varandej (varandej) wrote,
varandej
varandej

Category:

Хабаровск. Часть 3: улица Муравьёва-Амурского



В прошлых частях, посвящённых устройству, истории и колориту Хабаровска, я показывал Амурский утёс и район вокзала. Их соеденяет не кратчайшим, но интереснейшим путём главная в городе улица Муравьёва-Амурского, на Светланскую улицу Владивостока в чём-то похожая, в чём-то нет.

О том, кто такой Николай Муравьёв-Амурский, я рассказывал в первой части, но если уж совсем вкратце - то это был генерал-губернатор Восточной Сибири, дипломатическим путём забравший безлюдное Приамурье у Китая и мимоходом, как Юрий Долгорукий Москву, основавший Хабаровск в 1858 году. В той же первой части я рассказывал про "Три горы и две дыры": центр города строился на параллельных грядах Артиллерийской, Средней и Военной гор, разделённых глубокими оврагами речек Плюснинки и Чердымовки. Пока Хабаровск был деревней Хабаровкой при военном посту, главной в нём считалась Береговая улица, прыгавшая с горки на горку вдоль Амура, но пойдя в рост, селение как бы повернулось на 90 градусов к реке. Улица на гребне Средней горы оформилась в 1867 году и стала просто Большой, но уже в 1881-м, когда граф Амурский умер в далёком Париже, перед местными властями даже вопроса не стояло, как её переименовать. Очевидный, впрочем, минус такого названия - очень уж оно громоздкое и трудновыговариваемое! Как в народе называли главную улицу дореволюционного Хабаровска, я так и не разобрался. В нынешнем городе молодёжь старательно воркует "мурамурского", для старожилов же она - Карлуха. В 1922 году место Муравьёва-Амурского в хабаровской топонимике занял Карл Маркс, и последующие 70 лет улица его имени не спеша росла всё дальше и дальше от Амура, пока не упёрлась в аэропорт. По ней же в 1975 году запустили "аэроэкспресс" - троллейбус, до 2003 года состоявший в Хабаровске из одного маршрута, а потому приметой Карлухи стали провода. В 1992-м улице вернули историческое название, но - лишь в той части, где оно было актуально до революции. Поэтому начнём прогулку мы ещё на улице Карла Маркса:

2.


За Транссибом на ней примечателен Овраг Смерти - мемориал (1958) на могиле жертв белого террора. Но мы вышли на Карлуху по Ленинградской улице, кратчайшим путём от вокзала. За спиной остались мощные развязки и несколько сверкающих торговых комплексов, а впереди - пединститут (1934) с памятником Пушкину (1950) у входа и далее монументальная сталинка мэрии (1956). Пушкин в дальневосточных монументах неизменно печален - ведь в его времена в такую даль даже декабристов не везли...

2а.


На другой стороне - железнодорожный техникум с низом (1895) и верхом (1958) из разных эпох:

3.


И жилой дом (1952) с необычайно простой и красивой лепниной:

3а.


Почти напротив него - Хабаровский краевой музыкальный театр (1977), основанный в 1929 году и до постройки этого здания располагавшийся в бывшем Военном собрании на Амурском утёсе.

4.


За театром уходит в низину парк отдыха "Динамо" вокруг одноимённого стадиона, где есть даже участок дикого приамурского леса - Ботанический овраг. Стадион был построен в 1930-е годы, но сам парк начинался в 1913 году с Приамурской выставки:

5а.


Подобные прото-ВДНХ из временных павильонов устраивались в начале ХХ века в самых разных уголках Российской империи, как например Западно-Сибирская выставка в Омске или Туркестанская в Ташкенте, и как правило резко подстёгивали развитие своих городов. На Дальнем Востоке, однако, капиталами ворочили совсем другие люди вроде гамбургских купцов Густава Кунста и Густава Альберса во Владивостоке или Ивана Чурина из Николаевска-на-Амуре, а потому и набор павильонов тут был совсем другим.

