varandej (varandej) wrote,
varandej
varandej

Categories:

Байкало-Амурский маршрут. Часть 2: Сибирская ссылка с побегом на Кавказ



Итак, не сумев в этом году отправиться в Китай, я поехал смотреть на Байкал без китайцев. Причём, такой уж билет я взял до начала пандемии, от Москвы до Священного моря добираться мне предстояло аж через Владивосток. Обзор большого путешествия не влез в один пост, и в прошлой части я рассказывал о Дальнем Востоке и пути в Сибирь по величественной Байкало-Амурской магистрали. Однако прибытие в Иркутск стало даже не серединой пути, и во второй части обзора - про осень на Байкале и весьма неожиданный финал перед возвращением в Москву.

Иркутск - лучший город азиатской части России после Владивостока. Своими деревянными домами, буддийскими орнаментами барочных церквей, совершенно австрийской сецессией на каменных центральных улицах и общей атмосферой Сибири с её ямщиками, старателями и косматыми геологами Иркутск очаровал меня ещё в 2012 году, когда я пожаловал сюда аккурат в крещенские морозы. Тогдашние 7 постов (От Глазковки до острога. || Иркутский острог и окрестности. || Улица Маркса и окрестности. || Улицы Либкнехта и Декабрьских Событий. || Вокруг Иерусалимской горы || Предместье Рабочее.) я считаю своим лучшим описанием крупного города, а поскольку и выпали они на золотой век ЖЖ - оказалось, что в Иркутске у меня много друзей и знакомых. За 8 лет город вроде и остался собой, а вроде и переменился. Тогда здесь было ощущение опасности, а теперь мы даже по ночам гуляли спокойно. Гопники, однако, встречаются, и всё так же безукоризненно вежливы, а я привык, что вежливость подобный люд демонстрирует там, где очень легко нарваться. Но для нас то была лишь деталь колорита, а в остальном, что неожиданно для суровой Сибири, летний Иркутск оказался городом прямо таки на удивление уютным.

2.


Здесь встречали меня Михаил mikka, pavel_petukhov и ещё несколько хороших людей без блогов. Но по центру погулять случилось в этот приезд лишь пару раз да затемно, а в основном жили мы на левом берегу Ангары, среди многоэтажек, вузов и НИИ. Но эти районы оказались тоже весьма нетривиальны - у советского Иркутска не менее, чем у старинного самобытное лицо:

3.


А вот чего я зимой не увидел - так это того, насколько прозрачна вода Ангары. Воды здесь, как и на Амуре, было много - пока на одном конце страны засухи, другой конец был на грани наводнений.

4.


Первую неделю, самый разгар сибирской золотой осени, я почти не выходил из съёмной квартиры на Академгородке. Но понемногу исследовательский интерес стал брать верх над усталостью, и вот в компании прекрасной Анны goldi_proudfeet я поехал в Ангарск:

5.


Этот огромный и не в меру индустриальный город-спутник, где перерабатывают нефть и обогащают урановые изотопы, иркутяне очень любят и говорят о нём примерно одно и то же: Ангарск - это "очень не-Иркутск", где улицы широки, а индустрия господствует над торговлей. Для байкальской стороны Ангарск - это наместник Петербурга, и в чьих-то чужих путевых заметках меня сильно впечатлил безымянный вахтовичок из Забайкалья, однажды проехавший сквозь Ангарск на автобусе и с тех пор убеждённый, что города красивее в мире не может быть. Сталинская архитектура тут не то чтобы сильно монументальнее, чем в Комсомольске-на-Амуре - но какая-то более концентрированная. Ещё тут есть отличные кафе и очаровательный музей часов, более всего впечатляющий фоном тиканья и звона в своих залах:

6.


А над всем этим дымят грандиозные трубы. Но надо сказать, запах НПЗ не столь отвратен, как запах ЦБК в знакомых по прошлой части Братске и Усть-Илимске.

7.


Между тем, с запада начали доходить всё более тревожные вести, и казалось бы почти сдувший короновирус вдруг снова пошёл в рост. А значит - грядут локдаун, закрытые магазины и учреждения, пропуска на выход из дома, маски и перчатки, социальные мониторинги, люки, наручники, порванный рот... нет уж! Сибирское путешествие обрело черты сибирской ссылки - для меня было очевидно, что в ТАКУЮ Москву возврата нет... Но не зря ссыльные в Иркутске издавна превращались в исследователей.
Следующее от Иркутска Усолье-Сибирское мне было любопытно сравнить с Усольем-Пермским в моём родном краю:

8.


Но в общем оказался это крупный и весьма тоскливый город с немногочисленными достопримечательностями на любителя. Иркутяне об Усолье знают, что оно умирает, и лишь необычайно активный трамвай да музыка, льющаяся из динамиков на фонарных столбах не дали ему запомниться одной только тоской.

9.


Ммежду Усольем и Ангарском стоит Тельма - старое село с потрясающе красивой церковью. Подобные сёла впору сводить в какое-нибудь Иркутское ожерелье, но Урик, Оёк, Александровка пока что остаются мне на следующий приезд. Как и Большие Коты на Байкале, прекрасные одним своим названием.

10.


Две недели на съёмной квартире пронеслись незаметно, ну а на выезде в очередной раз не обошлось без скандала: мы расслабились, совершенно забыли о предосторожностях вроде тщательного фотографирования жилья, и даже согласились на предложение хозяйки уходя бросить ключ в почтовый ящик. В итоге по воцапу нам в спину прилетела форменная истерика, отмена следующего бронирования (мы хотели вернуться сюда же) и отрицательный отзыв на airbnb - а всё из-за того, что мы забыли вынести мусор! Пыталась хозяйка и приписать нам совсем уж голословные обвинения в каких-то разбитых бокалах, разрисованных наволочках и курении на балконе, но сдала назад, когда я попросил прислать хотя бы фотографии ущерба.
Отбыли мы, меж тем, в уже знакомую мне Листвянку, но с большими рюкзаками и речи не было о том, чтобы по ней погулять. Паром через исток Ангары был в те дни на ремонте, и нас перевёз через реку "Восход" - младший брат знакомых по прошлой части "Метеоров":

11.


Там, в живописном Порт-Байкале мы начали поход по Кругобайкальской железной дороге, ныне тупиковой 80-километровой малодеятельной ветке, которая не без оснований считается самой красивой железной дорогой России. Первые 25 километров до станции Уланово мы проехали на рейсовой "мотане" (как тут называют поезд из маневрового тепловоза с одним вагоном), а ещё 4 дня шли пешком, причём от Киркирея до Ангасольской к нам присоединился mikka, знаток железных дорог и опытный походник, успевший дать мне много ценных советов. В основном КБЖД какая-то такая - узкая полка над волнами Байкала, тоннели до скалы, поросшие берёзой, и отсутствие всякого места для автодороги - либо поездом, либо пешком.

12.


В Байкале потрясающе прозрачная вода, и её действительно можно пить даже не кипячёной:

13.


А из воды на нас то и дело таращились непуганые нерпы:

13а.


На Кругобайкалке было хорошо. Она вроде и однообразна: тоннель, скала, красивый вид, пара мостов, опять тоннель и ещё один портал к порталу, галерея, станция с деревянным вокзалом, встречный рельсобус с туристами, снова тоннель-тоннель-тоннель да ещё галерея в придачу, скала, красивый вид, пара мостов, и безмерно ориентальный Хамар-Дабан за Байкалом. Но всё это не надоедает, и кажется, кабы ни тяжесть рюкзака да приближение стужи - до сих пор шёл бы куда-то по кругобайкальским рельсам...

14.


Но пришли мы в Култук, что стоит на противоположном Нижнеангарску (см. прошлую часть) конце Байкала да заночевали на первой же турбазе:

15.


Здесь к Байкалу выводит федеральная трасса, уходящая аж во Владивосток, и на капитальных придорожных базарчиках продают байкальскую рыбу - не только омуля, но и например голомянку, в которой столько жира, что если продеть фитиль - получится свеча. Омулем мы объедались, и хочу сказать, горячекопчёный или жареный он гораздо вкуснее, чем вяленый или холоднокопчёный.

16.


К Култуку примыкает Слюдянка, где есть не только вокзал из мрамора, но и горняцкий Верхний город, где этот мрамор добывают.

17.


Кругобайкалку мы прошли по довольно комфортной погоде - 10-15 градусов днём и чуть больше нуля ночью. Через несколько дней я планировал уехать ночным поездом из Забайкалья в городок Залари западнее Иркутска, а оттуда отправиться в таёжные деревни к народу голлендров - есть в Сибири и такой феномен, географией своих переселений способный дать фору латиноамериканским староверам из прошлой части, не говоря уж про сибирских поляков, обучающих своему языку бурят. То ли немцы, то ли голландцы, предки голлендров в 16 веке переселились в Речь Посполитую, на берега Буга, обосновавшись между поляками, украинцами и белорусами. А несколько веков спустя, уже по столыпинской программе голлендры переселились в Приангарье, обретя причудливую смесь голландского, полесского и сибирского быта, протестантства, православия и католичества. Сейчас тему голлендров в Иркутской области активно популяризируют, и я должен был ехать буквально по следам нескольких съёмочных групп из Москвы. Но в Слюдянке мне вдруг позвонили из тех деревень, да сообщили, что голлендры заболели короновирусом и не принимают туристов. Утешительным призом стал автостоп из Култука в Тункинскую долину - нас подобрала общительная и жизнерадостная женщина по имени Люда Людвиг, потомок голлендров, перебравшаяся из заларинских деревень на Байкал. А где-то по дороге накрыла нас метель - на Байкал ворвалась зима, и ближайшие дни ожидались совсем другие температуры - чуть меньше нуля днём и до -15 градусов ночью.

18.


Дни эти мы провели в Тункинской долине, синонимом которой в обиходе стал Аршан - курортный посёлок, куда по выходным приезжает, кажется, пол-Иркутска и пол-Улан-Удэ. Здесь - неземная красота: синева гор и неба, белизна снегов, густая зелень елей и пихт, розовость голых берёз и позднее золото лиственниц.

19.


Над долиной с юга пологий Хамар-Дабан, с севера - зубчатая стена Восточного Саяна, у границы с Монголией увенчанная горой Мунку-Сардык, высшей точкой Восточной Сибири. На фоне этих гор - через одно бурятские сёла с цветастыми дацанами, как например в райцентре Кырен:

20.


И русские сёла с церквями. В том числе - старинная Тунка, в истории вошедшая как место ссылки польских повстанцев. Впрочем, ссылка на курорт - странная ссылка: поговаривают, сам Юзеф Пилсудский в этой солнечной сухой стороне вылечился от туберкулёза.

21.


Не подводят и природные красоты - потухшие вулканы (правда, без кратеров), скалы, пески, водопады:

22.


И - минеральные источники на любой вкус. Тункинская долина - ни что иное, как СибМинВоды, и если в Аршане льётся очень вкусная питьевая железистая минералка, то в Жемчуге с мороза приятно залезть в увенчанную природным фонтаном купальню:

23.


А мелкие юркие поползни мельтешат перед лицом да садятся на руку, демонстративно клюя ладонь в ожидании корма:

24.


Из Тункинской долины мы спустились на берег Байкала, к подножью Хамар-Дабана. Надо сказать, этот хребет на восточном берегу Славного моря - самое влажное место Сибири. Болота там бывают даже на крутых склонах, а дождь, льющийся меньше чем пол-дня - счастье, на которое везёт не любому туристу. А потому тут в октябре уже было снега по щиколотку... Автостопом мы проскочили невзрачный Байкальск, где несколько лет назад закрыли "отравителя Байкала" - огромный ЦБК, вонь которого дотягивала порой до вершин:

25.


Транссиб на южном берега Байкала - формальна та же Кругобайкалка, в отличие от тупика к истоку Ангары так и оставшаяся частью магистрали. Но в посёлке Танхой усадьба Байкальского заповедника расположилась прямо на старых причалах Байкальской переправы, работавшей в начале ХХ века, пока строились пути:

26.


Заповедник в Иркутской области - слово почти ругательное, так как заповедник и нацпарки не только с туристов гребут "деньги на ремонт провала", но и местным душат хозяйство. Усадьба Байкальского заповедника хоть как-то реабилитирует их в моих глазах - тут работают очень приятные люди и действует небольшой, но отличный музей. И как его часть - вольер с соболями:

27.


Мы же прорывались в Бабушкин, или Мысовую - первое название дано большевиками в честь убитого в 1905 году активиста, второе - по станции, которая так и осталась Мысовой. Станция отделяет городок от Байкала, но если пройти два километра в обход или просочиться через грузовые пути - можно увидеть старинные причалы и железный маяк. Что я и успел сделать на последних лучах заката, оставив усталую Олю на вокзале сторожить рюкзаки.

28.


Глубокий снег и ночные морозы сочетаются с водой, которая на контрасте кажется тёплой - Славное море греет берега и само замерзает лишь около после Нового года.

29.


Из Бабушкина я собирался ехать ночным поездом в Залари к голлендрам. Но Залари - четвёртый город от Иркутска на запад, а мы вышли в третьем. Это Черемхово посреди угольного бассейна - даже с терриконами:

30.


И на его улицах - желтоватая дымка, а первый снег местами уже бурый. Иркутяне знают, что если не побили - то считай, что в Черемхово и не был. Меня всё-таки не побили, но за пару часов прогулки осталось стойкое ощущение, что могут. И в этом индустриальном унынии странно смотрятся различные попытки оживить пейзаж вроде развешанных тут и там табличек с цитатами из главного местного бренда - фильма "Любовь и голуби".

31.


Зато из Черехмово можно съездить в Бельск - старинное село, где левее полуразрушенной церкви виднеется "башня Ермака", единственная в России полностью аутентичная (и по материалам, и по месту) башня сибирского острога. Бельск - село большое и живое, и жизнь на местных молочных фермах бьёт ключом, так что здесь не только селяне ездят на работу в город, но и горожане в село. С холмов же видны снежные горы - те же самые, что над Тункинской долиной, только с другой стороны.

32.


Возвращение в Иркутск же на электричке-экспрессе было впечатляющим. Двумя неделями ранее мы покинули тёплый золотистый свободный город, теперь же нас встретили серость, холод, голые деревья, стылая грязь с комьями снега и - "маааааааасочныыыыый!!!". Местные власти повадились штрафовать продавцов и шофёров за пассажиров-безмасочников, что было по сути дела беспределом - это примерно как сажать их за то, что в салон просочился карманник. Перемена была разительной, но не долгой: если во вторник на улицах Иркутска в масках было больше половины прохожих, то в четверг - дай бог каждый пятый, а к воскресению - почти никто, и первые люди без масок начали появляться в автобусах. Я же понял, что в Москве локдаун так и не пришёл и крепко задумался о перспективах: в сибирской ссылке пришло время готовить побег.
В Иркутске мы на этот раз сняли домик на Кайской горе, в одной ограде с хозяевами, и я вновь почти не выбирался в город - все кадры со второго приезда в Иркутск сделаны по дороге от въезда и к выезду.

33.


Между тем, год-без-китайцев сам диктовал, куда ехать - в те места, где обычно от них не протолкнуться. Проще говоря - баяны, к которым можно отнести Кругобайкалку и Ольхон. В сторону Ольхона, крупнейшего пресноводного острова России, мы и двинулись, но сначала решили погулять по Приольхонью - Тажеранской степи на открытом Байкалу "балконе" за Приморским хребтом. И уже не вдвоём, а втроём - вот тут в расщелине притаилась юная, беззаботная, сказочно обаятельная автостопщица Аделина:

34.


И ветра с гор пролетают над этими степями, изливаясь дождями и снегами на восточном берегу. На Тажеранах и Ольхоне же посреди наступавшей зимы нас встретил оазис осени - пусть и крепкий минус с ветром по ночам, но зато ярчайшее солнце без снега. Тажераны - в каком-то смысле "правильный" Ольхон: почти те же пейзажи и колорит здесь  не затоптанны массовым туризмом. Под ногами - разноцветные камни, в полях и у домов - сэргэ (ритуальные коновязи), а на плоских скалах - петроглифы:

35.


С тажеранских сопок видны Ольхонские Ворота - узкий ветреный пролив, который полощет из близлежащей долины злая, даже кровожадная сарма:

36.


Посёлочек на берегу - Сахюрта, но называют его местные не иначе как МРС: по причалу. Три парома обслуживают переправу на Ольхон, между прочим бесплатную не только для пассажиров, но и для любых машин:

37.


Узкий длинный Ольхон делится на две ярко выраженные половины. Южный Ольхон - это степи, местами напоминающие Казахстан, а местами - тундру на Вайгаче.

38.


Северный Ольхон - это грандиозные мысы и леса мезозойского вида, да бухты с фиолетовым песком:

39.


С Вайгачом параллели как нельзя уместны - оба острова служили обителью богов в преданиях местных народов, только один для ненцев, а другой для бурят. Ныне бурят и русских на Ольхоне живёт примерно поровну, но чем уникально в небольшом и пёстром бурят-монгольском мире Приольхонье - это полным господством шаманства над буддизмом. Здесь не то что дацана нет, а даже ступу построить местные власти позволили лишь на Огое - необитаемом острове в Малом море. Бронзовому "Хранителю Байкала" бурятского скульптора Даши Намдакова островитяне, впрочем, тоже не рады - но хотя бы туристов, скрипя зубами, к нему везут.

40.


Точно на стыке юга и севера стоит Хужир, столица Ольхона, вмещающий 2/3 его населения. Здесь и скала Шаманка - патентованный символ Байкала на берегу Малого моря:

41.


По северу Ольхона обычно ездят на экскурсионных "буханках", по югу Ольхона чаще - на своих машинах или ходят пешком. Местами юг безобразен - кучи мусора и пакетов на удобных для купания местах сразу рисуют в воображении сюжеты "дикого-дикого пляжа": пивных краснопузых мужиков в тонких плавках и обвислых тёток, визгливо орущих на плаксивых детей, пока где-то рядом гремит бумбокс гоп-компании, прикатившей на старом мотоцикле с коляской. Мы были рады, что это остаётся только представлять: в сезон на Ольхон явно лучше не соваться. В целом же закрытие границ обернулось для местных небывалым туристическим бумом - ведь если москвич хочет поехать куда-то далеко, но по России, что придёт ему в голову раньше, чем Байкал? Разве что куда более труднодоступная Камчатка... Но в конце октября туристов почти нет, и по северу Ольхона мы ездили колонной всего-то из трёх "буханок" - против нескольких десятков в высокий сезон... Поздней осенью Хужир напоминает Дикий Запад - на широких улицах без единого деревца ветер перевевает песок, скрипит ставнями деревянных домов, треплет цветастые вывески кафе, турфирм и гостиниц, закрывшихся до марта - следующего сезона, когда народ ринется смотреть на байкальский лёд. И может быть я буду среди этого народа...

41а.


В третий раз мы вернулись в Иркутск всего на пару дней и теперь поселились в хостеле. Близ самого центра, но у меня просто не было сил гулять, а Оля так и вовсе страдала-страдала от трамваев, проход которых под окном был похож на землетрясение куда больше, чем то, что мы проспали в сентябре.

42.


И задержался может быть я здесь бы на подольше, однако Дорога сама сделала внезапный поворот. Ещё в Аршане я получил приглашение от Антона Квитанцева, основателя и руководителя "Неизвестной России" - первоначально паблика вконтакте, постепенно выросшего в клуб нестандартных и всегда интересных экскурсий. Но дело в том, что сам Антон живёт в Краснодаре, а потому классический выезд, с которого "Неизвестнач" вообще начинал эту деятельность - на Апшеронскую узкоколейку. 30 октября он состоялся в юбилейный 10-й раз, а узкоколейка - в принципе такая штука, поездку по которой не стоит оставлять на потом. Я принял приглашение Антона, тем более билет из Иркутска до Краснодара немногим дороже, чем до Москвы, но всё же до последнего не обилечивался - а никак локдаун таки введут да накроется поездка медным тазом? Лишь по возвращении с Ольхона я оформил билеты, и рано утром, ещё затемно, вылетел из Иркутска в Новосибирск, привезя с собой туда и первую метель осени:

43.


3 часа полёта, 3 часа пересадки, ещё 5 часов полёта - и вот в расступившихся под крылом облаках я увидел шахматную доску полей да гигантскую пересыхающую лужу Краснодарского водохранилища. И это наглядное понимание масштабов страны стало одним из сильнейших впечатлений - из зимы я вернулся почти что в лето, словно открутив планету на полтора месяца назад.

44.


Вот он, Краснодар - город, куда все хотят переехать. Я бы сказал, в новоявленном миллионнике даже нет особого южного духа: на хэкающих и шокающих коренных жителей косишься, а в основном региональной специфики тут не больше, чем в Москве. На достопримечательности Краснодар, особенно по сравнению с Иркутском, откровенно не богат, и потому берёт именно колоритом. Энергия роста и перенаселённость тут видны невооружённым глазом, а вот такие кадры с 3-4 троллейбусами или трамваями - проза жизни: я бы сказал, тут уже не лишним было бы метро.

45.


Краснодар давно не похож на большую деревню, его частный сектор превращается в кирпичные джунгли, а застройщик тут самодовольнее и наглее, чем в Москве. Гримасы роста - пара районов на окраинах, куда сводил меня Антон. Это лучший, на его взгляд, жилой район России (ну, может после Американского городка на Сахалине) - Немецкая деревня:

46.


А это - худший, в народе прозванный Шанхай. Причём Немецкая деревня вполне заурядна на фоне Европы, а Шанхай вполне неплох на фоне Азии, так что и всю русскую диалектику Краснодар исправно впитал.

47.


Ну а дальше начался собственно выезд, на который подобралось 11 человек, включая шофёра Владимира и гида Евгению. Первой остановкой стал Горячий Ключ - филиал КавМинВод на Кубани:

48.


А базой выезда сделался Апшеронск - типичный в общем кубанский райцентр, гигантская клякса добротного частного сектора с парой кварталов пятиэтажек и базаром посередине. Нетипична здесь разве что главная отрасль хозяйства - лесопереработка:

49.


Ведь между курортным Черноморским побережьем и бескрайними полями и станицами Кубани вклинивается горная глушь Западного Кавказа. Как заметил haydamak, здесь Краснодарский край нетрудно перепутать с Красноярским. На самом деле именно Красноярье - оно другое: там степи, хвойная тайга и добротные бревенчатые сёла. Здесь же меня накрыло дежавю с началом путешествия - Приморьем. Широколиственные замшелые леса, тяжёлые дожди, каменистые тропы, порожистые речки в непропорционально широких руслах, утлые деревеньки с названиями дальних городов, и даже леопарды водятся - чем не Дальний Восток? Отличия тут разве что в деталях:

50.


На туристическом поезде (хотя есть тут и рейсовый - тепловоз с пассажирским салоном, в народе известный как "матрица") со множеством остановок мы проехали железную дорогу Черниговская - Шпалорез, не самую большую и не самую активную, но явно самую красивую из сохранившихся в России узкоколеек.

51.


Ещё в 1980-х паводок оторвал от неё 9-километровую ветку Гуамка-Мезмай, подобно перерубленному детским совочком дождевому червяку зажившую своей жизнью. В итоге теперь из её 9 километров 7 заброшены, а по остальным двум километрам курсирует раз в час специальный туристический поезд.

52.


Впрочем, прежде, чем идти по старым рельсам, мы искупались в горячих источниках да съездили на специально обученных УАЗах по горам - вот тут стоим мы на скале Орлиное Гнездо, а внизу видна удивительная Орлиная Полка - широкая (в человеческий рост) горизонтальная расщелина в отвесном склоне, в любое время полная людей.

53.


Узкоколейка - там, на дне долины. Ближе к Гуамке линия идёт по карнизу узкого и тёмного Гуамского ущелья, где бурная речка внизу порой сужается до метра. Здесь нас накрыл страшный ливень, от которого стало темно, словно в пасмурных сумерках, а у меня в очередной раз сломался фотоаппарат. Это, в сочетании с недостатком сил, заставило меня слегка пересмотреть планы - Апшеронск стоит в 30 километрах от Майкопа, и первоначально я собирался съездить на пару дней в Адыгею. Но вместо этого - вернулся на Гуамку уже один, с запасным фотоаппаратом да по хорошей погоде. Ливень многое не дал рассмотреть - например, лишь со второго раза я заметил, что всё ущелье покрывают сюрреалистические самшиты, самые пожалуй необычные деревья Черноморского Кавказа. Я был уверен, что их уничтожила зловредная бабочка из Италии, попавшая сюда с саженцами Сочинской Олимпиды - но нет, по крайней мере в горах самшиты пока ещё живы...

54.


Ну а дальше оставалось вернуться в Краснодар, пообедать рёбрышками по-кубански в бургерной "Краснодарский парень" (главное - не берите рёбрышки "Боль", ибо своё название они вполне оправдывают!) и на 7-м троллейбусе от высокой сталинки вокзала ехать в аэропорт.

55.


Так и вернулся я в Москву, проведя 75 дней в дороге. И заметьте - в самый разгар эпидемии я так и не словил ковид. Удача ли это? Не знаю... Среди моих знакомых не слёг никто из тех, кто продолжал вести активный жизни, много бывал на улице и, например, в курьеры пошёл. Не знаю я историй и про путешественников, тяжело заболевших этой напастью в дороге. Может и болели - но в форме простуды, а не пневмонии. Всё это наводит на мысль, что главный союзник человека против короновируса - Солнце, а главный союзник короновируса против человека - затворничество и паника в душных квартирах. Но - я уже в Москве, и видимо надолго...

56.


Примерный план рассказа о второй части путешествия:
- Советский Иркутск (1-2 поста)
- Ангарск (2-3 поста)
- Усолье-Сибирское и Тельма
- Черемхово
- Бельск
- Кругобайкальская железная дорога (4-5 постов)
- Култук и Слюдянка
- Байкальск, Выдрино и Танхой
- Бабушкин
- Тункинская долина. Тунка, Жемчуг и Кырен.
- Тункинская долина. Аршан.
- Тункинская долина. Нилова Пустынь.
- Тажеранская степь.
- Ольхонские ворота и Южный Ольхон.
- Хужир.
- Северный Ольхон (1-2 поста).
- Краснодар (3-4 поста).
- Горячий Ключ.
- Апшеронск.
- Апшеронская узкоколейка Черниговская - Шпалорез.
- Апшеронская узкоколейка Гуамка - Мезмай и окрестности.

Краснодарскую часть выложу в ближайшее время, а всё остальное... ну хорошо если весной.


БАЙКАЛО-АМУРСКИЙ МАРШРУТ
Приморье, Приамурье, БАМ. Обзор и оглавление №1
Иркутск, Прибайкалье и Кубань. Обзор и оглавление №2.
Приморье - см. оглавление №1
Нижний Амур - см. оглавление №1.
БАМ - будет позже, см. оглавление №1.
Иркутская область
По Ангаре. Братск - Балаганск.
Иркутская ГЭС и окрестности (остатки в городе).
Кругобайкальская железная дорога
КБЖД. Порт-Байкал - Берёзовая бухта.
КБЖД. Шумиха - Киркирей.
КБЖД. Киркирей - Шаражалгай.
КБЖД. Шаражалгай - Ангасолка.
Култук и окрестности.
Слюдянка и Байкальск.
Выдрино, Танхой, Бабушкин. Магистральная часть КБЖД.
Тункинская долина
Зун-Мурино, Жемчуг, Тунка и Аршан.
Окрестности Аршана.
Кырен и Нилова Пустынь.
Ольхон - будет позже.
Краснодарский край
Краснодар. Колорит современности.
Краснодар. Столица Кубани.
Краснодар. Транспорт.
Краснодар. Восточнее Красной.
Краснодар. Западнее Красной.
Горячий Ключ.
Апшеронская узкоколейка. Апшеронск и история дороги.
Апшеронская узкоколейка. Черниговская - Шпалорез.
Апшеронская узкоколейка. Гуамское ущелье.
Tags: Великая Степь, Русский Юг, Сибирь, дорожное, природа, транспорт, шахтёрское, этнография
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 38 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →