varandej (varandej) wrote,
varandej
varandej

Categories:

Магас и его основатели



Магас - самый молодой (1994) и маленький (13,6 тыс. жителей) региональный центр России. То же можно сказать и про его регион - учреждённую в 1992 году Республику Ингушетию, с той оговоркой, что самая маленькая она по площади (3,1 тыс. км - примерно как Новая Москва), а по населению (515 тыс. жителей) даже на Кавказе она крупнее Карачаево-Черкессии и Адыгеи. У населения того самая низкая доля русских (0,8%, да и то в 2010 году), самая высокая средняя продолжительность жизни (82 года) и стабильно последнее место в России по объёму экономики. Словом, маленькая Ингушетия очень непроста, и в прошлой части закончив станицами Терека рассказ о Чечне, ещё 6 постов я напишу о Стране Башен. Сегодня - не столько про Магас, откровенно разочаровывающий "Дубай районного масштаба", сколько о том, из чего он вырос.

Ингушетия не только маленькая, но и узкая, а потому в её панорамах почти всегда на заднем плане видны Осетия, Грузия или Чечня. Но мой заглавный кадр ингушский на 100%: вид с Бакинки (трассы "Кавказ") сквозь предместья Назрани на башни Магаса под трёхглавой горой Цей-Лом (3171м) - этим "вайнахским Олимпом". Роскошные снега высокогорий я видел в начале своего чечено-ингушского путешествия, а 10 дней спустя ходил по тем склонам в оголившейся бурой траве. Как и Кисловодск, Магас не оправдал для меня своего прозвища Город Солнца - спустились сюда мы на обратном пути, когда наползли серые тучи. Логистически ингушская столица остаётся дальним районом Назрани: своей автостанции в Магасе нет, и связь двух городов обеспечивают маршрутки по заполнению, которые в Назрани в середине дня могут наполняться и час, а из Магаса, понимая тщетность ожидания, и вовсе уходят пустыми. Меж центрами двух городов порядка 7 километров и полоса зелёных полей, за которыми Аланские ворота (2015) встречают у моста через Сунжу:

2.


Дальше - аляповатые новостройки:

3.


Среди которых особенно хороша вот эта: не знаю, почему Варламов не включил её в свой топ-100 самых уродливых зданий России, но я дал бы ей твёрдое 1-е место.

4.


Описав плавную дугу, назрановская дорога выпрямляется в проспект Идриса Зязикова. Но даже несмотря на здоровенную мечеть, в его пейзаже постсоветское не спутаешь с ближневосточным:

5.


На полдороги до мечети высится ингушская Бурдж-Халифа и Байтерек в одном лице - Башня Согласия (2012-14):

6.


Ради неё одной, пожалуй, и стоит заехать в Магас - идея этого странного небоскрёба гениальна! Снаружи, вплоть до мельчайших деталей вроде плитняковых карнизов кровли, это типичная вов - вайнахская боевая башня. Вот только старинные башни редко были выше 20 метров, а здесь 21 метр лишь ширина по подножью. Башня подавляюще огромна, особенно на краю полей: от земли до камня-"быка" ровно 100 метров, и на 85-метровой высоте смотровая площадка проходит сквозь машикуль:

6а.


По горскому обычаю, возвели башню за год, и ещё год доделывали внутри. За турникетами висит сертификат от Книги Гиннеса, что эта башня - высочайший в мире этнографический музей:

7а.


Если чеченцы соорудили у себя как минимум 3 этнодеревни (Хой, Герменчук, Донди-Юрт), то ингуши сымитировали ночной аул прямо в основании башни, тут всё же от канона отойдя - хозяева заходили в башню через второй этаж, а на первом держали пленников. Музей встречает "башней в башне" с тамгой в виде то ли креста на Голгофе, то ли человека с распростёртыми руками.

7.


Слева от вов - "плоскостной" дом с террасой, справа - жилая башня "гала":

8.


А в ней - камин со священной надочажной цепью "зы", значившей тоже, что в юрте потолочное окно, а в избе красный угол.

9.


Те же вещи лежат и в Донди-Юрте, и в Национальном музее Чечни, а пост о культуре вайнахов я делал по фотографиям из обеих республик.

