varandej (varandej) wrote,
varandej
varandej

По Амуру. Часть 1: от Комсомольска до Мариинского



Амур часто упоминается как одна из великих сибирских рек, но сибирского в нём - лишь холодные берега низовий да величественный простор. В остальном Амур верен Тихому океану, азиатский бассейн которого и называется Дальний Восток. Здесь быстрое течение, маленькие глубины, обилие рыбы и очень мутная, коричневая вода, так что все имена реки восходят к слову "чёрный". Русское название Амура - искажённое монгольское Хара-Мурэн, а вот маньчжурское  Сахалян в итоге досталось огромному острову против устья. По-китайски Чёрная река будет Хэйхэ, но чаще на том берегу уважительно зовут её Хэйлунцзян - Чёрный Дракон, которым Амур и правда кажется на карте: раздвоенный Шилкой и Аргунью хвост верхнего течения, туловище с 4 лапами притоков (слева Зея и Бурея, справа Сунгари и Уссури) и скалящаяся лиманом голова на длинной шее низовий. Длина собственно Амура - 2824км, а самый дальний в его бассейне исток Керулена лежит в монгольских горах в 5052км от устья. И в России, и в Китае Амур с расходом воды 12-14 тыс. м³/с - 3-я по величине река, только у нас за "бронзу" он борется с Обью, а в Китае - за "серебро" с Жемчужной рекой. Однако потому Амур и не сибирская река, что полнится он не столько снегами, сколько дождями летних тайфунов: здесь нет гигантских половодий в мае-июне, всё лето расход воды держится в районе 15-20 тыс. м³/с, достигая пика в сентябре, порой переходя в разрушительные наводнения. Куда Амур впадает - единого мнения нет: точно в Татарский пролив, соединяющий Японское море с Охотским и принадлежащий первому, но - севернее узкого горлышка пролива Невельского. Однако и то, и другое - не полярные моря, а потому в сравнении с Обью, Енисеем, Леной у Амура куда более обжитые низовья. По которым даже ходит "Метеор" из показанного в прошлых двух частях Комсомольска-на-Амуре в старинный Николаевск-на-нём-же.

На этом "Метеоре" теперь и отправимся, причём аж в 3 частях: 500 с лишним километров с 9 остановками он проходит за 12 часов и 5 с лишним тысяч рублей. И в первой части - про сам "Метеор" и амурское судоходство, старые русские сёла и недостроенные города в тайге.

Амурское речное пароходство, офис которого я показывал в Хабаровске, возводит свою родословную аж к пароходу "Аргунь" - флагману Первого Амурского сплава забайкальских казаков (1854), который возглавлял лично Николай Муравьёв-Амурский. И пароходство с флотом из нескольких десятков судов (треть из которых морские) в общем чувствует себя неплохо, но все пассажирские линии предпочло с себя скинуть. В Комсомольске-на-Амуре теперь занимается этим организация с красивым названием "КомПасс", расписания "Метеоров" (курсирующих с конца мая по конец сентября) публикуется региональными госорганами и важнейшими СМИ, а билеты онлайн можно купить через сайт RFBUS с 10%-й комиссией. И экономить эти 500 рублей я не советую: хотя, судя по взрывному росту цен (в 2018 билет был почти вдвое дешевле) "Метеор" явно готовят к закрытию "в связи с низким спросом", вредные жители Хабаровского края никак не желают ронять этот спрос: речной путь дешевле и надёжнее воздушного, короче и комфортабельнее автобусного, а потому и суда ходят с полной загрузкой.

2а.


Огромный речной вокзал Комсомольска-на-Амуре заброшен, и его функции выполняет куда как более соразмерный трафику дебаркадер. Оставив Олю в хостеле (так как два билета были мне не по карману), я прибыл сюда рано утром под назойливым холодным дождём. Прибыл на всякий случай за час до отправления - но в общем смысла в этом не было: посадка начинается за 10 минут, и толпа, кто с билетами из кассы, кто с rfbus'овскими распечатками, тут собирается только после 7 утра.

2.


Пожалуй, высшее достижение отечественного судостроения - это многочисленные скоростные суда на подводных крыльях, разработанные ещё в 1950-х годах горьковским инженером Ростиславом Алексеевым (см. Чкаловск). Способные разгоняться на воде до вполне сухопутных скоростей под 80км/ч, они активно поставлялись даже на экспорт, успев поработать в самых неожиданных местах вроде Эгейского моря или Темзы. За несколько десятилетий "скоростной флот" образовал целое семейство, куда входили и архаичные "Ракеты", и огромные морские "Кометы", и миниатюрные "Полесья", рассекающие амурские волны из Хабаровска в китайский Фуюань. Но самым удачным детищем Алексеева оказался "Метеор" - в 1961-99 годах в Сормове (Нижний Новгород) и Зеленодольске (Татарстан) было построено более 400 таких теплоходов, и прежде с борта "Метеора" я показывал Обь (Ханты-Мансийск - Берёзово - Салехард), а позже ещё покажу Ангару. Флот "КомПасса" - это "Омик" и два "Метеора": "Капитан Князев" и "Сергей Торбин", и на втором (на кадре выше - правом) мы и отправимся в путь. "Торбин" - один из самых молодых "Метеоров", построенный в Зеленодольске в 1990 году.

3.


На кадре выше - не посадка в Комсомольске-на-Амуре, а высадка в одном из приречных сёл: по большей части "Метеор" обслуживает именно деревни, хотя и в Николаевск прибывает не сказать чтобы пустым. Как и любой транспорт в глуши, он впечатляет горами сумок, коробок и ящиков. В задней части салона - касса для тех, кто садится в мелких посёлках и бортовой буфет:

3а.


Прошлые кадры сняты в основном салоне, а всего у "Метеора" их три, и самым комфортабельным считается носовой с панорамным обзором. Обратите внимание на лица: за свои 12 часов пути судно пересекает земли трёх коренных народов - нанайцев, ульчей и нивхов.

4.


С другой стороны из центрального салона можно подняться в курилку - палубой этот закуток назвать язык не повернётся, однако вахта путешественника - здесь:

5.


В курилке всегда адский шум - прямо под ней находится машинное отделение с двумя дизелями по 800 лошадиных сил (это очень много!). Соседняя дверь ведёт в гальюн, здесь выглядящий очень уютно:

5а.


6а.


И наконец - кормовой салон, соответствующий общему вагону или верхней боковой полке около туалета: в нём шумно, сильнее мотает на волнах (а качка "Метеора" похожа на турбулентность) и тянет соляркой от двигателя.

6.


Прошлые кадры я снял в основном на ходу, а в Комсомольске народ минут за 20 расселся по местам и снял маски, здесь ставшие сугубо ритуальным предметом для посадки. Как только взревел мотор - я побежал на палубу. Речной вокзал, три мокрые свечки на площади, отдыхающий с прошлого рейса "Капитан Князев" и белый пригородный "Ом-8" мгновенно остаются позади:

7.


Почти сразу мимо проносится судозавод, крытые цеха и заросшие стапели которого я показывал в прошлой части. В цехах на самом деле строятся корветы для Тихоокеанского флота, но на воду их спускают раз в пару лет и сразу увозят вниз по Амуру на барже - из-за мелей и банок в устье морские суда не могут своим ходом покинуть Амур, а потому достроечная стенка у АСЗ аж в Большом Камне близ Владивостока. Часть площадки и вовсе занимают лодочные слипы:

8.


В целом, может из-за пелены дождя, но Комсомольск с Амура не впечатляет - лесополка у воды, многоэтажки поодаль и далёкие трубы индустриальных гигантов. Здесь покажу лишь те, что не мелькали на фотографиях города - Комсомольский нефтезавод (1939-42) с ярким факелом и ТЭЦ-3 (1979-80, 360 МВт) с одинокой трубой высотой 240 метров, не удивлюсь если высочайшей на весь Дальний Восток. Она ещё будет провожать нас на БАМ:

8а.


Вниз по Амуру же Город Юности провожает грустным грязно-белым теплоходом "Василий Поярков". Надо заметить, подобные суда всемогущий СССР предпочитал заказывать в Восточной Европе, и едва ли не единственной целиком отечественной серией стали двухпалубные теплоходы проекта №860 "Ерофей Хабаров". Но тут уж обязывает география: в 1958-65 годах 4 таких судна для Оби строились в Тобольске, 2 для Лены - в Усть-Куте и 7 для Амура - в Сретенске. От Сретенска на Шилке до устья они и работали когда-то, где-то рейсовые. где-то круизные, а с распадом СССР частью ушли на слом, а частью превратились в своеобразные речные плавбазы, мобильные рыбоперерабатывающие цеха с общежитиями для рабочих. От Комсомольска до Николаевска я видел несколько таких судов, причём не только пришвартованных, но и вытащенных на берег. Подробный фоторассказ о "Пояркове" есть здесь.

9.


А вахта, едущая с началом путины на рыбзаводы представляла едва ли не основной контингент "Метеора". Господствующий типаж Дальнего Востока - мужики, здесь в основном из приамурских же селений. И дым их сигарет смешивался с дымом мотора, а меня почти непрерывно донимал разговорами пьяненький дядька, но я старался делать вид, что не слышу его. О том, как рыбовладельцы платят, я расспрашивал и даже записывал в блокнотик, но блокнотик я в итоге потерял на Ольхоне. Если по памяти - то где-то между 500 и 1000 рублей за тонну рыбы, однако в удачные дни артель может добыть и 100, и 200 тонн. Правда, не ежедневно: ловят на Амуре по графику, и местные убеждены, что запретные для них дни отданы китайцам. Тем более в иные годы не быть браконьером можно было лишь один день в неделю, а в 2020-м, если мне не изменяет память, ловили 2 через 2.

10.


Но промысловые суда - это примета амурских низовий, и не тематически, а географически этот кадр был бы уместнее разве что в третьей части:

11.


В целом, по сравнению с Обью или Волгой Нижний Амур выглядит откровенно пустынным. Его мутные воды бороздят в основном разъездные катера типа "Ярославец", которые строились верфями по всему Союзу, сюда попадая в основном с других рек:

12.


И баржи с буксирами-толкачами, строившимися в основном в Хабаровске. Однако если катер пришвартован в каждом селе, то грузовые суда, увиденные за 12 часов пути, можно было бы пересчитать по пальцам одной руки.

13.


От голубых и прозрачных сибирских рек Амур отличает вода цвета какао. Раньше, говорят, ещё и запах у неё был "аптечный" - правда, только ниже устья Сунгари, крупнейшего притока, на который нанизана половина Маньчжурии. Запах несли химикаты китайских полей и стоки китайских заводов, а вот цвет дают вполне естественные китайские лёссы. Как великая река Амур целиком формируется между Благовещенском и Хабаровском, принимая свои 4 главных притока ("лапы дракона"), а последнюю тысячу километров почти не меняется в размерах - Анюй, впадающий между Хабаровском и Комсомольском, и Амгунь, мимо устья которой ещё пройдём, реки тоже солидные, но всё-таки уже не тех масштабов. С Обью, ближайшей по величине российской рекой, у Амура паритет по среднегодовому расходу воды, а вот в пиковый месяц (там это июль, а тут сентябрь) он меньше вдвое. Но - как бы не шире и к тому же заметно быстрее, а стало быть - гораздо мельче. Сужаясь у мысов и расширяясь на плёсах, Амур мельчает по мере приближения к устью, и фарватер вьётся по грандиозному 2-3-километровому руслу узкой полосой не шире 50 метров. От Комсомольска "метеор" сразу прыгает под сопки правого берега:

14.


Там, защищённые от наводнений, и стоит большинство приречных сёл. Первые из них "Метеор" проходит без остановок. В Бельго, Верхнетамбовское и Нижние Хальбы курсирует тот самый "Омик", причём в одни с "Метеором" дни, отправляясь из города на час позже:

15.


В Нижнетамбовское же проще попасть по автодороге. И, конечно, моторная лодка тут не роскошь, а средство передвижения, а обилие стареньких "Жигулей" как бы напоминает, что возят они в основном мотор и снасти от гаража до берега:

16.


Нижнетамбовское - крупнейшее село в этой части Амура (800 жителей), и так было всегда, чуть ли не со времён его основания в 1861-м. Пермское, из которого в 1930-х вырос Комсомольск-на-Амуре, было дальней округой, а в одной из двух Тамбовок даже стоит его последняя изба, купленная у горожан и сплавленная сюда в 1960-е годы. Само Нижнетамбовское так же имело все шансы повторить судьбу Пермского - в тайге рядом с ним ещё лежат руины Бонивура, "недоношенного города" и "последней стройки СССР", где в 1986 году здесь был заложен огромный завод азотных удобрений. В удобрениях нуждались соевые поля Амурских прерий и наконец сумевший вырваться из голода Китай, однако из того же сырья можно было делать ещё и взрывчатку: в Амурске уже действовала патронная фабрика, а в Комсомольске строился торпедный (или ракетный) завод "Парус". Звучное название же - ни что иное, как фамилия революционера, "красного хиппи" Виталия Бонивура, которому белые в 1922 году, по известной легенде, живьём вырвали сердце. Однако пламя комсомольского энтузиазма задул ветер перемен: на стройку комсомольцы ехали не очень-то охотно, по большей части белорусы Чернобыль переждать, и проект свернули уже в 1989-м. Теперь тайга поглощает фундаменты нескольких зданий, среди которых одиноко стоит памятный камень, закладную табличку которого с посланием к комсомольцам 2017 года долго и упорно искали хабаровские блогеры-энтузиасты. Но не от той ли стройки в Нижнетамбовском остался аэропорт?

17.


За Нижнетамбовским левый берег выше правого, и я всё вглядывался в туманные вершины сопок - не покажутся ли Амурские столбы? На самом деле сомневаюсь, что их с воды даже в ясный день видно: от реки до скал порядка 15 километров. Однако это безусловно самое живописное место низовий, на некоторых кадрах напоминающее не столь о Красноярских столбах, сколь о "каменных болванах" Маньпупунёра. И точно так же обросшее всяческой эзотерикой о древних цивилизациях и ядерных войнах 15 века до нашей эры. Самих столбов не видать, однако их фундамент проглядывает из под леса:

18.


На правом берегу - Амурские дюны:

19.


Местами имеющие совершенно балтийский вид:

20.


А вот там же, по правому борту, проглядывает из зарослей явно железнодорожный мост с бурьяном вместо шпал и рельсов. Это остатки Стройки-507, на рубеже 1940-50-х тянувшей железную дорогу от станции Селихин к Сахалину. Вернее - к мысу Лазарева там, где пролив Невельского сужается до 8 километров - под дном планировалось проложить крупнейший в тогдашнем мире тоннель. С другой стороны к мысу Погиби двигалась Стройка-506, а задействовано на материке и Сахалине было до 27 тысяч рабочих. В основном - конечно же, заключённых Нижамурлага, а потому в 1953 году Стройка-506/507 повторила судьбу ямальской Стройки-501/503. На Сахалине успели пробить только трассу, не уложив ни метра полотна, а вдоль Амура было построено 120 километров полноценной железной дороги. Для пассажирского движения она, конечно, не годилась, а вот лес по ней исправно вывозили то ли до 1999, то ли даже до 2003 года.

21.


Её конечным пунктом остался посёлок Чёрный Мыс, вместо которого я сфотографировал соседний, и примерно вдесятеро более крупный (1,6 тыс. жителей) Ягодный с отреновированными домами и котельной. Вид его вселяет надежду на воскрешение мёртвой дороги - теперь через пролив Невельского планируется построить мост, следующий в очереди после Салехарда и/или Якутска, а кому нужен мост без подходов?

22.


В окрестностях Ягодного вдруг как-то очень резко распогодилось, чему я был, конечно же, безмерно рад. В хмари и мороси мы шли пару часов, то есть около 100 километров.

23.


За Чёрным мысом Амур резко сужается, а из тайги по левому борту показываются остроконечные Жеребцовские скалы:

24.


На берегах - ещё какие-то деревеньки в десяток домиков, доступные только на лодке или машиной по льду:

25.


В 10:50, на четвёртый час по выходе из Комсомольска, "Метеор" таки соизволил остановиться - в единственном на нашем пути левобережном селе Киселёвка (700 жит.):

26.


Какой-то особой истории у неё нет, но расположение под одиноко нависающей скалой на редкость живописно:

27.


А среди советских бараков выделяется котельная с узорами красным кирпичом по серому:

28.


Киселёвка одиноко висит на карнизе - вглубь тайги отсюда не ведёт ничего похожего на дороги, кроме разве что каких-нибудь лесовозных просек. По сути дела это южный край Северо-Востока, самой глухой и суровой части России, и если двигаться строго на север - в следующий раз тайга расступится лишь через тысячи километров Колымской трассой.

29.


Поэтому и высадка в Киселёвке одна из крупнейших - на борту "Метеора" сразу делается тихо и просторно:

30.


У берега - джипы и "буханки" с дальних выселков и лодки из окрестных деревень:

31.


Зимой проще - до Комсомольска можно доехать по льду.

32.


По соседству с Киселёвкой - очередные дюны на приречных островах. Обратите внимание на вертолёт, летящий куда-то на север, может быть в золотую артель:

33.


Очередной поворот - и по правому борту показывается лесосклад, тянущийся вдоль берега на пару сотен метров. Конечно же, повезут эти брёвна в Китай: баржи с брёвнами - основной речной трафик выше Хабаровска. При виде таких картин, конечно, делается страшно за сибирскую тайгу и жгуче стыдно за отечество, но на самом деле всё куда сложнее: Китай - действительно крупнейший покупатель российского леса, но Россия - не крупнейший для Китая поставщик. Весь этот лесосклад свободно поместится в трюмах океанского судна, один рейс которого перекрывает сотню рейсов амурских барж, поэтому гораздо больше леса в Китай попадает из Канады, высокотехнологичнейших США, а в последнюю пару лет ещё и, внезапно, из Новой Зеландии. Более того, по экспорту древесины в целом Россия всего вдвое превосходит Швецию и втрое Финляндию, в которых опустынивания как-то не заметно. Куда более серьёзная проблема дальневосточной тайги - не в том, что её валят, а в том, как: рассчитанные на быструю прибыль лесхозы-однодневки не заморачиваются не то что рекультивацией, а даже уборкой делянок от хвороста и валежника. Который очень хорошо горит, и каждый пожар уничтожает куда больше леса, чем сложено в этих штабелях. Словом - не от этого зрелища надо хвататься за голову:

34.


Лесосклад - основное предприятие следующего села со звучным названием Циммермановка (1,6 тыс. жителей). Словно вопреки которому над домами торчит не кирха и не синагога, а русская Пантелеймоновская церковь (2011-12) - едва ли не единственная на всём маршруте "Метеора" заметная с воды:

35.


Абрам Циммерман - это вовсе не какой-нибудь большевистский подпольщик или красный партизан, а первый начальник основанной здесь в 1861 году почтовой станции, из которой и выросло село. В 1953 году Циммермановка стала центром строительства "второй очереди" железной дороги на Сахалин, и до закрытия работ просеку успели протянуть даже чуть дальше, к стоящему в стороне от реки посёлку Решающий. Где-то между Циммермановкой и Нижнетамбовским даже сохранились полуразвалившиеся деревянные мосты.

36.


За циммермановскими избами проходит дорога, по которой из Комсомольска путь досюда занимает 4-6 часов. "Метеор", однако, всё равно проносится мимо без остановок. Лишь при очень низкой воде Циммермановка становится "запасным аэродромом" для Киселёвки, куда пассажиры добираются на моторных лодках.

37.


Здесь долина Амура приходит в канонический вид, знакомый по учебникам географии 7 класса: по левому борту - бескрайние топкие мари, простирающие к туманным хребтам:

38.


По правому - лесистый коренной берег, порой проступающий скалами. И характерный абрис компактного массива километровых гор, который, сложись история чуть иначе, мог бы быть задним планом большого города:

39.


Вот впереди появляется грузный мыс, с одной стороны похожий на старый чугунный утюг:

40.


А с другой - на гигантского замшелого носорога. Обратите внимание на метку слева - вода в сентябре 2020 года стояла гораздо выше обычного, но как видите, до прошлых наводнений было ещё далеко:

41.


За скалой обнаружилась деревенька Калиновка, по которой сама скала зовётся Калиновский мыс. Но проезжая мимо, я не сомневался, что вижу мыс Джай, который мог бы быть сейчас вместо Хабаровского утёса:

42.


Настоящий мыс Джай оказался довольно невзрачным и едва выступающий из береговой линии - думается, я бы вовсе его не заметил, если бы перед ним не стоял дебаркадер:

43.


К которому вновь стягивались машины по кромке высокой воды...

44.


...и моторные лодки:

45.


Обратите внимание, какие разные лица у людей за рулём двух разных транспортных средств - чоткий посёлковый пацан и хмурые таёжники. Но и на тех, и на других - печать сурового края:

46.


За мысом Джай стоит Софийское - средних размеров село (600 жителей), непроросшее зёрнышко города. Проведя во главе забайкальских казаков 4 сплава по Амуру, договорившись с китайцами о новых границах и основав на реке несколько десятков селений, будущей дальневосточной столицей Николай Муравьёв-Амурский видел не Благовещенск и не Хабаровск, а Софийск, который заложил на этом берегу в 1858 году и авансом дал ему статус окружного города. Не очень понимаю, чем был обусловлен такой выбор, вероятно - положением на пол-пути от китайской границы до моря, но во всяком случае на этой фотографии 1870 года запечатлён расцвет Софийска. Николаевск как порт был оттеснён на второй план Владивостоком, а китайцы почему-то не спешили брать реванш, и открытость речной торговле определённо стала важнее защищённости от атак с того берега. В таких реалиях, конечно, самым выгодным расположениям обладала стоявшая напротив стрелки Амура и Уссури деревня Хабаровка, выросшая у военного поста, и вот уже она обрела статус города, стала центром Приморской области от Хасана до Чукотки и Приамурского генерал-губернаторства от Забайкалья до Командорских островов, и только окружные (аналогичные уездным) администрация и полицейское управление продолжали сидеть в глухом Софийске, будто в ссылке за растрату средств. Наконец, в 1896 году Софийская округа стала Хабаровской округой, и исход обрадованных чиновников практически уничтожил Софийск - в нём осталось всего 14 дворов. Забавно, если хоть несколько месяцев эти дворы ещё числились городом, статуса которого Софийск лишился в том же 1896 году.

47а.


Тем не менее, накануне своего разжалования Софийск успел внести особый вклад в развитие Приамурья: в 1894 году в устье Джайского ключа был вырыт котлован, ставший сухим доком. А на нём, из сделанных на верфи в бельгийском Самбре и привезённых по заказу "Доброфлота" американской компанией фрагментов были склёпаны первые на Амуре железные суда "Ретвизан", "Цесаревич" и "Барон Корф". Последний стал при Советах "Коминтерном" и в 1932 году высадил у села Пермского первый десант строителей будущего Комсомольска-на-Амуре: так, пусть и на сотню лет позже, посеянное графом Амурским зёрнышко всё-таки проросло новым городом в двух сотнях километров выше по реке.

47.


Софийское же в 1930-х годах пытались развивать как военную базу, прикрывавшую Город Юности со стороны устья Амура. В 1958 году ушли и военные, однако советского импульса хватило, чтобы Софийское удержалось на плаву. Ныне - село как село с глядящим на пристань полузаброшенным зданием дома культуры:

48.


И башней элеватора (1934) продовольственных складов армейского резерва, как маяк провожающей вниз по Амуру:

49.


Мимо каких-то ещё обломков былого щита страны:

50.


За Софийском правый берег вновь начинает разглаживаться, а за узкими болотистыми косами блестит серая вода:

51.


Если в Магаданской области одной из главных достопримечательностей служит озеро Джека Лондона, то здесь за очередной косой открывается простор озера Кизи. Хотя, конечно, автор "Над гнездом кукушки..." не при чём - название озера давнее, и восходит к языку уже не нанайцев, а ульчей, угодья которых начинались ниже мыса Джай. Узкое и длинное, состоящее по сути из трёх речных заливов, озеро Кизи тянется на 55 километров, всего 9 километров не доходя до моря. По перешейку и проходит автодорога, а значит на полсотни километров от нас нет дорог:

52.


Зато словно видение, в небе возникают белые шары - это радиолокационная станция, оставшаяся от действовавшего в 1938-48 годах военного аэродрома. Вскоре ближе, у берега, из-за леса показывается следующее село:

53.


Вернее, пара почти сросшихся и почти одинаковых (по 500-600 жителей) сёл - советский Мариинский Рейд с остатками воинского памятника:

54.


И цветастым зданием отреновированной школы:

55.


И собственно Мариинское с третьей от Комсомольска пристанью:

56.


Это одно из первых русских поселений Нижнего Амура - в 1853 году его основал как Мариинский пост не Николай Муравьёв-Амурский, а Геннадий Невельской. Наверное, к годовщине его основания откуда-нибудь из Хабаровска сюда привезли часовню да поставили на скале. Местным жителям толком не объяснив, что с ней делать - дальневосточник молиться привык своим двум рукам, а не богу.

57.


Мне же остаётся лишь воображать, что чувствовали казаки Первого Амурского сплава в 1854 году, пройдя 2000 километров по чужой, малолюдной, враждебной земле и вот наконец повстречав своих с боеприпасами и провиантом.

58.


Покинув Комсомольск-на-Амуре в 7:40, в Мариинское мы прибыли в 12:20. Позади - 4,5 часа пути, и это - даже не половина! Но о том, что ждёт за поворотом, я расскажу в следующей части.

ПРИАМУРЬЕ (2018-20)
Дальний Восток-2018. Оглавление.
Байкало-Амурский маршрут (2020). Оглавление.
Средний Амур (2018)
Благовещенск. Амур.
Благовещенск. Зея.
Благовещенск. Старый город.
Благовещенск. Окраины.
Биробиджан.
Хабаровск. Амурский утёс.
Хабаровск. Вокзал, Военная гора и общий колорит.
Хабаровск. Улица Муравьёва-Амурского.
Хабаровск. Дома и улицы.
Хабаровск. Мост и база КАФ.
Нижний Амур (2020)
Комсомольск-на-Амуре. Вокзал и Амур.
Комсомольск-на-Амуре. Проспект Ленина и Дзёмги.
По Амуру. Комсомольск - Мариинское.
По Амуру. Ульчский район.
По Амуру. Окрестности Николаевска.
Николаевск-на-Амуре.
По Амуру. Чныррах и устье.
Tags: Дальний Восток, дорожное, природа, транспорт
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Однако

    Поездка на Кавказ только завтра начнётся, а уже весело. Смотрю, осетино-ингушские страсти кипят похлеще армяно-азербайджанских. Так что если что…

  • И за Сибирь, и за Кавказ...

    По просьбам трудящихся, отвечу на регулярно задаваемые вопросы "Куда дальше поедешь?" и "О чём дальше будешь писать?". (фото из…

  • Дорога домой из Закавказья

    По наезженной дороге навстречу им шел пешеход. Время от времени он ложился и катился лежачим, а потом опять шел ногами. -Что ты, прокаженный,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 56 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Recent Posts from This Journal

  • Однако

    Поездка на Кавказ только завтра начнётся, а уже весело. Смотрю, осетино-ингушские страсти кипят похлеще армяно-азербайджанских. Так что если что…

  • И за Сибирь, и за Кавказ...

    По просьбам трудящихся, отвечу на регулярно задаваемые вопросы "Куда дальше поедешь?" и "О чём дальше будешь писать?". (фото из…

  • Дорога домой из Закавказья

    По наезженной дороге навстречу им шел пешеход. Время от времени он ложился и катился лежачим, а потом опять шел ногами. -Что ты, прокаженный,…