5б.


А вот, например, павильон проложенной сквозь соседнюю страну Китайско-Восточной железной дороги:

5в.


Но от изначально временной выставки теперь следа не осталось, и за ворота парка мы так и не пошли. Напротив театра, чуть дальше по улице - пожарное депо (1930-31) из кирпичей разрушенного Градо-Хабаровского собора...

6.


...и жилой дом (1949), при ближайшем рассмотрении оказывающийся Домом со львами:

7.


Львы, подозреваю, как-то связаны с основанным в 1924 году Городским парком, лежащим за улицей Гайдара - конечно, Аркадия, а не Егора: своего "Мальчиша-Кибальчиша" одиозный красный командир написал в 1931 году в психиатрической клинике Хабаровского военного госпиталя (см. прошлую часть). Парк до 2005 года тоже был имени Гайдара, а до 1977 - имени Петра Комарова, советского поэта середины ХХ века, который жил и умер в стоящем за парком доме специалистов (1936).

8.


Ещё через квартал улица Маркса вливается в площадь Ленина, сразу впечатляющую своим простором. Она была устроена на месте существовавшего с 1873 года кладбища... но не при Советах, а в 1882 году. Тогда здесь разбили классический, в историческом смысле слова, майдан - пустырь у околицы, где встречались город и деревня. И в начале ХХ века никого не удивляло название Николаевской площади, вот только появилось оно здесь в том же 1882 году, когда цесаревич ещё пешком под стол ходил: отсюда уходил тракт к Николаевску-на-Амуре, который тогда ещё оставался одним из главных дальневосточных городов. При Советах Николаевскую сменила площадь Свободы, затем Сталина, и наконец с 1957 года - Ленина. Её размеры - 170 на 170 метров, и в местных источниках пишут, что была она второй по велиичне во всём Советском Союзе после площади Дзержинского в другом городе на Ха. На самом деле, как доказал с цифрами у меня в комментариях skupperfild, это далеко не так, и в России эта площадь скорее замыкает первую пятёреку, Самарской площади уступая в разы. Зато, как вы уже догадались, она вместила в 2020 году крупнейшие митинги нынешней России:

9.


Тем более и зрители у здешних митингов были какие надо зрители: высокое белое здание (1986) - это правительство Хабаровского края. Левее него - почтамт, основанный в 1901 году и где-то под советской облицовкой вроде бы сохранивший изначальные стены (кадр ниже), а правее - конструктивистская больница №2 (1937), открывающая собственно улицу Муравьёва-Амурского.

9а.


Напротив Белого дома - длиннющий Дальневосточный мединститут (1959-62) и Дальневосточный институт планирования (1948-54), ранее Высшая Партийная школа:

10.


На капители которой определённо стараются не смотреть местные либералы и монархисты:

10а.


Над северной стороне площади, откуда мы пришли, нависает огромное здание реального училища (1899-1903) с ранним памятником Ленину (1925) у ворот:

11.


Улица Маркса входит в северо-западный угол бескрайней площади, а улица Муравьёва-Амурского выходит из юго-восточного угла. Реальное училище, которое явно должно было замыкать её перспективу, оказалось чуть смещено, а эта роль досталась стоящей по соседству гостинице "Центральная" (1964). Ещё из сооружений на площади примечательны фонтан (1957), в октябре уже не работавший, и монструозного вида переход (2003) около ВПШ:

12.


Вот теперь мы на улице Муравьёва-Амурского. На первом перекрёстке с улицей Шеронова пересекаются две хабаровские "линии метро": трамвай, как и троллейбус, тут состоит из одной линии с короткими ответвлениями, тянущейся через большую часть города вдоль Амура. В той стороне, откуда он на этом кадре едет, на улице Шеронова располагается МинДаль, а во времена моей поездки и управление Дальневосточного федерального округа было. Занимали они одно, и при том не слишком большое, позднесоветское здание, но от этого перекрёстка до него пара километров, и я пожалел и времени на пешую прогулку, и денег на трамвайный билет.

13.


Другая сторона перекрёстка примечательна маньчжурским ясенем, который посадил в 1911 году Владимир Арсеньев. Как "великий земляк" он полностью присвоен Приморьем, однако в Хабаровске Владимир Клавдиевич в 1910-19 и 1924-25 годах возглавлял краеведческий музей, и именно по пути из его хабаровского дома в родную тайгу в 1908 году пал жертвой разбойников старый Дерсу Узала.

14.


Улицу Муравьёва-Амурского хочется сравнивать со Светланской во Владивостоке, но роднит их в первую очередь сам дальневосточный дух. В архитектурном плане я бы вспомнил тут скорее проспект Ленина в Екатеринбурге или Красный проспект в Новосибирске - с дореволюционными модерном и эклектикой тут переплетается конструктивизм, которым Хабаровск богат как ни один больше город в восточной половине страны. Считается, что причиной тому стал японский штурм 5 апреля 1920 года, начавшийся с массированной артподготовки. Но судя по pastvu, большие и красивые дома Советы без труда восстановили, а авангард пришёл на смену одноэтажным купеческим лавкам и деревянным халупам. У следующего перекрёстка с Волочаевской (прежде Барановской) улицей - жилой дом (1933):

15.


И Краевое Управление связи (1934), с 2008 занятое всякой всячиной:

16.


За Домом связи хорошо виден провал: по мере приближения к Амуру три хабаровских "горы" делаются всё заметнее. Плюснинку и Чердымовку ещё в 1960-х убрали в трубы, проложив по одну оврагов бульвары. К названиям их тут подошли с тонким юмором, сделав странную пародию на Владивосток: там полуостров Муравьёва-Амурского высится между Амурским и Уссурийским заливами, а здесь улица Муравьёва-Амурского проходит по гребню горы между Амурским и Уссурийским бульварами. При этом у долины Чердымовки более крутые склоны, поэтому направо по ходу движения от Карлухи уходят горизонтальные улицы, через квартал переходящие в лестницы на Амурский бульвар. Долина Плюснинки же более широкая и пологая, а потому левее Карлухи открываются просторные ложбины с Уссурийским бульваром на дне:

17.


Волочаевская спускается туда вдоль огромного (330 метров по двум фасадам) красного здания:

18.


Двор которого состоит из пары террас:

19.


Это построенный в 1947-53 годах жилой Дом Чекистов:

20.


А напротив - и их место работы, здание краевого ФСБ, в столице Дальнего Востока не уступающее размером штабу военного округа (см. прошлую часть). Теракты в этих краях устраивали разве что бандиты в ходе криминальных войн, сепаратисты (хоть и провозгласили по республике в каждом регионе) почти не выходят из интернета, а вот на границах тучи ходят хмуро, и границ у ДэВэ в изобилии. Так, пару лет назад один мой знакомый со своей девушкой нелегально переправился на катамаране через Берингов пролив, а миновав Канаду, от американских пограничников узнал, что из России его разыскивают по обвинению в работорговле.

21.


Так что поднимемся из Волочаевской ямы обратно на Карлуху. Госбанк при всей модерновости облика - вполне себе советский, построен в 1927-29 годах на замену старому зданию на Амурскому утёсе, где теперь военный музей. Соседний Крайпотребсоюз (1929) - его ровесник:

22.


На другой стороне улицы - канцелярия Приамурского генерал-губернатора (1895-96), внешне унылая и казённая, однако именно отсюда управлялся предреволюционный Дальний Восток. Да и революционный тоже - именно в ней располагались и Дальсовнарком, и штаб атамана-разбойника Ивана Калмыкова. Но в общем канцелярия, в 1931 году ставшая жилым домом, совершенно теряется, а всё внимание здесь оттягивается на себя Дом-коммуна (1931-33), пожалуй самый яркий в Хабаровске памятник конструктивизма:

23.


Причудливо ветвящийся корпусами вглубь квартала. Дом вмещал собственные столовую, школу, клуб, спортзал, амбулаторию со светолечебницей, но для кого-то был коммуной с удобствами на этажах, а для кого-то - и апартаментами в несколько комнат с ваннами и туалетами. В основном тут селились НКВДшники, и к 1940-м стало их так много, что чекистский квартал стёк красным домом вниз по Волочаевской:

24.


Кадры выше, между тем, тоже сняты с Волочаевской, на которой по соседству обнаружились очаровательный особнячок нотариуса Павла Пахорукова (1911-12)...

25.


...и сталинка, начатая в 1935 году как больница, а законченная в 1952 силами пленных японцев как колледж искусств:

26.


Сменивший, как водится, много названий, но для местных раз и навсегда оставшийся побратимом питерского ВсеГеИ - Хабаровским училищем искусств.

26а.


Возвращаемся на Муравьёва-Амурского. За следующим перекрёстком, напротив другого угла Дома-коммуны встречает новостройка, сразу заставившая меня вспомнить печально известный московский "Военторг":

27.


В основе это один из красивейших в старом Хабаровске доходный дом купца-лесопромышленника Александра Архипова (1912-13), в 1920 году потрёпанный японским обстрелом, но уже к 1924-му восстановленный достаточно, чтобы в нём разместился Дальревком и органы Дальневосточной республики. Краевой исполком и обитал здесь до 1930 года, а затем здание в здании устроили ЦУМ, оставив при реконструкции по сути лишь саму коробку стен. Башня на углу, как я понимаю - и то новодельная:

27а.


К ЦУМу примыкает Дальневосточный банк (1929), в отличие от Госбанка вполне себе конструктивистский. А в 2000-2003 работал здесь небезызвестный periskop.su:

28.


Напротив - доходные дома Волковинского (1913, ныне ТЦ "Волковинский-Холл") и Зандау (1906) с кинотеатром "Совкино". До 1924 года синематограф назывался "Гранд-Иллюзион", а его основательница Анна Подпах продолжала дело мужа, который открыл кинотеатр в 1897 году в деревянном сарае, а когда таковой сгорел - загрустил и опустил руки.

29.


Над кварталом нависает пара советских высоток краевых министерств, а на углу высится белое здание "Главдальстроя" (1937). Зловещие корень и дата пусть не вводят в заблуждение: в сталинские времена это была всего лишь гостиница "Уссури" для командированных специалистов, от которой вплоть до распада Союза на первом этаже оставался лучший в городе ресторан. "Главдальстрой" же здесь открылся в безобидном 1963 году, через несколько лет после упразднения магаданского "Дальстроя".

30.


Через улицу Запарина от него стоит, пожалуй, самое унылое здание всей улицы Муравьёва-Амурского - ещё один корпус мединститута, перестроенный в 1975 году...

31.


...из женской гимназии, весьма необычные здания которой занимали целый квартал. На углу нынешней улицы Запарина (тогда Барабашевской) располагалось общежитие (1909):

31а.


В середине - основной каменный корпус (1899), а на другой стороне квартала - изначальный деревянный (1894):

31б.


Напротив места, где они стояли - кинотеатр "Гигант", построенный в 1931 году, но актуальность названия не потерявший - не знаю, как они там помещаются, но в нём 4 зала на 1137 мест:

32.


К кинотеатру примыкает Дом Советов (1929-30), а с угла открывается вот такой вид - целой перспективой в стиле конструктивизма во всей России могут похвастаться всего несколько городов:

33.


Дом Советов и ныне занимает Краевая дума, а соседствует он с бывшей Городской думой, или точнее Городским домом (1907-09), так как администрация дореволюционного Хабаровска преспокойно сдавала нижние этажи под магазины и ателье. В 1913 году здесь выступал с лекцией сам Фритьоф Нансен, тогда пытавшийся пройти за одну навигацию СевМорПуть, но благоразумно свернувший в устье Енисея. Покатавшись по Сибири, он написал книгу, называвшуюся ни много ни мало "В стране будущего", и в общем тот визит спас миллионы жизней - в 1920-х Нансен возглавил проигнорированную западными правительствами помощь голодному Поволжью (см. Бузулук).

34.


Поволжье это здание, старожилам известное как Дом Пионеров, и заставило меня вспомнить: построенное по петербургскому проекту, органичнее оно смотрелось бы где-нибудь в Саратове или Самаре. В Хабаровске это почти официально красивейший дом города, но мне в нём отчаянно не хватает какой-нибудь местной специфики:

34а.


Доходник напротив построил в 1914 владивостокский купец со звучным именем Мегердыз Кишлалы, в очевидно тюркском происхождении которого я так и не смог разобраться. И в путеводителях обычно не пишут, но на некоторых форумах шепотом таки говорят, что в дореволюционном Хабаровске этот дом был известен в первую очередь своим борделем. В краю военных, старателей и моряков такие заведения не оставались без клиентов, а близость Азии снимала "кадровый" вопрос - местными японками восхищался даже такой бывалый секс-турист, как Антон Палыч Чехов. Дальше по улице видны Русско-азиатский банк (1908) и дом Гржибовского (1902) с красной башней, который мелькнёт ещё на нескольких кадрах:

35.


Впрочем, за следующим перекрёстком с улицей Калинина буквально подавляет своим машстабом здание Дальневосточной железной дороги (1936-41). ДВЖД уходит на восток от станций Архара на Транссибе и Хани на БАМе до Эгершельда (официальный конец Транссиба), Восточного порта Находки (самая дальняя от Москвы точка единой сети железных дорог), а на Сахалине ей принадлежат Корсаков и Ноглики - самые дальние станции по, соответственно, ортодромии и логистике. У неё современные поезда и активно курсирующие из Владивостока и Хабаровска электрички, самые мощные в стране локомотивы, а на товарных станциях кипит жизнь. Но в целом мне ДВЖД запомнилась весьма наглядной иллюстрацией того, что на Дальнем Востоке любой общероссийский маразм возводится в куб. В Дальнереченске глубокой ночью в пустующем зале пятеро охранников заставили нас при проходе через рамку не только вывернуть карманы, но и снять ремни, и рюкзаки распотрошить до половины. В Новом Ургале при входе в вокзал потребовали включить планшеты, а в комнаты отдыха соглашались селить только при условии сдачи рюкзаков в камеру хранения. Да и массовое "осараивание" вокзалов в безликий сайдинг началось именно с Дальнего Востока, и лишь в последние годы докатилось до запада страны. Доехав в 2020-м по БАМу до Новой Чары (принадлежащей уже Восточно-Сибирской железной дороге), станции ДВЖД мы вспоминали как страшный сон.

36.


Напротив - привет с улицы Карла Маркса, пара жилых домов 1965 и 1939 годов постройки:

37.


В бок железнодорожникам глядят старатели - офис артели "Амур" (ныне в холдинге "Полиметалл") с 2003 года занимает бывшую гостиницу "Дальний Восток" (1929):

38.


Перестроенную, в свою очередь, из дореволюционного отеля "Эспланад" (1913) в непривычном здесь духе северного модерна:

39.


На другой стороне Карлухи (который раз за пост я повторяю эту фразу?!) - местный "Кунст и Альберс" (1907-08): как уже говорилось, без магазина двух Густавов из Гамбурга, не достигших успеха в Шанхае и подавшихся во Владивосток, на Дальнем Востоке не обходится ни один старый город. И более того, почти в любом городе это одно из красивейших зданий, хотя хабаровский "Кунст и Альберс" всё же поскромнее, чем во Владивостоке или Благовещенске. В советское время был здесь Гастроном №1, почти не знавший дефицита.

40.


Так же на кадре выше видны новодельный ТЦ "Лотос" (2003) с колоннами, неплохо вписанный в старую застройку, и упакованный в леса дом с башней, который построил в 1912 году японский предприниматель Исиндзи Такеучи и открыл в нём отель "Русь". И это совсем не удивляет на фоне Владивостока, или вернее города Урадзи, где японцы, в основном из Нагасаки, держали в те годы до трети всех фирм.

40а.


Между тем, мы подходим к последнему кварталу улицы Муравьёва-Амурского - впереди уже виден обелиск на Комсомольской площади и обрыв в Амур. На последнем углу стоит доходный дом Пьянковых в типично хабаровском стиле с его маньчжурским кирпичом и лёгким налётом китайских мотивов:

41.


К тому же - с красивой дверью:

41а.


Средняя гора сужается здесь настолько, что уже и справа улицы идут ощутимо под уклон:

42.


А гребня едва хватает до красной линии:

43.


Со стороны Уссурийского бульвара по разные стороны Комсомольской улицы стоят маленькие и какие-то особо симпатичные дома Лухта (1912) и Кровякова (1911, фасад на кадре выше, а тут крыльцо).

44.


Последний, как и соседнее Общественное собрание (1901), с 1944 года занимает ТЮЗ:

45.


Как вы уже заметили, большинство кварталов улицы Муравьёва-Амурского - в три дома по фасаду. На последний перекрёсток выходит дом Хлебниковых (1901-02), за которым вдоль улицы Тургенева спускается в овраг дом специалистов Амурского речного пароходства (1934-52), близ которого мы начнём следующую часть:

46.


Но сперва - закончим эту, а значит снова перейдём:

47.


Последний, а по нумерации первый на улице Муравьёва-Амурского дом виноделов Хлебниковых (1912-13) я бы назвал красивейшим в Хабаровске: не столь роскошный, как Городской дом, но зато - безмерно местный. Там - просто яркий образец русского модерна, а здесь - шедевр его неповторимой хабаровской ветви:

48.


Обратите внимание, что первый этаж оформлен заметно иначе, чем другие - Плюснины (в честь которых, к слову, и речка под Уссурийским бульваром Плюснинка) построили его в 1891 году как винный склад, и это было первое частное каменное здание во всём Хабаровске. Да, теперь сложно представить, что уже в эпоху фотографий улица Муравьёва-Амурского могла быть такой:

48а.


Она строилась в камне от Успенского Градо-Хабаровского собора (1876-86), слово "град" в котором имеет немалый вес. Ведь заложен храм был как церковь деревни Хабаровка, а освящён как кафедральный собор не просто города (с 1880 года), а столицы Приамурского генерал-губернаторства (с 1884), первый руководитель которого Николай Корф был в нём же и погребён. На большинстве старых фотографий собор ещё без высоченной колокольни, построенной только в 1905 году:

49а.


В 1937 году храм снесли, и его реинкарнацию (по стройматериалам) на Карла Маркса я показывал в начале поста. Рядом, но не совсем на его месте в 1956 году воздвигли 22-метровый обелиск в честь героев Гражданской войны:

50.


Сам же собор был восстановлен в 2002-03 годах, но как бы "по мотивам", да к тому же 65 метров высотой. И при всей громоздкости облика, от которой будет страдать любой поборник безупречного архитектурного вкуса, мне новостройка нравится - не реплика, а воспоминание старожила, старый храм видевшего лишь в те года, когда деревья и дома были большими. Площадь же с его строительством распалась пополам, под обелиском оставшись Комсомольской, а под собором сделавшись Соборной. Так как границу двух площадей никто не прочерчивал, в Хабаровске их совокупность так и называют - Комсомольская-Соборная площадь.

51.


На переднем плане кадра выше - улица Шевченко, ранее Береговая, и по ней гуляли мы в посте про Амурский утёс. За ней площадь продолжает смотровая площадка над Амуром, фактически являющаяся крышей некоего подземного объекта:

52.


По левой (если идти от Транссиба к Амуру) стороне Карлуха на один квартал длиннее, чем по правой. Последнее здание на ней - сталинка Амурского пароходства (1932-34), а вот Казённая палата (1902) словно скатывается по склону вниз:

53.


Свою историю пароходство ведёт от судна "Аргунь", с борта которого в 1854 году Николай Муравьёв-Амурский командовал первым казачьим сплавом. Судоходные компании на Амуре стали возникать с первых месяцев под Россией в 1858 году, и лишь в 1922-м были сведены воедино. И хотя визуально Амур по сравнению с Волгой, Обью или Иртышом пустынен, на самом деле пароходство владеет флотом из 50 речных и 20 морских судов, а так же несколькими плавкранами. И только пассажирские линии все отданы частникам.

53а.


Над улицей Шевченко же, когда она была Береговой, стояла Арка Цесаревича - неизменный атрибут сибирских и дальневосточных городов, которые посещал в 1891 будущий Николай II в своём азиатском вояже. Только обычно это капитальные сооружения, снесённые при Советах и воссозданные в 2000-х годах, и лишь Хабаровск ограничился времянкой, уже в 1924 году изрубленной на дрова.

53б.


В следующей части погуляем по другим улицам Старого Хабаровска, в первую очередь именно в той стороне.

ПРИАМУРЬЕ (2018-20)
Дальний Восток-2018. Оглавление.
Байкало-Амурский маршрут (2020). Оглавление.
Средний Амур (2018)
Благовещенск. Амур.
Благовещенск. Зея.
Благовещенск. Старый город.
Благовещенск. Окраины.
Биробиджан.
Хабаровск. Амурский утёс.
Хабаровск. Вокзал, Военная гора и общий колорит.
Хабаровск. Улица Муравьёва-Амурского.
Хабаровск. Дома и улицы.
Хабаровск. Мост и база КАФ.
Нижний Амур (2020)
Комсомольск-на-Амуре. Вокзал и пропект Первостроителей.
Комсомольск-на-Амуре. Центр.
Комсомольск-на-Амуре. Проспект Ленина и Дзёмги.
По Амуру. Комсомольск - Богородское.
По Амуру. Богородское - Николаевск.
Николаевск-на-Амуре. Старый город и то, что от него осталось.
Николаевск-на-Амуре. Разное.
По Амуру. Чныррах и устье.
Tags: Дальний Восток, дорожное
Subscribe

  • И за Сибирь, и за Кавказ...

    По просьбам трудящихся, отвечу на регулярно задаваемые вопросы "Куда дальше поедешь?" и "О чём дальше будешь писать?". (фото из…

  • Дорога домой из Закавказья

    По наезженной дороге навстречу им шел пешеход. Время от времени он ложился и катился лежачим, а потом опять шел ногами. -Что ты, прокаженный,…

  • Ани. Часть 2: Центр, Цахкадзор и Цитадель

    Рассказывать про Ани нужно на одном дыхании, вот только слишком велик и роскошен этот покинутый город, чтобы всё его описание уместить в один…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 43 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • И за Сибирь, и за Кавказ...

    По просьбам трудящихся, отвечу на регулярно задаваемые вопросы "Куда дальше поедешь?" и "О чём дальше будешь писать?". (фото из…

  • Дорога домой из Закавказья

    По наезженной дороге навстречу им шел пешеход. Время от времени он ложился и катился лежачим, а потом опять шел ногами. -Что ты, прокаженный,…

  • Ани. Часть 2: Центр, Цахкадзор и Цитадель

    Рассказывать про Ани нужно на одном дыхании, вот только слишком велик и роскошен этот покинутый город, чтобы всё его описание уместить в один…