varandej (varandej) wrote,
varandej
varandej

Categories:

Восточная Анатолия. "Все граждане Турции - турки"?



...Я хорошо помню, как в средней школе на меня вдруг напала мечта побывать за границей. По детским меркам долго я пытался представить себе, что это вообще такое-то - другая страна, и конечно донимал этим родителей. А под конец лета 2000 года сел с бабушкой и маленькой сестрой на самолёт. Правильные прямоугольники полей России, а может и тогдашней нейтральной мягкой Украины сменила синева Чёрного моря, а затем "берег турецкий" вдруг показался под крылом. Я смотрел вниз, на цепи чёрных гор и прожилки зелёных долин, и глазам своим не верил - вот она, заграница! Турция 20-летей давности, из окон отеля в Аланье и экскурсионного автобуса, запомнилась мне солнечной страной тёплых пляжей, вкусной еды, ласковых людей и весёлой музыки. Этот образ и висел у меня перед глазами долго-долго, и тем более резким казалось превращение Турции в грозного агрессора, ведущего одновременно пяток войн. Но чуть вникнув в более чем нестандартное устройство Турецкой республики, понимаешь, что не могло быть иначе.

В прошлой части я рассказывал о колорите и деталях Восточной Анатолии - турецкой Второй Сибири, когда-то успевшей и в составе России побыть. До того - о транспорте Турции и истории Западной Армении, как назывался этот угол страны до страшных событий начала ХХ века. Ну а сегодня поговорим о турках и их стране.

Зная о турках из школьных учебников по истории, по ту сторону Чёрного моря ожидаешь увидеть что-то такое:

2.


И даже видишь иногда:

3.


Но - именно что "иногда", а средний турок вполне глобализован, примерно в 2/3 случаев на европейский и в 1/3 на исламский манер:

4.


Уровень жизни в Турции схож с российским (зарплаты и пенсии выше, но и безработицы больше), а потому и сам набор типажей знаком. Будь то могучие бабы с тяжкой долей:

5.


Или жизнерадостные, громкоголосые девицы:

6.


Неформалы тут редкость, но и Восточная Анатолия - что у нас Забайкалье. И этот длинноволосый паренёк, явно знакомый с чакрами и аурами, может быть и волонтёром из Стамбула:

7.


Холёные туристы из западных областей вообще тут заметны сразу:

8.


А "я из Стамбула!" на их лицах считывается ни чуть не хуже, чем "я москвич" где-то на Дальнем Востоке:

9.


Турецкий Дальний Восток, как и наш - это в первую очередь МУ-ЖЫ-КЫ! Сидят себе, покуривают, делятся опытом починки трактора да травят неприличные анекдоты про стамбульцев или армян:

10.


И наверное, на любом кадре с компанией вы заметили разброс типажей от совсем европейских до столь же однозначно ближневосточных:

11.


Иные прохожие, особенно в Карсе, так и напоминают, что когда-то здесь была Россия (тем более тут много старых коммунистов):

12.


И может правда в роду у этих людей были молокане или казаки?

13.


Не встречался же мне здесь турок из современных стереотипов - развязный слащавый ловелас, считающий своими законным правом помацать русскую натащу. Да, при виде стройной Ольги в её обтягивающих джинсах и широкополой шляпе один турок на сотню начинал слегка терять голову, но в общем в Восточной Анатолии явно другие нравы. После этого путешествия при слове "турки" я представляю себе хмурые лица усталых воинов, готовых по первому зову взять сначала саблю, а потом Дамаск. Не надменный древний народ, как армяне, грузины или персы, а лишь недавно остепенившиеся варвары, ещё не знающие, куда какой повесить трофей. Сквозь все языковые барьеры я чувствовал странное взаимопонимание двух наций-победителей, ненавидимых побеждёнными и мечтающих взять реванш у тех немногих, кто всё же сильнее. С той разницей, что в Турции этот взгляд на мир совершенно чист от рефлексий и поисков альтернативы: турки не раскаиваются, как мы или народы Западной Европы, не упиваются былыми страданиями, как восточноевропейцы или иранцы, и даже не боятся. Не жертвы и не палачи, а победители:

14.


