varandej (varandej) wrote,
varandej
varandej

Categories:

Артвин. Город на серпантине.



Артвин - уездный город (25 тыс. жителей) на реке Чорох и "столица" Турецкой Грузии, её исторической области Кларджетия, о судьбе, колорите и пейзажах которой была прошлая часть. Под уездом же можно понимать как ил Артвин на крайнем северо-востоке Турции, так и Артвинской округ Батумской области на крайнем юго-западе Российской империи, владевшей этими горами в 1878-1918 годах.

Самое впечатляющее в Артвине - расположение: город натурально висит на крутом склоне горы Куап (1747м), из-за которой выглядывает ледяная вершина Карчала (3428м).

2.


Причём так было всегда - вот таким Артвин в 1912 году попал в кадр Сергею Прокудину-Горскому. И запомните этот вид хорошенькое - не так-то мало из этих домов сохранилось:

3.


Сложись история иначе, наши генпланщики бы растянули Артвин, как какие-нибудь Алаверди, Нарын, Хорог или Дальнегорск, на 20 километров по долине узкой лентой, над которой висело бы село Дзвели-Артвини. Но турки подошли к делу иначе:

4.


На ровной площадке у берега Чороха, где в райцентре Грузинской ССР Артвини лежала бы главная площадь с помпезными сталинками ДК Гидростроителей и мэрии, памятником Шота Руставели на постаменте от Джугашвили и нижней станцией канатной дороги в Дзели-Артвини, с 2007 года расположился Чорохский университет. Хорошо ли в нём учат - не знаю, но корпус в виде стопки книг красив. При взгляде снизу, с показанной в прошлой части транзитной дороги за Чорохом, город выглядит просто многоярусным, как какой-нибудь Мурманск или Холмск. А вот сверху прекрасно видно, что он натурально вписан в серпантин:

5.


На кадре выше - вид вверх по течению Чороха, и за поворотом ущелья скрывается не самая мощная (600 МВт), но самая высокая в Турции (240м) ГЭС имени Деринера (1998-2013). При Советах она была бы построена лет так на 20 пораньше и была бы пониже, помощнее и имени Орджоникидзе. По тёмному левому (для нас правом берегу) уходит причудливой синусоидой трасса на Эрзорум, Анкару и Стамбул, а по обрывам слева вьются серпантин дороги на Ардануч, Шавшат, Ардаган, Тбилиси, Москву. К последним двум, впрочем, можно уехать и через Батуми, по дороге вдоль Чороха вниз. Но только сама дорога почти не видна из города - близлежащую скалу она прошивает тоннелем:

6.


Ну а между двух прошлых кадров стоит одинокая скала, увенчанная Артвинским замком, который видели мы только издали - на перемычке к нему располагается воинская часть. И некоторым путешественникам в сопровождении янычара турецкого солдата удавалось пройти в крепость, однако нам у обложенного мешками с песком КПП часовой лишь показал руки крестом да сказал "ясак!" ("Запрещено!"). Средневековыми крепостями этот край нашпигован не хуже, чем современными военными объектами, и в большинстве своём они либо по сей день заняты военными, либо упрятаны на высокие скалы, либо попросту наглухо заперты. Артвинский замок далеко не самый интересный среди них, однако он напоминает о том, что история у Города-на-серпантине долгая:

7.