10.


На стенах - войлочные ковры истинги (у чеченцев - истанги), на полу - медные кувшины для воды. Сам интерьер - из начала ХХ века, когда в суровый горский быт по пробитым ещё при Ермолове просекам начали проникать столы да кровати:

11.


Музыкальные инструменты - 3-струнный дичиг-пондар и смычковый чондарг:

12.


За башней - кузница:

13.


Туда глядит старый чабан в окружении кадок, жерновов и борон в виде досок с вбитыми снизу камнями, на которых при рыхлении поля обожали кататься горские дети. Слева же заметно первое отличие от Чечни - ингушская тамга в виде солнцеворота, в республики глядящая хоть с дверей и ворот, хоть с флага.

14.


Музей - лишь первый ярус, но подъём на башню впечатляет сам по себе: наверх ведут не лестницы, а пологие пандусы с картинами ингушских художников на стенах:

15.


Ближе к середине - ещё и зал "Природа". Путь наверх не изнуряет, но кажется бесконечным, и легко подумать, что тут этажей 40-50. На обратном пути мы насчитали 100 углов, то есть 25 ярусов. А учитывая, что ширина башни начинается от 21 метра - весь путь длиной километра 1,5-2. Чтобы не было скучно идти, пока расскажу кто такие ингуши - с фотографиями из другого музея в Назрани и с улиц городов и сёл.

16.


Чеченцы и ингуши - ближайшая родня: языки их не идентичны (в ингушском, например, есть звук "ф"), но взаимопонятные, а сходство материальной культуры вы и по кадрам вышле могли оценить. Когда два народа разделились - ответы варьируются меж двух разных "никогда": Советы отрицали глубокое обособление, нынешние ингуши отрицают, что единство когда-либо было. Средневековые горцы же в принципе не мыслили категорией народа, но в летописях Грузии наряду с дзурдзуками (чеченцами) фигурируют некие глигвы, схожие с ними, но всё-таки не они.

17.


Себя ингуши называют галгай, дословно "башенники", и в русских летописях калкане тоже мелькали как отдельный народ Кавказа. Но галгаи созвучны с гаргарами - крупнейшим из 26 племён Кавказской Албании, язык которого точно входил в нахскую группу, а ареал если не совпадал, то соприкасался с ингушским. Если у соседей национал-романтики считают Урарту чеченской империей, то их ингушские коллеги копают глубже - словом "галга" называли мудрецов ещё в Шумере. Наука же долгое время возводила род вайнахов к кобанской культуре, пока стройную теорию не поломали генетики: вайнахи - может и ученики кобанцев по культуре, но не прямая родня.

18.


"Золотой век" вайнахов пришёлся на 9-13 столетия, когда по степям Предкавказья привольно раскинулась Алания - крепкое христианское государство, древние правители которого атаковали римлян, отбивались от арабов и выдавали дочерей за грузинских и армянских царей. В 10 веке, с упадком Хазарии, прежде вассальная ей Алания превратилась в гегемона окрестных степей. Самих алан наука считает потомками скифов (точнее, сарматов) и предками осетин (по языку), но у всех народов Кавказа на этот счёт есть своё мнение. Ингуши - конечно же, не исключение: в Алании их предкам явно жилось лучше, чем когда-либо, они принимали христианство и вольно расселялись по плодородным равнинам, так разве же не следует из этого, что это и были аланы? Более того, аланы в ингушской трактовке - не кочевники, зацепившиеся за горы, а горцы, приручившие кочевников. Сами же они не приходили сюда ни откуда, а словно выросли прямо из гор: себя ингуши считают ещё и самыми чистокровными из кавказцев, а чеченцев - помесью славян и степняков. Словом, обособившись и получив отдельную республику, ингуши не стали сдерживать себя в построении идентичности: их прошлое - не прозаичная история, а качественное, очень красивое фэнтези, где взывали к Солнцу жрецы с деформированными головами и амазонки побеждали врагов.

19.