Население Турции - 83 миллиона человек, и рост его неуклонно замедляется, но пока идёт. 72% этого населения живёт в городах, 95% - грамотные. А вот с национальным составом всё куда сложнее: ведь даже в конституции Турецкой республики статья 66 гласит, что все её граждане - турки. Турция - страна самой жёсткой в современном мире национальной политики, отрицающей не то что права этнических меньшинств, а само их существование! Национальный вопрос тут решается по Оруэллу: никаких "ты не должен" или "ты должен", а "ты есть ...". Туркмены из-за Каспия, покорившие Переднюю Азию, сумели ассимилировать её гораздо более многочисленные народы, и для азербайджанцев субстратом стали персы, мидяне и кавказские горцы, а для турок - греки, армяне и славяне. И максимум самосознания - припомнить, что прабабушка была из греческого села, но больше почёта к тем, у кого нет таких воспоминаний. В нынешней Турции провести границу между турками и большинством нетурок невозможно, а численность последних в разных оценках отличается в разы. Турок "по крови" в стране дай бог половина жителей, а "по самосознанию" - процентов 70-80. И самый нетурецкий именно восток, где самобытны арабы из илов у сирийской границы, но в первую очередь - "горные турки", как называют в турецком официозе курдов:

15.


Их около 40 миллионов, а обширный Курдистан словно пирог нарезан между Турцией, Сирией, Ираком и Ираном. В прессе курдов регулярно величают "крупнейшим в мире народом без государственности", но это с 2005 года не так: Иракский Курдистан имеет широкую автономию и балансирует на грани непризнанного государства. Разделённость границами усугубляет дичайший трайбализм: курды мыслят масштабами кланов, а не нации, и так было у них всегда. Даже единого языка нет: лаки в Иране, сорани и южнокурдский в Ираке, курманджи в Турции и Сирии невзаимопонятны. Кроме того, курдами иногда считают зазов (потомки дейлемитов из Гиляна, живущие несколькими "островами" в Иране и особенно Турции к западу от Вана) и езидов, у которых своя религия. В Турции живёт около половины курдского народа, но к началу ХХ века Османская империя контролировала весь Курдистан. Тогда курдов знали как чабанов и разбойников.

16.


В руках Порты и младотурок курды стали инструментом геноцида армян, получив возможность безнаказанно убивать и грабить. Хотя и спасали армян курды часто. По итогу вместо Армянского вопроса Турция получила Курдский вопрос, и уже в 1920-х годах восстания курдов подавляла регулярная армия с использованием авиации и тяжёлой артиллерии. Вспышки насилия в Турецком Курдистане так и происходят с той поры, а для армян курды из палачей превратились в товарищей по несчастью. Не последнюю роль в этом сыграли Асады, затаившие на турок обиду за спорный Хатай: и армянская террористическая организация АСАЛА (с 1975, см. Ераблур), и Рабочая партия Курдистана (1978) нашли прибежище в Сирии. На фоне нынешней Сирийской войны курдские племена распределились под опеку Ирана и США, и кнопка активации курдских бунтов против Турции теперь у последних.

17.


Откуда же курды взялись - никто не знает: воинственные кочевники, они жили здесь как будто бы всегда и всегда в равной степени всем мешали. Странная константа Армянского нагорья, возможно в индоевропейском мире курды занимают то же место, что алтайцы в тюркском - те, кто остался.

18.


В Восточной Анатолии не миновать курдских городов и деревень, сто лет назад бывшие армянскими деревнями: с кочевыми образом жизни курды покончили в ХХ веке, осев на опустошённых геноцидом землях. На кадре выше, например, курдянки в селе Килитташ на городище армянского Багарана. Но в общем если новости рисуют в Курдистане горячую точку, то на местности без базового знания языков сходу и не поймёшь, курды едут с тобой в маршрутке или турки. Курдские деревни от турецких отличить гораздо легче - своим обликом они больше похожи на глубинку стран третьего мира, а детвора при виде иностранца может и орать "хэллоу!", и кидаться камнями. Своё отношение к Турции курды напоказ не выставляют (тем более многие из них вполне добропорядочные турецкоподанные), и лишь иногда приходят в восторг, если вместо турецких "мераба" (приветствие) и "ташаккюр" (благодарность) использовать курдские "рож-баш" или "спас". Последнее, кстати, не русское заимствование времён Карсской области, а аутентичное слово курманджи.

