varandej (varandej) wrote,
varandej
varandej

Categories:

КБЖД. Часть 2: Шумиха - Киркирей



Путь по рельсам Кругобайкальской дороги вроде и линейный, да не совсем. В прошлой части, переправившись  через исток Ангары в Порт-Байкал и проехав первые 30 километров старым добрым "мотаней", я рассказывал о том, что вообще такое Кругобайкалка и откуда она взялась. Проходя следующие 23 километра пешком, я расскажу заодно о поездах КБЖД, о прирельсовой живности и о жизни людей под пятой Прибайкальского национального парка.

От Берёзовой бухты с её тоннелем в пучину, где мы закончили прошлую часть, пара километров до Шумихи - то ли посёлка, то ли турбазы: в октябре, когда сезон уже закончился, одно от другого на Кругобайкалке не так-то просто отличить:

2.


Но лодочки под берегом явно не те, на которых катают туристов:

3.


А при виде домиков как-то не очень понятно, в чью калитку стучаться желающим переночевать. Формально в Шумихе живут два человека, да и то по состоянию на 2012-й год, но "на глаз" это самая обычная таёжная деревенька у порожистой речки:

4.


На деревянной платформе мы устроили привал - благодаря наличию лавочек платформы КБЖД актуальны не только для поездов, но и для пеших туристов. Здесь мы решили поужинать бутербродами, чем привлекли внимание пары собак:

5.


И если серый пёс побегал вокруг нас немного да отвязался в километре или двух от Шумихи, то белый пёпсик так и семенил за нами весь остаток дня.

6.


По рельсам мы прошли мимо Большой Шумихинской галереи (1903-04, 183м) с порталами, густо заросшими травой. Как уже говорилось в прошлой части, первый путь КБЖД ближе к скалам строился в 1903-04 годах, второй по уже совсем другим технологиям в 1910-х. Когда же участок вдоль Ангары от Иркутска до Порта-Байкала затопила Иркутская ГЭС, и линия, по которой мы идём, превратилась в малодеятельный тупик, из двух путей остался более современный.

7.


Достопримечательности Шумихи располагаются километром дальше турбазы, в следующей бухте Малая Шумиха. В её вершине - довольно странный мост, у которого лишь один пролёт сквозной, а остальные упираются в стену:

8.


За мостом же оборудована небольшая платформа для туристических поездов, совершенно испортившая вид на то, ради чего они здесь останавливаются - Итальянскую стенку. Куда более итальянскую, чем можно подумать хмурым сибирским вечером: к началу ХХ века именно Италия обладала наибольшим опытом строительства дорог в схожих условиях скалистых изрезанных берегов, но при этом оставалась той нищей страной, знакомой по советским книжкам. Поэтому немудрено, что на строительстве Кругобайкалки были рады итальянским мастерам, а итальянцы в свою очередь охотно отправлялись на северные вахты. Первым средиземноморским гастрбайтером на Транссибе ещё в 1893 году стал Пьетро Броведан из Фриули - небольшой провинции ближе к Балканам. Населёна она не столько итальянцами, сколько отдельным ретороманским народом фриулов, тогда ещё не слишком глубоко ассимилированным, и с началом кругобайкальской стройки образовавшим в Сибири полноценную общину. Из 15000 рабочих Кругобайкалки фриулов было не менее 600, ещё пара сотен выходцев из Италии осели в самом Иркутске, но единственным летописцем той общины стал путешественник-иезуит Сальваторе Минокки, на чужбине вдруг повстречавший своих. В ХХ веке байкальские фриулы частью рассеялись, частью ассимилировались, частью сгинули, превратившись в красивый миф. Лицом этого мифа стал некий зодчий с не поддающейся гуглению фамилией Феррари, кочующий по чужим заметкам. На самом деле в большинстве своём итальянцы на КБЖД были обычными работягами, лишь один из них - Джованни Андриолетти, - смог получить собственный подряд. Не знаю точно, что он строил, судя по фотографиям - скорее мост в Ангасолке, но всё же и к этим стенкам вполне мог прикасаться инструмент фриульского каменотёса. Скорее стенки стали "итальянскими" за свой то ли античный, то ли средневековый вид, ну а на самом деле предназначались они для стальных галерей, в 1905 году так и не доехавших на стройку.

9.


Меня куда как больше впечатлила вот такая Вавилонская стена за следующими поворотом:

10.


