varandej (varandej) wrote,
varandej
varandej

Categories:

По течению Чороха. Тао-Кларджетия, или Турецкая Грузия.



Восточная Анатолия, о реалиях и колорите которой я рассказывал в прошлых частях, ассоциируется с уничтоженной Западной Арменией. Однако дорога со стороны России входит в Турцию через другой регион - Карадениз, то есть Причерноморье, где на зелёных склонах Понтийских гор расположилась Турецкая Грузия. Ведь помимо востока в долине Куры и запада в долине Риони у страны Сакартвело есть ещё юг по долине Чороха - Тао-Кларджетия. И для грузин этот юг свят - именно там была колыбель их царства, вотчина тысячелетнего дома Багратионов. Но большая часть Южной Грузии, кроме Аджарии, бывшей её самым глухим углом, осталась под властью турок. И лишь Кларджетия без Тао как Артвинский уезд Батумской области воссоединялась с Тбилиси и Кутаиси менее чем на полвека.

Скажем прямо, мы в Турецкой Грузии увидели немногое - по трёхмерной сети её глухих дорог очень сложно ездить без своей машины... и всё-таки рассказ мой едва влезет в 6 частей. В первой из которых прокатимся по глубокой долине Чороха и взглянем на то, что не влезет в другие посты - каньоны и новые ГЭС, село Хамамли с руинами древней церкви Долискана, сюрреалистическое Адское ущелье, да маленький кусочек приморского Лазистана, через который мы и въехали сюда в другой прошлой части.

Сверкающие белые корпуса погранперехода Сарпи остались позади, и уже через сотню метров мы поняли, что если для Грузии здесь окно в мир, то для Турции - чёрный ход, одно слово - Хопа. Так называется ближайший к границе городок на побережье в 40 километрах южнее Батуми, и вот на узком карнизе между отвесными скалами и морем длинный ряд маршруток набирал желающих в эту Хопу попасть. За 20 с небольшим километров водитель попросил за двоих 25 лир (250 рублей), и у меня не возникло ни малейших сомнений, что это разводка. Но грузинские женщины, ехавшие этой маршруткой на заработки, весьма неоднозначно успокоили - нет, всё честно, просто цены в Турции такие. Маршрутка наполнилась быстро и так же быстро понеслась по гладкой, как солончак, двухполосной дороге вдоль берега. С поворотов порой открывался вид на высотки Батуми - тут слева виден Новый город, а справа центр, а за ними проступивший сквозь очищенный ливнями воздух Большой Кавказ. Я прощался с Аджарией - там хорошо отдыхалось от армянской скорби по дороге из Арташата в Ани, однако нам нужен берег турецкий!

1а.


Мимо мелькали плотно поставленные цветастые дома в идеальном состоянии, какие-то мелкие промзоны, памятники Ататюрку, лавки товаром наружу - словом, всё то, что я описывал вот в этом посте. 25 лир же мы отдали за полчаса езды и вот оказались в Хопе - маленком городке (25 тыс. жителей), как лазская деревня упоминавшемся ещё у Эвлия Челеби в 17 веке. В 1878-1918 годах она была и самым южным пунктом российского побережья Кавказа, поскольку именно из Хопы поднимается дорога через Понт:

2.


Автовокзал, а вернее лежбище маршруток и такси под впечатляющими эстакадами, находится  у поворота, и по наводке тех же грузинок турки сразу же показали, где посадка на Артвин. Покинуть Хопу оказалось дороже, чем в неё попасть - за 40 километров до Артвина 25 лир пришлось заплатить уже каждому.

3.