19.


А вот на ванских берегах - дома из розового туфа. Официально несколько десятков тысяч армян живёт в Стамбуле да стоит пара деревень на горе Муровдаг (см. здесь). Немало турок - потомки армянок, отобранных у убитых отцов и мужей. Но одна из главных загадок Анатолии - криптоармяне, ещё в 19 веке понявшие необходимость мимикрии. Многие тогда приняли ислам - иногда по-настоящему, а иногда припрятав в погребе иконы и кресты. Для других выходом стали парамусульманские секты, популярные среди курдов и зазов. Например, бекташизм - суфийский орден, перенявший многие христианские элементы, включая крещение. Или алевизм (не путать с алавизмом!) - изначально ветвь шиизма, постепенно ставшая скорее нравственным учением, лояльным кемалистам или марксистам. Алевиты выше веры ставят уважение к людям и труду, признают право на существование любых религий и равенство полов, а домовые богослужения "джем" совершают в виде песен и танцев. От автостопщиков я слышал истории, как попадали они в турецкий дом, но примечали в нём армянские ковры и армянскую музыку. Оценки числа криптоамрян в Турции различаются на два порядка с максимумом в 7 миллионов, а армяно-мусульманские общины в последние годы совершают саморазоблачения одна за другой. Более того, к ним даже иногда пристраиваются курды - с армянами, тем более мусульманами, при условии не вспоминать геноцид, Турция не против помириться... Но всё это - западнее Вана, а на восточных рубежах, кажется, армян от геноцида никакая мимикрия не спасла.

20.


Лучше всего из нацменьшинств Турция относится, внезапно, к грузинам. Тем более что из Ризе, столицы Лазистана, родом целый Эрдоган, как-то во время визита в Тбилиси назвавшийся потомком аджарцев (и гневно опровергший это вскоре у себя в стране). Те же лазы в Турции известны как отдельный народ, а не какие-нибудь "причерноморские турки", а если мимо заброшенной церкви под Карсом хоть раз за 1000 лет её истории прошёл грузин - она однозначно грузинская.

21.


В Артвине у нас не было проблем объясниться по-русски: Турция, и особенно её пограничье - главная страна для грузинских гастрбайтеров. Хотя бы потому, что в отличие от России она для грузин безвизовая. А вот группа грузинских паломников - по выходным частый гость старых церквей и замков Тао-Кларджетии:

22.


Армяне в Турции мне не встречались, но в самой Армении мне шёпотом говорили - да, ездят челночить, но скорее быстро прыгают через Батуми в Трабзон и улетают на стамбульские базары самолётом. А вот азербайджанцы здесь частый гость - студенты (мы встречали в Эрзуруме), предприниматели из Нахичевани, ждущие в Ыгдыре самолёт, и конечно бронзовый Гейдар Алиев:

23.


В Карсе и Ыгдыре остались кочевые азербайджанцы карапапахи и терекеме, частью бежавшие туда из покорённых Россией ханств, частью переселившиеся во времена Карсской области, частью - вновь бежавшие в Гражданскую войну из Первой Армении. В Центральной Анатолии с 1860-х годов обосновались черкесы, не бежавшие, а изгнанные Россией со своих гор по итогам Кавказская войны - и численность их там оценивается от 1 до 2,5 миллионов против 700 тыс. адыг, черкесов и кабардинцев на Северном Кавказе. К черкесам прилагается не менее 100 тыс. чеченцев двух волн - 19 века и 1990-2000-х. Вот ёмкое фото - азербайджанцы-терекеме в бывшем молоканском селе под Карсом:

24.


Наконец, давно уже полноценное меньшинство в Турции - русские, и в данном случае речь не о потомках бесследно ассимилированых молокан, а о "белых жёнах" и о тех, кто квартирку себе прикупил с видом на тёплое море. По минимальной оценке таких уже 50 тыс. человек, и не знаю, входят ли в это число татары или северо-кавказцы, для которых Турция - зарубежье однозначно ближнее.

24а.


Вот вероятно чингене - турецкая цыганка. Они относятся к рома, оформившимся именно в Малой Азии при Византии. Под османами чингене приняли ислам, а в языке много греческих, тюркских, курдских слов. Из старейшего в мире цыганского квартала Сулукуле в Стамбуле (теперь снесён) многие благодушные путники еле уносили ноги. Впрочем, в Восточной Анатолии цыгане - скорее перешедшие на турецкий язык иранские абдалы и армянские боша.

25.


А вот - радующиеся воздуху свободы иранцы. Для них, как и для россиян, Турция - самая доступная заграница, и по четвергам и пятницам, официальным выходным в Иране, они толпами едут на озеро Ван.

26.


Впрочем, в нынешней Турции куда многочисленнее другие иностранцы: для сирийских беженцев здесь чистилище европейского рая, и в стране, в основном у сирийской и греческой границ, их постоянно находится около 700 тысяч. В остальной части Турции они точно есть, но обычно сливаются с фоном.

27.


Ну, а что же сами турки? В этом замороченном краю у них очень стройная идентичность, где сами они - не плоть от плоти своей земли, но их земля та, которую они взяли. Все эти древние тюрки, киргизы, огузы, караханиды, сельджуки, османы - лишь ступени турецкой истории, а здесь - её венец. И Алтай, регулярно мелькающий на различных вывесках - это Алтай, далёкие горы в сердце Евразии, где в долине Эргенекон когда-то укрылись от врагов первые тюрки, и поднакопив сил, разошлись от Чёрного до Жёлтого моря. При этом разговорившийся с нами в карсской кафешке молодой турок был сильно удивлён, когда я упомянул, что мы были на Алтае - здесь даже не задумываются о том, что это реальное место, а не Атлантида или Аваллон.

28а.


Но Алтай был прародиной и других народов вплоть до индейцев. Все они шли на восток, а вот тюркам повезло на западе, откуда потеснили они ираноязычных саков, превратив Туран в Туркестан. Новым инкубатором орд сделались Мангышлак и Хорезм, откуда сельджуки вышли на юг, и после полувека войн омыли сапоги в Босфоре, да империю свою империю, тянувшуюся на восток до Балхаша, нарекли Румейским каганатом. Позже сжалась она в Румейский султанат вокруг Коньи, куда в ходе очередной междоусобицы перекочевало туркменское племя кай под началом вождя Эртогрула. Султан Коньи дал кайцам несколько уделов, и Осман-бей из Сёгюта преуспел в собирании земель. В понимании самих турок, взяв Константинополь они не уничтожили Византию, а пересобрали её, и на достигнутом останавливаться не собирались: османской сверхидеей было ни много ни мало воссоздать Pax Romana под мусульманским началом.

28.


Но увлёкшись экспансией, падишахи-халифы (так титул султана звучал на самом деле) полностью утратили связь с землёй. Османский язык, на 80% состоявший из персидских и арабских слов и обилием иранской грамматики, не был понятен простому туркмену. Османская элита отвечала за высшую власть империи, экономику же крепко держали армяне и греки. Слово "турки" в тогдашнем обиходе означало деревенщину, но так как из деревенщины этой были большинство солдат - ушло во внешний мир. Малая Азия ещё при сельджуках стала своеобразной Америкой Великой Степи, где к 19 веку османы были подобны чопорным английским колонистам, а турки - теми же янки. И вот на фоне Первой Мировой пришло время их Войны за Независимость, которую возглавил Мустафа Кемаль, позже ставший Ататюрком:

29а.


О нём я подробнее рассказывал в прошлой части, а вот в руках Папы-турка "Речь" - манифест Турецкой республики. Действительно речь длиной 36 часов, которую Мустафа Кемаль неделю произносил перед парламентом в октябре 1927 года. Она же стала отправной точкой турецкого языка, к 1932 году сконструированного из простонародных говоров Анатолии и старотюркских слов других народов (в первую очередь - тюрок-христиан гагаузов) вместо слащавых персизмов и пафосных арабизмов.

29.


