этнография.
Азербайджан. Становление и реалии.
Армения. Становление и реалии.
Азербайджан/Армения. Вражда и люди.
Республика Арцах
Общее о Карабахе. История.
Общее о Карабахе. Реалии и дорога через Лачин.
Шуша. Крепость и общий колорит.
Шуша. Армянские кварталы.
Шуша. Азербайджанские кварталы.
Шуша. Каньон Унот.
Степанакерт. Столица Карабаха.
Окрестности Степанакерта.
Тох и Красный Базар. Глубинка Карабаха.
Аскеран, Агдам и Тигранакерт. Прифронтовой Карабах.
Гандзасар. Святыня Карабаха.
Пояс безопасности. Дадиванк и Истису.
Tags: "Зона заражения", "Молох", Нагорный Карабах (Арцах), дорожное, замки-крепости
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 97 comments