varandej (varandej) wrote,
varandej
varandej

Categories:

Килитташ (Багаран). По ту сторону Ахерона.



Свой долгий летний рассказ об Армении я завершил на развалинах древнейшей чуть ли не в мире Ереруйкской базилики в утлом посёлке Анипемза над бездонным чёрным каньоном реки Ахурян. И не случайно, ох не случайно, это название так созвучно с Ахероном - рекой бассейна Стикса, где навигацией заведовал Харон. Вот уже сотню лет Ахурян, тюркам известный как Арпачай, служит границей мира живых с миром мёртвых для отдельного взятого народа. Нынешняя Западная Армения - это немногочисленные покинутые храмы да чёрно-белые снимки, которые, словно прах в колумбарии, я собрал в один пост. И вот описав круг через весёлый Артвин, грозный Эрзурум, таинственный Ван, героический Баязет и показанный в прошлой части Ыгдыр у самого подножья Арарата, мы снова оказались на берегу Ахерона - только с другой стороны...

Другая сторона - это бывшая Карсская область, что полвека побыла Россией, но так и не стала СССР. Руинами армянских церквей, построенных задолго до прихода русских или турок, я и начну о ней рассказ, если не считать давнего поста про уездный Олту.

...Ночью в карсской гостинице у меня вдруг запищали электронные наручные часы, высветили на экране время 27:03 и умерли окончательно. Часы в дороге вещь незаменимая, тем более и мой тогдашний телефон глючил неимоверно, но до конца поездки оставались считанные дни, и я всё-таки решил ограничиться телефоном. Морозным утром мы сели в маршрутку с полыхавшей прямо в салоне газовой горелкой, и высадились на знакомом въезде по дороге на Ыгдыр. Ещё немного - и автостопом в два приёма мы проехали 60 километров, примерно до тех мест, где в конце прошлой части в последний раз видели Арарат и Арагац.

2.


На Запад и Восток Армения делилась как минимум с 387 года, когда Сасанидский Иран разделил её с Римом. И уже тогда границей служил Ахурян, а тянущаяся вдоль него Айраратская долина, это сердце Армении, вмещавшая все 12 её исторических столиц, размножилась делением. Левобережный Айрарат с Эчмиадзином и Ереваном остался центром Восточной Армении, правобережный с Карсом и Ани - западной. Более того, два с лишним века, с 1604 года, когда персидский шах Аббас II увел всё население своей половины Айраратской долины в Исфахан, живым был именно западный берег. В 1828 году Армению отвоевал у персидского шаха русский царь, с подачи Грибоедова развернувший кампанию армянской репатриации. Ещё несколько десятилетий армянская речь звучала и звонили колокола на древних каменных звонницах по обе стороны Арпачая. Но для османского султана эта ситуация поставила Армянский вопрос ребром, и в 1915 году младотурецкое правительство пошло на "окончательное решение" Армянского вопроса. Теперь мир живых на востоке, а мир мёртвых - на западе, и это чувствуется даже по пейзажам: с той стороны - плодородные поля и сёла одно на одном, с этой - только степь, и сиротливые деревни, где вперемешку пластик и кизяк, довершают сходство с Казахстаном. Не говоря уж о погоде: по живой Армении мы путешествовали в знойном зелёном сентябре, слушая жужжание шмелей и лакомясь свежим виноградом, а в мёртвой Армении в ноябре нас встречали сухая трава и холодные ветры.

3.


Да и турки не зря называют Восточную Анатолию, бывшую Западную Армению, "своей Сибирью" - при нас ещё не выпадало снега, но уже был иней на кустах да тонкий лёд на заводях и лужах.

4.


Примерно на полпути из Ыгдыра в Карс стоит придорожная локанта, где мы останавливались, солнечным утром переезжая из города в город. Я запомнил просёлку, ответвлявшуюся от чёрного асфальта шоссе парой километров ближе к Карсу. У её начала, добравшись сюда из Карса несколько дней спустя, мы и попросили нас высадить да побрели по ней вниз, навстречу тракторам, покатившим в ближайший райцентр за сеном. Трактора поднимаются из села Килитташи в Арпачайском каньоне, и весь задний план тут - Армения:

5.


Идти в Киллиташ километров пять, но под гору это нетрудно. Там, где армянский простор скрывается за обрывом каньона, начинаются первые признаки близости села:

6.


В лавовых полях - не только пастбища и кладбища, но и футбольное поле:

7.


А по левую руку всё отчётливее заметна красная базилика на чёрных скалах:

8.


Деревенька Килитташ стоит на развалинах древнего армянского города Багарана:

9.


Как и большинство экс-армянских деревень, Килитташ - курдская деревня. Курды, древняя константа и раздражитель всех государств этих плато, среди нынешних армян слывут чуть ли не братьями по несчастью. В руках младотурецкой Порты, однако, курды были, наряду с регулярной армией, главным инструментом геноцида: испокон веков грабившие караваны и сёла, многочисленные курдские разбойники получили возможность делать это не просто безнаказанно, а даже и с полного одобрения властей. Курды и выиграли от геноцида армян как никто, получив возможность перейти к оседлой жизни. Турки же вместо Армянского вопроса получили на свою голову Курдский вопрос, который по сей день порой приходится решать авиацией и артиллерией.

10.


Курдскую деревню с турецкой не перепутать ни за что. У турок это скорее маленькие городки средиземноморского вида (например, Ошки), вид курдских сёл же неподражаемо средневеков:

11.


Архаичные плосковерхие дома и поросшие травой амбары из дикого камня, высокие заборы-стены, целые стога кизяка - курдская глубинка похожа на таджикскую или узбекскую, с той разницей, что в Средней Азии строить предпочитали из глины, а в Закавказье - из дикого камня.

12.


В серой кладке мелькнёт то плита розового туфа, то даже крест, орнамент или барельеф:

13.


И отары местных чабанов стерегут грозные армянские гампры, жившие на этих плато задолго до армян. Над кварталами села нависает церковь Сурб-Шушаник, то есть Святой Сюзанны:

14.


Построенная в 7 веке, она - один из "потомком Зварнтоца", гигантского круглого храма близ Еревана, тысячу лет назад разрушенного землетрясением. Для армянского зодчества он был вехой, но сейсмоуязвимость оказалась недостатком самой его конструкции, поэтому из двух десятков раннесредневековых армянских ротонд до наших дней остались единицы.

15.


Сурб-Шушаник имела все шансы стать жертвой не стихии, а людей, но... церковь стоит на "живом" берегу Ахерона, в марзе (уезде) Армавир. Там всё иначе: азербайджанское село Гаджи-Байрам было заселено армянскими репатриантами (возможно, перебиравшимися из-за реки) в 19 веке и в 1968 было переименовано в Багаран. Стоит оно, впрочем, ниже по Ахуряну, за излучиной, а по прямой отсюда километрах в 7.

16.


И положение вдали от сёл, да вдобавок под обрывом древнему храму на пользу не пошло - увидеть его по факту можно только с территории Турции, а древние стены покрыты, как оспинами, следами от пуль. Да и огромная дыра в стене, говорят, от того, что в 1950-каком-то году на радостях от вступления в НАТО турки саданули по храму на советской территории из танка. Советы могли этого просто не заметить, а заметив, не стали бы разбираться: столь безнаказанную наглость от страны совершенно иной весовой категории чиновникам вряд ли хотелось бы выносить на свет.

17.


Миновав средневековые кварталы, мы начали подниматься на холм:

18.


С остатками древней кладки укреплений:

19.


От вида сквозь развалины ворот повеяло Конаном Варваром:

20.


Вход осенён крестом древнего хачкара, вложенного в кладку:

20а.


Стена надёжно отделяет Килитташ от Багарана:

21.


Внутри - лишь один, да и то явно брошенный, домик:

22.


Под ногами - черепки да осколки былого среди круглых фундаментов древних жилищ:

23.


У звучного названия Багаран и перевод соответствующий - Божья Обитель. Конечно, речь идёт ещё про языческих богов, родившихся в смешении пантеонов Урарту, зороастрийского Ирана и греческой империи Селевкидов. В Урарту среди множества покорённых народов сложился единый язык на основе мушкского, персы в 401 году до нашей эры поставили сатрапами над этими народами древний дом Оронтидов, под греками заговоривший на языке своих подчинённых и превратившийся в Ервандидов - теперь они считаются в Армении первой династией её царей. В 322 году Ерванд II, командовавший армянскими частями в армии Дария III, на фоне греческого вторжения провозгласил себя царём, а вскоре был убит в бою, и сын его Михран перешёл на сторону Александра Македонского. Первой столицей Армении вообще и Айраратского царства в частности считается Армавир, где находилась резиденция Ервандидов. Однако на рубеже 3-2 веков до нашей эры царь Ерванд IV решил перебраться на западный берег Ахуряна. Здесь он отстроил новую столицу Ервандашат, городище которой я показывал мельком в прошлой части. Но как Эчмиадзин к нынешнему Еревану, к Ервандашату прилагался город-храм Багаран чуть выше по течению реки. Как я понимаю, основан он был ещё раньше, при Ерванде III, однако именно Ерванд IV перенёс сюда из Армавира бронзовые статуи важнейших божеств - громовержца-демиурга Арамазда, матери-земли Анаиты и духа огня Ваагна, а к ним приставил верховным жрецом родного брата Ерваза.

24.


Простояли в Багаране идолы, впрочем, недолго: реформы Ерванда IV завершило восстание полководца Арташеса, в 189 году до нашей эры ставшего новым царём и положившим начало династии Арташесидов. Вместо Ервандашата он основал ещё ниже по Ахуряну новую столицу Арташат (его наследием остался Хор-Вирап) и начал создавать оттуда Великую Армению. Багаран, стоявший у важной переправы, однако, и без помощи богов удержался на плаву, оставшись крупным городом. По разные стороны переправы стояли храмы Сурб-Шушаник и Сурб-Теодорос (624-631). Последний при более чем скромном размере стал вехой не то что армянского, а вообще христианского зодчества - его потомками считаются, например, храм Жерминьи-де-Пре (806) во французском Орлеане или первая в мире пятиглавая церковь Неа-Экклесиа (868) в Константинополе, разрушенная молнией в 1490 году. В каком-то смысле получается, что вот на этом городище стоял прототип прототипа всех русских церквей. Русская власть в 1877-1918 годах застала багаранский Сурб-Теодорос в руинах, почти на всю высоту стен покрытых древнеармянскими надписями. Когда уникальную церковь сравняли с землёй окончательно - теперь, кажется, точных сведений нет.

24а.


Звёздным часом Багарана стали 885-890 годы, когда здесь был коронован как царь Ашот I Великий из дома Багратуни. 5 лет спустя он перебрался севернее, в Ширакаван, а его внук Ашот II Железный в 921 году, собрав силы на острове Севан, окончательно сбросил арабское иго. Как столицы объединённого Багратидами Армянского царства известны Ани и Карс, но начиналось оно именно в Багаране, ещё долго служившим местом захоронения Багратидских царей. Эхом 5 лет столичности стал уцелевший храм Сурб-Геворк, построенный в 10 веке в цитадели:

25.


Туда и поднялись мы по извилистой тропе среди чёрных скал:

26.


Примерно так же, за вычетом тракторов и синих кровель, выглядело это место полторы тысячи лет назад - грозные стены на холме и вросшие в скалы жилища в низине:

27.


На узкой плоской вершине теперь лишь бурьян да камни, и тем удивительнее выглядит одинокий ярко-красный храм:

28.


На первый взгляд, это простейшая 4-угольная базилика, но в любом тексте о Багаране будет сказано, что устройство её необычно. Её передняя стена глухая, а ворота - на боковой стене. Они отмечены парой хачкаров, из которых мусульмане пытались выломать кресты:

29.


Маленький зал бывшей базилики:

30.


Алтарная ниша не видна снаружи, "утопленная" между боковых помещений:

31.


Через одно из них можно выйти на мыс, откуда лучше видно, что церковь Сурб-Геворк перегораживает цитадельную скалу от края до края. Я, конечно, очень хочу предположить, что на мысу стоял дворец Багратидов, где в 882 году родился Ашот II Железный. Но для царей, даже из покоев, вход с этой стороны кажется слишком уж "чёрным". Ашот I Великий умер в 891 году и похоронен был именно Багаране: мне опять же хочется верить, что именно храм Сурб-Геворк был фамильным некрополем. Однако достоверно ничего об этом не известно.

32.


Самым сильным впечатлением покинутого храма стали надписи - не столь давней эпохи, но превратившиеся в её бесценный документ:

33.


С мыса открываются впечатляющие виды на Арпачай, инфернально-чёрный каньон да вышки далёких застав - турецких и армянских, или вернее российских на армяно-турецкой границе:

34.


По осени Харон сидит без дела, зато цербер всеми тремя носами нюхает сухой воздух - меж двух миров вполне можно пройти и вброд:

35.


Два берега - две религии:

36.


Ближе как на ладони кварталы Багарана с круглыми глхатунами (армянскими каменными полуземлянками) и квадратными городскими домами. Что из них к какой относится эпохе - не берусь предполагать:

37.


Теоретически, в Багаране сохранилось множество архаичных хачкаров на валунах - однако то ли не на городище они, то ли даже здесь их не найти без проводника, а сколько ни вглядывался я в камни, крестов не приметил. Больше повезло в своё время kromni - его попутчик владел турецким и мог объясниться с местными курдами. Курды же, поселившись на месте армянских селений, и сто лет спустя верят, что армяне и русские были сплошь богачи и под каждым селением зарыли богатые клады. В крестах они, конечно, надеялись увидеть подсказки, тайные шифры, которые заезжий белый человек по умолчанию должен был знать, а потому и показали ему все приметные камни.

38.


Вообще же туристов курды в своих деревнях встречают по-разному, иных даже закидывая камнями. Мы прошли по селу как бы невидимыми, и лишь на выходе встретили ватагу детворы, похваставшуюся нам уловом:

39.


Руины Багарана мы покинули около 11 утра, и я собирался успеть в соседнее село Карабаг, на окраине которого так же тихо лежит другое армянское городище - Мрен. Идея была предельно проста - выбраться из ущелья да пройти туда, ещё километров пять через овраг и горку, сельской дорогой. Наверху ущелья, однако, я глянул на часы в телефоне и с ужасом понял, что они показывают что-то около 14:30. Серое небо было одинаково хмурым и тусклым весь день, так что по солнцу что-то определить не было никаких шансов. Могли ли мы 3 часа преодолевать пару километров из ущелья? Посовещавшись с Олей, я решил, что могли, и по камням, прорастающим сквозь жухлую почву, мы побрели к трассе: ведь стемнеть должно было через полтора-два часа...

40.


Однако поймав на трассе машину, я снова глянул на часы телефона и потерял дар речи - они показывали 12 с чем-то! Что произошло с часами - так и осталось загадкой: ереванское время отличается от турецкого всего на час, но уж никак не на 3 часа! У соседнего поворота на Карабаг мы оставили порядком разочарованного водителя и вновь побрели вниз. За крышами куда как более современного и ухоженного, чем Килитташ, села манил абрис Мренского собора:

41.


Однако почти что у околицы нас нагнал очередной трактор с целой толпой в кабине. Курдские мужики иностранцам обрадовались, но попался среди них и деловитый жучок, принявшийся весьма настойчиво и доходчиво (при том что мы турецкого не знали, а он ни английского, ни русского) нам доказывать, что Мрен - запретная зона, по пути солдаты стоят, но он за каких-то жалких 150 лир (1500 рублей) их объедет. За подтверждением своих слов крестьянин обратился к самим солдатам, как раз ехавшим откуда-то снизу на грузовичке. Солдаты, - крепкий седой батяня-комбат и тощие срочники, - сразу же грубо пресекли разговорчики, объяснив, что не пропустят в Мрен ни нас, ни тракториста. Я пытался объяснить через переводчик, что ведь туда мои друзья ездили, и им никто не запрещал, но батяня-комбат переменился в лице, и после вопросов в духе "сколько их?" чуть не взывал в Мренский храм группу захвата.

42.


Я смог хотя бы объяснить, что это было давно, а попутно осознал, что договориться не удастся - видимо, погранзона там правда есть, но следят за ней эпизодически, а тем, кто таки проник к древним руинам, не устраивают на выходе проблем, так что скорее мой случай - невезение, чем чужие - удача. Я сдался, и в пыльном, как древние склепы, кузове своего грузовичка военные вывезли нас к той самой локанте на пол-пути меж Карсом и Ыгдыром:

43.


Говорить было более не о чем, и батяня-комбат в локанте угостил нас чаем, задал несколько дежурных вопросов да сообщил, что через полчаса будет автобус на Карс. Автобус и правда случился, однако за 60 километров водитель заломил такую цену, что мы предпочли вновь полагаться на автостоп. Водитель понаседал на нас минут пять, а затем уехал в полной уверенности, что эти иностранные кретины так и околеют теперь у обочины. И конечно, поймав грузовичок и нагнав автобус у самого въезда в Карс, я с большим удовольствием улыбнулся жадному шоферюге...

44.


Солнечные кадры же были сняты с другого автобуса по дороге из Ыгдыра, и могли бы завершать прошлую часть. Мренский собор неплохо виден прямо с трассы за излучинами Ахурянского каньона, и я бы сказал - это крупнейший армянский памятник Карсской области за пределами стольного Ани. Он был возведён в 630-640-е годы, когда Византия взяла верх в долгой войне с Сасанидским Ираном, и заказчиками стройки были скорее всего местный куропалат (вассальный монарх) Давит Сахаруни и католикос Нерсес Строитель. Грузная купольная базилика вполне типична для своих времён - почти что её двойником считается Одзунский собор на севере нынешней Армении. Сам Мрен же был торговым городом и крепостью у очередной переправы, всю историю оставался на карте Армении "крепким середняком", пережил несколько разорений (самое кровавое устроили арабы в 778 году), а окончательно опустел в 14-15 веках, возможно после нашествия Тамерлана. Собор тогда был превращён в крепость с заложенными окнами и проёмами, и в таком виде встречал в 1877 году русские войска. Фортификационное значение храм давно потерял, и служил кошарой для курдских чабанов с навозом по колено. Все полвека существования Карсской области Армянская церковь добивалась возвращения Мренского собора, но царские власти всё тянули с планом позвать сюда греков и передать им храм, вряд ли зная о том, что и построен он в честь греческого триумфа. Но а зияющими дырами в южной стене собор обзавёлся уже при турках, скорее всего в 1950-е годы, когда из него тоже сделали мишень для танковых учений. Собор, конечно, стоит увидеть вблизи - помимо древних стен с ярким туфом в нём уцелело множество барельефов, скульптур, надписей (в основном 10-11 столетий), подробное описание которых есть на "Виртуальном Ани". Ну а посетить всё это больше повезло опять же kromni и Кириллу и Ане - к их семейному сайту я отсылаю не первый и не последний раз, потому что оказался он одним из лучших путеводителей по Восточной Турции. По этой же ссылке подробнее рассказано...

45.


...и про другие армянские древности у дороги Карс - Ыгдыр, в основном - у городка Дигор (3 тыс. жителей), который она задевает краешком. В его южных предместьях остались бесформенные огрызки Текорской базилики (478-90), старейшего армянского храма всей Турции, едва ли не первой базилики с куполом в армянском зодчестве.

45а.


Да и в Восточной Армении, если оставить за скобками примитивные, но жутко древние церкви в Ованаванке и Апаране (эти в принципе могут быть старейшими христианскими храмами Земли), старше только Ереруйкский храм. Древняя Текорская базилика была хороша и деталями, но в 1912 году не выдержала очередного, далеко не первого за её 1500 лет, землетрясения. Русские власти не восстановили её, а турки растащили обломки на стройматериалы.

45б.


С другой стороны от Дигора, на "балконе" глубокого каньона Дигор-реки, стоял монастырь со звучным названием Хцконк, туркам известный как Бешкилисе - "Пять церквей". Вот тут слева направо в ряд Сурб-Аствацацин, Сурб-Карапет и ротонда Сурб-Саркис (1025-31), на соседней скале - Сурб-Степанос...

45в.


...а поодаль - миниатюрная Сурб-Григор с огромным, как звонница, хачкаром. При каких обстоятельствах Хцконк был построен - до сих пор не известно, разброс в датировках его церквей от 7 до 12 столетий. А вот конец монастыря был вполне типичным: века запустения, возрождение под Россией, новое запустение в геноцид и расстрел из танков в 1950-х. Уцелела лишь церковь Сурб-Саркис, один из самых совершенных храмов в округе Ани, но от трассы до монастыря идти пешком около 7 километров, и мы не пошли.

45г.


А вот в стороне от нашего маршрута остались крепость Кетчиван и село Ченгели у озера Дениз-Гёлю, армянам известное как Габегенк, а грузинам как Ленамори. Да, грузинам - посреди Армении и Турции, вдали даже от пограничной меж двумя народами Тао-Кларджетии, тысячу лет назад стояло грузинское село, в котором из непривычного чёрного туфа, но явно грузинскими зодчими была возведена православная церковь. Были ли её прихожанами армяне, перешедшие в православие, или грузинские переселенцы, укоренившиеся за пределами Сакартвело - теперь точно не ясно, ну а к началу ХХ века Ленамори превратилось в Габегенк.

46а. с официального сайта города Кагызмана.


Всё показанное выше входило до революции в Кагызманский округ, и уездное селение Кагызман (город в Карсской области был только один - Карс) на Араксе впечатляло своим размером, достойными иных губернских городов: по переписи 1897 года здесь жило 11 тыс. человек, в том числе 37% армян, 33% славян (8% при этом были поляки) и 20% турок. Нынешний Кагызман в развилке дорог на Карс, Эрзурум и Ыгдыр лишь немногим крупнее (13 тыс. жителей), однако сколько ни гуглил я турконет - нашёл лишь несколько фотографий армянских домов из чёрного туфа: судя по всему, довольно многочисленных, но совершенно таких же, как в Карсе или Гюмри (онлайн-переводчик в помощь). Церковь Александра Невского I Запорожского Екатерины Великой казачьего полка и вовсе с 1882 года арендовала помещения в частных домах, последний раз сменив адрес в 1907 году. Словом, в Кагызман я не поехал, так что в завершением рассказа переместимся в Карс. Вот такой вид на бывший губернский город открывается на въезде со стороны Ыгдыра и Дигора:

46.


Неподалёку - аэропорт, открытый в 2015-м:

47.


Но мы направимся пока к западному выезду на Эрзурум, где высится здоровенный цементный завод (1969-75) - главное предприятие Карса.

48.


Промзона отделяет от города село Кумбетли, куда более интересное своим старым названием - Владикарс! Прежде населяли его молокане - представители особой "духовной секты", с 1840-х годах добровольно-принудительно обживавшие Закавказье. Там сделались они "русскими горцами", освоились и разбогатели, и в 1880-90-х в числе первых начали колонизировать новую область за Арпачаем. О молоканах вообще и Владикарсе в частности я рассказывал вот здесь, но ныне Кумбетли - азербайджанское село: молокане по большей части ушли с этой земли вместе с Россией. Немногие оставшиеся почти без следа ассимилировались, напоминая теперь о себе лишь заброшенными кладбищами, необычной архитектурой сельских домов и гусями, которыми на всю Турцию славится Карс. Сегодня речь у нас не о молоканах - на пустырях между селом, заводом и городом сохранилось ещё кое-что:

49.


Это остов армянского храма - стены из "римского бетона", с которых на ту высоту, куда было легко дотянуться, ободран благородный туф с надписями и барельефами. Самое впечатляющее в этой руине то, что не известно о ней по сути ничего - окрестные жители называли её Кумбет-Килисе (Купольная церковь), археологи нашли признаки храма на этом месте с 7 века, а архитекторы вычислили, что нынешнее здание построено около 1000 лет назад.

50.


При всей безвестности, однако, в интерьере уцелела даже пара деталей - человеческое лицо и голова барана:

51.


Рядом - Карс, турецкий "анти-Выборг", странный, колоритный и весьма уютный город, о котором я расскажу в 4 частях.

52.


Но так как фотографии из них я ещё только разбираю, сперва съездим этой же дорогой в Сарикамыш - суровое и знаковое место почти без армянских следов.

ЗАКАВКАЗЬЕ-2019
БОЛЬШОЕ ОГЛАВЛЕНИЕ. Азербайджан, Армения, Нагорный Карабах, Турция.
О Турции в общем
Южная Грузия, Западная Армения и Восточная Анатолия. История Второй Сибири.
Транспорт Турции.
Среда, колорит и детали.
Люди и реалии Турции.
Тайк (ил Эрзурум)
Юсуфейли, Ишхан, Тортум.
Ошки и дорога в Эрзурум.
Олту (Олтиси).
Карин (ил Эрзурум)
Эрзурум. От конгресса до крепости.
Эрзурум. Старый город.
Эрзурум. Табии.
Дорогами Анатолии. От вокзала и окраин Эрзурума через Агры до озера Ван.
Васпуракан и Туруберан (илы Ван и Битлис)
Ахлат.
Западная Армения. Какой она была?
Ахтамар.
Татван и Ванская переправа.
Ван. Наследие Урарту.
Ван. Ванская скала.
Ван. Старый и Новый город.
Ил Агры
Баязет. Догубаязит.
Баязет. Дворец Исхак-паши.
Сурмалы (ил Ыгдыр)
Ыгдыр и земля Сурмалы.
Подножье Арарата.
Карсская область (ил Карс).
Карс. Цитадель и старый город.
Карс. Анти-Выборг.
Карс. Балтийский стиль.
Карс. Вокзал и крепость.
Сарыкамыш.
Килитташ (Багаран) и попытка Мрена.
Ани. Ближняя часть.
Ани. Дальняя часть.
Дорога домой.
Tags: "Зона заражения", Армения, Турция, дорожное
Subscribe

  • И за Сибирь, и за Кавказ...

    По просьбам трудящихся, отвечу на регулярно задаваемые вопросы "Куда дальше поедешь?" и "О чём дальше будешь писать?". (фото из…

  • Дорога домой из Закавказья

    По наезженной дороге навстречу им шел пешеход. Время от времени он ложился и катился лежачим, а потом опять шел ногами. -Что ты, прокаженный,…

  • Ани. Часть 2: Центр, Цахкадзор и Цитадель

    Рассказывать про Ани нужно на одном дыхании, вот только слишком велик и роскошен этот покинутый город, чтобы всё его описание уместить в один…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 38 comments

  • И за Сибирь, и за Кавказ...

    По просьбам трудящихся, отвечу на регулярно задаваемые вопросы "Куда дальше поедешь?" и "О чём дальше будешь писать?". (фото из…

  • Дорога домой из Закавказья

    По наезженной дороге навстречу им шел пешеход. Время от времени он ложился и катился лежачим, а потом опять шел ногами. -Что ты, прокаженный,…

  • Ани. Часть 2: Центр, Цахкадзор и Цитадель

    Рассказывать про Ани нужно на одном дыхании, вот только слишком велик и роскошен этот покинутый город, чтобы всё его описание уместить в один…