Долгая - да почти не известная: царские археологи и историки за 40 лет русского господства успели исследовать Ани и только начать изучать Ардануч, и уездный Артвин остался для них не более чем базой экспедиций. Турки вопросом происхождения Артвина если и задаются - то вряд ли желают знать ответ. Для грузин Артвини остаётся в тени прочих древностей Кларджетии, и в общем активнее всех его историей интересуются армяне, пришедшие к выводу, что Арддвин - это ни что иное, как Новый Двин (см. здесь), колония беженцев от арабского ига, в отличие от приморских амшенцев (см. прошлую часть) осевших по эту сторону Лазистанского хребта. Впрочем, на "арт-" тут начинает много названий - Артануч, Ардаган, Арзрум (Эрзурум), продолжаясь Арташатами, Армавирами, Албаниями и Аланиями: их происхождение уходит в такие глубины истории, из которых самый древний армянский храм покажется современным искусством. Первый замок на скале, на дальних подступах к стольному Ардануджу, основал в 937 году грузинский царь Ашот II, и вопрос скорее в том, над армянской деревней он его построил или же армянская деревня под ним выросла. Дальше менялись эпохи, княжество Тао-Кларджетии разрослось до Грузинского царства с переносом столицы в Тбилиси, а его кочевники да феодалы раскололи на десяток княжеств, самым крупным из которых стало Месхетинское атабекство (Самцхе-Саатабаго) со столицей в Ахалцихе. И замок на утёсе отстроили и расширили то ли на рубеже 15-16 веков атабеки Джакели, то ли турки, в 1579 году взявшие над ними верх. Древний дом Джакели, однако, ещё в стародавние времена не смирившийся с тем, что царство досталось Багратионам и потому всегда слывший в Грузии фрондёрами и предателями, перед чужаками склонился быстро и легко. Атабек Манучар II стал Мустафой I, впервые среди высшей грузинской аристократии приняв ислам. Джакели удержали свой трон ещё на три столетия, поначалу как вассальные Османской империи монархи, а с 1629 как наследственные паши (губернаторы) образованного на месте их княжества Чилдырского эялета (провинции). Артвинский замок стал в нём центром Ливанского санджака (уезда), названный видимо по фамилии здешних наследственных губернаторов из другого грузино-мусульманского рода.

8.


Русская армия не доходила сюда ни в 1829 году, когда взяла Ахыску (Ахалцихе), ни с 1877, когда наши солдаты омыли сапоги в водах Чилдырского озера. Но по итогам той войны на Османскую империю была наложена огромная контрибуция, и с тяжким вздохом заглянув в казну, молодой султан Абдул-Хамид II решил рассчитаться натурой. Думаю, отдать соседний Батум ему настоятельно порекомендовали русские дипломаты, ну а горную глушь вокруг Артвина в состав империи приняли, видать, по принципу "бери, пока дают". Ибо было здесь горный тупик, связанный с внешним миром лишь узкими ущельями, так что отдав Батум, логистически турки лишались и Артвина. Под Россией для нетерпеливых и готовых к тряске пассажиров тут всё-таки построили дорогу, по которой 95 вёрст до Батума с ночлегом в Борчке занимали около суток чистой езды. Но испокон веков важнее были козьи тропы по берегам Чороха, которыми вверх по течению ишаки тянули длинные плоскодонные лодки, в редких путевых заметках русской эпохи называвшиеся то каюками, то фелюгами.

8а.


Ливанский санджак под Россией превратился в Артвинский округ - изначально Батумской области, а в 1883-1903 годах, когда она упразднялась - Кутаисской губернии. В округе 50% населения составляли турки (турками официально и называвшиеся - до эпохи младотурок это звучало примерно как "хохлы" или "хачи"), 34% - грузины (в большинстве своём мусульмане из глухих долин), 14% - армяне и лишь 2% славяне. Представлявшие собой типичную колониальную администрацию, сосредоточенную почти исключительно в окружном центре. 1/3 славянской общины Артвина приходилось на великороссов, видимо гражданских специалистов и приказчиков, а 2/3 - на малороссов, к коим тогда причислялись кубанские казаки. На высоких берегах Чороха несла служба военная элита, казачий спецназ - пластуны из 1-го Кубанского батальона, чьи автографы в заброшенной грузинской церкви я уже показывал в прошлой части. При батальоне где-то в начале ХХ века была построена типовая Петропавловская церковь, своим посвящением напоминавшая о древнем кафедральном соборе стольного Артануджа:

9а.


Совсем не похожим на округ выглядел его центр, до революции числившийся местечком 7-тысячный Артвин, где 10% населения приходилась на тех же самых славян, 65% - на армян и лишь 21% - на турок. Грузин же тут жило и вовсе несколько десятков, причём рискну предположить - скорее приехавших из губернского Кутаиса христиан, чем спустившихся из Имерхеви и Борчки горцев. Более вероятно, что грузинская кровь текла в жилах артвинских турок и армян, среди которых они, попадая в город, ассимилировались в зависимости от вероисповедания.

9.


Ведь артвинские армяне - сущность не менее самобытная, чем те же амшенцы (армяне-мусульмане Понта) или черкесогаи (черкесоязычные армяне Западного Кавказа). Артвинский язык не был понятен остальным людям хай, очень сильно разбавленный тюркскими и грузинскими словами: скажем, фраза "девочка, куда идёшь?" по-армянски звучит "ахчик урес гнум", а по-артвински "гого вордиес артли" - ни единого общего слова! Более того, стараниями князей Джакели в Чилдырском эялете дал трещину главный барьер между армянами и всеми остальными народами - религия. Предавшие веру ради трона грузинские князья пытались быть большими турками, чем сами турки, и если в остальной Османской империи дискриминация христиан сводилась к дополнительным налогам и в общем терпимому поражению в правах, то здесь смена религии стала для армян и грузин вопросом выживания. Многие сдались и приняли ислам, но поняв, что Джакели куда влиятельнее карманных константинопольских патриархов, иные христиане далёких гор попросили защиты у Папы Римского. Окрестности Ахалцихе и Ахалкалаки в Грузии до сих пор слывут оплотом армяно-католичества, а о грузино-католических купцах я подробнее рассказывал в Батуми. Артвин от резиденции Джакели стоял далеко, поэтому здесь всё вышесказанное было не столь тотальным, но к началу ХХ века в местечке действовало 3 армяно-католических и 2 армяно-григорианских церкви, и католики составляли до половины горожан. Друг друга армяне разных вер не жаловали так же, как и мусульман: католики называли григориан "полорики" ("заблудшие"), а григориане католиков "почктраци" ("бесхвостые"). Так же самобытно, не похоже на других армян и различно между католикам и григорианами у ардвинцев было и всё остальное (например, свадьбы), но тут мне будет проще дать ссылку на выдержки из книги Арташеса Тер-Багдасаряна "Ардвин и ардвинцы" (на отдельном сайте и вот этом форуме). Армяне растили над Чорохом сладкий виноград сорта ркацители, главная производная которого на базарах Батума называлась "артвинским вином". Но теперь здесь не увидишь виноградников...

10а.


В начале Первой Мировой османская армия ненадолго захватила эти горы, и хотя геноцид был ещё не объявлен, а по ту сторону фронта за султана сражалось немало армян, вторжение сопровождалось резнёй. Турки перебили в Артвинском округе не менее 7 тысяч армян и русских, сравняли с землёй Петропавловскую церковь, а в 1915 года русская армия погнала их отсюда до озера Ван и Евфрата. Оккупация Артвина так и осталась единственной в ту войну победой Османской империи над Российской. Обе империи вскоре обрушились, но только наша - первой, и дальше с Артвином происходила типичная для тогдашнего Закавказья история: оккупация издыхающей Османской империей в 1918 году, с её распадом - возвращение в молодую Грузинскую демократическую республику, и наконец в 1921 году по Московскому договору приход сюда Турецкой республики всерьёз и надолго. Излёт войны, однако, способствовал тому, что "возвращение в родную гавань" для Артвина было куда менее кровавым, чем для Игдира или Карса. Армяне организованно переселялись отсюда в Советский Союз, в основном в Ростовскую Нахичевань и округу Апшеронска, до 1925 года. В раннем СССР местные выходцы были примерно тем же, чем стали на осколках Союза бакинские армяне, вплоть до руководившего Советской Арменией в 1960-66 годах артвинца Якова Зорабяна. Грузины-мусульмане же, не говоря уж о самих турках, и вовсе встречали кемалистов как освободителей. В 1936 году Артвин стал центром ила Чорох, 20 лет спустя ставшего Артвинским илом.

10.


Видимо в память о тех событиях на соседнем с городом отроге Куапа, по такому случаю названном Ататепе ("Отчья горка") в 2012 году появился крупнейший в мире памятник Ататюрку (22м) под 60-метровым флагштоком. В своей канонической позе "идущего против ветра" он, конечно, уступает Ильичам с Волго-Дона и Канала имени Москвы, но зато нависает над всей долиной, что Спаситель над Рио-де-Жанейро. Такое сравнение не случайно: именно идею "Ататюрк для турок что Христос для христиан" и вкладывал в этот монумент 80-летней скульптор Сыткы Кахведжиоглу. И на Ататепе, конечно, стоило подняться - оттуда отличные виды на город, а 60-тонную статую из железа и меди дополняют фрагменты гипсового макета в натуральную величину (справа на кадре выше). Но за 3 километра у здешних таксистов ценник 30 лир (300 рублей), а пешком сходить туда мы так и не нашли времени.

11.


Улица с кадра выше - центральная в Артвине, и за три дня в городе мы выучили на ней все лавки с сырами и сладостями, магазины с кока-колой и хлебом и кафешки с чорбой и донером. Улица выводит на главную площадь с современным зданием велаята, симпатичным питьевым фонтаном, остановкой маршруток, тремя Ататюрками (включая памятник) и шестью большими турецкими флагами (в кадре не все):

12.


Здесь же кучкуются гостиницы, и первые две оказались неимоверно дорогими (причём по одной это было видно, а в другой хозяева явно задирали цену для "мистеров"), а в третьей единственный раз на всём нашем турецком маршруте не оказалось мест. Но уже на крыльце нас вдруг окликнула по-русски бойкая женщина лет 50 с осветлёнными волосами, ставшая нашим проводником по Артвину. Звали её Лейла, была она из "тбилисских курдов" (то есть, видимо, езидов), а в Турцию приехала на заработки лет 15 назад и узнала этот город лучше многих местных. Тут надо пояснить, что с тех пор, как Россия в 2000 году ввела для Грузии визовый режим, на заработки грузины активнее всего ездят именно в Турцию, и в первую очередь, конечно, в приграничный Артвин. Благодаря грузинам понимающего по-русски человека в Турции проще найти разве что где-нибудь в Анталье. Горничные и уборщицы местных гостиниц через одну грузинки, и в ту гостиницу, где мы столкнулись, Лейла зашла поболтать к коллегам. Сама же она работала в другой гостинице, занимавшей соседний подъезд, и как я понял, была там фактически хозяйкой - официально лишь горничная, фактически она построила весь остальной персонал и в любых вопросах стала посредником с живущим в другом городе директором. Гостиница, конечно, оказалась дешёвой (сторговались мы на 80 лир за двухместный номер) и достаточно убогой - прокуренный холл, тесная лестница, неработающий душ, туалет "мусульманского типа" (то есть с дыркой в полу) да номер, где перегорела лампочка, а турок, когда полез её менять, истоптал своими носками всю простыню. Лампочку он так и не заменил, и Лейла пристроила нас в соседнюю комнату, где оказался сломан замок, а теснота была такая, что откидной столик раскладывался прямо над кроватью. Но о том, что за немногим большие деньги в Турции можно найти условия в разы лучше, я тогда ещё не знал. Да и мог ли я не остановиться в гостинице с таким видом?!

13.


Купола под окном принадлежали бане, куда, за неимением душа, видимо предполагалось ходить наводить чистоту:

14.


Лейла же, когда мы заселились, повела нас вверх по артвинским улицам, явно обрадованная возможностью поговорить на одном языке с кем-то кроме коллег-гастрбайтеров и опостылевших чванливых турок. Она показала нам, где поменять валюту, а где купить сим-карту (увы, и то, и другое в тот момент было на обеденном перерыве), причём с последней пообещала вечером помочь, выступив в роли переводчика. Короткий подъём от площади с велаятом выводит на другую, бывшую Базарную площадь с уцелевшим домиком царской эпохи поодаль и здоровенной Чарши-Джами - Базарной мечетью:

15.


Её тонкий минарет (1861-65) хорошо виден на кадре №3, который Прокудина-Горского, а вот основание здание воздвигнуто в совершенно непривычную эпоху - в 1956 году. Надо заметить, именно 1950-е в Турции стали мечетестроительным бумом: при Ататюрке секуляризация страны не сопровождалась разрушением храмов, но всё же и строительство их не слишком приветствовалось. А вот в 1940-50-х демократизация турецкого общества обернулась исламизацией, которую пресёк лишь военный переворот 1960 года. Резной минбар мечети остался, может быть, и от предшественницы, но в общем по её расписным сводам с витражами видно, что это почти новодел:

16.


Второе название мечети - Меркези-Джами, то есть Центральная: Базарной была скорее её предшественница, но видимо вместе со старым зданием снесли и сам базар. Теперь на его месте уютный солнечный сквер, кафе-мороженное да пара симпатичных деревянных скульптур, поставленных явно тогда, когда это ещё не было мейснтримом:

17.


Всё это осмотрели мы уже на обратном пути, а с Лейлой пересекли площадь быстро. Напротив мечети дома лепятся к крутому склону, и вместо переулка там лестница:

18.


За ней начинается старый город, о большинстве зданий которого я не рискнул предполагать, под Россией они строились, до неё или после. Вот этот здоровенный дом, например, виднеется на кадре №3 левее минарета:

19.


Однако выше площади остались довольно крупные куски старой застройки, почти не изменившиеся со времён Прокудина-Горского:

20.


21.


22.


23.


Безусловно, что в "пёстрой русской империи" уездный Артвин не был похож ни на один больше город:

24.


А фахверков тут явно было больше, чем в Остзейских и Привислинских губерниях:

25.


Хотя и исчезает колоритная среда Артвина просто на глазах:

26.


И как ни странно, бережнее всего турки относятся в этой части страны именно к русским домам, один из которых, ныне занятый, кажется, детской школой искусств, нам и показала Лейла:

27.


Самый эффектный вид на него открывается снизу, а вот вход располагается сверху, и подняться на следующий ярус можно только изрядно попетляв в закоулочках. У входа табличка на турецком, английском и грузинском поясняет, что на рубеже 19-20 веков это здание было построено как воинский штаб. Но области и округа тем и отличались от губерний и уездов, что в последних власть принадлежала гражданским чиновникам, а тут - военным. 1-й пластунский Кубанский батальон не просто охранял Артвин - он сам был его администрацией, располагавшейся, видимо, вместе с квартирами, на 4 этажах этого дома.

27а.


Не знаю, вывели бы нас переулочки, пойди мы от Русского штаба наверх, на следующую площадь с очередной новодельной мечетью. На практике мы от штаба направились вниз, а сюда поднялись уже на ночь глядя маршруткой:

28.


Эта площадь примечательна памятником лезгинке - как говорилось уже в прошлой части, Артвин для турок олицетворяет Кавказ, а летом в одном из окрестных селений проводится даже Кавказский фестиваль с боем быков. Ну а заводные кавказские ритмы и танцы в тюркском мире не менее знамениты, чем в русском:

29.


Что же касается нынешних артвинцев, то... Официально они, конечно же, турки, и в обиходе по-турецки говорят - какие-то послабления в этнической политике произошли лишь в 2010-х годах, но коснулись больше народов, и так твёрдо стоящих на своей идентичности - курдов, черкесов и лазов. Однако - вглядитесь в лица: ну какие же это турки? Грузины и есть грузины:

30.


Так как Артвин стал первым турецким городом на нашем пути, я не обращал тогда здесь на это внимание, но пересматривая свои фотографии после Эрзурума, Вана или Карса, я понимаю, что у артвинцев какая-то более мягкая, интеллигентная, городская внешность, чем у большинства жителей Турецкой Сибири:

31.


От площади с лезгинкой городские кварталы уходят на Ататепе, и кабы не сумерки (а из-за гор тут день на пару часов коровеч!), мы бы повернули правее, направившись к памятнику Ататюрку. Но понимая, что времени мало, мы выбрали левую улицу, идущую по самому карнизу горы. С карниза этого - отличный вид на центр, у левого края кадра можно даже разглядеть Русский штаб:

32.


С этой стороны, впрочем, тоже обнаружился солидный кусок старой застройки:

33.


В котором нашлась ещё пара зданий, схожих с Русским штабом:

34.


Вплоть до деталей декора:

34а.


Какая же это Турция? Италия, да и только!

35.


Эти дома, наверное, принадлежали армянским купцам и виноделам, за неимением ничего иного решившим взять Русский штаб за образец. А мастеров, быть может, хозяин этого вызвал откуда-то с севера - лепнина тут как на каком-нибудь купеческом особнячке на Тамбовщине:

35а.


Странное же расположение двух исторических центров, между которыми словно вырос овраг, напоминает, что дореволюционный Артвин представлял собой россыпь обособленных кварталов на склоне Куапа. И за оврагом осталась Базарная часть (Чарши-мелле), а это мог быть какой-нибудь Колорто, Камкасур, Кордзул или Хайпет - один из армянских кварталов.

36.


С этих улиц в гостиницу мы поднимались колоритными закоулками, на любом повороте опасаясь уткнуться в тупик.

37.


Странное ощущение, когда город окружает тебя со всех сторон, в том числе снизу и сверху, а между улицами и подъездами стёрта чёткая грань:

38.


Рельеф облагораживает даже самые стандартные многоэтажки:

39.


Когда у дома вход с одной стороны с первого этажа, а с другой - с последнего, не очень-то важно, что у него за архитектура:

40.


Многоэтажки в Артвине расположен в основном ниже Базарной части, вдоль того самого серпантина, которым поднимаются маршрутки от моста через Чорох:

41.


Армянских церквей в Артвине не осталось, старые домики по отдельности не впечатляют, и всё же сам пейзаж Города-на-серпантине не забыть:

42.


На изгибах главной улицы - и различные колоритные детали современности. Вот например реплика налии, грузинского кукурузного амбара - мне такие запомнились "визиткой" сельской Аджарии:

43.


Остановка с мотивами деревянной сельской Грузии:

44.


Макет оды (западно-грузинского деревянного дома) в лавке недалеко от гостиницы:

44а.


И хотя скрыта Грузия здесь под безэтническим эвфемизмом "Кавказ"...

45.


...на окнах многих домов, будь то фахверки или многоэтажки, сушатся цветастые карпеты:

45а.


Да и самих грузин мы встречали за день прогулки неоднократно. В одном месте, услышав русскую речь, нас окликнули двое мужиков в трениках, на лицах которых чётко читался неудачный визит то ли к начальнику за долгом по зарплате, то ли в госучреждение за какой-то бессмысленной, но незаменимой бумагой.
-Откуда приехали?
-Из России вот.
-И как, нравится?
-Да, очень красиво здесь.
-Это вы тут мало были. Турки не люди!
Впрочем, не знаю, что бы те же мужики сказали турку, случайно встреченному на просторах России...
Пяток зигзагов серпантина привели нас в Артомелинскую, или Среднюю часть - и то, и другое от старого названия Орта-мелле. Холм посреди многоэтажек здесь облеплен старым кладбищем:

46.


Над которым гордо стоит мечеть Орта-мелле, известная с 18 века (кадр Прокудина-Горского со стариком и двумя девочками - как раз с её двора), но в нынешнем виде построенная в 1970-е годы.

47.


У шедшего мимо турка я спросил, где здесь "культур-эви", по-нашему говоря - Дом культуры. На советские ДК, даром что рядом с советского вида пятиэтажками, он оказался совсем не похож:

48.


Скорее оказавшись сочетанием банального кафе с этнографическим музеем:

49


Занимающим бывшую усадьбу, видимо, турецкого сановника Бикан-оглу Яхья-ага вокруг его старейшего в Артвине дома (1799-1800):

50.


Не буду пытаться "на глаз" определить, что за народ мог строить это здание - грузинские дома в окрестных сёлах выглядят несколько иначе, так что я бы предположил, что аналоги надо искать где-то по ту сторону Понтийских гор. Впрочем, в окрестных деревнях и домов 18 века не осталось:

51.


На лоджии - кафе, а за резными порталами - пара жилых комнат:

52.


Столики в которых вполне спокойно уживаюся с предметами быта, собранными, видимо, по всей округе.

53.


Богатые артвинские дома традиционно состояли из трёх ярусов: внизу - кладовки, погреба и даже хлевы (свиней, кстати, тут даже христиане не держали - скорее всего, тупо потому, что их было негде взять), вверху - чердаки, сушильни и зимние холодильники для хранения фруктов. Жилой, как в огромных избах русского севера, оставалась совсем небольшая часть, которая, по кавказскому обычаю, включала ещё и гостевую комнату. Она, видимо, на кадре выше, просторная и пустая, но со снегоступами, сохнущими над очагом. А вот на кадре ниже хорошо видны долабы - ниши в стенах, выполнявшие роль шкафов. Там же выставлена утварь - например, деревянный таз "ташты" для мытья овощей и фруктов, посуда разных размеров и форм или туеса, в которых хранилось добро. Кроватей в здешних домах не было - спали на коврах и лавках:

54.


В самых богатых домах в русское время вешали тчаги (люстры), но здесь - лишь керосинки. И в каждой комнате - камин. Надписи арабицей напоминают, что жил в этом доме не армянин и не грузин-мусульманин, а турок:

55.


На витринах - просто предметы быта этого вроде и обделённого достопримечательности, но безмерно колоритного места:

56.


За достопримечательностями же в следующей части отправимся в Артануч - древнюю столицу Грузии в 30 киломтерах отсюда.

ЗАКАВКАЗЬЕ-2019
БОЛЬШОЕ ОГЛАВЛЕНИЕ. Азербайджан, Армения, Нагорный Карабах, Турция.
Аджария
Батуми. История и панорамы.
Батуми. Детали и колорит.
Батуми. Приморский бульвар
Батуми. Старый город.
Батуми. Южные окраины.
Батуми. Бензе.
Аджарское взморье. Чакви, Цихисдзири, Кобулети.
Горная Аджария. Махунцети и Мирвети.
Горная Аджария. Мачахела.
Горная Аджария. Хуло.
Лазистан. Гонио и Сарпи.
Турецкая Грузия - Кларджетия (ил Артвин)
Вдоль Чороха. Борчка, Хамамли, Адское ущелье.
Артвин.
Артанудж.
Шавшат и Карагёль.
Турецкая Гразия - Тао, или Тайк (ил Эрзурум)
Юсуфейли, Ишхан, Тортум.
Ошки и дорога в Эрзурум.
Олту (Олтиси).
О Турции в общем
Южная Грузия, Западная Армения и Восточная Анатолия. История Второй Сибири.
Транспорт Турции.
Среда, колорит и детали.
Люди и реалии Турции.
Tags: Турция, деревянное, дорожное, замки-крепости, казаки, этнография
Subscribe

  • КБЖД. Часть 6: Слюдянка и Байкальск

    Слюдянка - город (18 тыс. жителей) у западной оконечности Байкала, сросшийся воедино с показанным в прошлой части Култуком. Именно из Слюдянки…

  • КБЖД. Часть 5: Култук и окрестности

    Култук - небольшой ПГТ (3,7 тыс. жителей) у западной точки Байкала, где заканчивается показанная в прошлых 4 частях Кругобайкальская железная…

  • КБЖД. Часть 4: Шаражалгай - Ангасолка

    На Кругобайльской железной дороге хорошо: с одной стороны - скала, с другой - Байкал, впереди и позади единственная колея (дублированная тропкой),…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 29 comments

  • КБЖД. Часть 6: Слюдянка и Байкальск

    Слюдянка - город (18 тыс. жителей) у западной оконечности Байкала, сросшийся воедино с показанным в прошлой части Култуком. Именно из Слюдянки…

  • КБЖД. Часть 5: Култук и окрестности

    Култук - небольшой ПГТ (3,7 тыс. жителей) у западной точки Байкала, где заканчивается показанная в прошлых 4 частях Кругобайкальская железная…

  • КБЖД. Часть 4: Шаражалгай - Ангасолка

    На Кругобайльской железной дороге хорошо: с одной стороны - скала, с другой - Байкал, впереди и позади единственная колея (дублированная тропкой),…