Где шум берёз да плеск волны вдруг нарушил стук поезда. Был вечер воскресения, и я обрадовался, предвкушая, что сейчас из кустов покажется дым паровоза: рейсовая "передача" (для своих, а для туристов - "мотаня") ушла в Слюдянку, встреченный в Уланово одинокий товарняк отправился к Порт-Байкалу, а стало быть единственной машиной на линии мог быть туристический ретропоезд. Однодневный железнодорожный круиз от Иркутска до Порта-Байкала с переправой через Ангару и возвращением в город - весьма популярный способ знакомства с красивейшей железной дорогой России. И планируя поездку, я даже подумывал про этот вариант, но отпугнула меня вовсе не цена (3000 с чем-то рублей с человека), а обилие не самых красивых историй, которые я даже не в интернете прочитал, а от знакомых туристов услышал. Например, одному моему товарищу "посчастливилось" попасть в рейс с большой группой турагентов. И в итоге вместо Берёзовой бухты, Итальянских стенок, Киркирейских тоннелей и других подобных красот поезд останавливался исключительно на турбазах. Другой знакомый ехал в одном вагоне с китайцами, которые выкупили места со стороны Байкала, но из-за яркого солнца быстро закрыли все окна и стали телевизор смотреть. На местности оказалось, что для разочарования кругобайкальским турпоездом на нём даже не обязательно ехать: паровоз у Байкала, судя по чужим фотографиям - зрелище правда роскошное, но ретропоезд ходит в высокий сезон и в основном для иностранцев. Нам навстречу же выкатился банальный РА2 в раскраске "пид", вскоре остановившийся у Итальянской стенки:

11.


И во взглядах туристов за его окнами чувствовалась жалость к двум бродягам, видимо слишком бедным, чтобы любоваться Байкалом из тёплого вагона. А я с такой же жалостью поглядывал на пассажиров, понимая, что увидят они здесь лишь малую часть того, что увидим мы. С валунов в приозёрной низине и на нас, и на них, и на белого пёпсика равнодушно глядели бакланы:

12.


За Шумихами Кругобайкалка плавно огибает широкий Ивановский мыс. Его южная сторона известная как Белая выемка:

13.


Под ярким солнцем может и быть правда белая, впечатляет она скорее теорией, чем практикой - геологи, участвовавшие в стройке КБЖД, нашли здесь несколько десятков видов минералов, половина из которых обыденны на всех континентах Земли, а половина только здесь и встречаются.

14.


Бакланы, меж тем - не единственные птицы Кругобайкалки. У конца Белой выемки мы услышали характерное бурканье и увидели стадо куропаток, столпившихся у рельса и не знавших, как свои по осени жирные тушки через него перевалить.

15.


Так и переминались они с ноги на ногу, переглядывались и перебуркивались, пульсируя горлами, а мы с Олей только умилялись: "Такие глу-у-упые!". Ну а потом прибежал белый пёпсик и устроил фейерверк:

16.


Ещё немного - и мы вышли к очередному посёлочку Ивановка у платформы 106-й километр. Здесь сохранилась старинная путейская казарма, но больше удивило обилие техники...

17.


...включая гусеничный вездеход. А ещё - непривычная в сельской глуши интеллектуальность лиц немногочисленных и явно делом занятых прохожих. Ивановка - не турбаза, не деревня и даже не какая-нибудь биостанция: здесь находится один из самых удивительных научных объектов России - Байкальский нейтринный телескоп.

18.


Нейтрино - это частицы, ещё более мелкие, чем те, которые мы называем элементарными, и о том, что они в принципе есть, наука догадалась в 1930 году, заметив, что энергия распада атома чуть больше, чем энергия освободившихся электронов, протонов и нейтронов. Энрико Ферми дал им название (с итальянского - "нейтрончики"), но лишь в 1956 году учёные впервые смогли их "разглядеть", а в 2015-м - "взвесить". Нейтрино носятся со скоростью света и при этом почти ни с чем не взаимодействуют, свободно проходя сквозь космические пространства, планеты и звёзды. Тем не менее, по их полёту можно многое понять об устройстве Вселенной, а потому выслеживают "нейтрончики" множество обсерваторий по всей Земле. Проще всего за ними наблюдать в больших однородных объёмах - например, во льду Антарктиды (где находится мощнейший американский нейтринный телескоп "Айс-Куб"), в соляных линзах Донбасса или в толщах пресных вод Байкала. Ну а так как пролетают нейтрино сквозь Землю и сквозь каждого из нас, нейтринные телескопы и направлены отнюдь не в небо: от домиков Ивановки на километровую глубину уходит разветвлённая система гирлянд с наблюдающим оборудованием.

19.


Строить "Baikal Deep Underwater Neutrino Telescope" начали в последний год Советского Союза, и всё же ввели его в строй в 1994 году. Позже BDUNT неоднократно дополнялся и реконструировался, а в 2015-20 годах был фактически построен заново, войдя в число крупнейших нейтринных телескопов Земли.

20.


И конечно, глядя на утлые домики да тесные балки, не задумаешься о том, что очередной привал в компании белого пёпсика устроил буквально на острие прогресса. От Ивановки рукой подать до Пономарёвки - вполне взаправдашнего посёлка (6 постоянных жителей) на 107 километре:

21.


Здесь мы вновь услышали стук колёс, и словно прямо из заката навстречу выехала ещё одна "передача" в старомодной раскраске. На деревянной платформе с него сошли две благообразных старушки, похожих скорее на городских дачниц, чем на селянок, а мы в ответ на вопросительный взгляд проводницы только помотали головами. Обратно в Слюдянку он пойдёт глубокой ночью:

22.


Первый день похода по Кругобайкалке близился к концу. Закатное солнце высветило дым и трубы у подножья Хамар-Дабана - это ни что иное, как Байкальский целлюлозно-бумажный комбинат (1961-66), тот самый "отравитель Байкала", о котором знает каждый образованный москвич. Клише, надо заметить, хоть и устаревшее, но не совсем напрасное: тот же mikka, когда-то ходивший по этим горам, рассказывал, что пока ЦБК работал, мерзкая органическая вонь преследовала даже у вершин. В итоге комбинат остановили в 2013 году, ну а дымит оставшаяся на той же площадке относительно безобидная ТЭЦ (1965, 99 МВт), на полсотни километров Кругобайкали становящаяся привычным задним планом.

23.


А вот - уже не закат, а пугающий своей кровавостью рассвет. Найти на Кругобайкалке место для ночлега - на самом деле задача не такая уж простая. На большей части линии поставить палатку просто физически негде, да и байкальская вода хоть и пригодна для питья прямо из озера, а плещется внизу, под невысокими, но отвесными обрывами. Самые широкие и ровные места - в устьях падей, но там иная проблема: холодный ветер, особенно усиливающийся по ночам. По морю тоже гуляют баргузин, сарма, култук, верховик и ещё бог весть кто, зарождающиеся в больших долинах. О том, что близ посёлков палатку ставить не самая лучшая идея - думаю, не стоит и напоминать. Так что удобных стоянок вдоль Кругобайкалки наперечёт, а сложностей добавляет ещё один фактор - Прибайкальский национальный парк. В Иркутской области по степени ненавидимости он стоит где-то между москвичами и китайцами, и "охреневший" - самый мягкий эпитет, который при мне применялся к нему. Основанный в 1986 году, он тянется узкой полосой на 470 километров, по обращённым к Байкалу склонам хребтов от Култука до Онгурёна, охватывая в том числе Кругобайкалку и Ольхон. И конечно, с такими активом было бы странно, если бы на этом не пытались делать деньги: пребывание в ПНП платное и не дешёвое (осенью было что-то вроде 100 рублей в день с человека, а с тех пор, говорят, ценник вырос), отдельно оплачивается установка палаток, а за нарушение - само собой, штраф. За что платить, откровенно неясно: всё благоустройство сводится к инфостендам, давно покрывшимся слоем царапин и надписей - ПНП не сподобился ни то что дорожки оборудовать или туалеты поставить, а даже мусор убирать. С патрулями его, однако, шутки плохи - так, один знакомый знакомого послал лесника лесом да сам ушёл в лес, где вскоре вскоре лесник догнал его на квадроцикле, привезя пару местных пацанов, которые туриста попросту избили. Это при том, что нападения местных жителей на туристов, чем "славится", например, Алтай, на Кругобайкалке редкость - здешние посёлки элементарно слишком малолюдны для образования пьяных буйных компаний. И ладно бы сложности с пропуском исчерпывались только деньгами - деньги Прибайкальскому нацпарку несут так стабильно и надежно, что это не его проблемы: пропуск нельзя оформить через интернет или по телефону (впрочем, вру - видимо, с тех пор сделали), только выписать бумажку, придя по одному из адресов. К тому же - оплатив все дни и стоянки заранее, что либо вынуждает переплачивать впрок, либо отнимает возможность импровизации. Однако и тут есть один важный нюанс: территория нацпарка прерывается территориями посёлков, дорог, военных объектов, а потому непосредственно на Кругобайкалке другой хозяин - РЖД. А железнодорожники и мусор убирают, и штрафовать могут разве что за хождением по путям, да и то сугубо гипотетически. Нацпарку, конечно, это не нравилось и он даже судился с РЖД, но добиться чего-то от огромной забюрократизированной госкомпании немногим легче, чем руками стронуть тепловоз. В данном случае - к счастью.

24.


Иными словами, свободно ходить и ставить палатки на КБЖД можно только в 50-метровой полосе вдоль рельс. Под вечер спустившись на пляж Половинного мыса против Пономарёвки да поставив в потёмках палатку, я даже не сразу догадался посветить фонарём на плакаты. Плакаты гласили, что без пропуска сюда ходить запрещено, а нарушителей штрафуют, но в целом получайте удовольствие. Ночь выдалась холодной, так что с вечера к нам прямо в палатку влезла полевая мышь, но не зря бывалые туристы говорят, что холод спускается с ясного неба. Утро высветило очаровательный пейзаж, но мы собирались быстро, даже не позавтракав, а холодный ветер и высокая волна, возможно, сэкономили нам на двоих 8000. С началом рабочего дня сюда приходит проверять пропуска моторная лодка.

25.


Половинный мыс далеко вдаётся в Байкал, и железная дорога прошивает его Половинный тоннелем (он же №12) - самым длинным (778 метров) на всей КБЖД:

26.


Он почти идеально прямой, и именно в перспективе тоннеля хорошо виден излом профиля. Ведь планета круглая, и у прямого тоннеля середина чуть ближе к центру Земли, чем оконечности. При длине более 600 метров разница достаточна, чтобы в середине начинала скапливаться вода, и потому пути в тоннелях чуть изогнуты в вертикальной плоскости. Хотя и не так сильно, как кажется на фото ультразумом - ногами подъём и спуск вообще не ощущаются:

26а.


Да и сам Половинный тоннель каким-то жутко длинным не кажется - если по изогнутому японскому тоннелю под Чёртовым мостом на Сахалине мы шли, казалось, целую вечность, то здесь свет впереди и за спиной не давал потерять связь с поверхностью.

27.


Тоннель выводит к платформе 110-й километр у посёлка Половинная. Основанного, как ни странно, в 1956 году, когда Кругобайкалка стала тупиковой и лишилась второго пути. Опустело от такого гораздо больше посёлков, поэтому собирали Половинную из деревянных домиков с других станций. У заиндевелой скользкой платформы мы нашли длинный стол и устроились за ним завтракать, а вскоре из деревни подтянулись тётушки да посетовали, что мы заняли их прилавок, а им, как поезд придёт - торговать.

28.


Поняв, что мы не конкуренты, и приметив благодарные уши, тётушки принялись рассказывать, как им от лесников житья нет: нацпарк не имеет полномочий депортировать селян, но видимо очень этого хочет. Как результат, сначала жителей Половинной лишили возможности легально заготовлять дрова и охотиться, затем - собирать ягоды, грибы, хворост и пресловутый валежник, дальше - косить траву (что делает село уязвимым для лесных пожаров), а теперь разговоры идут уже и о запрете огородов - каким-то образом сами посёлки оказались включены в черту нацпарка. За дровами жители таёжной деревни ездят в Култук, а по дороге завидуют жителям Ангасолки - там уже другое, куда как менее зловредное, лесничество.

29.


Затем из деревни подтянулся хоть и явно после вчерашнего, но какой-то очень правильный, очень житейский мужик, а  со стороны Култука донёсся гудок. Мужик со знанием дела сказал "паровоз едет!", но меня вновь ждало разочарование - из-за поворота показалась какая-то путейская машина, высадила пассажира явно из числа селян, да скрылась в тоннеле. На платформе растаял иней, а значит - пора уже продолжить путь.

30.


Паровоз мы, однако, всё же увидели - но только на постаменте. Первоначально, в начале 2000-х годов, два паровоза поставили в Уланово, а ещё лет 5 спустя, в 2007-м, увезли их оттуда в разные стороны: в Порт-Байкале я уже показывал "лебедянку", а здесь - "американец" Еа, построенный в 1945 году и попавший в СССР по ленд-лизу.

31.


Половинная деревня стоит между Половинным мысом и Половинной рекой - самой длинной (43 километра) из пересекающих Кругобайкалку. Иначе - между самым длинным тоннелем и самым длинным (ладно, вторым по длине) мостом: в пешеходном мосте начала ХХ века 60 метров, а в железобетонном 1910-х годов - 85.
32.


С самым длинным же тоннелем соседствует самый короткий - Чайкинский тоннель (№13) пробивает узкий скальный Чайкин утёс, и от портала до портала в нём всего 30 метров:

33.


Следующий десяток километров после Половинной - едва ли не самый скучный участок всей КБЖД, только в отличие от первых 30 километров после Порта-Байкала нам и проехать-то его было не на чем. Так и шли три часа вдоль путей, и самым ярким впечатлением тут стали лошади:

34.


Им почему-то не мешают лесничие, а вот нагнавший нас белый пёпсик обгавкать не забыл:

35.


В остальном - обычная Кругобайкалка:

36.


Красивая и уютная - но без особых вех:

37.


38.


39.


40.


Где-то здесь мимо нас вновь проехал эрзац паровоза. Надо сказать, правила турпоездов меняются год от года, и например когда Оля ходила по Кругобайкалке в 2013 году, экскурсионные поезда подбирали туристов, но выставляли какой-то неимоверный тариф на рюкзаки.

41.


В целом же именно понедельник из 3,5 дней похода запомнился мне самым активным движением - вот скажем ещё одна путеремонтная машина с характерной чайкой на радиаторе. Обоих "работяг" мы встретим ещё не единожды:

42.


Ещё поворот - и мы пришли в Маритуй, "столицу" Кругобайкалки. Меж Култуком и Порт-Байкалом на 89 километров линии приходится 268 подпорных стенок, 248 мостов, 39 тоннелей, 16 галерей и всего 2 станции, включая показанное в прошлой части Уланово (ну или 3 - с разъездом Шаражалгай). Но Уланово - фактически тоже разъезд на скальном карнизе, а вот Маритуй - ещё и полноценное село, где официально живёт 55 человек, а "на глаз" как минимум не меньше.

43.


На станции - глухо запертый вокзал (1902):

44.


Он тут попроще, чем в Порт-Байкале, но зато подлинный:

44а.


Оставив Олю на лавочке, я пошёл вдоль путей искать питьевую колонку или спуск к Байкалу, и первым делом мне подвернулся второй вариант:

45.


Лесенка спускается к водоподъёмной станции, до сих пор используемой по назначению:

46.


А вот чего на КБЖД не было - это водонапорных башен. Зачем нужны они, если бак может повесить прямо на скалы?

47.


Между баком и водонапоркой нашлась и колонка с необычным вертикальным краном, который можно крутить в любую сторону. Но осторожно - струю она выдаёт такую, что удивительно, как не улетела до сих пор на реативной тяге.

48.


Расположившись на лавочках перекусить, мы приметили клейма на рельсах - США, 1945 год:

48а.


Но долгого привала не вышло - ветер в тот день дул как-то так, что Маритуй пронизывало насквозь, и мы продрогли минут за двадцать сидения на лавочке. Над вокзалом когда-то висел деревянный Петропавловский храм:

49а.


Но центр села - поодаль, в пади под чёрной горой: если у берегов Байкала в те дни была ещё золотая осень, то на сопках и за ними леса уже стояли голыми.

49.


На "култукском" краю Маритуя, в устье пади - отдельная платформа 120-й километр. Рядом сохранился десяток старых домов, в том числе пожалуй самая красивая на всей КБЖД путейская казарма с круглым окном в стиле модерн:

50.


А вот магазина в столице Кругобайкалки нет, как и нигде на 70 километров от Порта-Байкала до Ангасолки. До реформ РЖД "передача" числилась грузо-пассажирским поездом, и в её составе был вагон-лавка. Но теперь "мотаня" по статусу пригородная, ей по статус не положено, и потому жители кругобайкальских посёлков и свежего хлеба не видят, и большие грузы могут привозить в лучшем случае зимой по льду:

51.