Параллельно шли реформы общества от секуляризации до моды, и феску за 2 недели в Восточной Анатолии я правда не видел ни разу. Национализм был объявлен официальной идеологией, и что особенно впечатляет - не вычеркнут из конституции до сих пор. Вот показательный лозунг: "Счастлив тот, кто называет себя турком!".

30а.


В истории Турецкой республики самое впечатляющее - преемственность: вот уже век здесь не было потрясений, разбивавших жизнь турок на "до-" и "после-". В разорённой 14-миллионной стране Ататюрк быстро понял главный актив - стратегическую роль ключа от Ближнего Востока. Демонстративно склоняясь к Советской России, он получил всё, что мог и от неё, и от капиталистов, будь то экономическая помощь или забвение в официозе геноцида армян. В годы Великой депрессии Турция переживала бум, по дешёвке скупая западные товары и технологии. Сменивший Ататюрка в 1938 году курд Исмет Инёню не зря был прозван "хитрый лис", виртуозно балансируя над пожаром Второй Мировой. Турция торговала с Третьим Рейхом, в интересах которого было помочь небогатому партнёру с модернизацией шахт и железных дорог. Стянув войска к границе, турки в любой момент могли примкнуть к Оси и приступить к делёжке Советского Союза. Но видя, что немцы проигрывают, Турция сперва перекрыла для них проливы, затем обрубила поставки, а под конец и вовсе объявила войну. На которую турки не пошли, вскоре оказавшись среди приветственно протянутых рук победителей. В 1947 году Турция вступила в "план Маршалла", что очень не понравилось Сталину. Всемогущий грузин задумал на южных рубежах подобие Карельской войны с захватом Карса и строительства советской базы на Дарданеллах, но вместо этого лишился "такого друга, как Турция", превентивно вступившей в НАТО в 1952 году.

30. Стамбул, 1969


Турецкая республика считалась демократией, но - весьма условной. Например, основными политическими силами в ней были исламисты и националисты. Для первых группой поддержки становились всяческие леваки и демократы, зато на стороне вторых выступала армия, верно хранившая идеалы Ататюрка - слышал, что военные в Турции до сих пор отмечают Рамадан стопкой ракы. И если демократия вдруг уводила Турцию куда-то не туда, военные корректировали курс страны путём переворотов - в 1960 (с казнью президента Аднана Мендереса), 1971, 1980-83 (период военной диктатуры) и 1997 (тогда хватило одних угроз) годах. Интегрированная в НАТО, армия стала и проводником американских интересов, в чём дополнила её в ходе операции "Контргериль" по заблаговременному созданию антисоветского подполья парамилитарная сила - "Бозкурты". В переводе - "Серые волки", по древнему тотему тюрок, который отражал характерный приветственный жест (кадр ниже). В начале 1990-х эти неофашистские боевики отметились в Карабахе, а в 2015-м именно они убили на земле русского пилота из сбитого турками над Сирией Су-24. В 1970-х же "Бозкурты" регулярно устраивали погромы и нападения на демонстрации, и в стычках "Серых волков" с коммунистами, исламистами и алевитами погибли тысячи человек.

30б.


Причём - с обеих сторон: политический терроризм и столкновение радикальных молодёжных группировок были вполне привычной частью тогдашних турецких реалий. Во внешний мир, однако, всё это прорывалось лишь раз - в 1974 году на Северном Кипре. Да и Карибский кризис (1962) на самом деле скорее Черноморский - ведь советские ракеты на Кубе были лишь ответом американским ракетам в Турции. Снаружи казавшаяся тихой и незаметной, Турция ХХ века находилась в состоянии жесточайшей внутренней борьбы за то, куда свернуть на перепутье.

31а.


При всём том, оставалась тогдашняя Турция довольно бедной и коррумпированной. В экономике со времён Ататюрка господствовало государство и даже выполнялись свои планы-пятилетки. Попытки либерализации заканчивались дефолтами, хаосом и переворотами, но в 1980-х то президент, то премьер (большинство правителей тогдашней Турции скакали между этими должностями) Сулейман Демирель сумел вскочить в вагон поезда Рейгана и Тэтчер. В 1990-2000-х Турцию за быстрое развитие часто сравнивали с Китаем, и с Россией - истерично не в пользу последней. Сама же Россия с распадом Союза из угрозы превратилась в экономическую опору, на которой в Турции поднялись многие текстильные фабриканты, застройщики и отельеры.