Для амазонок тут есть даже своё слово мехкари - "рождённая первой": якобы, старшие дочери из каждой семьи вместо замужества шли на военную службу в гарнизонах, конвоях или резервах. Гиды увлечённо рассказывают легенды о том, как горянки заменяли мужей во главе армий, девы выходили замуж лишь за тех, кто одолеет их в поединке, а красавица Абигув так посрамила кабардинского князя. Достоверно то, что в доисламские времена ингушские женщины носили короткие волосы. Ну а на головах воительниц с картин современных художников - не шлем, а курхарс, древний "фригийский колпак" в виде знака вопроса, серебряная бляшка на котором якобы была нужна, чтобы ослеплять врагов. Последних ингушек в курхарсах застали уже русские 18 веке, ну а теперь он стал одним из национальных символов:

19а.


Но Аланию вбили в грязь монголы, затем оттоптались ханы Золотой Орды, а напоследок Тамерлан запнул её в дальний угол истории. Плоскость осталась за тюрками, а все народы Алании, какой бы из них ни была главным, схоронились лишь в горных долинах, где не растёт хлеб. Прокормить себя ресурсами гор вайнахи не могли, и потому основой их хозяйства, как у поморов морские промыслы, стали набеги. Законы же в отсутствии государства заменил эздел - горский кодекс чести, у чеченцев известный как кьонахалла. В те трудные века у вайнахов сложилась система тейпов (кланов) и тукхумов (племён), и если многие ингуши считают 9 чеченских тукхумов отдельными народами, то чеченцы, напротив, называют Десятым тукхумом ингушей. У галгаев же не было племён, но в 16-17 веках сложились чёткие территориальные единицы - шахары: Аккий, Орстхой, Цори, Таргим, Хамхи, Чулхой, Фяппий (Мяцхель) и Джейрах. Первые два лежали на Фортанге и представляли собой обособившие части одноимённых чеченских тукхумов; последние два занимали ущелье Армхи - притока Терека, ну а остальные жили в бассейне Ассы, верховья которой считаются теперь колыбелью галгаев. Массовое переселение ингушей в 19 веке размыло границы шахаров, на смену которым пришли три яруса расселения: назрановцы (плоскость), галашкинцы (предгорья) и лоаморы - горцы, вобравшие все 9 шахаров. Не идентичны чеченским и полсотни ингушских тейпов - небольших и всегда связанных кровным родством. Теперь их называют "фамилии", или вернее - "основные фамилии": самую распространённую ингушскую фамилию Мальсагов носят все представители одноимённого тейпа, а вот крупнейшие тейпы Евлоевых и Оздоевых помимо "основных фамилий" включают ещё по полсотни дополнительных: условно говоря, Гондарбошевы - это тоже Зязиковы. Ну а родство ингуши чтут крепко, и стараются не забывать, где в горах стоит "своя" башня...

19б.


Пандусы Башни Согласия выводят к запертой этно-кафешке, за которой поднимаются уже не коридорами, а лоджиями. Впереди ещё 13 ярусов, но сужается башня весьма ощутимо - "горизонтального" пути осталось меньше половины:

20.


Спускаться с гор ингуши начали позже чеченцев, и в другие места - Тарскую котловину в верховьях Терека, что лежит теперь к востоку от Владикавказа. Может, пути двух народов разошлись тогда: чеченцы на просторах Плоскости встретили мусульман (кумыков и ногайцев), ингуши в тесной котловине - язычников (осетин и черкесов). Но внизу так же обильно росли хутора, сходившиеся к ярмарке в селении Ангушт, по которому, как и в случае с Чечен-Аулом у соседей, русские и прозвали местных горцев "ингуши". Номинально они вошли в состав России в 1774 году вместе с Малой Кабардой, но думается, далеко не все в горах тогда об этом знали. В 1784 году Военно-Грузинскую дорогу прикрыл от Ангушта новый город на Тереке - Владикавказ, ингушам известный как просто Буро, то есть Крепость. 22 августа 1810 года туда пожаловали представители самых влиятельных тейпов Таргимхой, Хамхой, Оздой, Эгий, Картой и Евлой да подписали Акт присяги Шести ингушских фамилий России. Если чеченцы быстро снискали славу самого непокорного народа в империи, то ингуши так и остались верны белому царю. Войска Северо-Кавказского имамата были сброшены ими с гор, а против русских ингуши за всё время подняли лишь несколько небольших мятежей - например, в 1858 году в Назрани из-за укрупнения хуторов.

20а.


Активная исламизация пришла сюда лишь на излёте Кавказской войны, и лидером её был Кунта-хаджи Кишиев из Ичкерии, суфийский проповедник-пацифист багдадского тариката (ордена) Кадырия. На Ингушетию он повлиял как бы не больше, чем на Чечню, где с 18 века прижился другой суфийский орден Накшбандия из Бухары: ныне Кадырия окормляет 65% чеченцев и 80% ингушей. К чеченцам ислам пришёл как военная идеология, а среди ингушей распространился неспеша - лишь в 1878 году в возрасте 117 лет последний жрец Эльмарз Хаутиев из села Шоан закопал свои реликвии под святилищем, вознёс богам прощальную молитву, и на 40 дней уйдя в пещеру, вновь вышел на свет мусульманином. В 139 лет он совершил хадж в Мекку, а в мир иной ушёл в 1923 году, прожив 157 лет: дольше в бывшем СССР жил разве что талыш Ширали Муслимов (см. Лерик), хотя во всех случаях истории таких долгожителей сомнительны. Разные пути проникновения ислама и сыграли ключевую роль в обособлении двух народов: чеченцы уже в 19 веке пошли по пути мусульманской глобализации, а ингуши сохранили больше самобытной архаики. В наши дни оба народа набожны, но чеченец стыдится языческого прошлого, а ингуш строит на нём свою идентичность.

20б.


Ну а Россия не оценила верности галгаев: в 19 веке земли Тарской котловины всё чаще отходили казакам. Когда в Гражданскую войну казаки стали опорой Белого Юга, ингуши во главе с заезжим грузином Серго Орджоникидзе и горцем Гапуром Ахриевым почти тотально поддержали большевиков. Казаков в 1920 году выселили за Терек, однако в долинах Кавказа было слишком тесно и без них. Горскую АССР упразднили в 1924 году, и если Чеченская АО сразу оказалась обособлена, то в верховьях Терека разобраться в новом делении мог лишь тот, кому не харам пол-литра. Здесь были созданы Северо-Осетинская и Ингушская автономные области, Сунженский казачий автономный округ и город всеРСФСРовского подчинения Владикавказ - центр 3 регионов. Казачий округ, при этом, с ним даже не соприкасался, а осетино-ингушская граница шла по Тереку, так что в городе органы двух автономий заседали на разных берегах. Ингушскую АО тогда возглавлял Идрис Зязиков, отстаивавший её автономность даже после снятия с должности в 1929 году. Но не случайно осетины считают, что Сталин был не столько Джугашвили, сколько Дзугаев: с приходом Кобы хрупкий баланс начал смещаться в их сторону. В 1932 году, со второй попытки (первую отразил Зязиков) Буро окончательно стал Дзауджикау - Владикавказ передали Северной Осетии. Ингушское начальство переехало в Грозный: в 1934 году на карте Союза появилась Чечено-Ингушская АССР. А 10 лет спустя и её отменили, согнав горцев в теплушки да увезя в Казахстан...

21а.


Горы Ингушетии тогда отошли Грузии, а предгорья и равнины - Северной Осетии. До 1944 года граница республик проходила буквально по окраинам Владикавказа, и когда в 1958 реабилитированные вайнахи возвращались домой, Тарская котловина с бывшим Ангуштом в возрождённую ЧИАССР уже не вернулась. Отчасти в счёт неё республика получила русские районы за Тереком, вот только заселили их чеченцы. Руководили "новой" ЧИАССР именно ингуши Ильс Алмазов, Курейш Оздоев и Хажбикар Боков, но даже в Грозном ингушей было лишь около 5% жителей. Расселяться по двойной республике и смешиваться с чеченцами они были явно не настроены, зато выходцы из Тарской котловины всеми способами старались снова поселиться там. На Северном Кавказе возник свой Карабах, над которым с обеих сторон звучали крики "НИКАКИХ __________ там НИКОГДА не было!". 16 января 1973 года в Грозном ингушская интеллигенция собрала 15-тысячный митинг, который милиция сумела разогнать лишь через три дня. В Пригородном районе неприязнь двух народов уже к концу 1970-х закипала насилием: 24-26 октября 1981 года Орджоникидзе (Владикавказ) был охвачен беспорядками, в которые переросли похороны убитого ингушем таксиста-осетина, а там и Перестройка началась... В 1989 году требование вернуть Ингушетии "Восточную часть Пригородного района" возглавило движение "Нийсхо" ("Справедливости"), а "на земле" тут и там осетинские милиционеры гибли от рук вооружённых ингушей. Усугубляло дело то, что Пригородный район в 1940-50-х заселили выходцы из Южной Осетии, которым на фоне рушащегося Союза было тоже некуда бежать. С осени 1992 года республики в обход законов как бы ещё живой РФ начали формировать вооружённые отряды, и вот 30 октября между двумя регионами вспыхнула самая настоящая война, масштабами сравнимая с Приднестровской. За несколько дней в Пригородном районе погибли и пропали без вести 868 человек, 698 из которых были ингуши. Ингушами же были почти все погибшие тогда дети, женщины и старики. Но как и в Карабахе, на одного убитого приходились десятки беженцев - Северную Осетию покинуло, бросив свои дома и пешком уйдя в соседний регион, не менее 30 тысяч ингушей. Думается, если бы речь шла о независимых странах, окраины Назрани напоминали бы Ноемберян, а Ангушт не отличался бы от Агдама. Однако над народами стояла империя, и её армия ценой двух дюжин убитых солдат смогла пресечь войну. Пресечь - да не погасить: ненависть между двумя народами вполне ощутима и ныне. Больше среди осетин, многие из которых считают ворами и террористами всех ингушей без исключения. Ингуши ездят во Владикавказ гулять и отовариваться, да и в самой Осетии их 4% жителей. Но маршрутка Джейрах-Назрань демонстративно проехала Осетию без остановок, а в путеводителях ингушских о Тарском пишут что в азербайджанских о Шуше:

21.


Сквозь все эти события прошла и судьба писателя Идриса Базоркина, чей роман "Из тьмы веков" уважающий себя галгаец знает почти наизусть. Несмотря на название, там описаны события начала ХХ века, и творивший в позднесоветскую эпоху Базоркин замышлял трилогию с томами о межвоенных временах и депортации. Вот только жил он тоже в Тарской котловине, и во время погромов был захвачен в заложники, а его рукописи погибли в разграбленном доме.

22а.


Мы взошли на башню. Наверху встречает зал под люстрой-коловратом:

22.


Ажурные ворота выводят на смотровую площадку, по стеклянному полу которой с непривычки очень страшно ступать. По идее это стекло держит до 4 тонн, но между граней башни я ходил по залу:

23.


В 1992 году ингуши стояли на пороге войны на два фронта: Чечня решила отделяться от России, а Ингушетия - от Чечни. Изначально - тоже в независимость, но только ингушам больше повезло с вожаком. Если генерал Джохар Дудаев видел войну лишь с высоты стратегического бомбардировщика, то генерал Руслан Аушев командовал в Афганистане мотострелковым батальоном. Распад СССР он встретил нардепом от Приморья, но с началом конфликта вернулся на родину и 10 ноября 1992 года возглавил её. Республика была создана на полгода раньше, но Аушев, получив её без столицы, экономики и чётких границ, провёл народ по лезвию над пламенем войны. Среди ингушей его авторитет и сейчас безграничен: если бы на то было одобрение Москвы, портреты Руслана Аушева висели бы здесь чаще, чем у соседей портреты Ахмада Кадырова. Даже в Беслане он был единственным, с кем террористы (в большинстве своём завербованные Шамилем Басаевым среди ингушей) пошли на диалог, отпустив 26 детей. Ингушетию к тому времени возглавлял Мурат Зязиков - с Путиным Аушев не поладил и ушёл в отставку в 2001 году, якобы потому, что чеченские боевики активно пользовались ингушским тылом. И может правда было оно так, но всё же Аушев мастерски лавировал на минном поле - без его твёрдой руки Горная Ингушетия за считанные годы превратилась в главный террориум Кавказа. В сентябре 2002 года из Грузии в Чечню промчался Руслан Гелаев, оставив на ингушских дорогах убитыми 12 солдат и 76 своих боевиков. В июне 2004 года новый набег возглавил лично Шамиль Басаев, убив 98 местных силовиков и случайных прохожих и уйдя без потерь с тысячей стволов из разграбленных складов: именно этим оружием считанные месяцы спустя делался теракт в Беслане. К середине нулевых Чеченская война была уже скорее Ингушской: Басаев был уничтожен в 2006 году в назранском предместье Экажево, а его преемник Доку Умаров - в 2013 в лесу близ Галашек. 2013-й год и стал поворотным: с самых красивых уголков Ингушетии сняли особый режим, и за считанные годы террориста в тех горах сменил турист.

24.


Власти же, помучившись с аморфной Назранью, в 1994 году начали строить новую столицу региона, дав ей название в честь столицы древней Алании - Магас. Вот таким он замышлялся в идеале:

24а.


А таким встретил свой четветьвековой юбилей:

25.


Планировка города предельно проста - с севера на юг тянется проспект Идриса Зязикова (на кадре выше - слева направо), который пересекает главная ось от Башни Согласия через правительственный квартал.

25а.


Напротив башни Президентский дворец (1994-98) - первое законченное здание Магаса.

26.


Глядящее фасадом на площадь Алании между симметричных Парламента и Правительства, сдача которых в 2000 году и сделала Магас столицей. Архитектура их, как заметил nordprod, занимает промежуточное положение между позднесоветским брутализмом и второсортным туркостроем.

27.


По окрестным полям размечены, вместе с уже построенными, 27 микрорайонов. Два последних по счёту примыкают к башне между Сунжей и проспектом Зязикова, 10-й стоит чуть в стороне за назранской дорогой, а первые 9 - основная часть Магаса. По площади он, возможно, самый маленький город России - 2,1х1,7 километра. Проспект Зязикова с юга упирается в мечеть "Сердце Кавказа", которая явно не будет тягаться с Шали и Махачкалой за звание крупнейшей в Европе. Смысл её в другом: лесополка вдали - это граница Северной Осетии. Дальше виден Лесистый хребет, скрывающий Тарскую котловину, ну а на горизонте вместо мглы могли бы стоять кручи Большого Кавказа.

28.


Граница враждующих регионов проходит буквально под заборами строек Магаса, но где-то в тени башни отворачивает от Сунжи, и вот - уже вполне ингушские поля. За развязками Бакинки растеклась одноэтажная Назрань, а на стыке двух городов - пара самых высоких домов республики:

29.


Правее по Бакинке видны Девять башен Мемориала Славы, который я оставлю на следующую часть.

30.


Замыкаем круг. С севера от башни - вычурный фасад Дома торжеств и за Аллеей спортивной славы корпуса Ингушского университета (2015), в сентябре 1994 года открытого в казармах военного аэродрома станицы Орджоникидзевской. Левее шпиля и похожей на траншею Сунжи можно различить Аланские ворота, а вдали до гребня Сунженского хребта раскинулось Экажево - огромное село (19 тыс. жителей), заречное предместье Назрани, где  сложил голову (вернее, упустил её на пару километров) главный злодей Чеченских войн.

31.


Теперь спустимся с башни да пройдёмся улицам Города Солнца. Сквер у подножья, продолжающий площадь Алании, называется Дадаковской площадью - по древнему аланскому городу Дадаков, что основали в 1239 году уцелевшие жители разрушенного Магаса. Увы, ненадолго - в 1279 году и его сравнял с землёй Менгу-Тимур. Что интересно, нынешний Магас пока ещё не догнал по размеру своего предтечу - население "того" Магаса оценивается в 15-20 тыс. человек. Где стоял он - точно не ясно: ингуши считают Магасом одно из близлежащих городищ, а карачаевцы - три храма Нижнего Архыза.

32.


Обратите внимание, что большинство зданий Магаса построены уже в 2010-х. В нынешнем виде этот город создал не строгий Аушев, а Беслан Цечоев - местный Колоритный Мэр, в 2015-19 годах пытавшийся сделать так, чтобы честный варламит при слове "Магас" не убегал из-за стола, как дамы Собакевича при слове "лягушка".

33.


Но - велодорожка и велопаркинг пусты, фонтанчик высох, электронная библиотека не работает, так что сдаётся мне, что и раздельный сбор мусора тут делается так же.

34.


В высокотехнологичный бак для утилизации ламп народ кидает что попало:

35.


А вот зонтики на пешеходных переходах - хороши:

36.


Вторая достопримечательность после Башни - автобусные остановки:

37.


В них есть электронные библиотеки, розетки для подзарядки гаджетов, кофейные автоматы, вай-фай и даже специальный планшет для жалоб мэру - говорят, Цечоев лично перезванивал в течение получаса. Теперь не работает ничего, кроме самого важного - кондиционеров, охлаждающих помещение летом и подогревающих зимой. Остановки выполняют роль автовокзала - внутригородского транспорта в Магасе нет (хотя Цечоев трамвай сделать грозился!), а маршрутку до Назрани в них ждать куда приятнее.

38.


На домах - помпезные таблички:

38а.


Ими исчерпывает весь лоск вне проспекта Зязикова:

39.


Прошлый и следующий кадры сняты по краям 4-го микрорайона, представляющего собой Правительственный квартал:

40.


Больше впечатляет 5-й микрорайон - Ново-Назрановская крепость МВД и ФСБ. В ней, кстати, есть домовая церковь Иоанна Кронштадтского, так что назвать Магас единственным региональным центром без православного храма не выйдет:

41.


Южнее (со стороны мечети) лежат 7-й и 8-й микрорайоны, сквозь которые проходит Аллея "Матери России" (2014):

42.


С севера, ближе к выезду на Назрань - 1-й и 2-й микрорайоны вдоль улицы Хрущёва. Она тоже представляет собой бульвар, или вернее - три бульвара. Рядом с ИнГУ - Аллея Спортинвной Славы, где о спорте напоминает разве что самый ЗОЖный в мире фуд-корт, который никто и никогда не видел открытым:

43.


За арками у проспекта Зязикова её сменяет Аллея Ахмата Кадырова с самым маленьким в региональных центрах России памятником Победы - не удивлюсь, если открывшимся в 2004 году:

44.


Третья Аллея Республики и вовсе вылетает в поля - такое я прежде видел в китайском Фуюане, на который Магас просто неожиданно похож архитектурой...

45.


...но по общей атмосфере - абсолютный антипод. Там на улицах кипит жизнь, а здесь... если у вас возник вопрос "А люди-то где?", то я сам не могу вам на него ответить. Пасмурным днём Город Солнца зловеще тих и пуст:

46.


Даже не в каждом дворе услышишь детские крики:

47.


Состояние дворов скачет от вполне кавказского до почти европейского:

48.


А подъезды за хлипкими дверями нараспашку уютны и чисты:

48а.


Хоть и видно, что старались ингуши, а из Магаса хочется сбежать. Чем, кажется, и занимаются местные, когда не ходят на работу в 4-й микрорайон - в городе нет ни одного парка, ни одного кинотеатра, ни одного торгового центра (хотя заброшенное здание характерного вида есть!), и даже кафешек всего пара штук. Мечеть - и та только строится! Так что остановки с кондиционерами - ещё и место, куда можно сходить. Не так давно, впрочем, тут не было даже школ и поликлиник. Всерьёз развиваться Магас начал только в 2010-е годы, и вспоминая Астану, которая обрела человеческое лицо за несколько лет моего с ней знакомства, я всё-таки не стал бы сходу ставить крест на этом "районном Дубае".

49.


В Ингушетии есть ощущение заграницы, но - не чужбины. Ингуши, по сравнению с чеченцами, кажутся более "нашими". Даже во внешности - одеваются они проще, а лица их чаще гладко выбриты, чем скрыты грозной бородой. Разговорившись с прохожим, иногда забываешь о том, что перед тобой Суламбек или Магомет, а не Сергей или Миша. Говорят, даже выпить или закурить тайком от соседей ингуш склонен больше, чем чеченец. Но вот рядом с тобой в третий раз за 15 тормозит машина, и водитель выходит поговорить с дорогим гостем и узнать, не нужна ли ему какая-то помощь. Когда же гость решает уехать на такси, таксист довозит его к месту и не берёт денег. Или наоборот - берёт раза в три больше адекватной цены, а ты понимаешь, что не оговорил цену заранее, потому что весь опыт прошлого дня приучил доверять. Свойскость ингушей обманчива, но в отличие от чеченцев, их инаковость какая-то неброская. С чужаком они держат дистанцию - но так, чтобы чужак этого не замечал.

50.


Между собой ингуши говорят обычно на своём языке, но на русский переходят без акцента. Они менее набожны, но более патриархальны: если в Грозном изредка случается увидеть девушку в джинсах, то в Назрани даже туристкам не рекомендуют в таком виде казать нос дальше туристического бусика или вокзала. Более того, в Ингушетии существует легальное многоженство, чем не может похвастаться даже Чечня - Аушев утвердил его в 1999-м, и хотя год спустя федеральные власти прикрыли лавочку, ещё долго ингуши удивляли всех остальных паспортом о двух печатях. Но как верно подметил в своё время один знакомый из Средней Азии, патриархальность тут первична, а ислам лишь хорошо на неё ложится. И современную медицину в Ингушетии дополняют не только исламские клиники с хиджамой (кровопусканием) и лечебным чтением Корана, но и знахари да колдуны глухих сёл и окраин.

51.


А пышность кирпичных домов пусть не вводит в заблуждение, ради которого их вообще-то и строят: Ингушетия очень бедна, и происхождение этих хором ровно то же, что в Западной Украине или Закавказье - в основном народ тут ездит на заработки. Кто-то - водителем автобуса или охранником в "Магнит", кто-то - инженером на месторождения. А кто-то, может быть, коллектором или даже бандитом: в таких областях ингуши здорово мимикрируют под чеченцев. За домом присматривать остаются женщины, которых тут видишь многократно чаще, чем мужчин:

52.


Не мне судить, кто из вайнахов храбрее, но вот кто хитрее - у меня есть ответ. Не думаю, что ингуши сильно любят Россию, но их подход - "нельзя всё ломать, надо на чём-то и сидеть". Они получили всё, что получили чеченцы: шариат и законы гор тут актуальнее российских законов, русские уехали и вряд ли вернутся, бюджет держится на федеральных дотациях, из которых строятся (причём не из руин, а с нуля!) сказочные города, большие мечети, национальные монументы да отели в горах. Но всё это - без ужасов войны, без бородатых опричников и поборов в мутные фонды, без ненависти и зависти всей остальной страны. Галгаи научились не влезать в новости и мимикрировать под своих громких соседей: ингушами на поверку могут оказаться и чеченская мафия (как на Дальнем Востоке), и чеченские террористы (как в Беслане), а пик русских погромов и убийств тут и вовсе пришёлся на "тучные годы". Но тот, кто при виде Грозного пускается в монолог про "позорную дань" с конвульсивными выкриками "им Аллах подаёт!", при виде Магаса максимум покритикуют урбанину. Не говоря уж о том, что хитрая Ингушетия на два порядка больше, чем гордая Чечня, сумела сохранить культурное наследие...

53.


В следующей части осмотрим Назрань.

ЗЕМЛЯ ВАЙНАХОВ-2021
Обзор поездки и оглавлление серии.
Вайнахский мир. История и культура.
Чечня
Реалии современности.
Грозный. Общий колорит.
Грозный. История и что от неё осталось.
Грозный. Проспект Кадырова и проспект Путина.
Грозный. ПромыслА.
Окрестности Грозного. Шали, Аргун, Чечен-Аул.
Чеченские скансены. Хой и Герменчук.
Ведено и Ичкерия.
Кезеной-Ам.
Аргунское ущелье.
Шарой и Химой.
Урус-Мартан и Серноводск.
Шелковской район. Парабоч и Старогладовская.
Ингушетия
Магас и ингушская идентичность.
Назрань и окрестности.
Сунжа, Малгобек, Галашки.
Горная Ингушетия. Таргимская котловина.
Горная Ингушетия. Эгикал и Эрзи.
Горная Ингушетия. Армхи и поход на Столовую гору.
Северная Осетия - Алания (не вайнахи!)
Моздок.
Беслан.
Tags: Кавказ, дорожное, злободневное
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 56 comments