varandej (varandej) wrote,
varandej
varandej

Category:

КБЖД. Часть 3: Киркирей - Шарыжалгай



Третья часть рассказа о походе вдоль Кругобайкальской железной дороги будет довольно короткой (10-12 километров, меньше дня пути) по расстоянию, но огромной по числу фото: здесь обрывы Олхинского плато становятся выше, мысы - скалистее, мосты и тоннели - мудрёнее. В прошлой части я рассказывал, помимо участка Шумиха-Киркирей, о подвижных сущностях Кругобайкалки (поездах, людях, животных), а в первой части - о начале, устройстве и происхождении этой Золотой стяжки Транссиба.

Рассказывая о Кругобайкалке, несправедливо было бы не рассказать и про сам Байкал - возможно, самый уникальный и ценный природный объект всей России. Его масштабы известны из школьной программы: если Каспий считать морем, то Байкал среди озёр мира - 6-й по площади (31 722 км²), 2-й по длине (636км; после Танганьики) и первый по объёму - со средней глубиной 744м и максимальной 1642м, он вмещает 23 615 км³ чистейшей пресной воды. Это больше, чем в Великих озёрах Америки, вместе взятых, чем в миниатюрных Мраморном и Азовском (десятикратно!) морях и даже чем в полноценном Балтийском море. Считается, что Байкал вмещает 22% всей пресной воды на планете - но на самом деле только 0,1%: ведь 99,5% её запасов приходится на ледники и подземные воды. Да и в принципе не стоит забывать, что отрыв Славного моря от второго места не так уж и велик - в Танганьике глубины до 1470 метров, её объём 19 тыс. км³, а на всю совокупность Великих Африканских озёр приходит 29% поверхностных пресных вод.

2.


Однако Байкалу в сравнениях с обеими группами Великих озёр даёт фору другое свойство - уникальная чистота. Не знаю, можно ли пить сырую воду из Танганьики или Мичигана (сдаётся мне, что нельзя), а из Байкала, кроме Малого моря, Селенгинской дельты, мелководных заливов и ближайших окрестностей крупных посёлков - вполне. Байкальская вода прохладная, очень вкусная, прекрасно утоляющая жажду, а когда под мысом Лударь близ Северобайкальска нам пришлось идти вброд - от нас в воде остался беловатый след. По весне, говорят, дно видно на глубину до 40 метров, а 8-10 метров - норма в любой сезон. Причин такой чистоты много: с одной стороны - грандиозный объём, который засорить ещё суметь надо, и циркуляция вод во всех трёх плоскостях. С другой - обилие фильтрующих организмов, которые в грязной воде бы не выжили, а вот чистую делают ещё чище. Им помогают эпишуры - миниатюрные (до 1,5мм) рачки, составляющие в живом мире Байкала 90% биомассы и не дающие воде цвести. Оставшиеся 10% приходится на примерно 1500 видов живых существ, 2/3 из которых эндемики: живой мир Байкала представляет собой самодостаточный и самобытный мирок, который прежде я показывал в аквариумах Листвянки. Добрый мирок, где сверххищником является умильная и очень смышлёная нерпа, а преобладают беспозвоночные от пресноводных губок до гамаррусов - обычных речных козявок, но только размером с большого жука. Из байкальских рыб особенно известны омуль и живородящая голомянка, в которой столько жира, что на солнце она тает, а если продеть сквозь неё фитиль - становится отличной свечой. Но водятся тут и всяческие налимы, таймени, хариусы, щуки и даже осетры. А вот людей на байкальских берегах немного: миллионная агломерация Большого Иркутска стоит ниже по Ангаре, а непосредственно у озера только Северобайкальск крупнее 20 тыс. жителей, что, конечно, тоже способствует чистоте.

3.


И люди эти, особенно в традиции прошлых веков, называют Байкал морем. По мне так он всё-таки озеро, как минимум потому, что в ширину редко превышает полсотни километров, а гористый противоположный берег не виден разве что в начале зимы, когда незамёрзшая вода покрывается паром. Однако на самом деле всё ещё круче: Байкал - это зарождающийся океан. Он лежит в рифте между расходящихся в разные стороны тектонических плит, а в окрестных горах нередки землетрясения, одно из которых мы умудрились проспать в Иркутске.

4.


