varandej (varandej) wrote,
varandej
varandej

Category:

Эрзурум. Часть 1: от Конгресса до крепости



Если тоскливые плато Восточной Анатолии, куда выбрались мы в прошлой части из уютных ущелий Турецкой Грузии - это Вторая Сибирь, то Эрзурум - её Иркутск. Крупнейший город на дальнем востоке Турции (358 тыс. жителей), в целом по стране едва входящий в двадцатку, исторически он был плацдармом тюркской экспансии в Западную Армению. Теперь же, когда Западной Армении больше нет, Эрзурум известен с одной стороны как интеллектуальный центр возникшей на её руинах Восточной Анатолии, а с другой - как самый суровый и замкнутый, самый набожный и патриархальный, самый холодный город Турции.

Ну а Россия в лице своей армии входила сюда трижды, и на третий раз Эрзурум успел пару лет побыть губернским городом, а на первый раз стал единственной заграницей, которую посетил великий русский путешественник Александр Сергеевич Пушкин. Его "Путешествие в Арзрум", правда, вышло совсем уж в стиле "кр.сес.тал"., я же об этом городе расскажу в 3 частях. В первой пройдёмся от весьма примечательного места нашего ночлега до крепости Мечеть-кале, заодно оценив общий колорит и панорамы.

...Итак, на закате мы попрощались с огромным грузинским собором в селении Ошки (см. прошлую часть), спустились к трассе, и часок помёрзнув на обочине, поймали машину до Эрзурума. Респектабельный интеллигентный водитель ехал в аэропорт, и высадил нас на объездной у дороги в город. В темноте мы пошли по окраине, совсем не отличимой от окраин российских или хотя бы казахстанских городов с бесчисленными магазинами стройматериалов, рассады, автозапчастей, перемежающимися с автосервисами. Затем мы увидели автобус на остановке и побежали к нему, а внутри даже не сразу поняли, по адресу ли сели - весь салон был заполнен мужиками от 20 до 40 лет, будто автобус вёз в город смену какого-нибудь завода. Но мужики как-то, сквозь языковой барьер, объяснили нам, что нужно заплатить за билет 4 лиры (около 40 рублей), а как потянулись мимо жилые кварталы - и автобус пошёл со всеми остановками. Нет, был он вполне рейсовый - просто нечего приличной турчанке в этом городе под вечер на автобусе по окраинам разъезжать. На maps.me я усмотрел целый конгломерат гостиниц, тогда ещё не поняв закономерности, что в Турции гостиницы всегда группируются кварталами. В одной из них, чуть поторговавшись и сбросив цену со 120 до 80 лир за 2-местный номер, мы и нашли приют. В локанте под окнами, чуть не провалившись в потёмках в угольный погреб по соседству с дверью, мы поужинали чорбой и пиде, а на улице откровенно покусывал холод. Морозным утром я выглянул в окно и увидел такую картину: нагромождение домов, пахучий купол дыма угольных котлов да висящий на горе Топдаг форт Меджидие, отбивший в 1878 году штурм генерала Василия Геймана.

2.


Узкие улицы встретили нас замёрзшими лужами и клочьями снега в тени:

3.


У некоторых улиц - весьма колоритный вид:

4.


А изредка среди плотной застройки второй половины ХХ века попадаются куда более старые дома - как например вот эта баня, в которую, быть может, ещё Пушкин заходил:

5.


По большим улицам колесят долмуши (маршрутки) нескольких видов (подробнее см. здесь) и те самые автобусы с проездом по 4 лиры и остановками не каждый километр, а также отнюдь не единичные повозки. Надо заметить, в Турции это гораздо более редкое зрелище, чем в Средней Азии, Азербайджане или Украине, а в турецких городах я и вовсе такого нигде, кроме Эрзурума, не видел. В России подобными сюжетами мне запомнился Брянск, по которому так рассекают цыгане - так может и тут чингине предпочитают транспорт предков?

6.


Или же дело в общей патриархальности Эрзурума? В 1957 году турецкие власти пытались её перебить, открыв в городе университет. Вечерний Эрзурум радует студенческой атмосферой, обилием юных и каких-то очень простонародно-ладных лиц, а с азербайджанским студентом, подрабатывавшем в лавке сладостей, мы даже перекинулись парой слов по-русски.

7.


Но утренний Эрзурум впечатляет обилием бород и хиджабов:

8.


А сам городской пейзаж - концентрацией мечетей. Вот, смотрите - в кадре 4 минарета и ни одного флага Турции!

9.


Как я понимаю, это тоже следствие роли турецкого плацдарма посреди армянских земель. Не менее 30 мечетей в Эрзуруме исторические, а учитывая, что в 1927 году тут жило 37 тыс. человек, в Эрзуруме 19 века определённо было больше одной мечети на тысячу жителей. На кадре выше справа мечеть Аллиаги у Грузинских Ворот (1608), на кадре ниже - старейшая за пределами крепость мечеть Зейнал (1164), на которую мы случайно набрели в торговом квартале.

10.


Однако и по окраинам минареты торчат лесами, что особенно впечатляет с учётом полного отсутствия заводских труб в панораме:

11.


Древнее название Эрзурума-города - Карин, а Эрзурума-ила - Бардзр-Айк, то есть Высокая Армения. 3600-3300 лет назад здесь лежала страна Хайаса, которую из-за корня "хай" многие историки считают одним из прото-армянских истоков. Её покорили хурриты, с которыми, вероятно, 3200-2800 лет назад было связано следующее государство - Диаоха, сюда заходившая лишь краешком, а в основном лежавшая в ущельях Тао, по которым ехали мы в прошлых двух частях. Диаоху в итоге разделили Колхида с Урарту, от которого не напрямик (правили тут ещё и персы Ахемениды, и греки Селевкиды) эти холодные плато унаследовала чуть менее 2200 лет назад Великая Армения, в которой Бардзр-Айк стал одним из исходных ашхаров (провинций). Как столица ашхара, с 1 века нашей эры ставшего вотчиной царской династии Аршакидов, и возвысился Карин, после раздела Армении в 387 году между Персией и Римом отошедший последнему. В 421 году император Флавий Феодосий Каллиграф укрепил город, а заодно нарёк его Феодосиополем. Тюркское имя же пришло позже: Карин брали персы в 502 году (выселившие местных армян в Хамадан), арабы в 647-м (надолго сделавшие его своей цитаделью), восставшие армяне в 770-м - но каждый раз он возвращался под власть Византии. В восточные ворота которой в 11 веке тяжело постучались тюрки-сельджуки, и в 1047 году Феодосиополь заполонили армянские беженцы из города Ардзн. Два года спустия взяв Карин и приметив в нём много знакомых лиц, коих не успели ограбить по первому месту покорения, мусульмане прозвали город Ардзн Византийский, что по-арабски звучало как Эрз-ар-Рум.

11а.


Так называли его и Салтукиды, наместники Сельджукской империи, основавшие в 1071 году первый на территории будущей Турции тюркский бейлик (княжество). Салтукиды воевали с Византией и Грузией, а начиная с покорения Румским султаном в 1202 году их бейлик завертела чехарда тюркских орд и государств Передней Азии, не прекращённая ни монгольским, ни тамерлановым нашествием. В этом хаосе Эрзурум, в 1310-х годах и вовсе ненадолго попавший под власть греческого Трапезунда, дрейфовал скорее к Азербайджану, шиитской половине тюркского мира, но в первый же год первой турко-персидской войны (1514-1552) остался за Османской империей. В 1533 году он стал центром эялета (провинции), расширенного и переименованного в велаят в 1867 году - из Эрзурума управлялась примерно треть Восточной Анатолии к северу от Ванской котловины. Главным городом на востоке Турции он был уже тогда, и как заметил тот же Пушкин, со Стамбулом Эрзурум соотносился примерно как Казань с Москвой. Персо-турецкие войны были такой же обыденностью, как и русско-турецкие, и если турки на востоке дважды брали Баку, то персы на западе дважды доходили до Эрзурума. В 1723-47 годах неистовый "персидский Пётр I" Надир-шах включил Западную Армению в свою державу, распавшуюся с его убийством, а в 1821 году персы заняли Эрзурум, но два года спустя вернули. То же самое делала и Россия в 1828 году (тогда турки разбежались с позиций, а армия Ивана Паскевича с Пушкиным вошла сюда беспрепятственно), 1878 (тогда турки отбили штурм Василия Геймана, ненадолго сдали город России по Сан-Стефанскому миру и вернули в соответствии с Берлинским конгрессом) и 1915-16 годах, когда Николай Юденич сделал Эрзурум плацдармом уже русской экспансии в Западной Армении. От последней к тому времени немногое осталось: Эрзурум был эпицентром и Хамидийской резни в 1895 году, и Геноцида в 1915-м. По опустошённой земле русская армия тогда ушла за Евфрат, достигнув Вана, ставшего центром нового Временного военного генерал-губернаторства. Одним из 4 его регионов была Эрзерумская область, состоявшая из 3 округов - Эрзерумского, Эрзинджанского и Терджанского. Однако на дворе была не какая-то из русско-турецких войн, а Первая Мировая война, среди фронтов которой самым фатальным для России оказался внутренний фронт. В 1917 году северная империя рухнула, а турецкий флаг к сентябрю 1918 года в третий раз взметнулся над Баку. И как русские "белые" отступали в настоящую Сибирь, так и Вторая Сибирь стала прибежищем турецких "красных":

11б.


Выйдя с утра из гостиницы, мы поняли, что остановились в весьма историческом месте - с вечера я и не разглядел, что буквально за углом стоит Дом Конгресса. В ХХ веке Эрзурум вновь стал плацдармом турецкой экспансии к Босфору и средиземноморским берегам: на этот раз - против разложившейся Османской империи и английских, французских, греческих интервентов, занявших её куски. Тут стоит сказать, что Османская империя была подчёркнуто многонациональной страной, в которой слово "турок" к 19 веку звучало примерно как в Российской империи "мужик" - вроде и опора, и кормилец, а всё ж недалёкий бесправный плебей. В экономике империи господствовали армянские и греческие купцы, а потому немудрено, что неизменным спутником борьбы турок за национальное прогрессивное государство стала резня христиан. Младотурки, взявшие власть в 1908 году, очень быстро скомпрометировали себя, но само это движение никуда не делось. В мае 1919 года в черноморском Самсуне высадился военный инспектор, герой Дарданелл Мустафа Кемаль. Из Амасьи он разослал циркуляр о том, что отечество в опасности, а в Сивасе провёл небольшой конгресс, по итогам которого уволился из османской армии. С 23 июля по 7 августа 1919 года Мустафа Кемаль провёл новый конгресс в Эрзуруме, на который съехались представители 6 восточных велайятов, высокопоставленные военные и политики из бывших младотурок. Здесь они приняли манифест своей войны и той страны, которую хотели построить, и сплотились в новую силу, в обиходе известную как "кемалисты". Позже Мустафа Кемаль вошёл в историю под фамилией Ататюрк, но не будет преувеличением сказать, что Турецкую республику он создал именно вот в этом здании, оформив на конгрессе контуры будущего правительства, лишь к декбарю того же 1919 года добравшегося до Анкары.

12а.


Дом Конгресса сгорел в 1924 году, и хотя судя по старым фотографиям, восстановлен он был довольно близко к оригиналу - всё же аутентичные половиц, скрипевших под сапогом Папы-турка, там не увидеть. В 1960 году здесь открылся музей Конгресса, а в 2011-13 годах, дополнившись патриотической картинной галереей, распространился на всё здание. Большую часть своей истории вообще-то служившее школой, первоначально - женской гимназией Мкртыча Санасаряна.

12.


Да-да, инкубатор Турецкой республики построил армянин, ну а мы, как оказалось, поселились в сердце бывшего Армянского квартала, располагавшегося между центром и вокзалом. Неподалёку, на Кузнечной улице (Демирджелер) стоял и армяно-католический собор Сурб-Аствацацин (1840-43). Его ажурная башенка давно разрушена, а вот основное здание вроде как сохранилось и служит мечетью Фетих. Но то ли недавно её перестроили, то ли мы запутались в трёх соснах, а пройдя всю Кузнечную улицу, ничего похожего мы так и не приметили.

13а.


А вот многочисленные питьевые фонтанчики по всему городу хоть и явно мусульманами построены, а здорово напоминают пулпулаки Еревана и других армянских городов:

13.


Лишённый крупный промышленности и стоящий почти в 2 километрах над уровнем моря, Эрзурум в Турции славится чистой водой, и прохожие, совсем как в Ереване, не отказывают себе утолять жажду из этих фонтанов. Здесь же в кадре обратите внимание на логотип Эрзурума - его прообраз мы ещё увидим:

14.


Затронув тему воды, можно и о еде вспомнить: в Турции вообще хорошо кормят, но в Эрзуруме есть ещё и ярко выраженное фирменное блюдо - чаг-кебаб из мелких и неимоверно вкусных кусочков баранины на шпажке. На этом фото он в обычной локанте, но огромные чаг-кебабные здесь отдельный жанр общепита, и я не понимаю, почему их не заснял. В правильной чаг-кебабной выдают ещё и специальный деревянный цилиндрик, в который убираешь, как в ножны, использованные палочки - именно поэтому ручки у них смещены от основной оси. Одна порция чаг-кебаба за 8-12 лир (80-120 рублей) - это две палочки, и официант просто считает, сколько пар палочек в цилиндрике и называет счёт. Чаг-кебаб стал для нас, реально, одной из главных достопримечательностей Эрзурума, и вкушали эту достопримечательность за два дня в городе мы не менее трёх раз.

15.


Самый эрзурумский десерт - кадаиф, представляющий собой моток сладкой нити:

16.


Со сладостями в Эрзуруме вообще хорошо - ведь главным предприятием города с 1956 года является крупнейший в Турции сахарный завод.

17.


Всё это не ассоциируется с суровым обликом, морозом, набожностью... Впрочем, Эрзурум ещё и крупный центр внутреннего туризма, важнейшую точку притяжения которого я покажу чуть позже, однако помимо неё город и достопримечательностями не обделён. От Дома Конгресса мы вышли на шумную улицу Мендереса, поднимающуюся в центр от вокзала. На пол-пути встречает старый "вокзал" - караван-сарай Рустема-паши (1554-61), названный в честь визиря, по приказу которого его построил небезызвестный (в том числе по Евпатории и Бендерам) зодчий Синан:

18.


С 1970 года здесь обитает базар искусств и ремёсел Ташхан - это второе название караван-сарая:

19.


Важнейшим товаром которого служит олту - по-нашему говорят, гагат, декоративный уголь. Олту - это городок в 120 километрах от Эрзурума, исторический центр области Тао. В 1878-1918 годах он входил в русскую Карсскую область, однако ныне числится райцентром обширного ила Эрзурум. И так как сам Олту - порядочная глушь, чёрный камень оттуда лучше торгуется в областном центре:

19а.


Коридоры 2-ярусного караван-сарая оформлены под старину, но в общем довольно безвкусно:

20.


Прямо над воротами висит небольшая мечеть:

21.


А к каменным стенам снаружи лепятся многочисленные чайханы и локанты, в ноябре уже закрытые на зиму:

22.


Внутри караван-сарая олту занимает около трети витрин, а сама по себе сувенирная торговля расползается по окрестным кварталам:

23.


Выше по улице Мендереса - вот такой барельеф:

24.


Бездушная машина чужой армии, зверства завоевателей, порубленные их шашками дети и пылающие поля. Овдовевшие матери, босиком да с голодной детворой уходящие из предварительно сожжённых селений. Бесстрашные длинноволосые ополченцы, кладущие жизнь на алтарь отчизны. Триумфальные полководцы, изгоняющие врага. Согласитесь - всё это очень знакомые образы?

24а.


Но только здесь мы словно оказались по ту сторону зеркала: русско-турецкие войны с точки зрения турок полны надрыва и мрачного героизма, примерно как у нас русско-японская или Крымская война. И в точности как и у нас, тут фокус не на безвинных и беспомощных жертвах, а на пожертвовавших собой или стоявших насмерть. Странный феномен турецкой истории: даже в те времена, когда османы топили европейские флоты и осаждали Вену, им регулярно наносили поражения почти средневековые персы. Но может причина тому лишь в том, что нападать турки умели лучше, чем обороняться?

25.


Барельеф отмечает облицованный обрыв, на который с улицы Мендереса ведут лестницы:

26.


Над домами показываются заснеженные вершины хребта Паландокен, а впереди видны мечеть Лала-Мустафы (1552) и толстый минарет Якутова медресе (1310). До них мы дойдём в следующей части, а пока что пойдём по холму:

27.


С северной стороны, откуда мы пришли, к его подножью лепятся мечеть Курсунлу (1700) и несколько каменных домов, над которыми в полный рост встаёт Топдаг, увенчанная фортом:

28.


Взгляд назад, на Ташхан и нависающийй над Эрзурумом с севера хребет Гявурдаглары (3147м) - в переводе Горы Неверных, то есть живших по ту сторону греков и грузин:

29.


Ну а холм венчает цитадель Мечеть-кале, название которой русскому понятнее, чем турку - ведь по-турецки мечеть будет "джами".

30.


Мечетная крепость невелика, примерно 130 на 50 метров, и конечно же была лишь цитаделью гораздо более обширной системы укреплений. В её основе - тот самый Феодосиополь, воздвигнутый римским императором в 421 году, а позже послуживший Салтукидам. Ту цитдаль разрушили в 1242 году монголы, а нынешние стены с 8 башнями, судя по названию Мечеть-кале, были возведены на рубеже 15-16 веков Персией, или точнее воцарившемся над ней Азербайджаном.

31.


Ну а турки, хоть и запомнили старое имя, но со своей любовью что-то СТРОИТЬ конечно же не могли не перестраивать их много раз - хоть после штурмов и осад, хоть в ходе реставрации в 21 веке. Реставрация, впрочем, мало того что крепости придала изрядно новодельный вид, так ещё и этим не ограничилась: раньше к стенам лепились колоритные старинные кварталы, теперь уничтоженные подчистую. На их месте, конечно, должны быть парк, велодорожки и кафешки, но пока под стенами лишь пыльные пустыри, где будто недавно закончилась битва:

32.


Вход в крепость - через боковой "каменный мешок", где теперь располагается касса. Билет в следующие ворота стоит стандратные для Турции 7 лир:

33.


Дворик же служит выставкой находок ведущихся с 2005 года археологических работ. Особенно богаты культурные слои оказались на ядра различных войн, самые поздние из которых вполне могли бы прилететь и прямиком по Пушкину:

34.


Здесь же всяческие стелы и надгробия:

35.


И в том числе хачкары, под землёй пережившие геноцид:

35а.


Во дворе крепости - сами пушки:

36.


С вполне себе османскими клеймами. Увы, так и не смог разобраться, когда они были отлиты, но не исключаю, что этими пушки турки и завоевали Эрзурум в 1514 году - в школьных учебниках не пишут, что мощнейшая артиллерия той эпохи не у Франции какой-нибудь была и не у Испании, а у Османской империи.

36а.


Другие находки над заснеженными раскопами:

37.


И та самая мечеть, построенная на рубеже 11-12 веков, когда здесь обосновались Салтукиды. Вернее, тогда они так не назывались - основателем Эрзурумского бейлика стал в 1071 году сельджукский военачальник Абул-Касым, которому взошедший на престол в 1123 году Салтук-бей приходился то ли сыном, то ли внуком. Внешний вид мечети наводит на мысль, что она перестроена из армянской церкви, но скорее просто тюрки привлекли к делу армянских мастеров - изнутри, кроме купола, тут мечеть мечетью:

38.


Над мечетью нависает сооружение, которое мне даже сложно как-то назвать: его каменное основание - крепостная башня тех же 11-12 веков, кирпичная середина - османский минарет 16 века, а деревянная верхушка - и вовсе часовая башня (1881):

39.


Наверх можно подняться:

39а.


Винтовой лестницей...

40а.


...мимо часов, механизм которых проворачивается и щёлкает за стёклами:

40.


На деревянной площадке можно обнаружить, что башня ещё и колокольня:

41.


А на балке - прочесть, из какой страны часы. Хотя подарила их Эрзуруму английская королева Виктория:

42.


Но на башню я, конечно же, залез, чтобы полюбоваться с неё на город. Пойдём против часовой стрелке - каждый последующий вид левее предыдущего. Строго на восток - многочисленные линии обороны: сама Мечетная цитадель, спускающаяся с неё направо внешняя стена и далёкий Топдаг, в переводе Артиллерийская гора, на которой помимо Меджидии весит и целая цепочка фортов, построенных в 1870-е годы.

43.


Северные кварталы на фоне Гявурдагларов не впечатляют, да и не видно в них ничего примечательного - ни Дом Конгресса, ни мечеть Фетих, ни даже железная дорога. Больше всего впечатляет тут свойство угольного смога - абсолютно прозрачного по солнцу и мутного, как речная вода, в контровых лучах:

44.


Большая часть Старого Эрзурума лежит не к северу от цитадель, а к югу, вытянувшись вдоль улицы Республики (Джумхурриет):

45.


А поодаль над кварталами нависают трамплины по соседству с полуподземными фортами на горе Керемет. В нынешний Эрзурум, в основном из остальной Турции и соседнего Ирана, народ едет на Паландокен - горнолыжный курорт, построенный в 2011 году к Зимней Универсиаде. Теперь он второй по величине в Турции: общая протяженность трасс - 40 километров, из которых 12 километров приходится на длиннейшую трассу страны.

46.


Паландокен существует как бы отдельно от города, на склонах одноимённой горы, уже в ноябре покрытых толстым слоем снега:

47.


Над центром господствует главная вершина Паландокена - Эждер, в переводе Дракон, состоящая соответственно из Малого (3128) и Большого (3175м) Драконов:

48.


На кадре выше мечеть Джафария (1642) открывает эрзурумскую "красную площадь" - большинство достопримечательностей города расположены в прямой видимости друг от друга. И на следующую часть остаются огромные Улу-мечеть (1179) и Двухминаретное медресе (1229) с городского логотипа да стоящие за ними салтукидские мавзолеи Уч-Кумбетлер ("Три купола").

49.


А вот к мавзолею Джимджим-ханум, до археологических исследований называвшемся мавзолеем Джимджим-султана, мы так и не одошли, поэтому ограничусь видом с башни. Игра названий по-своему забавна: кто точно покоится в этом гумбезе 14 веке, доподлинно неизвестно, и молва считала, что это знатный мужчина, пока циничные археологи не откопали знатную женщину.

50.


А вот у этого мавзолея разговорился с нами по-английски пожилой интеллигентный турок, от которого, например, я узнал, что местные сами называют эти края Второй Сибирью. В том, откуда мы, у смотрителя не было ни малейших сомнений - мавзолей снабжён отличным индикатором русскоязычных:

51.


На самом деле название читается как Абу-Исхак - здесь покоится первый мусульманский святой Восточной Анатолии, живший в 933-1033 годах и проповедовавший учение Пророка ещё когда этими землями владела Византия. При Салтукидах его гробницей стала башня у Тебризских ворот, от которой к цитадели по сей день ведёт стена - единственная уцелевшая из внешних.

52.


Ну а перейдём улицу Джумхурриет мы уже в следующей части.

ЗАКАВКАЗЬЕ-2019
БОЛЬШОЕ ОГЛАВЛЕНИЕ. Азербайджан, Армения, Нагорный Карабах, Турция.
О Турции в общем
Южная Грузия, Западная Армения и Восточная Анатолия. История Второй Сибири.
Транспорт Турции.
Среда, колорит и детали.
Люди и реалии Турции.
Тайк (ил Эрзурум)
Юсуфейли, Ишхан, Тортум.
Ошки и дорога в Эрзурум.
Олту (Олтиси).
Карин (ил Эрзурум)
Эрзурум. От конгресса до крепости.
Эрзурум. Старый город.
Эрзурум. Табии.
Дорогами Анатолии. От вокзала и окраин Эрзурума через Агры до озера Ван.
Васпуракан и Туруберан (илы Ван и Битлис)
Ахлат
Ахтамар
Татван и Ванская переправа.
Ван. Город и музей Урарту.
Ван. Ванская скала.
Илы Агры и Ыгдыр
Баязет. Догубаязит.
Баязет. Дворец Исхак-паши.
Ыгдыр и земля Сурмалы.
Подножье Арарата.
Tags: Турция, дорожное, замки-крепости, ручная работа
Subscribe

  • И за Сибирь, и за Кавказ...

    По просьбам трудящихся, отвечу на регулярно задаваемые вопросы "Куда дальше поедешь?" и "О чём дальше будешь писать?". (фото из…

  • Дорога домой из Закавказья

    По наезженной дороге навстречу им шел пешеход. Время от времени он ложился и катился лежачим, а потом опять шел ногами. -Что ты, прокаженный,…

  • Ани. Часть 2: Центр, Цахкадзор и Цитадель

    Рассказывать про Ани нужно на одном дыхании, вот только слишком велик и роскошен этот покинутый город, чтобы всё его описание уместить в один…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 64 comments

  • И за Сибирь, и за Кавказ...

    По просьбам трудящихся, отвечу на регулярно задаваемые вопросы "Куда дальше поедешь?" и "О чём дальше будешь писать?". (фото из…

  • Дорога домой из Закавказья

    По наезженной дороге навстречу им шел пешеход. Время от времени он ложился и катился лежачим, а потом опять шел ногами. -Что ты, прокаженный,…

  • Ани. Часть 2: Центр, Цахкадзор и Цитадель

    Рассказывать про Ани нужно на одном дыхании, вот только слишком велик и роскошен этот покинутый город, чтобы всё его описание уместить в один…