Дальше вдоль моря стоят городки Архави, Ардашен, Пазари, Ризе - туда, к самому Трабзону, тянется Лазистан, о котором я кратко рассказывал в оставшихся в Грузии лазских сёлах. Лазы - пожалуй, самая обособленная часть грузинского народа, никогда (!) не бывшая частью единой Грузии, но при этом не позабывшая картвельских корней. Одно из племён древней Колхиды, куда аргонавты ходили за Золотым Руном, рыбаки и прибрежные торговцы лазы стали её лицом для греков и римлян, с подачи которых название Лазика и появилось на картах. Позже над ними сменился десяток государств, но когда по ту сторону Понтийских гор сплотилось Грузинское царство, лазам в нём места не нашлось. Они тяготели к Византии, а в отколовшейся от неё Трапезундской империи превратились в стражей границ, порой задорно устраивая военные перевороты в столице. Фактически, Трапензундия стала греко-грузинским государством, но хоть лаз лучше дрался - греческий дух был сильнее. Переселяясь в города, за несколько поколений лазы полностью перерождались в греков, и когда в 1461 году Трапезунд пал, а этот берег перешёл под власть османов, вдруг оказалось, что единственным способом остаться грузинам для лазов было - принять ислам. Турки знали лазов как прекрасных рыбаков, ловцов дельфинов, лоцманов, а так же - свирепых горцев при оружии. Ататюрк не раз появлялся на публике в сопровождении группы лазов, сочетавших функции охраны и фольклорного ансамбля - самой популярной в Турции частью лазской культуры остались песни и танцы. И хотя традиционные лазские фамилии с суффиксом -ши (например, писатель Мурат Мургулиши) были в 1920-х годах тюркизированы, во все времена лазы воспринимались турками как отдельный народ. Не в последнюю очередь - благодаря фольклору: анекдоты про коренную народность Крайнего Северо-Востока турки травить любят не меньше нас, и более того, место лаза в них примерно то же. Мне как-то цитировали такой анекдот: "Пришёл как-то лаз к другу в гости. А тут ветер поднялся, дождь полил. Друг лазу и говорит - оставайся ночевать. Лаз обрадовался, и вдруг куда-то пропал. Хозяин удивился, руками развёл. А лаз, до нитки мокрый, через часок возвращается - домой, говорит, за пижамой бегал". В последнее время такие анекдоты, наверное, имеют некий политический оттенок - ведь из Ризе, столицы Лазистана, родом Эрдоган.

4а.


Однако не случайно с грузинским названием Архави соседствует армянское Ардашен: другое название Лазистан - Амшен. Помимо грузин, никогда не живших в Грузии, тут были и армяне, которые никогда не жили в Армении. Предки их во главе с Шапухом Аматуни в 8 веке бежали от арабов через Понтийские горы под опеку Византии, основав в горах селение Тампур. Шапухов сын Хамам спустился ближе к морю, назвав новую колонию Хамамшил, что упростилось постепенно до Хемшина. Фактически, амшенцы стали предтечами Спюрка, армянских общин вдали от родных плато. Пополняясь новыми волнами беженцев, за несколько веков расселились по черноморским склонам Понта от Самсуна до Хопы, разделившись на 3 субэтноса со своими диалектами. Амшенское купечество играло не последнюю роль в жизни Трапезундской империи, но в политику они так активно, как лазы, не лазали. А когда пришли османы, амшенцы приняли от них то, из-за чего бежали от арабов - на черноморском берегу появились армяне-мусульмане хемшилы! Разумеется, не все и не сразу, и в конечном счёте это лишь сделало Амшен длиннее - амшенцы-христиане уходили вдоль моря всё дальше на север. Именно из них большинство армян Абхазии, а в 1860-х годах ещё одна волна амшенцев расселилась в горах Западного Кавказа на месте опустевших черкесских аулов, вокруг нынешнего Апшеронска с его узкоколейкой. Хемшилы же как мусульмане благополучно пережили геноцид, хотя и на несколько поколений слово "армянин" среди них стало ругательством. В нынешней Турции, которая в принципе не против с армянами помириться, амшенцы понемногу выходят из тени. Среди турок известны хемшильские песни и танцы, на амшенском языке снимается кино, а новое поколение привыкло считать себя армянами. Да и армяне амшенцев признают как дальних родичей, причём как христиан, так и хемшилов.

4б.


Сам Хемшин ныне крупное село в горах в 20 километрах от Пазари, примечательное старинной мечетью: её нижний каменный ярус построен ещё в 15 веке, а деревянный верх добавили в 1880-х годах мухаджиры (мусульманские беженцы) из Аджарии. Сам же Пазари примечателен Девичьей башней 13-14 веков, оставшейся от размытого морем замка и превращённой в маяк, и аэропортом Ризе-Артвин, построенным в 2011-15 годах на искусствнном острове.
А где-то у перевалов через Понт амшенские сёла смыкались с собственно армянскими - Западная Армения испокон веков тесно сплеталась с Южной Грузией:

4в. фото Прокудина-Горского


Но в общем и приморский Ризе, и приречный Артвин - это земля грузин-мусульман. Тут надо пояснить, что грузины только извне едины - на самом деле их целая картвельская языковая семья, разброс между "диалектами" которой примерно как между русским и немецким. Взаимопонятные языки понтийских лазов и кавказских мигрелов восходят к языкам колхских племён, а вот собственно грузинский - к языку Иверии. Долина Чороха всегда тяготела к Восточной Грузии, и потому местные грузины лазов не считали соплеменниками и даже называли их по-своему - чаны. В обиходе грузин-мусульман называют аджарцами, но по факту жили они скорее замкнутыми общностям долин на притоках Чороха, где Аджария оказалась лишь первой среди равных. Выше по течению лежат криптохристианская Мачахела (в итоге разделённая между Грузией и Турцией), населённая поровну грузинами и амшенцами Борчка и Имерхеви с 14 грузинскими деревнями, главной из которых считалась Диобани, или Мейданджик. Как я понимаю, в нынешней Турции имерхевцы числятся турками, а останься здесь СССР, скорее всего их бы записали в аджарцы.

4г.


Ну а самой многочисленной группой грузинских мусульман считаются чвенебури ("свои") или мухаджироба - грузино-мусульманские беженцы из Российской империи, тонким ручейком утекавшие в Турцию с 1860-х годов вслед за черкесами, затем массово уходившие из Батумской области и наконец - бежавшие от Красной Армии. Но именно по этой причине чвенебури стоит искать скорее в Стамбуле, чем здесь. Общую численность грузин в Турции оценивают от 300 тысяч до миллиона человек, из которых примерно половина приходится на лазов.

4д.


Ну а Лазистан от Тао-Кларджетию отделяет Джанкуртаранский перевал, тяжёлые серпантины которого давно остались в прошлом. Турецкие горы поражают обилие мостов тоннелей, но самым крупным на нашем пути так и остался первый от моря Джанкуртаранский тоннель (5228м), пробитый сквозь Понт в 2010-14 годах:

5а.


Из Лазистана (Чанетии) мы въехали в Кларджетию, и попрощавшись с морем, помчались среди зелёных гор, прыгая с берега на берег речки Чухала:

5.


Здесь я просто постигал турецкий пейзаж с его компактными высокими домами, обилием тонких острых минаретов и немыслимой в нашей Стране Великих Равнин обжитостью крутых горных склонов:

6.


Неожиданностью же стало обилие древесины - таких гор брёвен у дороги не увидишь даже в Сибири близ китайских границ. И рубят их, что характерно, на дрова - мощной лесопильной промышленности у Турции никогда не было:

7.


В селе Демирчелер (в переводе Кузнецы) я так и не сподобился заснять 33-метровый каменный мост - чуть более капитального родича аджарских "мостов Тамары", строившихся тысячу лет назад на дорогах в стольный Артануч. Этот, правда, помоложе - 18 века, но скорее всего на месте рухнувших предшественника. Увы, он от дороги слева, а сидели мы у правого окна, поэтому за фото того моста отсылаю к vartumashvili, а мне в кадр попал только такой:

8.


Другой, арочный мост из двух пролётов, чуть меняющий направление на лежащем посреди русла валуне есть ниже по Чороху (см. здесь), у села Дюзкой (Чкхала), примечательном так же деревянной мечетью (1846). Впрочем, старинными мостами в Закавказье никого не удивишь, а грузинские деревянные мечети традиционно строили и расписывали артели лазов, поэтому здесь они почти такие же, как и показанных мной ранее Таго, Чхутунети или Квирике. Особенно в последней - её реставрировали турки, так что можно не сомневаться, что артвинские деревянные мечети выглядят примерно так же. Маршрутка Хопа!-Арвтин сделала недолгую остановку в невзрачном городке Борчка (10 тыс. жителей), где Чухала впадает в Чорох. А на выезде из города перед нами предстало ТАКОЕ:

9.