Задний план Кругобайкалки - Хамар-Дабан, вытянутый от Иркута до Селенги и не сказать чтобы очень высокий (2396м) хребет с роскошным, как у Тянь-Шаня, "фасадом". Сущность его определяет ветер: если на западном берегу Байкала снег лежит не в каждую зиму (в эту зиму, однако, лежит, и потому я сейчас эти строки пишу, а не в байкальских льдах гуляю!), то Хамар-Дабан - самое влажное место России (1443мм) после Черноморского побережья Кавказа. Там большая удача, если летом дождь идёт хотя бы пол-дня; болота висят на ощутимых склонах, а среди туристов одно из прозвищ Хамар-Дабана - Комар-Долбан. Но тем не менее там хорошо - по крайней мере все известные мне люди, ходившие по этим горам с рюкзаком и палаткой, рассказывали о Хамар-Дабане восторженно.

5.


У подножья Хамар-Дабана стоят городки на "магистральной" части Кругобайкалки, пока ещё скрытые от нас линией горизонта. Но белый мраморный карьер выдаёт Слюдянку:

6.


А дымящая труба левее - Байкальск. Она принадлежит ТЭЦ (1965, 99 МВт), а вот пара погасших труб рядышком - это остатки Байкальского целлюлозно-бумажного комбината (1966), не без оснований слывшего "отравителем Байкала" до закрытия в 2013 году. В целом же слово "Байкал" превращает просвещённую столичную общественность в подобие птичьего базара, экзальтированно и наперебой галдящего "засрали!". Особенно колоритной была разразившаяся пару лет назад истерия о том, что китайцев пустили на Байкал добывать питьевую воду - их же миллиард, они же всё выпьют! Даже в околокосмической тусовке, где люди вроде технически грамотны, мало кому пришло в голову тупо поделить объём Байкала на годовую мощность фабрики: на выкачивание всего объёма озера (куда ещё и реки, вообще-то, текут, и снега тают) ей потребуется 200 миллионов лет. Запас прочности Байкала огромен, и беречь его, конечно, стоит, но определённо рано хоронить.

7.


Прошлые кадры были сняты на рассвете, кроме последнего, с трубами - там закат. В воскресение переправившись через Ангару и доехав "мотаней" (так здешний поезд, к слову, называют туристы, а для своих он "передача") до станции Уланово, за полтора дня мы прошли 25 километров и на вторую ночёвку встали у тоннеля №18 под мысом Киркирей на 123-м километре (напомню, что считаются километры от Иркутска, и по факту 1-й - это 72-й). Вскоре из тоннеля вышла очередная "передача" в сторону Порт-Байкала, а ещё через 30-40 минут с ближайшей станции Маритуй к нам пришёл иркутянин Михаил mikka - бывалый походник, знаток железных дорог и наш проводник на следующие два дня. Многое из описанного в этом и следующем постах я увидел благодаря Михаилу, и особенно актуальна его помощь именно на Киркирее: здешние тоннели - сложнейший объект КБЖД.

8.


Слева на кадре выше - старый тоннель №18, и мемориальная доска на нём гласит, что 2 сентября 1904 года этим тоннелем был замкнут Транссиб. Последний костыль забил лично Михаил Хилков - министр путей сообщения, в самом начале карьеры распродавший свои имения в Тверской губернии и уехавший в Америку водить паровоз. Впрочем, тут есть важная оговорка: замкнут был "старый" Транссиб, где помимо КБЖД была ещё и КВЖД, а Великую магистраль в её нынешнем виде завершил Хабаровский мост на Амуре. Ну а короткий (75м) тоннель быстро сделался самым проблемным местом от Невы до Амура - его топило и размывало текущим с Киркирейского мыса ручьём, стена не справлялась с давлением пород, а землетрясения и обвалы несколько раз выводили тоннель из строя. Очень показательны скалы в его портале - тоннель делался под два пути, но в итоге так и остался однопутным. Теперь путей в нём, как водится, совсем нет, и даже кусок рельсошпальной решётки 1936 года с кадра выше лежит рядом просто как памятник.

9.


Но если большинство заброшенных галерей и тоннелей были выведены из эксплуатации в 1956 году, когда Иркутское водохранилище затопило линию вдоль Ангары, сделав тупиком Кругобайкалку в её нынешнем виде, то здесь поезда перестали ходить куда раньше. В 1911-13 годах, с укладкой второго пути (который в 1956 и стал основным) под Киркиреем был проложен двухпутный тоннель №18бис - второй по длине (636м) после показанного в прошлой части Половинного тоннеля. Однако главной его особенностью стал вотоотвод:

10.


Если на старый тоннель не проблема забраться, и даже под одну палатку на нём место есть, то на новый тоннель влезать уже надо умеючи. Над его порталом льётся искусственный водопад (из которого, кстати, удобно набирать воду) из двух бетонных желобов, соединённых небольшим тоннельчиком:

10а.


Михаил заглядывает в его верхний портал:

11.


Выше, в 66 метрах над уровнем Байкала, на ручье сделана небольшая запруда, к которой я поленился лезть:

12.


Полностью, однако, избежать просачивания воды в тоннель всё равно не получилось, поэтому под тоннелем был сделан ещё один водоотвод из сложной системы штолен. В одну из них мы заглянули непосредственно из тоннеля. Именно заглянули - в теории, ползком можно пролезть и дальше, но бросив камешек, понимаешь, что глубина  неподвижной воды впереди - по колено:

13.


Ещё одно бетонное сооружение стоит ниже по склону, у ручья, над обрывом к Байкалу:

13а.


Это продолжение тех штолен, дополненное отдельным колодцем, видимо на случай выхода ручья из берегов. Колодец сверху прикрыт досками, и на них ни в коем случае нельзя наступать - древесина прогнила, а у 5-метровой шахты бетонное дно.

13б.


Хмурым утром мы продолжили путь, темноте тоннеля предпочтя узкие тропы по осыпями вдоль киркирейских обрывов:

14.


Над подпорными стенками:

15.


И лишь минут через 20 вышли к дальнему порталу тоннеля 18бис:

16.


Михаил предложил на него забраться:

17.


Там обнаружилась шипастая стена, похожая на ловушки из старых компьютерных игр:

17а.


И красивый вид на следующий тоннель №19 "Тройная губа" (162м):

18.


Запомнившийся мне странной растительностью у портала - так и не понял, это свет падает на какие-то заурядные кустики или что-то флуорисцентное на краю темноты:

19.


Взгляд назад, на пройденное в прошлой части, начиная от пологого и массивного Половинного мыса. Он совсем не похож на те мысы, которые мы будем проходить сегодня - примерно так, как Меганом не похож на Карадаг:

20.


Над Кругобайкалкой нависает не хребет, а Олхинское плато, грузная каменная плита (с красивыми скальниками наверху), отвесно обрывающаяся к Байкалу. Причём на всём пути от Порта-Байкала до Ангасолки эти обрывы неуклонно придвигаются к берегу и растут. За Киркиреем количество переходит в качество, впечатляя, например, масштабами подпорных стенок:

21.


На скалах - петроглифы пластмассового века:

21а.


На 124-м километре, перед 21-м тоннелем Двойная губа (389м) - мост №12, необычайно короткий и широкий:

22.


В 1903-05 годах он строился как трёхпролётный виадук, но в 1910-х, при прокладке второго пути, два пролёта были полностью закопаны, а третий превратился в водоотводную трубу:

23.


Сам же тоннель примечателен штольней - не первой (см. Берёзовую бухту из первой части) и не последней на нашем маршруте. Часть из этих штолен стали водоотводами, но происхождение их куда интереснее - две партии с краёв тоннеля шли не только навстречу друг другу, но и навстречу ещё двум партиям, пробившим штольню от Байкала и бившим тоннель от неё в разные стороны:

24.


Из 21-го тоннеля уже виден Большой Колокольный мыс:

25.


По пути к которому сперва надо пройти через Малый Колокольный, в 22-й тоннель (190м) под характерным "чёртовым пальцем":

26.


Название Большого Колокольного мыса - визуальное, а не историческое: в начале ХХ века колоколообразную скалу венчал маяк, а не колокол:

27.


23-й тоннель (230м) под мысом выводит в укромную долинку, где стоит чрезвычайно загадочный домик - он новодел, строится черепашьими темпами уже много лет вопреки драконовским запретам Прибайкальского нацпарка, а главное - никто ничего о нём не знает.

28.


Но проросшая деревцами, как на Мёртвой дороге Ямала, вагонная рама видимо использовалась для подвоза стройматериалов к нему:

29.


Следующий мыс с 24-м тоннелем носит звучное название Бакланий Убурь:

30.


Сам Бакланий тоннель (323м) тоже дополнен штольней:

31.


Из которой открывается потрясающе романтический вид:

32.


На выходе из тоннеля - странный лоток, пожалуй самый молодой инженерный объект Кругобайкалки: к концу ХХ века из-за каких-то смещений грунтов тоннель начало ощутимо топить. Поначалу стены, откуда сочилась вода, обкладывали мешками с цементом, но в итоге, лет 20 назад, просто окружили стенкой:

32а.


С другой стороны в кустах Бакланьего Убуря спрятан камень Гриб, который мы не разглядели:

33.


Обратите внимание на "колодец" - на самом деле это фундамент дома связи. Создание РЖД как коммерческой компании в конце 2000-х годов стало для наследия Кругобайкалки катастрофой: технические постройки, которые не числились историческими памятниками и не имели других хозяев, накануне инвентаризации просто разломали, сбросив кирпичи в Байкал - чтобы сказать, что так и было, и не брать их на баланс. Вот как аналогичная будка связи выглядела в другом месте - но ждала её та же судьба:

33а. фото Михаила Крайнова (mikka), 2004 год.


В другую сторону с той же точки открывается вот такой вид на необычную двойную галерею - её дальняя часть из бутового камня была построена в 1900-х годах, а ближняя - в 1910-х из железобетона:

34.


Другой портал галереи - на заглавном кадре. За поворотом, у платформы 129-й километр встречает посёлок Баклань весьма солидных для КБЖД размеров - полтора десятка постоянных жителей: от Порта-Байкала до Култука крупнее только Маритуй! И даже кони, которых мы видели в прошлой части, приходят если не из-за гор, то отсюда:

35.


Здесь сохранился деревянный дом разъезда с квартирами для служащих:

36.


Теперь, видимо, занятый лесничеством созданного в 1986 году Прибайкальского нацпарка. Плакат показателен - очертания парка в виде узкой полосы, тянущейся на 470 километров от Култука до Онгурёна и Ольхона, и коршун, готовый сцапать каждого, кто посмел войти сюда, не заплатив. О тяготах жизни под пятой нацпарка я рассказывал в прошлой части, но на туристов Кругобайкалки они не распространяются - в зоне отчуждения действующей железной дороги (а это полоса 50-метровой ширины) хозяином остаются РЖД, пока, к счастью, не догадавшиеся объявить эту полосы опасной для жизни.

36а.


За Бакланью отлично виден мыс Столбы, но идти до него ещё изрядно:

37.


Через падь речки Шабартуй с парой 60-метровых мостов - слева, под нами, типовой железобетонный, а справа - единственный на КБЖД мост с перевёрнутой фермой:

38.


За мостами видны развалины электростанции (1935). В первой части я ошибочно написал, что здесь была электрификация, но нет: в Прибайкалье и Забайкалье она дошла позже, с постройкой Иркутской ГЭС (1956) и пуском Перевальной ветки (1949), которая теперь основная. Однако тогда ни ГЭС, ни крупных ТЭЦ здесь ещё не было, а помимо электровозов ток требовался системам связи, освещению посёлков и многочисленным постам ПВО с их мощными прожекторами. Поэтому на линии тогда был построен пяток мелких теплоэлектростанций, после 1956 года брошенных за ненадобностью:

39.


Под защитой голых стен мы устроили привал - из пади дул злой ветер:

40.


За Шабартуем расположен мыс Столбы, лучший вид на который открывается всё-таки из Баклани. Я бы сказал, это самый живописный мыс Кругобайкалки, и очень жаль, что те, кто дали ему название лет этак 300 назад, никогда не слышали о носорогах:

41.


Хоть и заметно вблизи, что Столбов у мыса правда несколько:

42.


На скалах - какие-то крепления, то ли для кабеля, то ли для мостков: во время стройки, когда ещё не была проложена линия, ровные участки связывала подвесная тропа наподобие памирских оврингов:

42а.


Ей на смену пришёл 25-й тоннель сквозь отвесный обрыв:

43.


Он проходит не под самими Столбами, а как бы перед ними: Столбы прошивает 26-й тоннель (254м):

44.


Выводящий к железобетонной галерее (130м) 1910-х годов, усилившей более раннюю подпорную стенку:

45.


Камни у дороги, тем временем, обретают интересные цвета:

46.


Под следующим утёсом - 27-й Безымянный тоннель:

47.


Формально в нём 120 метров, а фактически - заметно больше: в 1900-х годах буквально в нескольких метрах от портала была построена галерея, а в 1910-х и эти метры закрыли сводами:

48а.


Безымянный тоннель приводит в Шарыжалгай - так можно назвать целый участок Кругобайкалки длиной 5,7 километров, от мыса до одноимённой речки. Причём чередуются здесь названия Шарыжалгай и Шаражалгай, но по факту это лишь разные транскрипции: "шара жалга" в переводе с бурятского "жёлтая падь".

48.


И первое, что подмечаешь на Шарыжалгае - причудливые обнажения горных пород. Где-то тут есть скала Письмена Природы. Я слышал несколько вариантов её расположения - но может это от того, что на здешних скалах много подобных письмян?

49.


Сам мыс Шарыжалгай не слишком зрелищен, особенно после Колокольного и Столбов, но зато прошивает его цепочка из трёх тоннелей (№№28-30), суммарной длиной (187 + 94 + 309м) превосходящих наземные участки между ними:

50.


29-й тоннель отличается удивительно красивым порталом, фигуры на котором хоть и не в эпоху древних цивилизаций выложены, а всё ж таки не расшифрованы до сих пор. Напрашивается мысль о фриулах (итальянцы из провинции Фриуль, активно работавшие каменщиками на стройке КБЖД - см. прошлую часть) и посещавшем их иезуите Сальваторе Минокки. А раз уж иезуиты тут засветились - значит, и масоны где-то неподалеку. Но это, конечно, красивые фантазии - именно на этом тоннеле подрядчиком вполне прозаичный русский князь Георгий Андронников.

51.


Квинтэсенция Кругобайкалки - вид из одного тоннеля сквозь другой на третий!

52.


За тоннелями - вычурная скала Птичий базар, своё название вообще-то оправдывающая, но только не в октябре, когда птицы улетели на юг. А так я бы, конечно, сострил что-нибудь про фейсбук. Например, поставил бы фотку дымящей трубы на том берегу и подписал бы к галдящим чайкам, что это реакция на неё фейсбучной интеллигенции.

53.


Между тем, путейская машина с позапрошлого кадра была первым поездом, который мы увидели на КБЖД во вторник - по сравнению с понедельником трафик упал натурально в разы! Вскоре мы увидели и то, зачем спецтехника вышла в те дни на линию - за порталом очередного тоннеля, белеющем в дальнем мысу:

54.


Но пост и так уже огромен, так что где-то в районе 133-го километра полюбовавшись артистичным деревом над водой...

55.


...продолжим путь в следующей части.

БАЙКАЛ-2020
Обзор и оглавление.
Иркутский Север
Байкало-Амурский маршрут. Предыдущая часть путешествия.
По Ангаре. Братск - Балаганск.
Большой Иркутск - будет позже.
Кругобайкальская железная дорога
Иркутская ГЭС и окрестности (остатки в городе).
КБЖД. Порт-Байкал - Берёзовая бухта.
КБЖД. Шумиха - Киркирей.
КБЖД. Киркирей - Шаражалгай.
КБЖД. Шаражалгай - Ангасолка.
Култук и окрестности.
Слюдянка и Байкальск.
Выдрино, Танхой, Бабушкин. Магистральная часть КБЖД.
Тункинская долина
Зун-Мурино, Жемчуг, Тунка.
Аршан.
Кырен и Нилова Пустынь.
Ольхон - будет позже.
Апшеронская узкоколейка на другом конце страны - см. оглавление.
Tags: Сибирь, дорожное, природа, транспорт
Subscribe

  • КБЖД. Часть 6: Слюдянка и Байкальск

    Слюдянка - город (18 тыс. жителей) у западной оконечности Байкала, сросшийся воедино с показанным в прошлой части Култуком. Именно из Слюдянки…

  • КБЖД. Часть 5: Култук и окрестности

    Култук - небольшой ПГТ (3,7 тыс. жителей) у западной точки Байкала, где заканчивается показанная в прошлых 4 частях Кругобайкальская железная…

  • КБЖД. Часть 4: Шаражалгай - Ангасолка

    На Кругобайльской железной дороге хорошо: с одной стороны - скала, с другой - Байкал, впереди и позади единственная колея (дублированная тропкой),…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 23 comments

  • КБЖД. Часть 6: Слюдянка и Байкальск

    Слюдянка - город (18 тыс. жителей) у западной оконечности Байкала, сросшийся воедино с показанным в прошлой части Култуком. Именно из Слюдянки…

  • КБЖД. Часть 5: Култук и окрестности

    Култук - небольшой ПГТ (3,7 тыс. жителей) у западной точки Байкала, где заканчивается показанная в прошлых 4 частях Кругобайкальская железная…

  • КБЖД. Часть 4: Шаражалгай - Ангасолка

    На Кругобайльской железной дороге хорошо: с одной стороны - скала, с другой - Байкал, впереди и позади единственная колея (дублированная тропкой),…