За Маритуем начинается своеобразная кульминация этой линии - Киркирей, внушительный мыс с цепочкой трёх тоннелей. У тоннеля №16 (176м) - очень красивый портал:

52.


И ниши безопасности (для пережидания поезда), превратившиеся в окна к обрыву:

52а.


Из 17-го тоннеля (325м) 16-й виден насквозь:

53.


А земля между ними усеяна ржавыми костылями:

54.


О знаковости Киркирея напоминает беседка, сооруженная для РЖДшных начальников перед 18-м тоннелем. Причём первоначально - ещё и с деревьями в кадках, срезанными с корней и обречёнными умирать. Вдали - мыс Половинный: в кадре весь пройденный день.

55.


Мимо пронёсся квадроцикл, не первый и не последний на нашнем пути. Не знаю, практиковались ли на КБЖД "бешенные табуретки" (см. Алапаевская узкоколейка), но теперь эти машинки явно вытеснили их - фактически, квадрики давно уже полноценная часть кругобайкальского трафика.

56.


Вскоре из тоннеля выкатилась "мотаня" на Порт-Байкал. Из вагонного окна нам помахал рукой Михаил mikka, а ещё минут через 30-40, высадившись в Маритуе, и сам пришёл на Киркирей. Первым делом он взял палку и весьма экспрессивно, но ни разу не ударив, прогнал белого пёпсика - по его словам, собаки за туристами так увязываются часто, и как-то на Кодаре они случайно сманили у эвенков лайку. Другие эвенки за перевалом забрали её и обещали при встрече вернуть хозяевам, но пояснили, что вообще-то у них за такое морду бьют, а потому увязавшихся животных надо гонять злобно. Ну а про 18-й тоннель Киркирея и дальнейший путь уже втроём - в следующей части.

БАЙКАЛ-2020
Обзор и оглавление.
Иркутский Север
Байкало-Амурский маршрут. Предыдущая часть путешествия.
По Ангаре. Братск - Балаганск.
Большой Иркутск - будет позже.
Кругобайкальская железная дорога
Иркутская ГЭС и окрестности (остатки в городе).
КБЖД. Порт-Байкал - Берёзовая бухта.
КБЖД. Шумиха - Киркирей.
КБЖД. Киркирей - Шаражалгай.
КБЖД. Шаражалгай - Култук.
Култук и Шаманский мыс.
Слюдянка и Байкальск.
Выдрино, Танхой, Бабушкин. Магистральная часть КБЖД.
Тункинская долина
Зун-Мурино, Жемчуг, Тунка.
Аршан.
Кырен и Нилова Пустынь.
Ольхон - будет позже.
Апшеронская узкоколейка на другом конце страны - см. оглавление.
Tags: Сибирь, деревянное, дорожное, природа, транспорт
Subscribe

  • КБЖД. Часть 6: Слюдянка и Байкальск

    Слюдянка - город (18 тыс. жителей) у западной оконечности Байкала, сросшийся воедино с показанным в прошлой части Култуком. Именно из Слюдянки…

  • КБЖД. Часть 5: Култук и окрестности

    Култук - небольшой ПГТ (3,7 тыс. жителей) у западной точки Байкала, где заканчивается показанная в прошлых 4 частях Кругобайкальская железная…

  • КБЖД. Часть 4: Шаражалгай - Ангасолка

    На Кругобайльской железной дороге хорошо: с одной стороны - скала, с другой - Байкал, впереди и позади единственная колея (дублированная тропкой),…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 35 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • КБЖД. Часть 6: Слюдянка и Байкальск

    Слюдянка - город (18 тыс. жителей) у западной оконечности Байкала, сросшийся воедино с показанным в прошлой части Култуком. Именно из Слюдянки…

  • КБЖД. Часть 5: Култук и окрестности

    Култук - небольшой ПГТ (3,7 тыс. жителей) у западной точки Байкала, где заканчивается показанная в прошлых 4 частях Кругобайкальская железная…

  • КБЖД. Часть 4: Шаражалгай - Ангасолка

    На Кругобайльской железной дороге хорошо: с одной стороны - скала, с другой - Байкал, впереди и позади единственная колея (дублированная тропкой),…