31.


Однако и по выплавке стали Турция на 8-м месте в мире, и в машиностроении не на последних ролях: кормит страну отнюдь не "олл-инклюзив". Турция успела обзавестись развитой тяжёлой промышленностью, флагманом которой стала основанная в 1929 году компания "Коч Холдинг" - её весьма показательную историю я излагал в посте про транспорт. В нынешней Турции копают уголь, хром (3-е место в мире после ЮАР и Казахстана) и бор (3/4 мировой добычи), клепают машины и трактора, а стройки идут с прямо-таки советскими размахом - вот например опоры моста через будущее водохранилище на Чорохе, а другое водохранилище на Тигре недавно поглотило руины древнего города Хасанкейф.

32.


Хуже дела обстоят с образованием и наукой. В одних рейтингах вузов Турция превосходит Россию, Индию или Бразилию, в других - уступает Казахстану. Но чисто визуально новенькие кампусы и бурная студенческая жизнь среди тоскливых степей впечатляют:

33.


Венцом технического прогресса для турок оказался не автомобиль и не смартфон, а боевой беспилотник. "Отцом" которого стал военный инженер и владелец частной компании Сельджук Байрактар, получивший за такое дело в жёны дочь султана.

34.


Распад СССР же дал уникальный исторический шанс. Долгое время Турция оставалась единственным тюркским государством, и враз стала крупнейшим. К Азербайджану и 4 странам Туркестана добавились гагаузы, крымские татары, десяток тюркских народов России, да ещё и уйгуры в Китае, которых можно было вокруг себя сплотить. Оставить бесплодные попытки румейства и повернуться на восток строить Великий Туран предлагали ещё младотурки: ликвидация "армянской перемычки" была одним из поводов к геноциду, а один из их вождей Энвер-паша погиб среди басмачей в Туркестане. То окно возможностей Советы захлопнули быстро, но в 1990-х пантюркизм обрёл второе дыхание: вот в постсоветских (и не только) "-станах" одна за другой стали открываться турецкие школы и университеты, как например действующий с 1992 года Казахско-Турецкий университет в городе Туркестане. Как-то в дороге я разговорился с его студенткой, которая оказалась якуткой - тоже тюркский народ! Учили там, по её словам, так себе, но атмосфера тюркского единства увлекала, и в Россию возвращалась она как в дом злых родителей, будущее своё видя на турецких берегах. И тогда, в 2013 году, было ещё совсем не очевидно, что пантюркистский проект вели не столько турки, сколько американцы - его лицом стал живущий в США писатель и проповедник Фетхуллах Гюлен. Для нынешней Турции он враг, но наработанный им опыт "мягкой силы" остался:

35.


И в общем армяне не зря так любят цитировать якобы турецкую мудрость: "Лобызай своего господина от стоп всё выше, а дойдя до горла - перегрызи его". Турки сделали выбор, воплощением которого и стал не сходящий с газетных передовиц Реджеп Тайип Эрдоган. В детстве торговавший лимонадом в Ризе, политическую карьеру он делал тихо, в 1994 году став мэром Стамбула. А в 1999-м вдруг возьми да ляпни, якобы в цитате из одной поэмы начала ХХ века, что "мечети - наши казармы, минареты - наши штыки". За такие заявления Эрдогана сняли с поста и посадили в тюрьму на полгода, но вышел оттуда он самым популярным в стране политиком. В 2003-м, под шумок войны в Ираке, Эрдоган был реабилитирован и избрался премьером. Поиск турецкого пути завершился неоосманизмом: зачем противопоставлять нацию и религию, если первая вторую может поднять на щит? Страна тёплых морей и весёлых песен враз обернулась региональной державой в пределах бывшей империи (а это и Ливия, и Украина), лидером тюркского мира и защитником всех мусульман Евразии. Всё встало на свои места, а военный мятеж в 2016 году впервые провалился.

36.


Нынешняя Турция напоминает мне Японию 1930-х годов - страна, впервые после долгих унижений ощутившая СИЛУ и готовая её безжалостно применять. Про Эрдогана же один знакомый журналист подметил, что он воплощает всё то, что Путину только приписывается: безраздельный самодержец, отвлекающий народ от реальных проблем внешолитическими авантюрами, нагло бросающий вызов заведомо более сильным державами, от которых при этом зависит. Экономика Турции явно не та, чтобы быть самой агрессивной страной современного мира, и потому трещит по швам... вот только критическая масса турок готовы это терпеть во имя великого будущего. Тем более интересуют турок только турки, а остальной мир - лишь субстрат: главное - побеждать, а кого и зачем - не так важно.

37.


И хоть испортил Эрдоган отношения с половиной мира, а всё же ни с одной из крупных держав он не рассорился вконец. Тончайший баланс авантюризма с реализмом, танец среди протянутых рук и подставленных ног - главное искусство Турецкой республики.

37а.


Причём - и внутри страны: агрессии поубавилось, но расклад сил остался. С одной стороны - европеизм:

38.


Турция не вышла из НАТО и не сняла с повестки целей вступление в Евросоюз. Здесь не брезгуют свининой, пьют водку и варят пиво, легализован гомосексуализм (но - не однополые браки) и даже случаются гей-парады, а турчанок в открытых купальниках я помню ещё 20 лет назад по отелю в Анталье.

39.


Но вот такие сюжеты даже в консервативном Эрзуруме мирно уживаются...

40.


...с такими:

41.


Здесь попадаются типажи современных, глобализованых мусульман, которых с непривычки можно принять за боевиков из Сирии:

42.


Но чаще, как и в Средней Азии, ислам в Турции народный, повязанный с патриархальностью. И в глубинке недевственница найти себе мужа сумеет разве что уехав в мегаполис, а убийство женщины членом семьи в пределах дома полиция скорее всего спустит на тормозах. Как учат примеры Азербайджана или Узбекистана, всё это может относиться к женщинам европейского облика.

43.


А вот в гостинице - коврик для намаза. Именно Восточная Анатолия считается в Турции самой патриархальной и набожной частью страны. Думается, в здешней глубинке всё гораздо жёстче, чем в соседнем Иране - поскольку не насаждается сверху, а идёт изнутри.

43а.


За порядком же, как и прежде, присматривает армия и прочие военизированные силовики:

44а.


Ещё НАТОвский фронтир, Восточная Анатолия буквально нашпигована военными объектами, вплоть до натурально современных крепостей.

44.


Полиция здесь занимается охраной городов и на улице почти не заметна. Куда более серьёзная сила - жандармы, фактически внутренние войска, отвечающие больше за сельскую местность. Снующие по дорогам бронеавтомобили настраивают на суровый и тоталитарный лад, хотя в целом если не фотографировать их в открытую - для туристов безвредны. Лишь разок морозным утром в Карсе, в непарадном районе среди воинских частей, ко мне подошли с разных сторон двое людей в штатском, посмотрели паспорт и десяток фото, задали пару вопросов да ушли восвояси: к счастью, кто-кто, а турки знают, что турист - не террорист.

45.


А вот броневичок "Кобра", выпускаемый с 1997 года компанией "Отокар" наряду с грузовиками и автобусами. Турция пытается создать собственный ВПК, без которого её великодержавие невозможно: американцы предусмотрительно дали ей много средств нападения, но обделили ПВО. Без их "зонтика" эффективно защищать Турцию с воздуха смогут только перехватчики. И покупка российских С-400 - жест в общем-то бессмысленный, но - красноречивый. У нынешней Турции есть полная линейка лёгкой бронетехники и артиллерии, на подходе танк "Алтай" и уникальны успехи в боевых беспилотниках, по которым страна отстаёт теперь только от США. Правда - если сможет импортозаместить компактные двигатели и микроэлектронику. Нет пока у Турции своих ракет и самолётов... Элитой турецкой армии считались лётчики, одни из лучших в НАТО по подготовке, однако именно ВВС были в авангарде неудавшегося переворота 2016 года, а потому наиболее пострадали от "чисток". Турецкий спецназ "бордовые береты" по сей день слывёт одним из самых грозных в мире. Вдали от границ, пока что в Катаре и Джибути, Турция строит военные базы, а главное - турки реально воюют: в Сирии, Ливии, Карабахе, а скоро, стало быть, где-нибудь ещё.

46.


Но мы общались с мирными людьми...
При всей мрачной истории, турки очень дружелюбны, отзывчивы и коммуникабельны. В гости нас ни разу не звали, а вот делали изрядный крюк, чтоб подвезти или даже выступали в роли бесплатных таксистов - регулярно. Причём в отличие от курортных мест, народ здесь честен - кажется, за всю поездку развести нас на деньги пытался единственный раз лже-кассир на Ванской скале. Общительность тут особое издевательство, ибо каким-то иностранным языком владеет дай бог один турок из нескольких десятков. Гуглопереводчик и простейший разговорник становятся в Турции лучшими друзьями путешественника, а встретить человека, понимающего по-английски - удача. Не сильо большая удача - объясниться по-русски: то и дело здесь попадаются то студенты и гастрбайтеры из Закавказья, то мужья русских или татарок, то просто турки из Антальи.

47.


К концу пути я уже мог сказать что-то вроде:  "Мэрхаба! Автостоп дюз Карс! Тамам, тамам... Чок ташаккюр! Биз гит Карс! Биз сеяхат Артвин, Эрзрум, Ван, Ыгдыр, Догубаязит, Карс! Ани ярын, Сарыкамыш дюн! Эвет, эвет, Баязит гюзель! Чок гюзель! Туркче ийи! Ммммм.... туркче бельмеёрум! Туркче бельмеёрум! Бель-ме-ё-рум!!! Кач пара?! Пара йок! Дур бурада!" - в переводе примерно "Здрасьте! Автостоп прямо, Карс! Ок, ок! Большое спасибо! Мы идём Карс! Мы путешествуем Артвин, Эрзурум, Ван, Ыгдыр, Баязет, Карс! Ани завтра, Сарыкамыш вчера! Да, да, Баязет красив! Очень красив! Турция хорошо! Эмммммм.... не понимаю по-турецки! Не понимаю по-турецки! НЕ ПОНИМАЮ! Сколько денег? Нет денег! Остановите тут!"

48.


Турки уважают старших, но без фанатизма, как в Средней Азии.

49.


Зато дети тут - культ:

50.


На свадьбы нас не зазывали, но те, которые мы видели, проходят вполне по-европейски, лишь с лёгкой примесью национальных мотивов в одежде:

51.


52.


Юные турчанки очень красивы, особенно в студенческих Эрзуруме и Карсе:

53.


И красота их несколько иная, чем у персиянок или армянок - не древний аристократизм, а простая народная ладность:

54.


Сквозь языковой барьер мне показалось, что турки - люди вполне "наши", и поживя в одной стране, русские воспринимали бы их ближе, чем азербайджанцев или узбеков.

55.


А о том, что у мужика, который от души угощает тебя в локанте, любимый дед, возможно, в юности зашиб армянского младенца, как-то и думать не хочется. Дед всё равно уже помер, а внук за него не в ответе.

56.


В турецких авантюрах у Эрдогана нет пути назад: поражение или простой вызовут к Султану слишком много вопросов. Рой "Байрактаров" над терриконами Донбасса или толпу сирийских бармалеев, врывающихся в Дагестан, этой осенью только совсем уж далёкий от политики человек себе не воображал. Само же поражение может стать необратимым: идея "в Турции живут турки" работает, пока турок - победитель, но кто захочет принадлежать к проигравшему народу с кровавым клеймом? И нынешние патриоты вдруг вспомнят, у кого бабушка гречанка, а дедушка черкес. Поэтому в теории Турция уязвима, как мало какая страна. А вот на практике стратегическая ценность Малой Азии слишком уж высока, а брать её под прямую оккупацию вряд ли кто-то захочет. Кем бы ни был противник Турции - за её спиной тут же нарисуется союзник, просто по принципу "враг врага друг". А стало быть пока турецкий флаг всё выше...

57.


Другие мои посты о Закавказье-2019.
Tags: Турция, дорожное, злободневное
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 155 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →