varandej (varandej) wrote,
varandej
varandej

Categories:

Шуша. Часть 4: ущелье Унот



В первой части рассказа о Шуше, этом "царе горы" Карабаха, я назвал её Городом над Бездной. Прогулки по осколкам разрушенных в Гражданскую войну Армянских кварталов и превращённым Карабахской войной в мёртвый город Азербайджанским кварталам дают немало поводов понимать это название аллегорически. Однако оно совершенно конкретно: река Каркар под стенами Шуши образует каньон глубиной 300-400 метров - а это, на минуточку, 10-15% от ширины города. У бездны есть своё название Унот, и помимо грандиозных видов она таит и немало сюрпризов. Так что прочь из руин - пусть глаз отдохнёт на водопадах и скалах!


Обычно в ущелье Унот спускаются с другой стороны - из села Мхитарашен (у правого края кадра), куда ходят маршрутки из Степанакерта (у левого края). Но мы лёгких путей не ищем и решили спускаться напрямик из Шуши, чтобы в том же Мхитарашене поймать маршрутку да поехать вглубь Арцаха. Хотя немалая часть стен каньона без преувеличения отвесные, всё же из города вниз ведёт немало троп, в том числе ханские Сорок Ступеней от замка Панаха-Али к "бункеру" в пещере. Но если вы не хан, а простой турист - то самый удобный спуск начинается от Скалы Лейлы, на вершине которой стоят характерные пара башен и дворец купца Гаджи-гулу. Но их, как и всё перечисленном в этом абзаце, я показывал в первой части, а сейчас - заглянем в бездну:

2.


У начала долины распластался Степанакерт:

3.


(тут мог быть текст со словами "стратегическая высота" и "прямой наводкой", но сегодня не вспоминаем войну)

4.


В конце концов в Нагорном Карабахе есть не толь война, а турпоток сюда под мирным небом до ковида рос чуть ли не в геометрической прогрессии. Верный путь на дно каньона отмечают бело-голубые метки на столбах, валунах и заборах, начинающийся буквально от собора Казанчецоц и музея ковров напротив.

5.


За каньоном ближе висит Мхитарашен, а дальше - Шушакенд или Шош, чьё название в обиходе так плотно закреплиась за гордым Панахабадом, что русская администрация и не вспомнила, что официально Шуша называлась Панахабад. Мы спускаемся, и башни-близнецы на Скале Лейлы быстро оказываются далеко-далеко:

6.


Тропа идёт вниз серпантином:

7.


Поодаль просматривается автомобильный серпантин, ныряющий в каньон Каркара на фоне туманных вершин Карабахского хребта и куполообразной сопки с огромным крестом, который ещё и по ночам ярко светится:

8.


Но в какой-то момент тропа уходит за поворот каньона:

9.


И мимо пастушьих укрытий...

10.


...выводит к гигантским воротам. Мне запомнились они как Врата Рая - парой недель ранее в Ереване я встретился со своим давним коллегой puerrtto, и так вышло, что зашли мы с ним в офис к режиссёру Дживана Аветисяну, как раз готовившему презентацию своего нового фильма "Врата в Рай". Абрис этих скал глядел с его постеров из-за строгих лиц главных героев. Ещё в этих ворота я вижу разлом, словно не Шушу построили над пропастью, а сама пропасть рассекла город, где два народа когда-то жили в мире и культурном взаимодействии, пополам. Вдали туманы стелятся над Лачинским коридором, справа - пригородные луга Джадардуз-Катарота, по которым гуляли мы в первой части. И в общем пожалуй именно это место первым приходит мне на ум от словосочетания "Нагорный Карабах".

11.


Вот только свет поутру неудачный - лучше приходить сюда после полудня:

12.


Внизу, меж тем, уже видна порожистая вода Каркара и старинные мостики над ней:

13.


Слово "унот" означает кизиловую рощу, примерно как у нас сосновый лес - бор. Так же называлось и селение, выросшее в прямом смысле под Шушой уже после её основания. В 1826 году, пока русский гарнизон генерала Иосифа Реута 40 дней держал осаду персидской армии, на дне ущелья от неё же оборонялись селяне с единственной пушкой под руководством местного архиепископа Хорена. Теперь от села осталось кладбище на склоне:

14.


Меж белых плит которого вьётся тропа:

15.


А ближе к Каркару по обоим его берегам, иногда в 20-30 метрах над водой, тянутся руины сооружений, похожих то ли на ангары для стимфалийских птиц, то ли на хоббичьи норы:

16.


На самом деле это водяные мельницы - богатеющий город, разросшийся в 18 веке на плато, надо было как-то прокормить, и первыми в бездну спустились мельники. Но потому и опустел Унот в ХХ веке - с упадком Шуши и появлением современных мелькомбинатов жить на дне каньона пропала всякая нужда:

17.


Но мельницы - остались, а как работали они, я уже когда-то показывал в Средней Азии:

18.


Два берега соединяет старый мост:

19.


Судя по ширине и общей капитальности, рассчитанный на проезд телег с мукой и зерном:

20.


Скала позади сто с небольшим лет назад была облеплена домиками, а гроты в ней служили их подвалами - ещё не "пещерные города", как в Хндзореске и Горисе, но - камень от камня:

21.


Да и название Каркар хоть и созвучно главному в Кавказской Албании племени гаргаров, а всё же "на глаз" армянский перевод кажется более правдоподобным - Камнекаменка:

22.


В конце бывшего Унота - поляна для пикников и празднеств с печками, мангалами, лавочками и качелями:

23.


А ещё - гордым армянским орлом, который здесь сам вырос:

23а.


Тропа продолжается и за поляной, и помимо замшелых валунов да общей фэнтезийности леса обратите внимание на табличку со стопой - их в Унотском ущелье три вида. Зелёные указуют путь к руинам деревни, оранжевые - к пещерам на скалах, ну а куда приведёт наша "синяя" тропа, увидите сами чуть позже:

24.


Здесь ещё и некая тропа мира, которой многочисленные туристы придали экологический посыл:

24а.


На дне каньона холодно, сыро и тихо, и небо вместо скал в иных местах можно увидеть лишь задрав голову:

25.


Внизу - Камнекаменка плещет. Её вода здесь примерно в километре над уровнем моря:

26.


Ещё один мостик, на этот раз современный да с пояснением о том, как его не провалить. Судя по левой табличке, его навели в 2017 году к ультрамарафонскому забегу армяно-американки Тельмы Алтун (она же Казарян), пробежавшей тогда 280 километров по горам от Вердениса до Гадрута:

27.


От моста рукой подать до цели:

28.


В лесистых горах Карабаха скрыто немало чудес, и вот одно из них - водопад Мамрот-Кар, более известный как Ованоц. Или, если по-русски, соответственно Замшелый камень и Зонтик. И я даже не рискну предполагать, какое ему более к лицу:

29.


Грот под скальный выступом - это красиво даже без водопада:

30.


Обычный водопад размыл бы скалу без остатка, но Зонтик защищает мох, пропитанный водой, как губка:

31.


Вода здесь вообще не течёт по камням, а лишь накапливается в мхе и густо капает с края, и как я понимаю, в сырой бездне каньона водопад полнится росой и воздушной влагой:

31а.


Под скалу нетрудно зайти, и отсюда действительно кажется, что стоишь под огромным зонтиком, а снаружи проливной дождь хлещет круглые сутки:

32.


Внутри, впрочем, от настоящего дождя не спрятаться - вода просачивается сквозь трещины, а может быть просто накапливается из воздуха в толстом слое мха, покрывающего потолок:

33.


Грот - однако же, вполне себе пещера:

34.


И впечатляет своими натёками. Наверное, что-то подобное мы не увидели под Чёртовым мостом в Татеве:

35.


У Замшелого камня поистине сказочно красиво... но довольно зябко, а потому струями Зонтика не полюбуешься долго. Теоретически, от водопада можно было отправиться дальше по ущелью, и оно бы привело в Каринтак (Дашатлы) - крупное село, в 1988-92 годах оказавшееся "анклавом третьего порядка": внутри Азербайджана восстал Нагорный Карабах, внутри Карабаха держалась азербайджанская Шуша с округой, а в округе этой за армянами осталось стоявшее под городом село. Взять его штурмом, спустившись в густой лес, азербайджанцы не решались - о том, что с партизанами шутки плохи, думаю знает любой человек, выросший в СССР. Поэтому Каринтак просто обстреливали с гор и даже спускали на него камнепады. Армяне вышли к разрушенному, но не покинутому селу в январе 1992 года, а 4 месяца спустя Каринтак стал важным пунктом штурма Шуши, позволив армянам блокировать подход азербайджанских подкреплений. И лишь после того, как пал "царь горы", над Каринтаком кончились и "камни с неба". Да, войну в Нагорном Карабахе действительно сложно не вспоминать - вот например у тропы, под маленьким хачкаром, покоится Марат Даниелян, директор заповедника, который по сути и создал Унотское ущелье как достопримечательность. Он лично нашёл самую удобную тропу, на себе проверил, где путник теряет ориентиры и где устаёт, чтобы повесить там таблички и поставить лавочки, и в общем по Уноту в одиночку ходишь уверенно, будто бы Даниелян по-прежнему его незримый гид. Ну а при чём тут война? При том, что погиб Даниелян на Апрельский войне 2016 года:

36.


Подъём в Мхитарашен оказался не так уж и труден:

37.


А виды с этой стороны - эффектнее. Башенки кажутся крошечными на фоне величия скал, а в скалах чернеют пещеры. Они служили последними убежищами для Карабахских ханов. Царь Горы смотрит сурово:

38.


Над городской "створкой" ворот хорошо видны луга Джадардуза:

39.


Вот мы и вышли на плато, а Шуша висит на противоположном краю:

40.


Всё знакомые сущности - дом на Скале Лейлы:

41.


Башни-близнецы:

42.


Шушинская тюрьма (1848), представляющая собой отдельную крепость - сверху и сбоку я показывал её в первой части:

43.


Если же подняться чуть повыше, то проступает и остальной город - вот справа красные минареты Нижней мечети Гевхар-ага (1874-75) в Азербайджанских кварталах, слева белый собор Казанчецоц (1858-87) в Армянских. Чуть правее него - ещё пара минаретов Верхней мечети (1883-85), где недавно закончилась реставрация. Ну а вдали ощетинилась вышками Кызыл-Кая (1552м), высшая точка города - транслирует "голос Армении" и высматривает в небе азербайджанские беспилотники израильского производства.

44.


Последний кадр был снят из окна машины, на которой по серпантинам мы укатили в Тох. На обратном пути же нас завезли в Шушакенд - крупное армянское село (500 жителей) на фоне Шуши, в 1750-е годы воздвигнутой Панах-Али-ханом на пастбищах местных селян:

45.


Кроме этого Шош не примечателен в общем-то больше ничем. Хотя есть тут ещё почти типовая базилика (1665):

46.


Да обелиск Великой Отечественной, в эпитафии которого фамилий больше, чем на большинстве карабахских мемориалов - с той поры село явно уменьшилось в несколько раз:

47.


На этом попрощаемся с Шушой, одним из самых впечатляющих городов всего Закавказья, да понадеемся на то, что вражда не вечна, и однажды путешественник сможет услышать колокол армянского собора, осматривая музей Хуршидбану Натаван. Разум подсказывает, что этим надеждам вряд ли суждено сбыться. А вот опрятным городом-музеем вроде Шеки или Сингнахи Шуша лет за 5-10 может сделаться вполне.

В следующей части спустимся из Шуши в Хаченскую долину, но пока ещё не в Степанакерт, а только в его округу.

НАГОРНЫЙ КАРАБАХ-2019
Армения. Церковь и зодчество.
Азербайджан. Кавказская Албания
Армения. Народы Армении.
Азербайджан. Исторические области и народы.
Армения. Исторические области и народы.
Азербайджан. Транспорт.
Армения. Транспорт.
Азербайджан. Искусство, этнография, кухня.
Армения. Кухня и современная этнография.
Азербайджан. Становление и реалии.
Армения. Становление и реалии.
Азербайджан/Армения. Вражда и люди.
Республика Арцах
Общее о Карабахе. История.
Общее о Карабахе. Реалии и дорога через Лачин.
Шуша. Крепость и общий колорит.
Шуша. Армянские кварталы.
Шуша. Азербайджанские кварталы.
Шуша. Каньон Унот.
Степанакерт. Столица Карабаха.
Окрестности Степанакерта.
Тох и Красный Базар. Глубинка Карабаха.
Аскеран, Агдам и Тигранакерт. Прифронтовой Карабах.
Гандзасар. Святыня Карабаха.
Пояс безопасности. Дадиванк и Истису.
Tags: "Молох", Нагорный Карабах (Арцах), дорожное, замки-крепости, природа
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments