varandej (varandej) wrote,
varandej
varandej

Categories:

Ани. Часть 2: Центр, Цахкадзор и Цитадель



Рассказывать про Ани нужно на одном дыхании, вот только слишком велик и роскошен этот покинутый город, чтобы всё его описание уместить в один пост. Ани занимает ограниченный речными каньонами треугольный мыс со сторонами по 1,5-2 километра, и если бы на этом мысу сохранился полноценный Старый город - то был бы он обширнее, чем в Вильнюсе или Бухаре, не говоря уж про Хиву или Таллин. О таком Старом Ани я сделал бы, наверное, десяток постов с неповторимыми перспективами закоулков, таинственным подворотнями, колоритом дворов и обилием странных деталей. Однако между роскошными дворцами, храмами и укреплениями - лишь бурьян на буграх давно рухнувших и затянутых пылью домов. Только и остаётся тропами в этом бурьяне под тугим степным ветром бродить от одного шедевра армянского зодчества к другому...

В прошлой части я показывал крепостные стены и храмы у берега пограничного Ахуряна, а теперь вдоль речки Алачай пойдём к цитадели на оконечности мыса. Ещё в первой части я рассказывал непростую историю Ани, и здесь не хочу её повторять - два поста у нас всё же единое целое!

Ещё раз повторюсь - историю я пересказывать не буду, поэтому если у вас по ходу текста возникли вопросы, кто такие Камсараканы, родственники ли Багратуни Багратиону, долго ли здесь хозяйничали Византия и Сельджукский каганат, почему Шеддадиды воевали с грузинами, при чём тут царица Тамара и вассалы её Закаряны и что добило город, раз за разом оживавший после всяких войн - пожалуйте в первую часть. Там же вы найдёте ответы на вопросы о том, в какие годы Ани принадлежал Российской империи, почему Николай Марр тут вдруг не Лысенко-от-языкознания, а добрый мудрый археолог, возрождавний древний город из небытия, и каким образом турецкая погранзона стала для армянского наследия капсулой времени, "распечатанной" для туризма лишь в 2004 году. И как говорилось опять же в первой части, основание мыса, на котором стоял город, царь Смбат II в 980-х годах перекрыл грандиозной стеной длиной 1,5 километра. От неё сохранился центральный участок с тремя воротами - с запада на восток (а сама стена - с севера) Карсские, Львиные и Клетчатые. Через последние мы заходили в прошлой части, а в этот раз начнём путь от Карсских ворот, две гигантские башни которых хорошо видны тут в середине кадра:

2.


Ближе огрызок стены на протезе - это остатки Грузинской церкви, маленькой базилики 11 века, название своё получившей по найденным Марром грузинским надписям 1288 года. Позже плиты с надписями бесследно исчезли, а в 1988 обнаружились в кладке курдских домов стоящей под крепостными стенами деревеньки Оджахлы. Крышу храма обрушило землетрясение в 1840 году, а в начале 1960-х, когда впервые за полвека в Ани оказался фотограф, от здания и вовсе осталась одна стена - всё остальное, можно предположить, турки раскатали из артиллерии в ходе учений в 1950-е годы. На уцелевшей стене - барельефы Благовещения, необычные темы, что святые без нимбов.

2а.


Ещё одну грузинскую церковь, самую красивую постройку Ани с феерической каменной резьбой, я показывал в прошлой части. И хотя здесь не могло не быть грузинской общины, "грузинами" в тогдашнем Ани, примерно как "русскими" в Великом Княжестве Литовском, называли всех православных - в основном это были не кахетинцы да имеретинцы, а те же армяне-халкидониты. Другой категорией жителей, без которой Старый Ани нельзя вообразить, являлись "бароны" (вернее, "пароны" - "владыки") или "мецатуны" (дословно - "большедомники"), как называли здесь богатейших армянских купцов. В этом смысле Ани - не просто последняя до Еревана столица независимой Армении, но и точка поворота её истории. Именно в Анийском царстве произошло перерождение армян из нации воинов в нацию предпринимателей: тысячелетние дома нахараров извели друг друга в бесконечных войнах, чаще всего - силами сюзеренов, а вот купечество расцвело пышным цветом на перекрёстке всех евразийских дорог.  За 30 лет стабильности, что принесло Ани правление Гагика I в 990-1020 годах, барон стал сильнее князя, и именно мецатуны в последующие века в своих интересах продавали город грекам, курдам или грузинам. Джульфа, сменившая Ани в роли центра армянской культуры, была уже чисто купеческим городом. Ну а главным в Ани "бароном" и "грузином" (в одном лице) слыл купец Тигран Оненц, на торгу киевского Подола известный как Тиран Гонецкий.

3.


Собственно, о его личности науке не известно толком ничего - кроме того факта, что в начале 13 века, при Закарянах и сюзеренстве царицы Тамары, он построил над обрывом Ахуряна роскошную грузинскую церковь Святого Григория, а на дне каньона - армянский монастырь Святых Дев. Их я показывал в прошлой части, а вот дворцом Оненца считается огромное здание на другой стороне городища. Не очень понятно, почему: до археологических изысканий турки почитали это место "дворцом султана" (вернее, Шеддадидских эмиров), а армяне - и вовсе дворцом Багратуни, по случаю чего растащили весь его декор на обереги. Археологи нашли во вписанном в крутой склон дворце огромные подвалы, где якобы купчина должен был хранить товары, но такие и в Баязете есть. Расположение почти что на линии стен и вовсе намекает скорее на казарму "группы быстрого реагирования". Оненцу эти руины приписали по сути лишь на основании того, что могила его находится неподалёку, а архитектура указывает на рубеж 12-13 веков, когда Гонецкий жил и мог себе такой дворец позволить. Но - поверим на слово:

3а.


Реставрировать дворец начали ещё в 1999 году, когда Ани представлял собой строгую погранзону - открытие древнего города для туристов уже было намечено, но сперва турки решили придать ему товарный вид. Качество реставрации на сайте "Виртуальный Ани" сравнивают с изнасилованием, но среди ныне живущих немногие видели это здание другим:

4.


Внутри дворца - атриум с давно пересохшим фонтаном:

5.


Но в целом, само прозвище "большедомники" напоминает, что в "городе 1001 церкви" было не меньше роскошных купеческих особняков с подвалами и чердаками. И не столь важно, жил ли здесь Оненц - просто история сохранила от купеческого Ани один дом и одно имя.

6.


Так что остаётся дальше ходить сквозь тугой степной ветер и шуршаший бурьян от руины к руине. Между Грузинской церковью и домом Оненца распластался Гагикашен, построенный тем самым царём Гагиком I по случаю 1000-летия Христа:

7.


Строить храм Гагик позвал Трдата Архитектора - величайшего армянского зодчего, автора нынешнего грандиозного купола Константинопольской Софии (старый рухнул в 989 году), и даже, по некоторым гипотезам, изобретателя готики: это он воздвиг показанный в прошлой части кафедральный собор, готические мотивы которого на сотню лет старше первых подобных церквей под Парижем. Но и задача тут была нетривиальная: воспроизвести Зварнтоц, легендарный храм Бдящих Ангелов, главный архитектурный шедевр древней Армении в предместьях тогдашней столицы Вагаршапата. Да не просто воспроизвести, а воссоздать - гигантская трёхярусная ротонда простояла 400 с небольшим лет и была разрушена землетрясением в 10 веке, то есть Гагик и Трдат ещё помнили подлинник.

7а.


Но как оказалось, обречённость Зварнтоца была обусловлена самой его конструкцией: что у самого храма Бдящих Ангелов, что у всех его "потомков" землетрясения ломали опоры второго яруса, падение которого превращало весь храм в груду камней. Гагикашен, видимо, рухнул в 1319 году, в том же землетрясении, что сбросило купол с кафедрального собора. И это было, пожалуй, самое неудачное время из возможных: город уже зачах, но ещё не умер, и обломки храма быстро разошлись на стройматериал.

8.


Интересно устройство "зварнтоцев" - снаружи они были круглыми, а внутри - четырёхлепестковыми, и галерея между внутренними и внешними стенами использовалась для крёстных ходов. В целом, Гагикашен гораздо меньше Зварнтоца, и я бы сказал, что реплика не превзошла оригинал.

9.


Зато здесь находился другой шедевр - статуя царя Гагика, державшего макет храма в руках. Подобных статуй и барельефов в армянском зодчестве было множество, но в основном они предельно схематичны, будто вырублены топором. Здесь же читается каждая складка одежды и каждый волос пышных усов. Статую нашёл в 1906 году Николай Марр, установив, что копает здесь не католикосат (как считали местные армяне), а церковь. Скорее всего, фигура венчала один из фасадов, но рухнула достаточно удачно, чтобы археологи смогли её заново собрать. Увы, шедевр исчез в Первую Мировую, и небольшой его фрагмент, найденный какими-то крестьянами в поле в середине ХХ века, ныне хранится в музее Эрзурума.

9а.


Идём дальше по руинам. Рядом с Грузинской церковью раскопан Атешгях, дохристианский Храм Огня, построенный явно задолго до первых упоминаний Ани в 5 веке. От остальных построек его отличает даже кладка - вместо красного туфа здесь использован чёрный базальт. Он же попадается и в кладке цитадели, то есть видимо когда-то языческое святилище было обширнее, но в христианской столице его разобрали на стройматериал. Ну а сам Храм Огня не тронули, так как сразу по крещении армян в нём освятили часовню:

10.


Изначально Храм Огня выглядел примерно так, и в общем-то не сильно отличался от Атешгяха близ Баку, построенного там в 18 веке.

10а.


На позапрошлом кадре между кафедральным собором (см. прошлую часть) и цитаделью (к которой идём) привлекает взгляд ещё одно каменное здание, похожее на готового прыгнуть зверя.

11.


Ныне оно известно как Сельджукский караван-сарай, и видимо караван-сараем служило на закате древнего города. И хотя в стенах его хачкары...

11а.


...в деталях сооружение действительно имеет совершенно мусульманский вид:

12.


Марр установил, что это был всего лишь гавит церкви Сурб-Аракелоц, пристроенный в начале 13 века, под грузинским протекторатом.

13.


Многочисленные надписи на стенах относятся к 13-14 векам, но что интересно - в большинстве своём они светские. Да не просто светские, а откровенно экономические - такой-то выкуплен из долговой ямы, такой-то освобождён от уплаты налогов... Складывается ощущение, что это был какой-то раннесредневековый аналог биржи или банка, по обычаю той эпохи открытый при храме.

14.


И не здесь ли вызревала та самая "экономическая элита", что в любой стране будет удивлять коренных жителей богатством, но свою страну, не дрогнувши, продаст?

14а.


Когда-то явно тематически связанные постройки занимали целый квартал, но что-то большее, чем груды камней, остались лишь от этого гавита да от церкви Святых Апостолов (Сурб-Аракелоц), построенной в 11 веке князьями рода Пахлавуни - это потомки Камсараканов, из которых в Анийском царстве традиционно выбирали католикосов. И здесь можно вспомнить, что именно Аблгариб Пахлавуни в 1022 году ездил в Константинополь договариваться о принятии Ани в состав Византии, как только умрёт тогдашний царь Ованнес-Смбат:

15.


"При жизни" церковь Святых Апостоов выглядела так, и русский глаз даже не сразу догадается о подвохе. Здесь, правда, пятиглавие весьма условное - просто в углы крестообразного здания были встроены 4 часовни с собственными главками и отдельными входами. Сурб-Аракелоц - ровесник первых пятиглавых храмов Древней Руси, и сюда эту архитектуру принесло многократное эхо: первая в мире пятиглавая церковь была возведена в Константинополе - но по образцу (за исключением главок) ныне утраченного храма в соседнем Багаране.

15а.


Рядышком ещё какие-то руины - на викимапии указаны храмы Сурб-Арутюн, Сурб-Степанос и Сурб-Кристапор, причём вторые две стояли вплотную друг к другу. Их построил в 1040 году всё тот же Аблгариб Пахлавуни как памятник своей родне - у Христофора молились за его сестру Седу и брата Хамза, а у Стефана - за мать Шушан и отца Григора.

16.


Который в свою очередь воздвиг ещё в 10 веке на краю обрыва церковь Сурб-Григор:

17.


Это семейство армянских церквей я бы назвал "облегчённый зварнтоц" - два яруса вместо трёх и только один слой без спрятанного в круг "четырёхлистника". Многоапсидные "зварнтоцы-light" оказались куда более живучими, чем "полные версии", не так уж и редки по всей Армении живой и исторической, ну а анийская Сурб-Григор - пожалуй, самое хорошо сохранившееся здание древнего города.

17а.


И - самое ландшафтное: на краю обрыва, на фоне необозримых просторов, она напоминает космическую ракету, которая вот-вот взлетит:

18.


В прошлой части мы вглядывались в бездну каньона Ахуряна, в нынешней Турции известного как Арпачай, а по духу давно превратившегося в Армянский Ахерон на границе мира живых с миром мёртвых (для отдельно взятого народа). Сурб-Григор же, как и дворец Оненца, стоит на другой стороне мыса, над каньоном миниатюрной речки Алачай, при армянах бывшей речкой Ани:

19.


Сам же просторный, почти квадратный в сечении каньон армянам известен как Цахкадзор, а туркам как Бостанлар. Оба слова значат в общем-то одно - Цветущая долина, и под этим эвфемизмом скрывается гигантский некрополь, в годы расцвета Ани вырубавшийся прямо в скалах.

20.


Хоронили здесь, конечно, не знать, а скорее мецатунов и богатых горожан, но по этим склепам и подземным церквям можно было бы лазать хоть целый день и написать отдельный пост - многие из них поистине удивительны. Увы, спусков с городища в Цахкадзор мы так и не нашли, да и времени нам не хватило, поэтому вот несколько фотографий, которые я переснял в альбоме, валявшемся на первом этаже нашей карсской гостиницы.

21.


Так что продолжаем идти к цитадели. Мелкие тропки сквозь руины тут сходятся в магистральную тропу, у которой впечатляюще лежит Упавший минарет. Он остался от мечети Абуль-Муамрана, построенной, судя по всему, на закате Анийского эмирата - надпись на персидском языке, запрещающая торговать скотом перед мечетью, датирована 1198 годом. От самой мечети следа не осталось давно, а вот минарет много веков был высочайшим зданием Ани, одиноко торча посреди городища. Он рухнул в 1890 году - турки считают, что его взорвал некий армянский священник, а все остальные - что повалило землетрясение. На земле башня будто нарезана, как колбаса:

22.


Меж тем, "магистральная тропа" на самом деле была главной улицей Ани, соединявшей Львиные ворота и Цитадель. Под слоем пыли на ней спрятана тысячелетняя мостовая, а по бокам лежат руиных каменных домов:

23.


И можно попробовать вообразить себе людей, живших в этих домах. Как вы уже поняли, стольный Ани был многонациональным городом, где сосуществовали армяне, "грузины" (православные) и мусульмане. А вот католиков тут, можно сказать, и не было - ведь Великая Схизма случилась в 1054 году, когда "золотой век" Ани остался в прошлом. Ну а учитывая значение Ани для Шёлкового пути, можно предположить, что на его улицах нетрудно было повстречать и бухарца, и индуса...

24.


Своих храмов не строили тондракийцы - то ли секта, то ли субкультура, начинавшаяся в 830-е годы с маленьких коммун у подножья вулкана Тендюрек. Во что тондракийцы верили - теперь точно не известно: в одних источниках они представляются манихеями с диалектикой светлого духа и грязной плоти, в других местах - и вовсе какими-то квазибуддистами, которые отрицали загробную жизнь и бессмертие души. Но при всём то они считали себя истинными христианами и проповедовали возврат к катакомбам. Больше известно про социальный уклад тондракийцев: что они точно отрицали - так это все иерархии, сословия, обряды, частную собственность и даже семью. Начинавшиеся с сельских парней и девушек, уходивших за свободой, равенством и братством в глухие долины, тондракийцы напоминают мне этаких хиппи 10 века, и вполне может быть, что все разночтения здесь от того, что они просто не имели единых канонов и правил. В города, в том числе к дворянам и детям купцов, тондракийство начало просачиваться как раз в золотой век Ани, так что в здешних закоулках было место даже для неформалов, и кто знает, не располагался ли в одном из этих домов пропахший дымом гашиша тондракийский флэт...

25.


Не знаю, с тондракийством то было связано или с чем-то другим, но в мире своей эпохи город имени богини Анаиты славился эмансипацией. Здесь не были редкостью паронессы (бизнес-леди, если по-нашему), художницы или архитекторши, и даже "армянская Жанна д'Арк" Айцемник в 1126 году собрала целый отряд из женщин, умевших обращаться с оружием.

26.


Так вот жили анийцы. Торговали в лавках, возились в мастерских, а в каморках за ними - спали. Ходили на базары, в церкви и в бани. Холодели от ужаса, когда ишак, гружёный золотом, пробивал неприступную стену, и успокаивались, когда оказывалось, что под азан их дела делаются точно так же, как под колокольный звон. Портной из Двина, сельская красавица из Сюника, резчик по дереву из Карабаха находили приют у своих земляков и, если всё шло удачно, вскоре сами делались анийцами. Двинские поддерживали двинских, карсские - карсских, грузины - грузинов, и думается, все землячества в столице успели поделить её на кварталы и специализации. Самые амбициозные из анийцев тоже делались грузинами, проще говоря переходили в халкидонитство, веря, что всё будущее где-то там, на западе, в Константинополе и Смирне, а на востоке хорошего нет ничего, кроме хлопковой ваты. Так люди жили, любили, творили, плодились назло землетрясениям и войнам... а потом в Ани стало нечего ловить.

27.


Главная улица выводит к внушительному зданию литейной фабрики с высокой гранёной трубой. Ну, вернее фабрикой это здание было бы, если бы строилось в эпоху "промышленной революции" где-нибудь в Англии и Германии (см. например, Советск и Панемуне), а тут это, конечно же, мечеть:

28.


Официально известная как мечеть Манучихра ибн Шавура I - основателя анийской ветви курдов Шеддадидов, к тому времени уже правивших Двином и Гянджей. Официально сельджуки в 1072 году Анийский эмират ему продали, хотя сдаётся мне, на самом деле город купили пароны через подставное лицо. Впрочем, если бы происхождение мечети было однозначным - это был бы не Ани:

29.


Однозначно известно лишь то, что у мечети типично армянская архитектура, минарет изначально стоял отдельно, а основное здание ориентировано только на обрыв Ахуряна, от канонического направления на Мекку отклоняясь примерно на 20 градусов. Самая тривиальная версия гласит, что мечеть была построена в 12 веке, после того как грузины выгнали мусульман из Мечети Победы, которой со времён сельджукского завоевания в 1064 году был для них кафедральный собор. Туркам ближе гипотеза, что сельджуки её и воздвигли в первые годы господства над Ани, и тогда выходит, что это старейшая (как здание) мечеть чуть ли не во всей Турции. Армяне же и вовсе считают, что мечеть с огромными подвалами была перестроена из дворца, и конечно же, дворца самих Багратидов! Под монументальными сводами зала, раскрывающегося огромными окнами прямо в каньон, в это даже как-то верится:

30.


В 1906 году под сводами мечети открылся небольшой археологический музей: собрание находок и фотографий с раскопок Николая Марра, на глазах у изумлённой публики пополнявшееся каждый год. Около 600 экспонатов Марр успел в 1918 вывезти в Ереван, а остальное было уничтожено - ворвавшиеся в зал османские солдаты просто разбили здесь всё, что можно разбить: на полу мечети ещё несколько десятилетий валялась стеклянная крошка, а перед тем, как открыть Ани для публики, военные убрали валявшиеся в каньоне под мечетью обломки скульптур. Теперь, судя по поведению турецких туристов, это просто красивое здание, где можно сделать селфи. А вот на минарет не пускают - по легенде (ничем, слава богу, не подтверждённой) в первые годы открытия Ани с него бросился, не вынеся скорби по оскверённым святыням, один заезжий армянин...

30а.


Мечеть - последнее на нашему пути здание Внешной города, прикрытого гигантской стеной Смбата II в 980-х годах. Дальше начинается Внутренний город, стену которого построил царь Ашот III Милостивый, переехавший в Ани из Карса в 961 году. Ашотова стена - не чета Смбатовой: невысокая и маленькая, она включала всего 7 башен, в мирное время служивших часовнями, и единственные ворота около будущей мечети. Теперь от Ашотовой стены остались лишь фундаменты, которые мы даже не заметили среди фундаментов старых домов. Чуть приметнее стоявшая поодаль миниатюрная Ашотова базилика - первый кафедральный собор Ани 960-х годов:

31.


Ашотов город представлял собой классический посад - укреплённое подножье цитадели Миджнаберд (Внутренней крепости), куда и начали мы подниматься тропой между развалин:

32.


Миджнаберд - это замок Камсараканов, радикально перестроенный и укреплённый на рубеже 4-5 веков, когда надменный древний дом восстанавливался после репрессий, устроенных царём Аршаком II в рамках борьбы с олигархией. Как я понимаю, изначально Ани называлось селение вокруг Храма Огня, а у крепости было иное название - Хнамк: точно так же на Ефврате другой Ани у храмы Анаиты соседствовал с древним Кемахом. Святилище к моменту строительства этих стен было заброшено уже лет как сто, а потому в стенах видны его тёмные камни. Но с этим камнями в Хнамк перевезли и название Ани:

33.


Фрагменты странно тонких стен ещё висят над обрывами Арпачая и Алачая. Вход в цитадель находился у подножья - к нему подходил водопровод, работавший по принципу сообщающихся сосудов, и единственный годный для этих целей источник в 11 километрах от города был выше подножья, но ниже вершины Миджнаберда.

34.


На вершине же встречает беспорядочное месиво камней. На самом деле резиденция Багратидов была не в "доме Оненца" и не в мечети Манучихра, а именно здесь, в Миджнаберде, и теперь не ясно, построили они её с нуля или же использовали старый дворец Камсараканов. Вполне может быть, что и так, и этак: дворец состоял из двух половин, разделённых 60-метровым коридором.

35.


Северная половина дворца состояла из нескольких залов, устроенных наподобие базилик - скорее всего, она была церемониальная. Южная половина над огромной цистерной выходила скорее жилой. Когда именно рухнул дворец, точно не ясно, но судя по обугленным балкам - причиной тому было не землетрясение 1319 года и даже не запустение, наступившее с концом Закаридов в 1360 году, а очередная война, например нашествие Тамерлана. В обломках дворцах Марр нашёл множество украшений самого разного вида - статуэтки, кусочки лепнины, расписные доски, черепки с остатками фресок... При нём ещё стояла стена одного из залов, сброшенная землетрясением 1966 года в Алачай.

36.


Оно же разрушило Дворцовую церковь, но всё-таки - не до конца. Её стена теперь венчает городище:

37.


Возраст крошечной, явно "домовой" базилики не ясен, но она однозначно старше всего, мелькавшего на прошлых кадрах, кроме фундамента Храма Огня. По самым скромным версиям, её построили в 9 веке Багратиды, обживая бывшие владения Камсараканов. Но, конечно, интереснее думать, что она старше 1500 лет, очередной кандидат на звание старейшего христианского храма Земли - учёные усматривают её сходство с базиликами тех далёких веков в Анипемзе и Дигоре.

37а.


Когда-то церковь изобиловала барельефами, включая не по-древнему точные фигуры всадников. Но почти всё утрачено, а фотографии и зарисовки теперь можно увидеть на "Виртуальном Ани".

38.


Со стороны Ахуряна - довольно странная постройка с целым шлейфом осыпающихся к каньону руин:

39.


Это ещё одна церковь 11 века, разрушенная землетрясением в 1966 году. Не знаю точно почему, но известна она под романтичным названием Мавзолей Принцев:

39а.


Третья, Шестигранная церковь носит не менее романтичное прозвище Девичья башня и замыкает Миджнаберд с юга:

40.


Она тоже может быть "достоличным" наследием Камсараканов - похожей Шестиапсидной церкви в 40 километрах от Ани повезло стоять на другом берегу Ахуряна, и армяно-советские учёные датировали её рубежом 6-7 веков.

41.


Ну а впереди виден уже конец мыса, врезающегося в излучину Ахуряна, к которой с внутренней стороне подходит каньон Ани-реки. Как я понимаю, то была даже не цитадель, а природный донжон, последний рубеж обороны, оставлявший возможность то ли спуститься по веревочным лестницам к тайным челнам, то ли броситься вниз во избежание поругания. Такая легенда точно была, поскольку и армяне, и турки знали это место как Девичью крепость - Кусамроц или Кизкале соответственно. Девственность её не нарушил и Николай Марр - раскопок на мысу не проводилось. И Марра можно понять: кажущаяся очевидной тропа вдруг теряется в карнизах и обрывах, и от точки, с которой снят этот кадр, пробираться на мыс можно и пару часов.

42.


До обнаружения Храма Огня считалось, что именно там было святилище Ани (Анаиты), разрушенное Григорием Просветителем. А потому в начале 13 века Девичий замок увенчала ещё одна церковь Сурб-Григор, построенная по приказу лично князя Закарэ Закаряна.

43.


Рядом - огрызок стены. Ещё одна достопримечательность Кизкале - многочисленные русские и армянские надписи начала ХХ века на постройках и скалах: в те времена поход на эту скалу считался для туристов непременным ритуалом, а вот в наше время и до края цитадели-то дошли из всех сотен бродивших по Ани туристов только мы одни.

44.


Так что теперь развернёмся да оглянемся назад, на весь треугольник мёртвого города от Алачая до Арпачая. До стен Смбата от нас без малого 2 километра, и попробуйте представить эти здания среди океана плоских, подёрнутых бурьяном крыш:

45.


Всё знакомое. Пещерные склепы Цахкадзора, остатки второстепенных стен над Ани-рекой, "дворец Оненца" (на кадре выше), Гагикашен и городской храм Сурб-Григор, а за ним парные башни Карсских ворот:

46.


То ли караван-сарай, то ли банк и биржа храма Сурб-Аракелоц и Львиные ворота:

47.


Мечеть Манучихра на фоне Клетчатых ворот:

48.


Кафедральный собор с обломками высочайшего в армянском прошлом купола и готическими сводами внутри:

49.


Головокружительный каньон пограничного Ахуряна:

50.


Над ним - Половинная церковь Сурб-Аменапркич, едва виднеющийся за бугром скошенный купол грузинской "церкви Оненца", пилоны моста в Армению (всё это на кадре выше) и потайной монастырь Святых Дев (Кусананц) под обрывом. В Девичьем замке где-то до 18 века жили последние армянские селяне, а в Девичьем монастыре - последние монахи, ушедшие с русскими солдатами в 1828 году:

51.


Что-то интересное видно и в других направлениях. Вот например руины некой крепости, которую я даже не смог опознать. А принял её за крепость Магазберд, основанную в 6 веке теми же Камсараканами на подступах к Ани. Сама она, однако, куда как моложе - внутренняя стена построена в 12-13 веках (видимо, грузинами), а внешняя - и вовсе в 15-16 столетиях, на заре персо-турецких войн, и выглядит, как оказалось, совсем иначе. Ещё ниже по Ахуряну, у села с однозначным для русского уха названием Козлуджа, лежат руины монастыря Багнайр - "домашней" обители Пахлавуни, своеобразного "инкубатора" католикосов Армянского царства. Выше по Ахуряну неплохо сохранился Оромос - пристоличная обитель, с Ани соотносившаяся примерно как Печерская лавра с Киевом. Там хоронили не купчин каких-нибудь, а князей разных династий и даже самих Багратидов. Вход к роскошным резным церквям и мавзолеем (крупнейших из которых назывался не иначе как Дом Мощей) отмечала Триумфальная арка, а удалённость их друг от друга намекает, сколько всего когда-то стояло меж них. С Оромоса открывается и лучший вид на Ани, а вот самой обители из цитадели не увидеть. Нет туда и нормальной дороги, а местные жучки-помогайки поломали все указатели да стращают туристов минными полями за полшага от тропы. Дальше - ещё пяток церквей посреди Великого Ничто, которое и уберегло их от растаскивания на стройматериалы. За фотографиями всего этого могу отослать всё на тот же сайт, где с семейными фото на фоне палаток перемежается один из лучших путеводителей по Восточной Турции.

52.


По-хорошму, в Ани стоит приезжать дня на 3 - не спеша и возможно не за один раз обойти городище, спуститься к пещерам Цахкадзора, сходить или съездить хотя бы в Оромос. Но пока здесь толком негде даже переночевать (по крайней мере в несезон), а за стенами лишь утлая курдская деревенька Оджахлы с закрытым на зиму сувенирно-кафешечным рядом. По ней тоже стоит прогуляться, высматривая в кладке заборов и амбаров древний барельеф или хачкар:

53.


С другой стороны тревожно смотрят вышки и реет пара флагов-триколоров: по старой памяти границы Армении с Турцией и Ираном охраняют российские военные. Поэтому с той стороны границы пустота, мышь-полёвка не проскочит! Нет за рекой и столь логичной смотровой площадки, откуда  армяне могли бы взирать на руины своей святыни, смахивая скупую слезу: даже индивидуальный пропуск в зону ответственности двух армий получить почти невозможно. А в воображпемом идеальном мире, где народам нечего делить, тут и вовсе мог бы быть пункт пропуска и трансграничный музей-заповедник...

54.


Ещё интереснее мне, какие виды могли бы открываться через Ахурян, сложись история иначе - например если бы Великая Армения объединилась по итогам Первой Мировой в составе России и вывернулась из под неё, когда Гражданская война от Кракова до Владивостока бы всё же вспыхнула на фоне Великой Депрессии. На плоских террасах за рекой мне легко представить Нор-Ани, построенную по единому авангардному плану столицу, где соседствовали бы розовый туф и барельефы Александра Таманяна, "новая готика" Ованнеса Качазнуни, конструктивизм Ле Корбюзье и ара-деко ещё десятка не столь именитых архитекторов. Там были бы свои дворцы и церкви из бетона и стали, а вот мечеть построили бы только на окраине, да и то попозже лет на 50. По краям всё это обросло бы плотной блочной застройкой, как в тех же Турции или Греции, зато к Старому Ани, огромному музею под открытым небом, вели бы железобетонные мосты, арки которых висели бы высоко над темнотой каньона.

Ани опустошает. Уезжали отсюда мы с ощущением, что ничего более впечатляющего не найти во всём Закавказье и намерением поскорей возвращаться домой. Об этом - в следующей, заключительной части.

ЗАКАВКАЗЬЕ-2019. Азербайджан, Армения, Нагорный Карабах, Аджария, Турция.
Tags: "Зона заражения", Армения, Турция, дорожное, замки-крепости, природа
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Однако

    Поездка на Кавказ только завтра начнётся, а уже весело. Смотрю, осетино-ингушские страсти кипят похлеще армяно-азербайджанских. Так что если что…

  • И за Сибирь, и за Кавказ...

    По просьбам трудящихся, отвечу на регулярно задаваемые вопросы "Куда дальше поедешь?" и "О чём дальше будешь писать?". (фото из…

  • Дорога домой из Закавказья

    По наезженной дороге навстречу им шел пешеход. Время от времени он ложился и катился лежачим, а потом опять шел ногами. -Что ты, прокаженный,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 30 comments

Recent Posts from This Journal

  • Однако

    Поездка на Кавказ только завтра начнётся, а уже весело. Смотрю, осетино-ингушские страсти кипят похлеще армяно-азербайджанских. Так что если что…

  • И за Сибирь, и за Кавказ...

    По просьбам трудящихся, отвечу на регулярно задаваемые вопросы "Куда дальше поедешь?" и "О чём дальше будешь писать?". (фото из…

  • Дорога домой из Закавказья

    По наезженной дороге навстречу им шел пешеход. Время от времени он ложился и катился лежачим, а потом опять шел ногами. -Что ты, прокаженный,…