С 1980-х годов Турция активно развивает гидроэнергетику, превращая Тигр, Евфрат и Чорох в каскады ГЭС с поистине советским размахом. Причём евфратские плотины Ататюрка (2400 МВт) и Каракая (1800) сравнимы с крупнейшими волжскими ГЭС, а совсем новая плотина Илису (1200 МВт) на Тигре затопила "турецкую Мологу" - древний Хасанкейф. Чорох по расходу воды (285 м³/с) втрое уступает Тигру и вдвое Еврфату, но и его туркогидрострой исправно взял в оборот: короткая река (438км) будет перекрыта двумя десятками (!) плотин, в естественном русле оставшись разве что в черте Батуми. В Грузии турки в 2007-18 годах построили мини-ГЭС Хелвачури-1 (36 МВт), Хелвачури-2 (34 МВт) и Кирнати (14 МВт), а у себя - три "взрослые" гидроэлектростанция. Первая от границы - сооружённая в 1999-2006 годах Муратлинская ГЭС (110 МВт, масштаб Угличской ГЭС) с 44-метровой плотиной, ну а на кадре выше - её ровесница Борчкинская ГЭС куда более впечатляющих масштабов - мощностью (300 МВт) она сравнима с Рыбинской ГЭС, а высотой (86м) - с сибирскими гигантами вроде Богучанской. Серпантин карабкается вдоль плотины, за которой расстилается лазурь водохранилища.

10.


Выше ГЭС в перспективе долины реки Мургул показываются острые пики понтийских вершин Демиркап (3247м) и Магара (3136м). Но - лишь на минутку, скрываясь за отвесными скалами над Чорохом:

11.


Лес уходит прямо в воду - но я не знаю, это водохранилище после дождей поднялось или его заполнение продолжается:

12.


В царские времена Чорох был судоходен - правда, лишь для длинных плоскодонных лодок, которые называли здесь то каюками, то фелюками. Теперь тут и катера могли бы ходить, но зачем, если все горы в автодорогах? На воде привлекают взгляд круглые рыборазводные бассейны - это отсюда Турция заваливает Грузию дешёвой форелью:

13.


А вот мелькнула пусть и новая, но деревянная мечеть, которую наверное когда-то привезли сюда грузовиком да выгрузили краном. Деревянное зодчество на Турецком Севере - такой же верный признак, как и на русском, а где-то в горах под Самсуном и вовсе сохранилась древнейшая в мире деревянная мечеть начала 13 века.

14.


За очередным поворотом вдруг видишь цветастые дома, висящие где-то под облаками, а очередной короткий тоннель выводит прямиком в Артвин. Чороха этот город, центр русского округа и турецкого ила, касается окраиной, причём не столько северной - сколько нижней:

15.


Если советские генпланщики растянули бы 30-тысячный город на двадцать километров по дну ущелья, то турки предпочли построить его прямо в серпантине, и в общем этот удивительный для жителя Страны Великих Равнин рельеф я бы назвал главной достопримечательностью Артвина. Для турок этот городок считается олицетворением Кавказа, где пляшут лезгинку и пьют из рога вино. Особенно активно всем этим занимаются на летнем Кавказском фестивале ("Кафкасор"), проходящем каждый год в одном из окрестных селений. Кульминацией его становится бой здоровенных быков, о чём и напоминает скульптура у моста на въезде:

16.


И за этот мост, вверх по серпантинам, та маршрутка из Хопы нас и повезла. Артвин, однако, стоит отдельного рассказа, поэтому пока что продолжим путь вверх по ущелью Чороха. Отсюда и смена освещения - трижды мы покидали Артвин, маршруткой спускаясь к автовокзалу, в утренних сумерках, когда Солнце уже взошло, но ещё не заглянуло в долину:

17.


Но дальше Артвина не проедешь берегом Чороха:

18.


Выше города дороги уходят с обеих сторон от реки: левобережная (по ходу нашего движения - правая) ведёт отсюда в Эрзурум и большую часть Турция, а правобережная - в Ардаган сквозь большую часть ила Артвин. И хотя круты у Чороха оба берега, левый всё-таки чуть более пологий - там дорога как-то ухитряется выписывать причудливую синусоиду по склону. А вот на правом берегу встречает серпантин, на который и с земли-то смотреть страшно:

19.


Но забравшись на него - оказываешься вознаграждён роскошными видами на Артвин в полный рост и на причину всех этих ухищрений: где-то далеко внизу Чорох перекрывает Плотина Деринера. Строившаяся в 1998-2013 годах, по российским меркам она не впечатляет мощностью (600 МВт - масштаб Камской или Горьковской ГЭС), но размерами грандиозна - 700 метров по гребню и 240 метров высоты. Много ли это? Высочайшая в России Саяно-Шушенская ГЭС конечно длиннее и толще, но на 20 метров ниже, а бОльшую высоту советский гидрострой смог взять только в Нуреке (Таджикистан) и Ингури (Грузия). Стоит ли говорить, что для Турции это была стройка века, а Ибрагим Деринер - не президент или полководец из прошлого, а главный инженер, умерший незадолго до конца строительства.

20.


На кадрах выше и ниже видны чёрные порталы тоннеля эрзорумской трассы - с неё плотина Диринера почти не видна, а вот с ардаганской дороги - как на ладони:

21.


Дальше по эрзорумской трассе кипит стройка ГЭС Юсуфейли, плотина которой должна превысить 300 метров и стать высочайшей в мире. Но эрзорумская трасса остаётся по ту сторону водохранилища, да и от Чороха мы незаметно ушли. Здесь - его приток Берта, и под турецким названием скрывается ни что иное, как знакомая нам Имерхеви:

22.


Сами же горы Турции впечатляют немыслимой в бывшем СССР плотностью дорог, на склоне петляющих и пересекающихся не хуже, чем на горизонтальной поверхности:

23.


Между тем, наша первая остановка - как раз напротив эти мысов и заливов, километрах в 15 от Артвина. Здесь над трассой высоко висит село Хамамли, в переводе - Банное:

24.


Куда и побрели мы, покинув подхвативший нас у выезда грузовичок, по неасфальтированной дороге. В Армении или Грузии мы бы безусловно проехали эти 3 километра на попутке, и здесь бы тоже проехали... если бы попутка была! Однако Турция с её огромными автопошлинами и неимоверно дорогим бензином впечатляет пустотой своих роскошных дорог. Брели мы наверх минут сорок, а единственная проехавшая мимо машина не остановилась - и парой сотен метров далее мы увидели её припаркованной у одного из домов. Мы поднимались параллельно с солнцем, озарявшем горы за Бертой:

25.


Пейзаж Хамамли не впечатляет какой бы то ни было этнографичностью - в основном по склонам стоят каменные дома, как на позапрошлом кадре (только меньше), а за заборами сады да куры. Среди них привлекает взгляд единственный дом с мезонином, хочется думать - что царских времён:

26.


Он расположен по соседству с маленькой утилитарной мечетью (1958) и заброшенным храмом Долискана. Вернее, Долисканой грузины называли само село, основанное около 1500 лет назад и на турецкий манер переименованное лишь в 1920-е годы. А вот как называлась сама церковь на косогоре - теперь уже никто и не вспомнит:

27.


История грузин, как и история армян, теряется где-то в глубине веков, но первые расцветы её отделяют от нас тысячелетия. Следом за Колхидой поднялась Иверия, как греки и римляне называли царство Картли со столицей в Мцхете. С 299 года до нашей эры там правила полумифическая династия, или скорее цепь разных династий, в истории вошедших под общим названием Фарнавазидов. Среди них - Мириан III, крестивший Грузию в 327 году, и Вахтанг Горгасали, в 5 веке на подступах к Мцхете основавший крепость Тбилиси, а в этих краях - замок Артанудж с системой укреплений и монастырём Опиза, которым отводилась роль последнего прибежища на случай проигранной войны. Расчёт оказался верен: за века Картлийское царство распространилось далеко по долинам Куры и Чороха, но в итоге пало жертвой войн Рима и Византии с Персией, а добито было арабами в 735 году. И вот Тао-Кларджетия, прежде глухая горная периферия, прижатая к византийским владениям, стала прибежищем для грузин и армян, не желавших терпеть мусульманское иго. Одним из них был Ашот Багратуни, армянский князь из могущественного рода, в эпоху Великой Армении короновавшего царей, а корнями уходившего чуть ли не в Урарту. Вотчины Баграутни Спер и Тайк (Тао) лежали выше по Чороху, а Ашот в 786-809 годах был арабским наместником в Картли. После неудачного мятежа он и воспользовался "бункером Горгасали", укрывшись в Тао-Кларджетии и отстроив обветшалый Артанудж. Здесь, под покровом гор, с Византией в тылу, Ашот сплотил христиан на борьбу, собрал армию да заручился поддержкой византийского императора Льва V Армянина, в 813 году получив от него титул вассала-наместника - куропалата.

28.


Параллельно государственному строительству Кларджетию охватило духовное возрождение, первой точкой конденсации которого стал тот самый монастырь Опиза. Восстановленный в конце 8 века, он служил прибежищем самых набожных и образованных церковных людей со всей Грузии, одним из которых был подвижник Григол, воспитанный в царском доме и бежавший оттуда от перспектив стать епископом. В 782 году близ кельи умершего отшельника Хведия он основал новый монастырь Хандзта, вскоре отстроенный в камне на средства местного князя Габриэла Дапанчули. В том монастыре Григол Хандзтели взрастил несколько поколений учеников, основавших десятки обителей - так Кларджетия стала родиной грузинского монашества и вообще того облика грузинского православия, который нам известен теперь. Известный чудотворец, в келье которого во время молитв загорался свет, а людей спасало от неминуемой гибели одного его крёстное знамение, Григол Хандзтели стал духовником и для Ашота Куропалата. И хотя приходилось старцу порой заниматься такими вещами, как изгнание из царских покоев блудницы, всё же для Грузии он сделал примерно то же, что Сергий Радонежский для Руси - сплотил народ да благословил на свержение ига. Путь к возрождению Грузинского царства от Артануджа до Тбилиси растянулся на два века, но род Багратуни, на грузинский манер ставший Багратионами, так и правил Грузией тысячелетие, низложенный лишь в 19 веке русским царём. Сам же Ашот Куропалат был убит в 828 году арабскими агентами, внедрившимися в его войско под видом наёмников и поднявшими мятеж. Убит именно здесь, в Долискане, в двух десятках вёрст от Артануджа, а следом отсюда же в погоню за убийцами отправились мстители, настигшие их в некой Чорохской обителм. И Григол Хандзтели основал на месте царской гибели монастырь, к своей сотой годовщине в 920-30-е годы обзаведшийся каменным храмом.

29.


Среди десятков заброшенных обителей, развешанных по здешним горам, Долискана - пожалуй, самая доступная. И табличка у её ворот - на турецком, английском и грузинском, а когда мы уже уходили, микроавтобус привёз откуда-то снизу группу грузинских паломников.

30.


На южной стене - остатки декора, ангелы со стёсанными лицами и фигура царя Смбата I с макетом собора в руке - надпись древним грузинским шрифтом асомтаврули гласит "Христос, возвеличь царя нашего Сумбата и дай ему долгих лет жизни".

30а.


Церковь кажется вписанной в склон, но на самом деле изначально она стояла вполне симметрично. К 15 веку монастырь опустел, а горстке оставшихся христиан было не под силу ухаживать за большим каменным храмом. В 16 веке местные грузины и вовсе перешли в ислам, и видимо не без помощи турецкого начальства, взялись за реконструкцию собора. В его интерьере хорошо видно два яруса, отличающихся цветом. Верх, так и оставшийся белым, тогда переделали в мечеть, поверх христианских фресок небрежно нанеся суры корана. Низ же почернел от того, что превратили его в сеновал, а сырость, которую распространяло сено, уничтожила за века не что фрески, а даже штукатурку. Ну а для пущего эффекта турецкоподданные ещё и навалили земли с севера и запада, таким образом сделав первый ярус полуподвалом:

31.


На кадре выше обартите внимание на дверь - но ведёт она в чей-то сад, так что с той стороны церковь и не увидеть. Под слоем земли на северной стене могли сохраниться надписи или барельефы, но пока там никто не копал. Церковь, покинутую в 1958 году с появлением мечети, начало поглощать село, а там, глядишь, и на строительный камень бы её растащили. Но в 1967 году, вероятно не без помощи грузинских белоэмигрантов, в Хамамли наведались французские реставраторы. Они осмотрели храм, разобрали перекрытие двух этажей да сфотографировали фрески, с тех пор исчезнувшие без следа - храм так и стоит заброшенным, краски его продолжают тускнеть, а штукатурка осыпаться. От фресок 13 века остались мелкие фрагменты, поредевшие даже по сравнению с фото 10-летней давности:

32.


Гораздо больше росписей и сур гостя из России впечатляют надписи - приглядитесь, ведь вы можете их прочитать! Сверху: "1-ваго пластунского батальона Кубанского каз. войска сотник (Сергей) Муртузов, 15.08.1888". Ниже: "5 сотня 16-го Кубанского батальона казачьей сотни хорунжий (Мануил) Москаленко, прапорщики (Савкудз) Бек-Узаров, (Вадим) Ботышев и (Никита) Орлов. 1915 год. И со второй надписью всё более-менее ясно - турки тогда ненадолго заняли Артвин, устроили резню армян и русских, но вскоре были выбиты и отброшены аж за Евфрат. Сам батальон кубанских пластунов, этого казачьего спецназа, с 1878 года стоял в окружном Артвине. И больше озадачивает меня первая надпись, а вернее обстоятельства её появления в действующей мечети - может, тот дом с мезанином и правда остался от какого-нибудь казачьего поста на косогоре?

33.


Довершала картину забвения птица, весело прыгавшая по вертикальным стенам. Позже я ещё покажу роскошные соборы в Ишхане и Ошках, куда ехали дальше те же паломники - но это уже ил Эрзурум, а исторически область Тао. Долискана же так и осталась единственным храмом Кларджетии, который я смог посетить, хотя в общем над здешними ущельями развешан ещё десяток подобных руин - например, монастырь Парехи. Раньше было нетрудно увидеть руины древней Опизы, но несколько лет назад турки доломали их - не из идейных соображений, а при строительстве новой дороги. В википедии есть список известных в Турции грузинских храмов (в том числе погибших без следа), но без разделения на Тао и Кларджетию, а кое-что сохранилось и под Карсом, в глубине разорённых армянских земель. Гораздо более подробный пост о Долискане читайте у vartumashvili...

33а.


...а мы побрели вниз по залитому солнце склону. Экология экологией, а водохранилища в горах - это почти всегда неимоверная красота, в отличие от как правило труднодоступных горных озёр ещё и оплетённая дорогами. И мощные подпорные стенки напоминают, что так новую дорогу так врезали в горный склон не от хорошей жизни, а куда как более удобная старая дорога теперь глубоко под водой:

34.


Не знаю, что за гора показалась в перспективе реки на кадре выше, возможно - сам Карчал (3438), высшая точка Шавшетского хребта, соединяющего Понт с Малым Кавказом. Им (так же предположительно) мы любовались уже из Батуми и Мачахелы - кадр выше снят на север, в сторону Артвина. С серпантина Хамамли же видно, как на юге водохранилище разветвляется:

35.


Долискана весит над слиянием рек Берта и Куприлер, а по-грузински - Имерхеви и Артануджискали. То есть, монастырь присматривал за стратегической переправой перед Артануджем, до которого отсюда полтора десятка километров. Теперь над Бертой висит высокий современный мост, но где-то под водой, кажется, скрыт мост средневековый - по крайней мере мне упорно кажется, что я видел его фотографии на простенькую старенькую цифромыльницу, но вот нагуглить их теперь не могу.

36.


И утренний свет кадра выше не случаен: Бертский мост - развилка не только рек, но и дорог. Отсюда кажется, что ведут они почти в противоположные стороны, но на самом деле обе сходятся к Ардагану, некогда уездному городу Карсской области, где сохранилась чёрная турецкая крепость и пара русско-армянских домов. От Ардагана рукой подать до КПП Вале и стоящего за ним Ахалцихе, но только мы ехали там парой недель позже со стороны Карса, а вот эти две дороги для нас так и не сошлись. И мы поедем ещё от моста налево в другом посте про Шавшат и зелёные горы Кларджетии, но сейчас держим путь прямо, вдоль Купрелера, чуть выше по которому ждёт Артанудж:

37.


Однако 15 километров до него сложно проехать без остановок. Ашот Багратуни по достоинству оценил "бункер Горгсала" - мало того, что сам замок стоит на отвесной скале, так и к подножью его подойти можно только по узким ущельям. Скалы сгущаются вдоль трассы, как тучи перед грозой:

38.


И хорошо, что садясь в очередную попутку, я знал слова "Джехеннет-Дереси" - вот здесь вы видите вход в боковое ущелье?

39.


А он есть!

40.


Джехеннет-Дереси в переводе значит Адское ущелье. И с ним не свзано грустных легенд о княжне и чабане, бросившихся в пропасть от невозможности пожениться, или о Сорока девах, оборонявших вход от вражеской орды. Здесь грузины не копили силы для молниеносного удара во фланг мусульманам и турки не хоронили заживо армян. Нет, тут сугубо природный объект - но уж очень странный!

41.


На кадре выше - не пещера. В этом своде есть щель - но такая узкая, что в неё не везде просунешь руку, а над ней ещё и второй этаж:

42.


Не очень понимаю, почему ущелье "адское" - щель выводит в райского вида садик посреди отвесных скал:

43.


Здесь всегда тишина и прохлада, а жестокий внешний мир Передней Азии кажется наваждением:

44.


А может не рай, может дворец царя Фарнаваза? Щель приводит в цепочку гигантских залов, у которых будто провалился потолок:

45.


С какими-то укромными гротами, похожими на потайные кладовки:

46.


Из зала ещё один узкий коридор ведёт выше:

47.


И особенно он впечатляет, если смотреть прямо наверх:

48.


В таких бы скалах монастырь вырубить или некрополь царей... Но нет, и самое пожалуй удивительное в Адском ущелье именно то, что здесь не было ничего. Может, оно просто возникло во времена не столь давние и моложе той же церкви в Хамамли?

49.


В путеводителях пишут, что длина ущелья 2,5 километра. Но не заметили мы то ли как прошли их, то ли щель, ведущую в следующие круги этого странного уютного ада. Прошли мы дай бог сотню метров да упёрлись в тупик, вместо грешников да чертей обнаружив ещё живого, но окоченевшего по осени кузнечика:

50.


Снаружи же взирал на нас мудрейший в мире слон:

51.


Да одинокий турок в чёрной куртке, не очень-то похожий на туриста, встретился нам у выхода:

52.


Дальше мы всё-таки допрыгнули в Артанудж, достойный отдельного рассказа, а последнюю достопримечательность сегодняшнего поста увидели уже на обратном пути. Из того же поста Вартумашвили, что и про храм Долискана, я знал о крепости Фархатлы, или по-грузински Ахиза, так же висящей над Купрелером между его устьем и Артануджем. И вот, уже в сумерках на очередной попутке покинув Артанудж мы как-то удивительно легко, вопреки языковому барьеру, заобщались с водителем, и я упомянул "кале". Тот без лишних разговоров свернул перед порталом очередного тоннеля на пыльную грунтовку и просто объехал по ней прошитую трассой скалу, притормозив над речным обрывом:

53.


И на том берегу мы таки и правда увидели древнюю крепость, словно за петельку подвешенную на обрыв. Если узкие ущелья-коридоры на подходах к Артануджу могли быть надёжно перекрыты войсками, то более широкую долину Артануджисцкали защищал небольшой замок, который основал ещё Вахтанг Горгасали и восстановил Ашот Куропалат. Как я понимаю, стены эти не османские, а вполне честные древнегрузинские, и ещё в 1910-х годах за ними скрывались руины храма.

54.


Но мостов тут нет, и добраться в Фархатлы можно только из Артануджа. До него всего 4 километра, на которых Купрелер возвращается из глади водохранилищ в своё естественное русло:

55.


Про Артвин и Артанудж - в следующих частях соответственно.

Другие мои посты о Закавказье-2019.
Tags: Турция, дорожное, замки-крепости, индустриальный гигант, казаки, природа
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments