varandej (varandej) wrote,
varandej
varandej

Categories:

Грозный. Часть 1: просто Город



Как и многие дети Перестройки, я вырос под телевизором. Который, конечно же, всё моё детство вещал о Чечне. Дождливые руины городов, перепуганные молоденькие солдаты на зелёной броне, надменный усатый Дудаев, похожий на пирата чернобородый Шамиль - все эти образы были знакомы мне так же, как вид из родного окна. Однажды я спросил у взрослых, от чего там война, и взрослые ответили мне, что Чечня хочет отделиться от России. В политике в свои тогдашние 8-9 лет я смыслил мало, а вот географическую жилку уже имел, и по памяти представив цветную карту мира да мысленно нарисовав на ней ещё одну страну, я уточнил, как называется её столица. И услышав ответ, сперва не поверил ушам - разве может в жизни название быть таким говорящим?

Нынешний Грозный - в масштабах России небольшой (324 тыс. жителей) региональный центр. Но для Чечни он правда единственная и незаменимая столица. Чеченцы в районах, собираясь сюда, говорят просто "в Город", я бы сказал, городской уклад у вайнахов в принципе есть только здесь. В прошлых двух частях я рассказывал о самобытной культуре Чечни и её спорной современности, ну а в ближайших 4 постах расскажу про Грозный. И для начала попробуем абстрагироваться от мрачного прошлого и увидеть Город таким, какой он есть. В чём помогла мне "Неизвестная Россия" и её классический тур по Чечне.

Конечно же, город с таким названием не мог начинаться ни с чего, кроме крепости. Её заложил в 1817 году генерал Алексей Ермолов, очерчивая Сунженской укреплённой линией непокорный Кавказ. По-чеченски Грозный и ныне называется Сольжа-Кала, то есть Сунженская крепость. Крепостью и остаётся Город в глубине души, не убиваемой ни бурами нефтяных магнатов, ни вакуумными бомбами российской армии, ни ковшами экскаваторов кадыровской родни.
Ну а в крепость ведут ворота:

2.


Те, что на кадре выше - ещё советские, встречают у Бакинки (как тут по старой памяти называю трассу "Кавказ"), с юга обходящей город по касательной. Те, что на кадре ниже - очевидно новые, и ведут на восток: в Аргун, Гудермес, Шали и Чёрные горы Ичкерии. Рядом с этими воротами - и легендарная "Лента", единственный в Чечне сетевой супермаркет и единственное же место, где в утренние часы продают алкоголь.

3.


Гораздо интереснее эти ворота смотрятся снаружи - под левым пилоном там стоит надпись "Грозный", в буквах которой просматриваются фотографии Города разных эпох: дореволюционных домиков, обгорелых руин, нынешних небоскрёбов. Но увы, заснять ворота мне удавалось только изнутри - снаружи я видел их неизменно в сумерках. За воротами встречает Земшар с Полумесяцем на орбите, до недавнего времени опоясанный надписью "Грозный - центр мира", смысл которой так же многозначителен, как и название "Война и мир".

4.


Арки, стелы, глобусы - при желании, о грозненских воротах можно было бы собрать отдельный пост:

4а.


В центре крепости же возвышаются башни - из любой точки Грозного, да и за многие километры из окрестных степей просматривается "Грозный-Сити" из 5 высоток от 56 до 145 метров. Это уже в чистом виде региональный гонор - в 2007-11 годах, когда всё это строилось, более высокими зданиями в России могли похвастаться только Москва да Екатеринбург. С тех пор, правда, подтянулись ещё Питер, Владивосток, Ростов-на-Дону и Саратов, да и в общем как-то оказалось, что в наши дни не такое уж трудное дело соорудиться небоскрёб.

5.


Высочайшая башня "Олимп" в 2013 году успела сгореть и при восстановлении сменить имя на "Феникс", но нам куда интереснее 120-метровая башня бизнес-центра, краешек которой тут выглядывает правее. На её дверях давно уже стала своеобразной достопримечательностью вот эта табличка, а в фойе в тихом тёмном закутке расположена касса - за 100 рублей любой желающий может подняться на одну из высочайших смотровых площадок России. Неспешный лифт привозит на 28 этаж, а тяжёлая дверь выводит на лоджию, опоясывающую 3/4 здания - закрытый сектор обращён в сторону резиденции Рамзана Кадырова, которую категорически запрещено снимать. Туристов, однако, пускают ещё выше, на вертолётную площадку, где за покоем атамана следит рыжебородый кадыровец в штатском. Оттуда и полюбуемся городом по часовой стрелке - каждый следующий вид будет правее предыдущего.

5а.


Сначала посмотрим на юг - именно в этом направлении лучше всего видно, как Грозный устроен. Высокие башни пусть не обманывают - столица Чечни представляет собой целый океан приземистого частного сектора, а большая часть многоэтажек группируется вдоль тройки улиц, меняющих названия по разные стороны Сунжи. Слева - улица Асланбека Шерипова, сохранившая советское название в честь предводителя красных чеченцев. В середине, правее белого каре Чеченского университета (основанного в 1938 году как пединститут) протянулась тихая Санкт-Петербургская улица. На карту своего города Кадыров нанёс это название тогда же, когда на далёкой окраине Петербурга появился Кадыровский мост: прежде она называлась Интернациональной. Ну а справа - главная ось Грозного, и как при Советах этот проспект не мог не носить имя Ленина, так и в послевоенной Чечне он может называться только и никак иначе проспектом Ахмада-хаджи Кадырова:

6.


Вдоль этих трёх улиц в город и приходила война, и из районов вдоль них - все те жуткие кадры с ошарашенными людьми, горелыми танками и крошевом руин. Цветочный парк у подножья Сити разбит на месте нескольких не подлежавших восстановлению кварталов, но была бы здесь не Россия, если бы из развалин не подняли храм - одним из самых заметных (и вдобавок явно старейшим) среди зданий до мозга костей мусульманского города остаётся собор Михаила Архангела, начинавшейся как казацкая церковь в 1868 году.

7.


Дальше видны ещё одни ворота - Грозненский путепровод пересекающей проспект железной дороги. Одну его сторону отмечает надпись "Пусть восторжествует справедливость", другую - "Он ушёл непобеждённым". Кто "он", чеченцы и русские не сходятся во мнении: для одних это, конечно же, взорванный на стадионе ровно 17 лет назад Ахмат, а для других - командовавший Первой кампанией генерал Анатолий Романов, тоже взорванный прямо под этим мостом 6 октября 1995 года. За путепроводом раскинулось другое место из новостей - площадь Минутка, от довоенного вида которой не осталось, натурально, ничего. Долгое время это был просто гигантский пустырь с автокольцом, но теперь на нём строятся многоэтажки-"ворота" пугающе ближневосточного вида:

8.


Но переведи взгляд чуть вправо и влево - и будет лишь хаос крыш частных домиков, уходящий за горизонт. Левее проспекта из этих торчит торчит новодельная толстая башня - часть развлекательного комплекса на даже не различимом отсюда Чернореченском пруду, который чеченцы гордо зовут Грозненским морем. Башня явно строилась с расчётом на восприятие из Сити - только в эту сторону из Грозного виден Кавказ:

9.


По большей части скрытый Сунженским хребтом, образующим южную границу города. В балках этого хребта, на Новогрозненских промыслах, в 1910-20-х годах добывали нефть англичане из Royal Dutch Shell, а номерные посёлки-"участки" были примечательны Английскими домами, доломанными пару лет назад при восстановлении города. С 2019 года достопримечательность того района - "Лестница в небеса", смотровая площадка на Гребне, особенно зрелищная по ночам. Но я, увы, на неё не доехал.

10.


Теперь посмотрим перпендикулярно городской оси, вдоль Алханчуртской долины, меж двух Гребней уходящей к Кабарде. Этот вид в Грозном самый трагический - вон те бескрайние пустыри с одинокими трубами остались от крупнейшего, наряду с Омском и Уфой, нефтехимического комплекса во всём СССР. С середины ХХ века заводы работали на привозном сырье, и потому независимой Ичкерии нужнее были в качестве металлолома, а для российской армии превратились в такую же мишень, как и жилые дома. Но дома государство восстановило, а вот нефтегазовые компании в Чечню теперь и палкой не загнать - из всей грозненской индустрии восстановлена лишь небольшая ТЭЦ. Ближе видна железная дорога, по которой в 1893 году сюда и пришла индустриализация - вокзал и первая скважина в Грозном, на виднеющихся вдалеке белым пунктиром Старых промыслах, появились с разницей в несколько месяцев. До войны линия тянулась сквозь Грозный из Беслана в Гудермес, но теперь здесь тупик, причём - со стороны Гудермеса: от Моздока до Грозного поезд описывает форменную спираль. Вокзал 1890-х пережил войну, но пал жертвой боьбы за мир - вон те краны у правой границы кадра торчат на его месте. В 2017 та же участь постигла вокзал в Гудермесе, и как и там, скоро на его месте вырастет что-то большое и блестящее.

11.


Стройплощадка на переднем плане же символизирует Ахмат-Тауэр - жить во втором по высотности городе России Разману явно понравилось, поэтому с 2016 года напротив "Грозный-Сити" по проекту авторов дубайской "Бурдж-Халифа" строится небоскрёб наподобие вайнахских башен, в котором будет 102 этажа и 425 метров.

11а.


Прогресс строительства можно оценить невооружённым глазом - он нулевой. В отличие от внешне почти готового ТРЦ "Грозный-Плаза" с мостом-в-никуда над быстрой коричневой Сунжей:

12.


За которой город продолжается всё таким же одноэтажным. На полпути от центра до вокзала, в бывшей Грозненской станице Терского войска, примечательна мечеть Дени Арсанова, с перерывами на войну строившаяся в 1989-2014 годах. Проводниками ислама в Чечне считаются мятежные шейх Мансур и имам Шамиль, но как бы не больше тут сделали миролюбивые суфийские проповедники - Кунта Кишиев (адепт багдадского ордена Кадырия) и Дени Арсанов (адепт бухарской Накшбандии). Первый проповедовал в Кавказскую войну и в конце концов был арестован, второй был крупнейшим чеченским просветителем начала ХХ века, на горских съездах после революции представлял в одном лице интеллигенцию и духовенство, а убит был в 1918 году казаками, когда после серии стычек пытался помирить их с чеченцами. Добиться строительства мечети успел на старости лет сын проповедника Ильяс:

13.


Между тем, обозревая город, мы вновь вернулись на его ось, перспектива которой с этой стороны упирается в Терский хребет, ограничивающий Грозный с севера. Проспект Кадырова же, перепрыгнув Сунжу, превращается в ни много ни мало проспект Путина - вопреки стереотипам про "царя", пока в стране, слава богу, единственный.

14.


По левой стороне проспекта тянется сталинская застройка, с войны разве что подрастерявшая декор. Чуть ближе, в одном с ними ряду, стоял огромный серый Реском, с подачи журналистов более известный теперь как Дворец Дудаева. Напротив же пейзаж изменился изменился до неузнаваемости - там раскинулись огромные, переходящие друг в друга площади Кадыровых - Ахмата-хаджи и его родича Абубакра, погибшего ещё в 2001 году. Первую занимают богоугодные органы - ведь Ахмат был суфийским муфтием, когда-то объявлявшим России джихад, но объединившимся с ней против ваххабизма. За кадром остались муфтият и исламский университет, а здесь как на ладони "Сердце Чечни" - законченная в 2008 году мечеть с высочайшими в Росии (по 63 метра) минаретами. Площадь Абубакра Кадырова - огромное пешеходное пространство, на котором сверху видна карта Чечни с границами районов и красным пятнышком Грозного: мы - натурально в геометрическом центре республики. Дальше на одной линии стоят Чеченский драмтеатр имени Ханпаши Нурадилова в советском здании (1977), Национальный музей (2012) с куполом меж 4 башен и острый обелиск Мемориала Славы имени Кадырова (2009-11), по совместительству выполняющего роль и памятника Великой Отечественной:

15.


Санкт-Петербургскую улицу за Сунжей продолжает проспект Махмуда Эсамбаева (назван в честь чеченского танцора балета), тенистый "арбатик", на кадре выше уходящий между высоток за белым зданием Кабмина. Перед его фасадом просматривается памятник Борцам с терроризмом (2010) и типовая стела "Город воинской славы", а левее выглядывает мэрия - в основе, между прочим, уцелевшая с дореволюционных времён. Но виды на север испорчены соседними, причём более высокими башнями отеля "Грозный-Сити" (137м) и ЖК "Феникс" (145м). На последнем,  обратите внимание, тоже есть смотровая площадка, а с неё не только ничего не загораживает город, так ещё и впечатляют виды прямо сквозь циферблат. Однако туристов туда не пускают:

16.


Между башен просматривается пара университетов - мусульманский (на кадре выше с зелёными крышами) и нефтяной. Последний был основан в 1920 году, успел дать немало выдающихся кадров советской нефтянке (например, Виктора Муравленко, в честь которого есть город на Ямале), а до войны радовал глаз конструктивистскими корпусами. Восстановили его первоначально настолько уродливым, что кажется, даже Рамзану было на это противно смотреть - и вот буквально накануне поездки фасады здания были перестроены, а на месте невнятного тубуса на углу выросла вайнахская башня из стекла и бетона:

17.


Фасад ГГНТУ глядит на улицу Сайпуддина Лорсанова, ранее Красных Фронтовиков, переименованную в честь майора милиции, погибшего в бою с террористами в 2007 году. В неё за рестораном "Глобус" и мостом переходит улица Шерипова. Мост по старинке называют Трамвайным - хотя и он сам построен заново, и трамваев в Грозном с 1995 года нет. Лучше виден, впрочем, другой мост - на Запретном острове в сунженской старице раскинулся самый настоящий восточный дворец, и думаю, вы уже поняли, кто в нём обитает.

18.


Я, конечно же, нарушил запрет и сумел не попасться - и очень надеюсь, что после этих фоток мне не придётся с извинениями удалять эти посты:

19.


Вся эта роскошь появилась где-то на рубеже 2000-2010-х годов, и структурой своей - парк со множеством отдельных особняков, - совсем не удивляет после шахских дворцов в Тегеране: у Рамзана есть мать Аймани, жена Медни, 4 сына, 6 дочек и 2 приёмных детей, а те уже начинают обзаводиться семьями. За воротами с парой вайнахских башен высится дворец, здорово похожий на резиденции Назарбаева или Каримова, но более всего из чудес Запретного острова впечатляет мечеть по образцу Каабы:

20.


Их сфотографировать не так уж сложно - куда строже следят за расположенными чуть в стороне особняками:

21.


Выходящими уже за пределы Запретного острова. Саму резиденцию окружает "буферная зона" размером примерно 1х1,5 километра, хорошо заметная на яндекс-картах характерной "брешью" в сетке панорам. Считается, что на всей этой территории запрещены любые фото- и видеосъёмка, а сами улицы за несколько кварталов от резиденции впечатляют своей пустотой. Один раз, в совершенно ничего не предвещавшем месте у Дворца культуры, мне преградил дорогу вышедший из будки неподалёку бородач, а на вопрос "Там прохода нету?" лишь очень многозначительно покачал головой.

22.


На кадре выше хорошо просматривается мощный проспект Мухаммеда Али, до 2016 бывший улицей Кирова: Грозный среди городов России выделяется крайне специфической топонимикой в духе исламской глобализации. Однако именно на том проспекте стоит Русский театр имени Лермонтова, за которым высится Ахмат-Арена (2011) - главный чеченский стадион. К театру прилагается памятник Лермонтову (2012), но с тем же успехом театр мог бы называться Вахтанговским - Евгений Вахтангов из Владикавказа в 1904 году дебютировал как режиссёр именно на грозненских нефтепромыслах, в рабочем театральном кружке. Отдельное здание для театра в Грозном впервые построили в 1928 году, ещё через 10 лет сам театр был учреждён официально, а Лермонтовским стал в 1941 году. Тогда же, на заре театра, в нём работал Александр Гинзбург - малоизвестный драматург, ещё не ставший бардом Галичем. В 1990-х и русская труппа покинула Грозный, и здание было разрушено войной, так что в 2005 году театр под тем же названием фактически создавался с нуля. Русский он теперь по языку и репертуару, а коллектив - почти сплошь чеченцы:

23.


Напоследок - "выстрел" ультразумом над крышами дворца, почти строго на восток, где два Гребня сходятся к стрелке своих рек. На фоне холмов хорошо виден Аргун, город-спутник Грозного (39 тыс. жителей) с собственным Сити - на самом деле обычным кварталом многоэтажек, манхэтанном кажущимися лишь посреди сёл. Гораздо интереснее то, что ближе - отмеченная белым храмом Дмитрия Донского (2008) военная база Ханкала, преемница ермоловской Грозной крепости, обнесённый стенами и минными полями русский город посреди Чечни, основанный в 2000 году на месте советского аэродрома. 19 августа 2002 года под её стенами погибло 127 солдат из подбитого боевиками вертолёта Ми-26, с огромным перегрузом (на борту было 142 человека) экстренно севшего прямо на минное поле. Годом ранее над Ханкалой был сбит Ми-8, на борту которого были два генерала, а вот на саму базу боевиками не удавалось прорваться ни разу за все 9 лет КТО. По переписи 2002 года в Ханкале жило 6,5 тыс. человек, и среди них было лишь 24 чеченца.

24.


Полюбовавшись городом с высот, спустимся на его улицы. В основном Грозный примерно такой - его пейзаж довольно экзотичен для России, но досадно обычен после любой мусульманской страны от Узбекистана до Турции.

25.


И вопреки расхожему (в том числе среди самих чеченцев) мнению, что Грозный после войны построен с нуля, в этот пейзаж вплетено не так уж мало привычных советских зданий:

26.


Если в центре пятиэтажки убраны в ориентальные фантики, то ближе к окраинам они точно такие же, как в вашем районе:

27.


Да и грозненские дворы не слишком отличаются от дворов в любом другом российском городе. Ну, на детских площадках тут пестрее и шумнее - поскольку в чеченских семьях редко бывает меньше трёх детей. Ну, подъезды все хоть и снабжены кодовыми замками - а демонстративно открыты на распашку, а на их первых этажах стоят не пристёгнутыми коляски и велосипеды. Уклад жизни у чеченцев другой, в нём смешались исламская мораль, тейповый баланс и братство переживших войну, но на градостроительство всё это никак не влияет.

28.


Несколько холёных центральных улиц да пяток высоток - на самом деле, в Грозном нет ничего такого, чему мог бы завидовать среднестатистический областной центр. Просто его, как и Москву, редко фотографируют "с человеческим лицом".

29.


А по окраинам нет-нет да разверзнется пустырь на пару кварталов - вот у этого пересохшего фонтана есть брат в бывшем Ленинакане:

30.


Я категорически не понимаю, как у кого-то вообще поворачивает язык завидовать чеченцам. Да, в Грозном, Аргуне или Шали больше ярких красок и современных, хотя и безобразных по качеству (вспоминаем пожар на "Олимпе") материалов, но ведь и восстанавливали всё это из непригодных для жизни руин отнюдь не по стандартам 1960-х. Если условный Воронеж будет разрушен падением метеорита или случайной детонацией атомных бомб пролетавшего мимо "Белого Лебедя", лет за десять его точно так же отстроят просторным, сверкающим и цветным. Вот для примера - Невельск на Сахалине, вполне себе этнически-русский городок, разрушенный в 2007 землетрясением и восстановленный примерно в одно время с Грозным. Да, Невельск-Сити на суровом берегу, конечно, не отгрохали, но и живёт там 10 тысяч человек...

31.


Я не знаю, кто и когда прилепил к Грозному образ сказочного города, построенного русскими рабами на позорную ордынскую дань. За пределами холёного центра - те же пыльные улицы, вытоптанные газоны, хаос рекламы, тесные магазинчики типа сельпо. А главное - люди живут тут всё равно довольно бедно. При ордынском иге русские мастера ездили строить Сарай, теперь же чеченцы ездят на заработки по городам России.

32.


Тем более не стоит завидовать грозненцам, если вы варламит-урбанист. На центральных улицах, конечно, стоят симпатичные модные остановки - но подходят к ним в лучшем случае потрёпанные жизнью ПАЗики, а чаще и вовсе наджас-эль-газзаль (поганая газелятина, по-нашему говоря):

33.


Загородный транспорт в пределах Чечни за редким исключением работает по заполнению. "Газели" дешевле, но наполняются дольше, и скажем в Шатой на такой редко уедешь раньше полудня, а в Шарой они не ходят вообще. Но достаточно выйти с огороженного перрона на тротуары близлежащих улиц - и там найдутся столь знакомые по Средней Азии "коллективные такси" на 4 пассажиров. Всего в Грозном 4 автостанции - Северная, или Центральная (с междугородними автобусами), Южная, или Минутка (на фото), Западная (где-то на окраине)...

34.


...и Беркат, о котором стоит рассказать подробнее. Само это слово - арабское, и значит примерно Благодать. Беркат - это настоящая Сердце Чечни, грандиозный восточный базар, куда из города и сёл ведут буквально все дороги. В том числе - знакомая нам улица Лорсанова, отделяющая торжище от музея и театра.

35.


И это не тот самый рынок, на котором в песне Лизы Умаровой грустный гармонист играл на радость измождённым войной людям. Сердцем военного Грозного был Старый рынок, ныне застроенный почти без следа между проспектом Путина и мечетью Арсанова. А Беркат "в прошлые, прекрасные года" был заводом "Красный Молот", который начинался в 1896 году с мастерских купца Фаниева при нефтепромыслах. В 1914 году разросшееся предприятие было куплено всероссийской компанией "Молот", а при Советах стало флагманом нефтяного машиностроения страны. Его продукцию вроде скважинной арматуры покупали 34 страны, самой щедрой из которых была Саудовская Аравия. Для оборонки "Красный Молот" делал топливозаправщики, для населения - стиральные машины, а уж в своей отрасли по многим пунктам был уникален: так, только здесь в СССР производилось оборудование гидроразрыва пластов и добычи сланцевой нефти.

35а.


К концу советской эпохи на "Красном Молоте" работало более 5000 человек. После 1992 года ведущих специалистов и аксакалов производства всё чаще вызывал на ковёр Джохар Дудаев: в Ичкерии завод ремонтировал танки и БТРы и даже выпускал полукустарный чеченский пистолет-пулемёт "Борз" ("Волк") по образцу армянского К6-92, так же экстренно созданного ереванскими инженерами для войны в Карабахе. Тестировал образцы лично Дудаев (всё ж таки советский генерал!) на заднем дворе Рескома, но качеством раз за разом оставался недоволен - трудовая элита "Красного Молота" была представлена людьми советской закалки, хоть русскими, хоть чеченцами, которые, конечно, с властным Дуки не спорили, однако саботировали его военпром как могли. Завод это, увы, не спасло - в обе войны его площадку бомбили прицельно, а после люди долго разбирали лом.

36а.


К середине нулевых старые цеха затянула торговля, но в современной Чечне "Беркат" столь известен и привычен, что кажется, будто был он здесь всегда. В пределах завода рынку давно стало тесно - ныне он занимает территорию примерно 700 на 400 метров, из которых лишь чуть больше половины приходится на каре корпусов "Красного Молота".

36.


В первую очередь Беркат - рынок конечно же вещевой, и даже точнее - одёжный. Одежда самых модных брендов, вернее её копии с местных развалов - в Чечне часть стиля жизни. Но в общем на Беркате можно найти что угодно - от исламских магазинов до программистов-подёнщиков:

37.


Продуктовые ряды осторожно щемятся по краям, и на самом бойком месте почему-то продают соления:

38.


Мы с Ольгой, уже после поездок с "Неизвестной Россией", искали здесь кукурузную халву на сувенир и куриную ногу для супа, но не нашли ни того, ни другого - чеченская халва была в каждой лавке, но только пшеничная, а курица даже нарезанная не продавалась иначе как в полном составе, да и судя по размеру, за курицу тут выдают небольшого страуса. Зато попались нам неимоверная дорогая, ибо "только что из Турции" чурчхела да целая лавка тортов из чак-чака:

39.


Базарные едаленки носят названия вроде "Самарканд" и не менее чеченских блюд в них популярны узбекские.

40.


И в общем, Беркат впечатляет масштабом да положением узла дорог, но колоритом - скорее разочаровывает. Здесь не стоит ждать ярких красок, как на базарах Средней Азии - обычный постсоветский Центральный рынок, только очень уж центральный и очень уж большой.

41.


По соседству с Беркатом - новенький дворец единоборств. Пожалуй, единственное, чему в Грозном правда может позавидовать любой город страны - это обилие новейших спортивных объектов. Которые по сути тоже часть программы "замирения Чечни".

42.


Куда больше впечатлил меня Шашлычный городок на перекрёстке неприметных улиц Прохоренко и Южной - вопреки названию, на северной окраине:

43.


Не знаю, как он возник, но на целый квартал тут вместо жилых домов стоят шашлычки из тенистых двориков и индивидуальных кабинок на компанию гостей. В одной из таких мы ужинали с "Неизвестной Россией", и "сочный, мощный" - вполне правдивые характеристики здешнего шашлыка.

44.


Чем ещё запомнился мне Грозный? Как ни странно - запахом, не слишком приятным, но отчётливо оседающим в памяти. Чем пах разрушенный Грозный - я лучше не буду говорить, а вот отстроенный Грозный пахнет строительной пылью и нефтью, за век разработок так пропитавшей здешнюю землю, что в 1990-х её добывали из колодцев в обычных дворах да перегоняли на кустарных заводиках. Нынешний город честно пытается быть человечным:

45.


Но здесь всё равно неуютно - пустые пространства, заборы и стены "секретных локаций", сельва частных домов, ни на год не прекращающих строиться, общая атмосфера то ли необжитости, то ли чужбины...

46.


Когда-то я писал про Степанакерт, что он куда больше похож на центры российских национальных автономий, чем на столицу непризнанной страны. О Грозном я бы сказал прямо противоположное - по духу это и впрямь столица маленького, может быть даже непризнанного, но безусловно постсоветского государства.

47.


Довершают такую картину портреты Отца, его цитаты да лозунги "Ахмат - сила!" в самых неожиданных местах:

48.


Отдельно стоит рассказать о ещё паре деталей грозненского пейзажа. Первая - это плакаты с различными аспектами вайнахской культуры, по большей части сосредоточенные вдоль городской оси.

49.


Сразу два - на проспекте Путина, дополненные рестораном национальной кухни "Жижиг-галнаш" по соседству:

50.


51.


Кинжал же прилагается к мемориалу Ахмата Кадырова. Обратите внимание на группу туристов - по воскресениям их по Грозному ходило много, по большей части из районов Чечни и соседних регионов.

52.


О том, какой ценой это далось, напоминают вот такие плакаты на проспектах Кадырова, Путина и Эсамбаева. Прошлое в теперешней Чечне не отрицают, и весь здешний официоз, что я видел (то есть - эти фото да зал музея) держат строгий нейтралитет. Разрушение города российской армией тут не пытаются ни забыть, ни оправдать, а вместо этого акцентируются на том, как быстро и красиво город был восстановлен.

53.


Да и как его замалчивать?
-Нам дом в войну четыре раза разрушали. Последний - в 2004-м. Тогда прилетела к нам ракета с вертолёта, пробила потолок и стены, но не взорвалась. Может, так и было задумано - военные вечером приехали её забирать, а я им говорю - нету, улетела куда-то, не знаю куда! А на самом деле как только ракета остыла - я её сразу в машину положил, поехал куда надо и продал. А в новостях тогда написали, что проведена операция по ликвидации террористов. - рассказывал мне местный житель, ни коим образом не террорист. Но его случай хотя бы курьёзный, а куда чаще подобные случаи были трагическими.

54.


В следующей части - про город, которого нет.

54а.


ЗЕМЛЯ ВАЙНАХОВ-2021
Обзор поездки и оглавлление серии.
Вайнахский мир. История и культура.
Чечня
Реалии современности.
Грозный. Общий колорит.
Грозный. История и что от неё осталось.
Грозный. Проспект Кадырова и проспект Путина.
Грозный. ПромыслА.
Окрестности Грозного. Шали, Аргун, Чечен-Аул.
Чеченские скансены. Хой и Герменчук.
Ведено и Ичкерия.
Кезеной-Ам.
Урус-Мартан и Шатой.
Аргунское ущелье.
Шарой и Химой.
Шелковской район. Парабоч и Старогладовская.
Серноводск и Сунжа (Ингушетия). Спорный район двух республик.
Ингушетия
Общий колорит, а также Малгобек и Галашки.
Магас и окрестности.
Назрань и окрестности.
Горная Ингушетия. Таргимская котловина.
Горная Ингушетия. Эгикал и Эрзи.
Горная Ингушетия. Армхи и поход на Столовую гору.
Северная Осетия - Алания (не вайнахи!)
Моздок.
Беслан.
Tags: "Вечность пахнет нефтью", "Зона заражения", "Молох", Кавказ, дорожное
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 95 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Recent Posts from This Journal